статьи
  Статьи :: Московская тема
  
  Система выжила, а образование умерло
07.02.2005


У нас нет иного выбора, кроме всероссийской организации родителей и принуждения чиновников от образования либо к исходу из своих кабинетов, либо к принципиальному изменению отношения к своей работе.

Система выжила, а образование умерло
 


Реформы образования, истерзавшие страны, были попыткой скрыть главное: правящие круги стремились максимально снять с власти «бремя» социальных затрат, оплачиваемых из бюджета. Бесплатное образование рассматривалось и рассматривается как избыточный институт, противоречащий либеральной догме, согласно которой каждый должен выживать в силу своих способностей и в стихийно сложившихся условиях. Либеральный подход, доведенный догматиками до абсурда, привел их к убежденности, что будущее государство не должно тратиться на какие-либо социальные институты. Соответственно, образование должно быть платным, а уровень оплаты должен формироваться путем свободной рыночной игры.


Мертвящий дух либертарианства поразил российскую систему образования, но она выжила. Выжила в уродливых формах бюрократической инфраструктуры, в которой собственно образование обнаружить не удается. Образование, впрочем, все еще удается получить. Но не благодаря, а вопреки сложившейся системе.


Школьное обучение ничему не учит. В этом может убедиться любой родитель, проверив (хотя бы из любопытства) уровень усвоения самых элементарных истин из школьной программы – например, по окончании учебного года. Наверняка, по некоторым предметам определенная осведомленность будет проявлена, но по большинству – вряд ли. Можно с большой долей вероятности утверждать, что родительский контроль даст плачевные результаты: дети ничего или почти не получают от школы.


Разрушение школьного образования произошло за счет соединения негативных сторон советской и постсоветской школы. Учитель быстро научается жить по принципу: они делают вид, что нам платят – мы делаем вид, что учим детей. Из советской действительности современная российская школа взяла опыт мафиозной организации учительского сообщества, в котором профессия учителя становится связанной не с постоянным совершенствованием методов обучения и углубления учительских знаний по своему предмету и смежным дисциплинам, а с обретением способностей к психологической обработке учеников и их родителей. Организовавшись в клан, «опытные педагоги» превратили школу в подобие мест заключения, а свою работу – в беспрерывный шантаж. Пожалуй, только у молодых учителей еще остается та доля романтического отношения к профессии, которая позволяет любить свою профессию и милосердствовать к ученикам, которые не в меньшей мере страдают от разрушения основ нашей государственности, чем учителя.


Право на безобразное отношение к детям и уклонение от исполнения своего профессионального долга оправдывается и объясняется низким уровнем зарплаты. Тем не менее, если говорить о доходах учителей (особенно в крупных городах), то они вовсе не являются столь низким, как об этом принято говорить. За последнее десятилетие в школах повсеместно сложилась система поборов с родителей – прежде всего с тех, кто видит смысл в образовании и намерен контролировать уровень знаний, получаемый их детьми в школе. Таким родителям учителя стремятся доказать, что им с ребенком не повезло – не хватает способностей, усидчивости, добросовестности и пр. В общем, главный выход – дополнительные занятия с ребенком, которые, конечно же, не могут быть бесплатными (при такой-то зарплате!). Родитель, посетовав на испорченный убогими оценками дневник, попытавшись вести домашнее обучение, рано или поздно, должен будет согласиться либо на репетиторство, либо на то, что его дитятко вырастет неучем. Беда в том, что и репетиторство дает лишь иллюзию образования. Дитятко все равно будет неучем. Потому что у репетиторов невозможно пройти курс по всем предметам за весь курс средней школы. Скажем, вытянув математику, вы обязательно провалите литературу или еще какой-то предмет. Да и не станут репетиторы слишком уж напрягаться. Ведь результаты репетиторства чаще всего либо отдалены по времени, либо вообще трудно контролируемы. Ребенка и в этом случае можно будет выставить дебилом, подчеркивая всяческое сочувствие родителям.


Понятно, что не все родители могут и хотят пользоваться дополнительными услугами учителей, нашедших свой способ повышения благосостояния и сплотившихся в клан. Для отказавшихся от этих услуг система придумала еще один выход. Это так называемые экстернаты. Здесь либо вообще не нужно платить (и тогда можно школу не посещать), либо оплата очень умеренная и вполне официальная (и школу можно посещать лишь изредка). Никаких знаний ребенок не получит, но зато освободится от психологического прессинга, который давит его в школе каждый день. Неформальный сговор освобождает ребенка от обязанности учиться, учителя – от обязанности учить, а родителя – от обязанности контролировать эффективность процесса обучения. В аттестат пойдет удовлетворительная оценка, а голова выпускника средней школы останется свободной.


