статьи
  Статьи :: Россия и мир
  
  Думское начало
15.04.2004


Плотность населения в Москве увеличивается. Отсюда возникают замыслы, которые уже открыто обнародовал главный архитектор Москвы: надо пол-Москвы снести и построить на этом месте совсем другую Москву.

Думское начало.


Об экономических санкциях и о многом другом


(интервью)


Вы разрабатываете законопроект на тему экономических санкций к другим государствам. В последние время мы видели много примеров, как одни страны оказывают давление на другие для решения каких-то своих проблем. У нас же об этом идет много споров в средствах массовой информации. Как вы видите эту проблему?


Во-первых, нельзя отрывать экономические санкции от политических, а политические санкции могут быть как более мягкие, в сравнении с экономическими санкциями, так и более жесткими. Например, отзыв посла – это достаточно мягкая санкция, а объявление войны – достаточно жесткая. Но это политические действия.


Причина, по которой возникло желание создать такой закон, связано с положением наших соотечественников в Латвии, где русских людей живет около 40%, и русские дети сейчас организовали движение за то, чтобы им позволили обучаться на русском языке в латышских школах. Когда в комитете по делам СНГ обсуждался вопрос о том, что в Латвии пытаются принять решение о переводе обучения в старших классах на латышский язык, мы рассматривали проект экономических санкций к Латвии.


Причем, было достаточно подробное юридическое обоснование, и никто вроде бы не возражал против этого законопроекта. Хотя, на мой взгляд, это был достаточно куцый законопроект и не вполне понятно было, как он будет реализован. Поэтому я высказал некоторые сомнения в том, что проект будет эффективен и предположил, что надо создать такой рамочный законопроект, который определял бы действие правительства в разных ситуациях. Ну, в том числе, не только правительства, но и действие парламента в том случае, если иные государства ущемляют национальные интересы России, в том числе и те интересы, которые связаны с нашими соотечественниками.


Потом прошло довольно интересное мероприятие, круглый стол по обсуждению этого закона, где внезапно появилось несколько десятков экспертов, которые говорили, что санкции вообще не нужны. Принесли письмо из Министерства иностранных дел, где заместитель министра Митрофанова объявила, что санкции вредны и ни в коем случае их нельзя применять, потому что они ударят по тем же самым соотечественникам.


В общем, круглый стол был специально организован для того, чтобы продемонстрировать, что некая научная общественность выступает против санкций вообще. Я довольно резко там выступал, мне дали не больше трех минут и заткнули рот. Все продолжили потом милое общение, что надо жить со всеми дружно и ни с кем не ссориться. Но с нами-то ссорятся, значит, мы должны как-то уметь ответить и уметь защитить себя.


Началась работа по изучению зарубежного законодательства, законодательства других стран, международной практики применения санкций, хотя, многое из того, что мы собираемся изучить на документальном уровне, общеизвестно, и наиболее яркие события в истории связаны с действиями США. Россия на себе чувствует некоторые санкции, вроде старинной поправки Джексона-Веника. Поправка продолжает действовать в качестве эдакого элемента торговли: вы чего-нибудь в нашу пользу сделайте, а мы вам снимем санкции по этой поправке. Мы собираемся подробную записку сделать.


Пояснительная записка к законопроекту, это обычно страничка – две довольно маловразумительного и очень формального текста. Мы же готовим законопроект очень обстоятельно. Это будет не одна-две странички, это будет двести страниц, может быть, пятьсот страниц, где будет проанализирована и юридическая техника. Например, при экономических санкциях, страдает отечественный производитель, который связан с поставками в иную страну определенных товаров. Скажем, одной из санкций может быть отказ от поставок энергоносителей.


Это, значит, какие-то фирмы пострадают. Не только топливные фирмы или энергопроизводящие, но и те, кто пользуется их услугами. Или, может быть, вообще полный разрыв экономических взаимоотношений: экономическая блокада – одна из форм санкций. Не только те, кто живет в стране, по отношению к которой производят санкции, но и в стране, которая осуществляет санкции, могут пострадать экономические субъекты, даже целые социальные слои. Соответственно, нужно регулирование этого вопроса. Если мы идем на эти санкции, мы должны понимать, к какому ущербу для собственной страны они приведут и прогнозировать какую-то компенсацию в будущем.


Вот эти вопросы мы намерены тщательно изучить, и механизм Государственной Думы позволяет это сделать. Вне Государственной Думы эксперту это сделать очень трудно. Депутату это возможно, поскольку по его заданию начинают работать и эксперты, и библиотечные работники, и помощники. Так что такой законопроект к концу году, я думаю, мы постараемся сделать.


Андрей Николаевич, в этой работе виден системный подход, но иные депутаты рассматривают по тридцать – сорок законопроектов в день. Я знаю, у вас был конфликт с депутатом Глазьевым по поводу одного законопроекта. Не могли бы вы об этом рассказать?


Я бы не сказал, что был конфликт. Было определенное политическое противостояние внутри блока «Родина», связанное с тем, что Сергей Юрьевич Глазьев решил организовать собственную «Родину», собственный политический проект, по собственной воле организовать участие в политических выборах. Ну, это его путь, пусть идет по нему самостоятельно. Мы идем другим путем.


