статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  НОВЫЕ ЛЮДИ ДЛЯ НОВОЙ СТРАНЫ
15.10.2003


Не только в России общественное мнение фиксирует упадок парламентской системы – как деградацию функций парламента, подменяемых деятельностью лоббистских групп, так и падение уровня профессионализма депутатов.

НОВЫЕ ЛЮДИ ДЛЯ НОВОЙ СТРАНЫ


Не только в России общественное мнение фиксирует упадок парламентской системы – как деградацию функций парламента, подменяемых деятельностью лоббистских групп, так и падение уровня профессионализма депутатов. Наши политики, бывая за рубежом, имеют множество поводов, чтобы удивиться никчемности тамошних своих коллег – необразованности, низкой информированности, узости взглядов и т.д. Но и нам особенно нечем похвалиться. Любое сравнение состава избираемых органов власти показывает, что каждый следующий парламент слабее предыдущего, что среди депутатов сокращается число тех, кто действительно работает в парламенте в интересах избирателей, а не реализует свои частные коммерческие и административные замыслы.


Зададимся вопросом, удовлетворены ли мы десятилеткой парламентаризма, начатой в октябре 1993 года? Ответ настолько очевиден, что вопрос на эту тему социологи уже перестают задавать гражданам. Любой социологический опрос дает уничижительные оценки нашему парламенту, демонстрирует крайне низкий уровень доверия к депутатам. В таких условиях называть действующий режим демократией/народовластием у нормальных людей язык как-то не поворачивается. Действительно, безвластный парламент и профанированные выборы – признак олигархического, а не демократического режима.


Очередные выборы грозят нам продолжением деградации парламентаризма. Все поводы для того, чтобы в очередной раз выбрать “не тех” имеются. Прежде всего потому, что самыми оснащенными предвыборными технологиями являются те, кто имеет депутатские мандаты. Соответственно граждане, даже при крайне критическом отношении к деятельности парламента в целом и своего депутата в частности, рискуют снова получить того же депутата и тот же парламент и снова увенчать его прежней неудовлетворительной оценкой – на очередные четыре года.


Эта дурная традиция заставляет задуматься, нет ли все-таки у нас хоть какого-то шанса если уж не избрать достойнейших из достойных, то хотя бы попытаться не избрать недостойных и не оказаться в очередной раз в дураках? В конце концов, большая часть избирателей уже должна была кое-чему научиться, потолкавшись на разнообразных выборах последних лет не меньше десятка раз.


Конечно, мы находимся в тяжелой ситуации: оставить нас в дураках заинтересованы очень многие из “сильных мира сего”. Прежде всего, чиновничья братия, сплотившаяся в “партию власти”. Ее цель – укрепить режим номенклатурного правления, сохранив внешние формальные признаки демократического правления. Ведь цель чиновника-проходимца состоит в том, чтобы демонстрировать свою приверженность интересам народа при реальной приверженности только своим личным интересам и солидарным интересам бюрократии. Под задачу не допустить реального народовластия и проникновения в политику новых свежих идей и людей специально трансформировано избирательное право – чтобы не дать избирателю ни в коем случае разобраться с очередным всплеском многопартийности, не дать здраво оценить нравственный и профессиональный потенциал кандидатов на роль народных избранников. На этот раз время на агитацию сокращено донельзя, зато широчайший простор оставлен для применения пресловутого “административного ресурса”.


Правда, здесь “партия власти” может сильно просчитаться. Надо действительно быть исключительно недальновидным человеком, чтобы купиться на искусственно раздутые рейтинги и поверить, что “партия власти” и политический курс президента – это одно и то же. Те, кого в этом убедят, заведомо обречены выбрать “не тех” и бесконечно сетовать на власть, когда надо бы не себя оборотиться.


Примерно то же произойдет, если мы согласимся в очередной раз делить свои голоса между партиями, созданными в период ельцинской смуты. Все они отмечены печатью лукавства и соучастием в создании предельно неэффективной и бесстыдной системы власти. Цену оппозиционной критики последнего десятилетия прояснить нетрудно – достаточно взглянуть на публикуемые Центральной избирательной комиссией сводки об имущественном положении лидеров оппозиционных партий. При декларации идеологической непримиримости между ними, по существу, сложился симбиоз, неплохо подкрепленный причастности к одному и тому же имущественному слою и подгруппе этого слоя, сделавшего политику доходным бизнесом. Это партии прежней и нынешней номенклатуры и заинтересованные, главным образом, в сохранении административно-бюрократической системы. Лягушачий концерт, которые эти мнимые антагонисты устраивают на каждых выборах, дает гражданам лишь одну возможность – поменять не саму систему, мешающую жить, а лишь распределение кресел среди до боли знакомых персонажей.


Все это приводит к мысли, что старые партии стоило бы оставить в минувшей эпохе, а новую политическую реальность строить с новыми людьми и новыми организациями. Тогда нужно просто мысленно исключить из избирательного бюллетеня старые партии, уже немало лет просидевшие в Думе, а все внимание сосредоточить на новых организациях. То же стоит сделать и по отношению к “известным политикам”, которые вновь пойдут агитировать избирателя в свою пользу, объясняя свое право на депутатский мандат глубокими знаниями в области законодательного процесса и управления государством. Поглядев на этих соискателей, мы должны вспомнить, каково нам было жить при их уровне профессионализма. Может быть стоит дать этим самоуверенным узурпаторам наших голосов немного отдохнуть от государственных дел и пожить среди народа? Может быть лучше испытать на их месте новых людей, еще ничем не запачканных и не знающих, что для народа “уже ничего сделать нельзя”?


