статьи
  Статьи :: Монархия и империя
  
  Российское государство: возвращение к Традиции
07.01.2004


Мы можем испытывать надежду на восстановление традиционных форм власти государственности в России, рассчитывая только на очаги и «острова» Традиции, которые постепенно соединятся в сеть-архипелаг.

Российское государство: возвращение к Традиции


 (выступление на Рождественских слушаниях - 2004)


Проще всего объяснить упадок традиционных форм государственности как следствие упадка нравственности и порождающей нравственные нормы Традиции в современной жизни. Такое объяснение истинно, но очень опасно остановиться на нем, не проявив понимания того, в чем выражается Традиция в государственном строительстве и того, каким образом она могла бы проявиться в современной конструкции государства.


Кроме того, имеется еще одна существенная причина разложения государственности, которая автоматически следует за упадком Традиции. Эта причина связана с достаточно «свежей» исторической тенденцией – с разгосударствлением мира под влиянием либеральной идеологии. Нынешняя концепция глобализации – всего лишь иная интерпретация прежних либеральных идей о «конце истории», «золотом миллиарде» и «столкновении цивилизаций». В рамках этой концепции государство считается уходящей сущностью, поскольку стирание границ между народами кажется либералам естественным и гуманным. Вместе с тем, выгода от неуклонной деградации национальных суверенитетов распределяется далеко неравномерно в грядущем «мировом государстве». В нем уже наметились иные границы, которые имеют не только пространственное, но и национальное выражение.


Например, даже в Москве складывается национальная дифференциация, угнетающая коренное населения вместе с его культурой. В столице России уже образовалось русская беднота, а власть и материальный достаток делят этнократические кланы, выстроенные в своеобразный интернационал. При внешнем благополучии, здесь можно найти только острова русской Традиции, где людям есть что терять и защищать.


Значительно хуже обстановка в провинции, в русской глубинке. Мы долго жили иллюзией, что провинция сохраняет Традицию, и отсюда пойдет восстановление русской Традиции. Но последние выборы особенно ярко показали, что провинция дальше от Традиции, чем крупные города. Именно здесь наибольшее количество голосов получили силы, противостоящие Традиции, (партии старой и новой бюрократии и партия национал-популизма) и меньше всего - народно-патриотический союз «Родина». Провинция, прежде всего сельская, демонстрирует деградацию традиционного русского самосознания и даже подавленность элементарных инстинктов выживания.


Мы можем испытывать надежду на восстановление традиционных форм власти государственности в России, рассчитывая только на очаги и «острова» Традиции, которые постепенно соединятся в сеть-архипелаг и смогут сначала сковать антитрадиционные силы, а потом укротить их. Тогда Россия в современном мире превратится в континент Традиции и получит решающий импульс национально-государственного развития.


 


Параметры русской идеологии возрождения


Идеология кажется религиозному сознанию отвлечением от истинного мировоззрения. Это так, если идеология пытается заместить религию, встать над религией. Если же идеология знает свое место, подчиняется абсолютным истинам, признавая свои истины частными, она может превратиться в средство возвращения нашего грешного мира на путь Традиции и спасения.


Русская вселенскость и православная соборность подготавливается русской самобытностью, в которой вечные ценности отражены в частных, национальных. Обустраивая в опоре на эти ценности ядро русской цивилизации, мы можем разворачивать и собственный политический проект как образец возрождения Традиции.


При этом Традиция не должна истолковываться исключительно как культурное явление – только как хранитель заветов умерших цивилизаций. Традиционализм – это внутреннее направление мировоззренческого служения Традиции. В политическом «срезе» мировоззрения возникает национальная форма консерватизма внешняя форма мировоззрения. Разрыв двух указанных мировоззренческих компонент – традиционализма и консерватизма - превращает их в вырожденные и враждебные России (в лучшем случае бесполезные) явления: утрата внешней составляющей превращает традиционализм в сектантство и гностицизм; утрата внутренней составляющей сводит консерватизм к одной из форм либерализма.


Православные прекрасно знают, что ценности современной либеральной демократии (кстати, полностью адаптированной и в социалистические идеологии) идут вразрез с нашей традицией. Напротив, идея Царства, православной монархии, идея симфонии Церкви и Государства более всего отражены в христианском мировоззрении. В этом смысле Традиция в современной России может проявляться только как реакция – системно выстроенный ответ на революционные мутации социума. Как пишет современный философ Виталий Аверьянов, «христианство в его историческом происхождении – абсолютная реакция». Действительно, истинная традиция противостоит не только социальной революции, но и социальному модернизму, который неизбежно приводит к мутации общества и утрате им традиционных ценностей.


Реакция противостоит не только модернизму, но и постмодернистской смуте. Постмодернизм - это «перманентная революция» маргинальных групп, легитимированных в качестве «деидеологизированных идеологий». В своей маргинальности они оказываются равнозначными и равноприемлемыми, как бы ни корежился в них смысл исходных понятий, какие бы игры с языком в них ни предпринимались.


Русские никогда не могли отвечать идеям «социализма», а попытки заставить русских быть социалистами приводили к уродованию жизни и непременному восстановлению того, что заложено в истории русской цивилизации – но в мутированной, болезненной форме. То же касается русского «либерализма» - превращенной формы русского народничества в сочетании с прямой изменой собственной национальной традиции. Приобщение к либерализму (также и в его «консервативной» интерпретации, все более популярной в последнее время) означает отвращение от русскости, а значит – и от православия.


