статьи
  Статьи :: Политическая мифология
  
  РУССКИЙ МИФ
07.04.2002


Кто хочет “жить по-нормальному”, “жить как все” – готовит свой род и свой народ к вымиранию. А миф готовит чудо, в котором “последние станут первыми”.

РУССКИЙ МИФ



Миф, притча, предание, сказ – это свидетельства жизни духа, сама жизнь духа, готовящая чудо и подвиг. Кто хочет “жить по-нормальному”, “жить как все” – готовит свой род и свой народ к вымиранию. А миф готовит чудо, в котором “последние станут первыми”.


Глубокий разрыв между обществом и властью заполнен сегодня разного рода политическими мифами, одни из которых способствуют восстановлению единства страны и национальной идентичности, другие – явно противодействуют этому. Ожидание Большого национального проекта стало для России последнего десятилетия ХХ века почти болезненным. Необходимо выделение из хаоса идей и образов именно те, с помощью которых может быть сформирован Большой политический миф, а вслед за ним и Большой национальный проект, является важной научной задачей.


Первый шаг на этом пути – замена в наших дискуссиях и мыслях расплывчатого и многозначного понятия “народ” на понятие “нация”. Народ — строительный материал для нации, годный только при определенных исторических условиях и определенных политических усилиях. Народ — держатель традиции, корней, мифологии; нация — держатель стратегии конкурентоспособного саморазвития. Отсюда и задача — не умиляться историческим арабескам, а использовать их в национальном строительстве. Исчезнувшая в ХХ веке Российская Империя, как писла Г.Федотов, “с каждым годом будет подниматься со дна царскосельских озер. В этот императорский Китеж будут жадно глядеться тысячи юношей, мечтающих о небывалой России”.


Второй шаг – отделение от расплывчатого и порой невнятного понятия “патриотизм” русского национализма, который доновременно должен быть воспринят как нечто противоположное племенному этницизму. Национализм – это стремление к национальной демократии и прочной государственности, этницизм – стремление к душегубству и крушению государства. Русский национализм органичен и спасителен для русских, он чужд иррациональной агрессивности. Его задачи — возрождение, оздоровление, демографический рост русского народа, превращение его в нацию. А это значит, прежде всего, — русский суверенитет, русская государственность, воссоединение русского народа, национальная чистоплотность.


Третий компонент национального мифа – проект Империи, противостоящий либеральному “федерализму” с его зависимостью русской России от инородческих регионов и глобальной космополитичной элиты и социалистическому проекту квазиимперии с ее растворением русского в нерусском, национального в административном (либо воссоздение СССР, либо евразийство). У русских есть место в будущем только как единственной нации, единственного демоса в собственном имперском пространстве, покрывшем своим влиянием малые народы приграничных провинций.


Путь в Империю, которая является для великой нации единственной достойной целью, лежит через краткий миг национальной диктатуры, открывающий дорогу в национальную демократию. В дальнейшем от национального государства Россия должна перейти к воссозданию и развитию собственного типа цивилизации, способного наилучшим образом решить современные проблемы: ресурсно-экологические, демографические, энергетические, технологические и культурные.


Четвертый важнейший компонент русского национального мифа строится на понимании того, что современный национализм — в первую очередь борьба за научно-техническое и промышленное лидерство, требующая жесткого технократического стиля принятия политических решений. Националистическая технократия лучших интеллектуальных слоев общества должна победить космополитическую бюрократию, которая удерживается у власти маргинальными слоями общества, криминальными силами и финансами Запада. Решающих успехов в новом тысячелетии можно добиться только политикой, планируемой и осуществляемой при решающей роли интеллектуалов и промышленников, чье мировоззрение не должно противоречить душестроительству, сакральному творчеству и одушевляющей нацию культуре. Поэтому национальная мифология займет в политике достойное место и как технология, и как концептуальный образ мира, и как прообраз государственной идеологии.


Национализм не может быть движением охлоса, движением политизированных старух и чернорабочих. У пролетария или бомжа нет Отечества, нет нации, нет национального мифа. Инженер, учитель, врач, ученый, армейский офицер, священник, философ-традиционалист, студент, рабочий высшей квалификации, менеджер-производственник — вот основная опора национального движения. Поэтому будущая структура общества — не профсоюзы, а сословные корпорации, верхи общества – не избранные под влиянием случайного настроения проходимцы, а подобранные элитные карды, выпестованные аристократией.


Оппозиция русского национализма режиму либерального западничества и советской реставрации представляет собой оппозицию сосуществующему с анархией бюрократическому механизму управления, разорительному для страны и бесперспективному для нации. Борьба против бюрократии за торжество духа и технократии — единственный путь спасения русской цивилизации.


Как писал Иван Ильин, “мы должны почувствовать, что в каждом из нас реально живет неиссякаемая, бесконечно крепкая сила русского инстинкта, русской чести и русской даровитости. Мы должны вспомнить чему научила вся наша история: в страдании трезветь и молиться; духовно богатеть, живя в крайней внешней скудости; побеждать отступая; брать врага изводом и измором; возрождаться из пепла на костях; быстро доводить возрожденную жизнь до расцвета. И эти основы мы должны закрепить непоколебимою верою в величие и силу русского духа, явленного в наших пророках и гениях. Вместе с Ломоносовым мы должны увидеть и убедиться по нашей истории, что “Россию сам Господь блюдет”; и вместе с Достоевским мы должны исповедовать, что, что “Россию спасет Господь, как спасал уже много раз”; но спасет именно нашим духом, нашею верою, нашими руками и, может быть, нашею кровью. И, веря в это и предвидя это, мы должны теперь же вместе с Суворовым сказать: “горжусь, что я – Русский””.


Русский национальный миф предполагает:


В политике: единство русской нации на всех исторических территориях, национальная реформация и национальная диктатура — формирование нации и национальная демократия. Россия для русских — для людей, живущих по-русски, а не для “русскоязычных россиян”.


В социальной психологии: стремление к историческому реваншу, милитаризация сознания и быта. Чужого не надо, но и своей земли не отдадим ни пяди. Мужчина — воин, чем бы он ни занимался. Все, кто унижал нас, получат по заслугам.


В общественной среде: корпоративное и орденское структурирование общества, национальный стиль.


В экономике: православная мотивация труда, технологический прорыв.


Общество накрепко связано со своими мифами. Рациональное познание политических явлений требует демифологизации, а превращение рациональных выводов в инструмент политики – обратного процесса, ремифологизации. Без мифологии не может жить никакой политический проект. Но только концептуальная глубина мифа обеспечивает его благотворное влияние на общество.


Наиболее непротиворечивым способом политические технологии увязываются с национальными архетипами лишь в консервативном мировоззрении, которое таким образом, оказывается наиболее перспективным для разработки основ государственного и национального бытия. Именно русский консерватизм способен дать политику веские аргументы в борьбе за власть, а русским и России – необозримую перспективу.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100