Есть, конечно, еще и такие важные кандидаты в депутаты, как “Против всех” и “Пошли они все…”. Они раз от разу получает все больше голосов и, если мы будем на новых выборах тянуть во власть дряхлеющие политические группировки, определенно займет ведущее место в нашей жизни – власть станет для нас окончательно чужой. Тогда и сами выборы потеряют всякий смысл.


Совершая свой выбор во время голосования за кандидатов в Думу, нам предстоит вспомнить, что Дума в последние годы может быть для политика разве что “школой молодого бойца”. Здесь давно уже не решаются ключевые вопросы внутренней и внешней политики – большинство голосований проходит по сценариям закулисных кукловодов. И редкий депутат восстает против этого кукольного театра. А если так, то зачем же нам голосовать за тех, кто способен быть только марионеткой? Поддержав новых людей на выборах мы получим хотя бы какой-то шанс не соучаствовать в дурацком спектакле – кое-кто из новичков просто по своему характеру может оказаться менее податливым и не станет обслуживать обнаглевших кукловодов. Тогда у нас будет больше оснований верить слову политика, исходящего в своей службе только из национальных интересов России и нужд избирателей.


Пока мы готовы поддерживать старые партии и политических тяжеловесов, по какой-то причине более известных нам больше, чем новых политиков, выдвинувших свои кандидатуры на выборах, мы соглашаемся воспроизводить неэффективную и лживую систему власти. Как только мы отказываем в доверии лицам, известным в последние годы своей деятельностью в Федеральном Собрании или в административных структурах, у нас возникает надежда на перемены, на появление элементов новизны как в законодательной практике, так и в политической системе в целом. Ведь для того, чтобы преодолеть развитие негативных процессов во власти (коррупции, бюрократизма, административного произвола), там необходимо создать критическую массу людей иного типа, чем тот, который угнездился там давным-давно.


Частных и неподкупных людей во власти немало, но они не делают там “погоды”. Оттого и появляются проекты административной реформы, будто бы способной превратить службу чиновника в благое дело для народа. Нелепость этой затеи видна сразу – реформа такого типа лишь закрепляет преимущества старой бюрократии и затрудняет наполнение власти людьми иного психологического и нравственного склада. Режим коснеет, если в него не вливаются новые кадры, получившие опыт профессиональной деятельности вне чиновничьих кабинетов.


С новыми людьми, если уж мы решим сделать на них ставку, надо тоже держать ухо востро. У нас есть уже один пример, когда избиратели доверились партии “Единство” на выборах 1999 года – только потому, что те выдали себя за партию Путина. Тогда в списках “Единства” в парламент попал причудливый выводок различных “политических животных” – от исламских экстремистов до “голубой фракции”.


Также и сейчас нам могут начать подсовывать неоперившихся политиков комсомольского типа. Поэтому, чтобы не ошибиться, нам надо видеть новизну в политике не столько в возрасте кандидатов в депутаты, сколько в их реальном жизненном опыте, обретенном вне административной системы. Новые люди для нового парламента – это те, кто не связан узами солидарности с номенклатурой, а не просто молодые люди. Свежую струю в работу Думы может внести вовсе не юнец, а самостоятельно мыслящий человек. Прожитые годы здесь будут причем, если только их хватило на выработку стойкого мировоззрения. Оно, понятное дело, не появляется без того, чтобы человек не состоялся в своей профессии.


Как же можно выделить среди идущих на выбора партий и среди кандидатов в депутаты тех, кто мог бы хотя бы попытаться изменить сущность Государственной Думы?


Что касается партий, то из них достойны внимания те, кто способен ставить принципиальные вопросы и не пытается навязать нам радужные картины будто бы обеспеченных уже стратегических достижений в самых разных областях. Не достойны уважение партии, которые вставляют в свои списки известные лица, которые либо не собираются быть депутатами, либо их профессии далеки от исполнения депутатских полномочий (артистов, спортсменов, телеведущих). Так делает, прежде всего, “партия власти”, загнавшая губернаторов на первые места в свои списки, а в агитаторы – популярных деятелей эстрады. Все они скрывают от нас действительных кандидатов, которых чиновники двигают в Думу. Их имена нам не будут известны до окончания выборов. Это значит, что бюрократия основательно подготовилась к тому, чтобы избиратель ни в коем случае не обнаружил отсутствие новых людей в ее партии.


То же самое делает КПРФ. Только вместо безвестных марионеток за фамилиями деятелей компании в партийных списках на проходных местах оказались олигархи. Мы знаем об этом только потому, что “партии власти” выгодно говорить об олигархическом перерождении КПРФ. Если бы не было разоблачительных передач на телевидении, избиратели узнали бы, что провели в Думу олигархов, только после выборов.


Если вести речь о кандидатах, выдвинутых по одномандатным округам, то нашего внимания и поддержки достойны только те, кто способен ставить принципиальные вопросы и предлагать свои проекты решения насущных проблем. Новые политики никогда не будут повторять застарелые идеологические штампы. Они не станут призывать к воплощению “общечеловеческих ценностей” или к восстановлению “советской власти”.


Подводя итог, можно сказать, что отказывая в доверии старым партиям (включая те, что представляют собой коалиции таких партий под новыми именами), мы обретаем надежду, что из Госдумы выйдет что-то путное. Поддерживая на выборах новых людей, мы можем предполагать, что предательства и глупости в парламенте будет меньше, а превращать политику в торговлю интересами народа будет небезопасно.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100