Чтобы иметь перспективу установления в России традиционной государственности – пусть не впрямую монархии, но строя, основанного на монархических принципах – следует понять паразитическую сущность как либерализма, так и социализма, возвышающихся только за счет низложения традиционных форм жизни и подрыва государственного могущества. Консервативная идеология противопоставляет этим разлагающим концепциям свои социальные доктрины: религиозный традиционализм, империализм и великодержавный национализм. В ней отражены ценности православной ортодоксии, надсословной монархии, национально-государственного единства (унитаризма), родовой солидарности и государствообрзующей роли русского народа. Это альтернатива современным тенденциям ослабления мощи государства и скреп политической нации, все более подрываемых частными и групповыми эгоизмами, индивидуалистической моралью, преимуществами национальных меньшинств, федералистскими концепциями, интернационализмом и глобализмом.


Сообразно современной ситуации вряд ли следует ожидать появления монархической или клерикальной партии. Зато соответствующие элементы мировоззрения вполне могут присутствовать у представителей партий с самыми причудливыми именами. Что же касается партий, принимающих консервативные ценности, то, вполне вероятно, в ближайшие годы могут появиться национально-консервативная (имперская) партия и национально-гражданская (социальная) партия. При множестве совпадающих позиций (православный традиционализм, русский национализм) первая из них будет условно «правой» - в большей мере ориентированной на органичную иерархию русского общества (национальную, административную, социальную), а вторая - условно «левой», нацеленной на сглаживание и умиротворение иерархических различий. Разумеется, здесь не может быть ничего общего с теми отношениями правых/левых, которые установились на Западе и о которых так мечтают многие российские политологи, пытающиеся подогнать русскую действительность под свои заблуждения.


Прослеживая будущие пути русской государственной традиции, мы можем позитивно относиться только к соединенных реакционной (контрреволюционной) сущностью двух консерватизмов - традиционалистского и модернистского.


 


Идея нации и идея Империи


Для русского интеллекта всегда было непросто объяснить и взвесить сочетание самобытности и вселенскости русского народа, а для государственных мужей – уберечь страну от уклонений либо от вселенского, либо от родного. Проблемы мировоззрения всегда вращались вокруг неоднозначной идеи «народа» и «народности». Между тем, идея народа всегда и всюду является заведомо незрелой, покуда он воспринимается как этнографический субстрат, оформленный государством. Зрелое содержание идеи народа состоит в представлении о родовой солидарности и священной родовой истории, которая может быть сохранена от разрывов только под сенью Церкви – в общине «народа Божиего», где народ вызревает в нацию - сверхродовое единство в культе и культуре.


Русский национализм имеет следствием русское национальное государство, но не замкнутое в себе и враждебное другим народам, а открытое имперскому строительству. В русской православной империи Россия обустраивается для русских, но не только для них. Имперский противовес узкоэтническому национализму и вселенский противовес православной веры, смиряющий заносчивость элит, создают национал-имперский синтез, когда обустройство России для русских становится одновременно обустройством России и для других коренных народов.


Имперская константа в русской идеологии важна тем, что дает священству и церковному народу то поприще, на котором невозможно впасть в «протестантизацию» и утратить размах русской духовной миссии. Теократический характер идеи Империи содержательно наполняет Государство, обогащает его смыслами, восстанавливает центростремительные процессы, собирает Русь после очередной Смуты и дает силы для нового геополитического и мировоззренческого «вздоха» русской государственности.


В этом видении пути от либеральной демократии к русской Империи обозначается политический проект возрождения исторической России, отличный от прочих имперских проектов (прежде всего – от проекта «либеральной империи» США).


Имперский проект для России – это одновременно и возвращение к своей миссии, и шанс для человечества не допустить «конца истории», измельчания политики до ничтожных дрязг и мышиной возни частных эгоизмов. Православная Империя – это универсалистский проект, противостоящий глобализму, глобальной Антиимперии, нивелирующей все культурные различия и стирающей все традиции.


 


Идея воссоединения


Для условий современности самая напряженная идея русского бытия – идея воссоединения. Воссоединение территориальное – как политическая задача, воссоединение истории – как нравственная задача. Внутреннее воссоединение – как преодоление «титульного» федерализма, внешнее воссоединение – как возвращение в единое государство Российской Федерации, Белоруссии, Украины и Казахстана, а затем и других самостийных частей прежней русской Империи.


«Партия власти», проголосовавшая недавно против превращения идеи воссоединения в решающий фактор внешней политики России, уже дрогнула. Она готова поддаваться давлению носителей традиционных форм мировоззрения. Более молодое и энергичное крыло «Единой России» вполне в состоянии понять, что без воссоединения Россия не будет иметь никаких перспектив в геополитической и экономической конкуренции с другими мировыми державами. Это значит, что силы Традиции должны сделать ставку именно на эту идею, понятную всем и укорененную в мировоззрении большинства граждан России.


Воссоединение России в любых его формах – это путь из Смуты, возвращение исторически обусловленных рубежей русского мира, возрождение русской цивилизации как явления, определяющего судьбы человечества.


 


Таким образом, возвращение к традиционной государственности заложено в:


- идеологии реакции, противостоящей социальным экспериментам;


- вытеснении лево-правого конфликта плодотворной конкуренцией и консервативным синтезом традиционализма-реформизма;


- проекте православной Империи, выстроенной русской политической нацией,


- идее воссоединения исторической России, русского мира и воссоздания русской цивилизации во всем ее пространственном и духовном размахе.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100