статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  КАВКАЗ НАД НЕДВИЖНОЙ РОССИЕЙ
11.05.2004


Спорят, куда и до какой степени ушла Россия с Кавказа. Ушла же она в демократию. Это одновременно и всеприсутствие, и всеотсутствие.

КАВКАЗ НАД НЕДВИЖНОЙ РОССИЕЙ


Внешняя и внутренняя политика России на Кавказе тесно связаны. Связаны за счет общей концепции, реализуемой правительством Касьянова-Фрадкова. Ее можно было бы назвать стратегией всеобщего хаотического отступления. В другой ситуации следовало бы сказать «измена» и применить соответствующие статьи уголовного кодекса. Но пока приходится давать другие определения, поскольку УК подконтролен тем же силам, что определяют у нас цели и средства внутренней и внешней политики.


Изучение стратегии Кремля на Кавказе очень поучительно для пытливого ума. Действительно, стресненные к дате Победы, события в Аджарии и Чечне, как представляется, о многом скажут (или уже сказали) даже не очень пристальному наблюдателю современной политической драмы.


Что касается аджарского сценария, то тут, если не говорить «измена», можно дать оценку другим термином: «тунеядство». Российская дипломатия, начиная еще с советских времен, совершенно недвижна. Только раньше это была мрачная недвижность фасада мощнейшей державы, устрашавшей военным могуществом и железобетонным «нет». Теперь дипломатическая миссия России замерла после торопливой суеты Шеварднадзевской и Козыревской сдачи всех и вся. Особенно после назначения Черномырдина послом на Украину стало ясно, что дипломатия у нас сродни анекдотическому пожарнику, которому надо сдавать экзамены на продолжительность сна. Дипломат либерально-российской выделки сдает другие экзамены: не сказать ничего вообще или хотя бы ничего против страны пребывания. Чаще всего этот экзамен сдается за банкетными столами, которыми так славны российские бездельники, направленные во внешнеполитическое ведомство.


Самая большая загадка Путина состояла в том, что от него все ждали действий. А разгадка состоит в том, что никаких действий не будет. Совершая путч в Аджарии, М.Саакашвили понял, что Россия не двинется, пальцем не пошевелит в защиту своего союзника и даже поленится шевельнуть языком. Более того, высшие должностные лица (вроде вечно попадающего впросак председателя Совета Федерации) постараются проговорить то, что услышат от отъявленных врагов собственной страны. У российского чиновничества и политического класса не только дреманное око щедринского прокурора имеется, но  и дреманное ухо. У недреманного сидит вся сволочь мира и толкует в него пакости о России. Наши же повторяют через слово.


На этот раз Саакашвили вызвал в России целый хор голосов о единой и неделимой Грузии. Про свое государство так не говорят, не хотят так страстно его укрепления, как говорят и хотят мощи Грузии. Уж дошли до того, что грузины стали говорить: ну вы сделайте хоть что-нибудь! Если так мечтаете о нашем единстве – сделайте! Не сделают. Им сил на Грузию не хватит. Поэтому о России можно и не заикаться – Россию они могут только дальше разваливать, но никак не воссоединять. Не то что Грузию вернуть! Они и Татарию отдать готовы – лишь бы омертвелым телом не пошевелить.


Кавказский сценарий всякого рода переворотов очень по душе правящим либералам – этим политическим мертвякам, распространяющим миазматические клубы трупных испарений. Они просто очарованы «революцией роз», в которой угадываются события августа-декабря 1991, когда на закланье предателям была отдана Россия, а по улицам ходили непуганые толпы идиотов, славящих грядущую демократию. Теперь не ходят. Потому что пуганые. А страна недвижна, потому что остались идиотами. Пуганные идиоты не вернут державной мощи, а будут только ныть и требовать социального обеспечения, умиляясь каждой лужковской копейке и не замечая шаловливых номенклатурных рук страшного мэра, шарящих по карманам.