Дело в том, что Сергей Юрьевич подготовил довольно много законопроектов и хотел представить их от фракции «Родина» для принятия их Государственной Думой. Но в связи с тем, что у Сергея Юрьевича наметился какой-то собственный путь, я решил посмотреть, какие законопроекты он подготовил и к чему эти законопроекты могут привести с точки зрения здравого смысла. Несколько законопроектов я взял и вместе со своими помощниками посидел над ними, посмотрел, что же это за законопроекты. И могу сказать, что законопроекты подготовленные второпях, без существенной интеллектуальной подготовки - это мусор.


Там тридцать страниц - законопроект, который конкретно мы анализировали в подробностях, был связан с регулированием цен. Несмотря на то, что Сергей Юрьевич член-корреспондент Академии наук по экономике, этот законопроект не имеет никакой перспективы принятия в Госдуме даже не по идейному содержанию, а потому, что с точки зрения юридической техники и здравого смысла он абсолютно несостоятелен.


Например, он противоречит Гражданскому кодексу. Это значит, что он сразу получит отрицательный отзыв не только от правительства, а от любого юриста. Во-вторых, если даже попытаться изменить Гражданский кодекс и этот законопроект несколько переделать, приблизив его к действующему законодательству, то окажется, что весь законопроект посвящен тому, что правительству передаются огромные полномочия по регулированию цен любой отрасли, по любой группе товаров, на любой территории.


И получится, что правительство может ввести чрезвычайное положение в любой точке, в любое время, под любым предлогом. Вот, что такое законопроект, подготовленный вроде бы специалистом. Но, получается, что если это делается в отрыве от других специалистов, в отрыве от дискуссии, без дебатов, без тщательно изучения проблематики со всех сторон, то это сырье, с которым невозможно работать. Такой законопроект невозможно принять даже за основу.


В связи с анализом этого проекта, я пришел к выводу, что один депутат может подготовить один законопроект за год. То же, что сейчас происходит в Государственной Думе - рассмотрение на одном заседании от тридцати до сорока проектов - это профанация деятельности. Мы называем то, что происходит в Государственной Думе, производством законотворческой лапши. При такой работе невозможно ожидать от Государственной Думы никакого существенного концептуального сдвига. Поэтому мы со стороны фракции «Родина» постоянно теребим власть и Кремль, тех, кто реально управляет голосами в Государственной Думе: так работать нельзя, это бессмыслица. Уж лучше пусть будет монархия, чем такой парламент.


Одна из самых актуальных проблем для Москвы – это нелегальная миграция. Она ведет за собой преступность, наркотики и множество других сопутствующих вещей. Вы подготовили материал по этой теме. Могли бы вы рассказать, о чем он и что вы предлагаете?


Развитие мегаполиса в советское время связано было с тем, что границы Москвы могли раздвигаться бесконечно. Сейчас вопрос о земле становится вопросом правового регулирования. Сейчас невозможно отрезать кусок от Московской области. Границы Москвы стабилизированы тем, что возникли правоотношения, которые мешают дальнейшему расширению Москвы. Но приток переселенцев в Москву продолжает оставаться значительным. Плотность населения в Москве увеличивается. Отсюда возникают замыслы, которые уже открыто обнародовал главный архитектор Москвы: надо пол-Москвы снести и построить на этом месте совсем другую Москву. Лужков говорит о проекте построить шестьдесят небоскребов вдоль Третьего кольца. Эта линия дальнейшую на урбанизацию становится противоестественной.


E-Meeteng


На мой взгляд, нужно противоположное - стабилизация численности. Только тогда можно создать стабильную городскую общину. Она тогда естественно структурируется на общины районов, микрорайонов и так далее. Тогда она начнет приобретать черты гражданского общества. Но сегодня процесс носит катастрофический характер. Москва превращается из центра русской православной цивилизации в какой-то Вавилон. Мы знаем, что с Вавилоном произошло. Мне как москвичу хотелось бы, чтобы Москва сохранилась, а не была превращена в Вавилон. Третий Рим, а не второй Вавилон.


Андрей Николаевич, у вас есть свой сайт в интернете. Помогает ли он вам в работе? Занимаетесь ли вы им сами? Читаете письма, которые к вам приходят по интернету?


Дизайном совершенно не занимаюсь. Я создал самый примитивный сайт, который себе только можно представить. Просто время на это тратить не хочется, некогда. Сайт мне помогает. Там я размещаю все свои материалы. Еще собираюсь завести такой раздел как «Дневник парламентария». Может быть, сам дневник я опубликую несколько позже, там есть некоторые вещи, которые могут навредить, если их слишком рано опубликовать. Например, есть некоторые вещи о переговорах в Аджарии, которые сейчас нельзя публиковать. Может быть, лет через пять.


Мне пишут по электронной почте много писем. В том числе, ругательные письма. После конфликта, который у нас произошел с Глазьевым, у меня был такой период, когда мне присылали матерные послания. Ну, это тоже элемент нашей жизни. В принципе, то, что мы можем встретить в интернете, мы можем встретить и на улице. В интернете, может быть, даже в более грубой и отвратительной форме.


Это часть жизни, поэтому я стоически отношусь к этому. А, с другой стороны, я знакомлюсь со многими людьми. Веду переписку с зарубежьем, с нашими соотечественниками. Возникают друзья по переписке. С некоторыми из тех, кто живет в Москве, мы даже начали встречаться. Группа по переписке образовалась из людей, которые примерно одинаково думают, и которым есть о чем поговорить не только письменно, но и устно.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100