Конечно, не все родители могут удовлетвориться такими формами тотального необразования их детей. Они пытаются протестовать против поборов в школах и требовать восстановления нормальных условий для обучения. Для противостояния таким неуспокоенным родителям, избавленным от пиетета к учительскому статусу и ритуалов сочувствия к учительской бедности, очень помогли трагические событий 2004 года. Последствия террористических актов привели к тому, что директора школ начали запугивать родителей – до того, что те в иных случаях перестали пускать детей в школы, пока в них не будут установлены системы предупреждения от терактов и пока не появится вооруженная охрана. Инспирированная фобия породила целый букет заявлений, например руководства Московского департамента здравоохранения, о том, что школы будут теперь закрыты для посещения посторонними. (К последним отнесли, разумеется, и родителей.) А ученики теперь будут снабжены специальными магнитными карточками, которые будут фиксировать на центральном пункте управления школой даже перемещения из класса в класс. Прилежащая территория будет оборудована непроницаемым забором и средствами внешнего наблюдения. Охрана школ будет поручена ЧОПам. Все это – за счет родителей, которые, будто бы, проявили такую инициативу и мечтают раскошелиться ради безопасности своих детей.


Разумеется, все эти меры не имеют к борьбе с терроризмом ровным счетом никакого отношения. Это продолжение развития системы образования без образования. Образование заменяет тюремный режим. Система опирается на монополию государства предоставлять услуги образования и на бюрократическую «вертикаль», которая покрывает все безобразия снизу доверху. Попытка обратиться по какому-либо вопросу к вышестоящим инстанциям всегда закончится тем, что вопрос будет рассмотрен самой низшей инстанцией, где возможности шантажа инициативных родителей особенно высоки и всякая инициатива может быть подавлена методами директорского администрирования.


Дальнейшее развитие системы, лишившей несколько поколений выпускников средних школ даже элементарных знаний, ведет к полной коммерциализации образования. Руководство Министерства образования и науки РФ стоит именно на этой позиции: легализовать все, что делается нелегально. То есть, сделать коррупцию официально разрешенной. Это позиция, точно совпадающая с либеральным догматом: что естественно, то не стыдно. Естественным считаются все формы денежных отношений (включая воровство и мошенничество), бесстыдный грабеж и обман - естественными.


За коммерциализацией последует уже в значительной степени состоявшийся распад единого образовательного пространства и дальнейшее исчезновение образования как такового. Огромные массы детей будут входить во взрослую жизнь невежами (это уже факт сегодняшнего дня) и лишь для богатеев будут открыты частные школы, где им будут преподаваться дисциплины, далекие от российских традиций и предназначенные скорее для продолжения жизни где-нибудь за рубежом.


Поскольку массу детей при работающих родителях невозможно будет оставить на улице, для них пребывание в школе станет обязательным периодом неволи. Следствие – криминальные нравы, губящие последние возможности даже для тех, кто склонен учиться вопреки всему. Все это уже есть и стремительно расползается по образовательным учреждениям. Образцом для будущего образовательного учреждения станет нынешний детдом с надзирателями вместо воспитателей, с охраной у ворот и казарменной дедовщиной.


Нет никаких оснований считать, что либертарные чиновники, забившие все поры системы школьного образования, хоть пальцем пошевелят для того, чтобы остановить скатывание страны к тотальному невежеству. Вынудить их к адекватным действиям могут только родители. Бюрократической «вертикали» должна быть противопоставлена вертикаль самодеятельных объединений родителей, которые будут не только добиваться от учителей исполнения ими своих обязанностей, но и создавать сами такие центры обучения, где школьные порядки не будут профанироваться и превращаться в подобие психдиспансеров для криминальных элементов. Остановить вырождение учительского корпуса может только Всероссийский родительских комитет – «вертикаль» гражданской самоорганизации граждан, противостоящая интегрированной бюрократической монополии.


Вероятно, опорой для идеи Всероссийского родительского комитета может стать предпринимательское сословие (не олигархи, а именно предприниматели, ведущие дела в нашей стране, а не торгующие ее интересами). Предпринимателю ведь тоже «изготовляют» наследников, лишенных знаний и умения отвечать за свои поступки. Социальный деградант может появиться не только в семье рабочего или сельского труженика. Социальная деградация происходит повсеместно и начинается со школы. Это не может не страшить активную часть населения. Она должна сплотиться, спросить с Системы за «испорченный материал» - несколько поколений невольных неучей и моральных инфантилов, которым приходится взрослеть уже после окончания обучения в средней школе, а значит – на многие годы оставаться неконкурентоспособными в сравнении с теми, кто учился в школе еще в советские времена. Спрос с Ситемы – это сплошная аттестация школьных кадров и строгая контрольная аттестация их подопечных, которым присвоен аттестат зрелости.


Или мы сделаем это, или государственная власть - вместе с выродившимся образованием - будет добивать нас от поколения к поколению, пока не вгонит Россию в гроб. У нас нет иного выбора, кроме всероссийской организации родителей и принуждения чиновников от образования либо к исходу из своих кабинетов, либо к принципиальному изменению отношения к своей работе.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100