Демократия любит перевороты. Если не свои, так хоть чужие. Либерал, глядящий в сторону Кавказа, млеет от удовольствия, наблюдая за толпами экзальтантов, беснующихся в Батуми. Он вспоминает молодость и жаждет если не пройтись в этой орущей массе, то хоть увидеть ее. Лучше – под своими окнами. И, скорее всего, успеет увидеть. Потому что российской власти тоже по душе «революция роз» - переворот, проведенный под прикрытием столпотворения идиотов. Кавказский идиотизм – всего лишь жалкий слепок идиотизма российского.


Россия, распавшись на куски, выставила на продажу с молотка все свое имущество. Грабеж был и остается делом, прославляемым как предпринимательство. Запускание рук в карманы населения называют реформами и социально ориентированным рынков. Вторжение иноземцев – вступлением в мир «цивилизованных стран» и иностранными инвестициями. На Кавказе все скромнее. «Революция роз» в Аджарии выставила на продажу только имущество ограбленного Аслана Абашидзе – его машины, собак, мебель. Кто ближе в России, радикальнее торгует своим и чужим. В Чечне много лет идут торги местной и чужой нефтью, растащенным имуществом, жизнями единородцев и инородцев. Грузия учится и скоро займется тем же – забытым промыслом, о котором памятливые знают по войне в Абхазии. Саакашвили снова тянет туда же. Лужи крови высохли и впитались в сухумский песок. Пора подновить пейзаж руинами и удобрить пляжи новыми потоками крови. Россия ждет от Грузии именно этого. В Кремле облизывают сохнущие губы и мечтают о телебоевике в прямом эфире. Наскучались.


Для российской власти нет никакой разницы между путчем и демократией. Демократия вырастает из путча, путч готовится демократией. Поэтому наша судьба – скучать между путчами, морщась от зевотных демократических процедур, которые мы сами себе призвали и взвалили на шею. После путчей 1991 и 1993, после фальшивой конституции 1993 и фальшивых выборов 1996 мы все больше скучаем. Взрывы в Чечне и в Москве оживляют серый пейзаж и создают ощущение жизни. Как только телеэкраны заполняют картины разодранных взрывами трупов, значит демократия существует. Демократия в действии – это трупы.


Нет, Россия уже даже говорить устала о национальных интересах и национальной безопасности. Это еще скучнее, чем демократия. При демократии хоть взрывают что-то, проводят путчи и ходят демонстрациями. А от национальных интересов нет никакой пользы, никакого развлечения для обывателя и никакого удовольствия для чиновника. Нам подавай «революцию роз» - либо в каком-нибудь регионе, чтобы президент туда поехал на танке или со спецназом, либо уж прямо в центре столицы.


Хорошо еще, что им скучно. Что будет, когда станет весело…


Недвижность России и суета на Кавказе – прямые симптомы войны. В Грозном порвали в тряпки Кадырова. И засуетились, забегали. Даже в глаза Путина заглядывают, чтобы понять, будет ли он что-то на этот раз делать. Быстро поняли: не будет. И принялись сами делить власть. Значит скоро будут еще трупы. И в Чечне, и в Москве. Демократия ждет. Россия недвижна в тени Кавказа. Уж сама Москва стала кавказской столицей.


Абашидзе не может нравиться демократу. Он патриарх, отец своих детей. Ему не нравится ни пассивность, ни пролитие крови. Он подвижен, но не суетлив. Он мог воевать, но не захотел. Чертил на бумаге сектора обстрела своих самоходок и пулеметов. Но в последний момент пожалел детей своих – тех, кого благотворительствовал все последние годы, кого спасал от демократии. Он не захотел трупов, как не хотел гибели своей страны и своей семьи последний российский император. За это императора поносят до сих пор демократы всех мастей – вплоть до подлеца Жириновского. И Абашидзе также будут ненавидеть. Как ненавидят монархию тунеядцы и изменники, радетели и ставленники демократии.


Саакашвили россиянам милее. Он такой улыбчивый и говорливый. Все скажет, чтоб уж ни о чем не думать. И Кадыров был такой. Тот – больше похож на американца, на какого-нибудь конгрессмена с белозубой улыбкой, на которую взглянешь и поймешь: ничего человеку не надо, кроме ушей, в которые он будет вливать потоки мутных идей и всякие глупости. Кадыров  и сынок его другие – больше похожие на среднерусских крестьян с носами-картошками и наглыми голубыми глазами. Но милый их вид без кавказской картавости и визгливых горских интонаций дураку-россиянину не был бы так дорог. Вот и Путин попал под гипноз этого горского гонора и решил, что имеет дело с чудесно мужественными людьми. Действительно, без картавости герой не герой. Он в кинематографический стандарт не вписывается. Поэтому демократия ждет картавых героев и приклеенными улыбками. И пусть даже морда русская – лишь бы не было ни единой русской мысли, а по возможности и вовсе никакой мысли.


Российская власть соучаствует перевороту. Потому что видит в Аджарии применимый для себя сценарий. Как затеплятся ростки национального самосознания в русском народе, так ему тут же впаяют какой-нибудь переворот.


Спорят, куда и до какой степени ушла Россия с Кавказа. Ушла же она в демократию. Это одновременно и всеприсутствие, и всеотсутствие. Присутствие взглядом, ищущим каких-нибудь кровавых новостей, отсутствие – физическое исчезновение. Ничего физического у России на Кавказе нет. Какие-то ошметки войск, которым либо надо чахнуть от безделья на границе Грузии с Абхазией (просто потому что кому-то лень дать приказ о выводе и шевелить мозгом, чтобы обеспечить процесс) или заниматься имитацией борьбы с бандитами, которые толпами ходят по Грозному, а искать их почему-то надо в труднодоступных горных ущельях.


Россия ушла совсем, оставив Грузии свободу демократического паскудства, а Чечне – свободу бандитского беспредела. В последнем случае для умиротворения недовольных русских достаточно дополнить риторику Дудаева заверениями в верности Путину. Получился стиль Кадырова. Тот же бандит в папахе, но только свой, кремлевский сукин сын. Оттого и жалко его, что уж больно свойский был демократ.


Конечно, грузинам и чеченцам невдомек, что в России от прежней страны осталось одно название. Они это чувствуют, но наверняка еще не знают. Потому все время оглядываются на Кремль. А может уже и поняли все и только для виду крутят головой, прикидываясь, что ждут от разложившихся российских властей каких-то телодвижений. В то время, когда у российской власти гадюки тело отгрызли по самую шею. Оттого она только страшно вращать глазами может. Или же взирать этими глазами на развлекательные события: гибель России и других государств и становление на их месте, на почве, удобренной трупами, так желанной демократии.


Вот чего точно не понимают грузины и чечены, так это страшной своей судьбы, которая придет, раз уж России не будет. Какая там единая и неделимая Грузия! Это же будет новый родоплеменной строй! Он в Чечне уже построен в основном. В Грузии осталось завести его в центр Тбилиси и в Батуми. И будет полное демократическое счастье – как в России. Сдохнут все!


Так может плюнуть на эту демократию? Ведь и Кавказу не вечно нависать над Россией. Рухнет ведь, если Россия уберет подпорки. Тут ведь никто не собирается сгнивший государствостроительный крепеж менять. Рухнет Кавказ и расшибется в мелкие дребезги. И Грузию выворотит своими глубокими земными корнями. Перелетит она кубарем через Большой Кавказский хребет и шмякнется в районе ЦАО (есть в демократической территории такая вотчина). И тоже будет не просто больно, а смертельно больно. И обидно. Как и русским, потерявшим Россию и мучающимся от гадской власти, сжирающей остатки великой родины



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100