статьи
  Статьи :: О "Родине", ее друзьях и врагах
  
  Красный заговор Кремля и его «партизаны»
15.12.2003


В целом ситуация вокруг и внутри «Родины» свидетельствует о том, что Кремль продолжает проводить антинациональную линию, пытаясь разрушить национальное движение и подменить его подконтрольными левацкими проектами.

Красный заговор Кремля и его «партизаны»


 


Триумф блока «Родина», выбившего на выборах из Государственной Думы либеральные партии и сильно потеснившего коммунистов, не снял с повестки дня вопроса о кремлевских манипуляциях, попытках самых гнусных сил через этот блок извратить политический процесс, и без того профанированный «партией власти». Отнюдь неслучайным было появление в празднующем победу штабе «Родины» проходимца Марата Гельмана, который приставал с пьяным восторгом к лидерам блока и лез на глаза журналистам, чтобы через них зафиксировать свою причастность к блоку, откуда его давно вышибли. Жаль, что не наградили хорошим пинком, достаточным, чтобы не было возврата. Поэтому, как бумеранг, Гельман вернулся и испачкал репутацию блока в момент его победы.


На финише избирательной кампании кремлевская администрация испугалась блока «Родина» и попыталась организовать его блокаду. Лично г-ном Сурковым было дано распоряжение вымарать «Родину» из информационных сообщений 1-го и 2-го телеканалов. Лидеры блока были сняты из итоговых еженедельных программ в последние выходные перед выборами. Зато там дали простор для Жириновского и Хакамады. Появление одного из лидеров блока, Глазьева, в эфире 3-го канала привела к отлучению от эфира ведущего информационной программы Кучера. На ведущего программы 4-го канала «К барьеру» оказывалось давление, чтобы не допустить дебатов Рогозин-Чубайс. В дебаты программы НТВ «Свобода слова» был возвращен Жириновский, ранее отставленный за драку и оскорбление лидеров блока «Родина».


Все эти меры состоялись после того, как на стол Суркову легли прогнозы ФАПСИ, согласно которым блок «Родина» по итогам выборов становился третьей силой, вытесняя с этой позиции «вторую партию власти» – ЛДПР. Кроме того, тревогу Суркова вызвало преобразование блока из левацкого (как планировали представить его публике в Кремле) в национально-патриотический. О выступлениях Рогозина, громившего либералов в программе «Свобода слова», президент обронил: «Что-то уж больно круто он попер». И этого было достаточно, чтобы «Родину» начали давить. Но опоздали…


Примечательно, что аналогичные меры в отношении «Яблока», которое все время теряло рейтинг, были отменены, поскольку президент принял Явлинского по первому его требованию. Напротив, Рогозина президент не принял, несмотря на приближенный статус его спецпредставителя. Таким образом, благосклонность президента в адрес «Родины», высказанная в частном порядке накануне избирательной гонки, так и не стала публичной. Путина больше беспокоило падение рейтинга «Яблока», которое явно оказалось ему ближе, чем избирателям.


Другим направлением блокады было полное и тотальное закрытие всех каналов агитации для кандидата от «Родины» на пост мэра Москвы – А. Лебедева. Лужков не дал ему возможностей, которыми сам пользовался широчайшим образом – прежде всего, блокировал размещение пропагандистских плакатов вдоль московских магистралей. Столичные газеты, привыкшие хвалить Лужкова, за все время кампании разместили чуть больше десятка программных материалов Лебедева, да и то – только в тех объемах, которые предоставлял закон. Фактически избирательная кампания в Москве была сорвана. Здесь «административный ресурс» властной группировки действовал еще жестче, чем на общероссийском уровне. Впрочем, федеральный уровень подыграл столичному – после вызова в Кремль Лебедев заявил о выходе из блока «Родина» в связи с несогласием с некоторыми экстремистскими высказываниями, будто бы допущенными одним из лидеров (из контекста следовало, что это был Д. Рогозин). Вызов в Кремль сломил стойкость Лебедева, который и без того подвергался давлению со стороны близких Чубайсу предпринимателей и политиков. Ведь капитализация возглавляемого им банка НРБ на 800 миллионов долларов состояла из акций РАО ЕС. Трудно было Лебедеву противостоять и обаянию своего приятеля А. Коха, дружески журившего его за связь с национал-патриотами.


Против «Родины» действовали не только внешние силы, но и те, что были внедрены в ее избирательный штаб кремлевскими «технологами». Увы, зная об их присутствии и провокационной деятельности, лидеры блока так и не решились выгнать их взашей. Лишь упомянутый выше Гельман был отставлен вместе со своим агентством «Товарищ». Мягкость отношения к лицам, явно работающим на развал, обусловлена опасностью ответных действий из Кремля, готового снять блок с выборов под любым предлогом, если тот попытается вырваться из узды.


Показателен эпизод, когда кремлевские «партизаны» стали разыгрывать будто бы чисто умозрительный вариант снятия А. Лебедева из кандидатов блока, где он числился под №1 в московской части избирательного списка. Эти люди явным образом продемонстрировали свою связь с командой Лужкова тем, что предлагали блоку настаивать на некоем социальном договоре блока с действующим мэром уже в период выборов. Это означало бы для блока явное предательство собственного кандидата на пост мэра. Мало того, создание московского штаба «Родины» было заблокированно, а на должность руководителя предложен человек, работавший на прошлых выборах с Лужковым – возглавлявший штаб «Отечества» по всему центральному региону. Действия против Лебедева в собственном штабе Глазьев прямо назвал политической провокацией, но все ее участники остались на своих постах и продолжили действовать в прежнем духе.


Другой показательный эпизод высвечивает раскольнические действия Кремля, пытавшегося подстелить «Родину» под коммунистов, уже пошедших на сговор с бюрократией. Эпизод касался конфликта между тверским штабом «Родины» и красным губернатором Стародубцевым. Губернатор при плачевном состоянии хозяйства разбазарил бюджетные деньги, в чем и был публично изобличен. На блок сразу было оказано давление с целью оградить губернатора от критики. Высший Совет блока в данном случае проявил жесткость и на компромиссы не согласился. После этого «партизаны» решили больше не пытаться убедить Высший Совет, а действовать в обход – им удалось снять ряд начальников штабов в регионах, что серьезно сказалось на итоговом рейтинге блока.


Действия Кремля против блока начались с самого начала – с формирования списков. Увы, Глазьев принял эту установку Кремля за чистую монету, уверовав, что тамошние комбинаторы помогают ему создать союз национально-патриотических сил и обеспечить вступление в него КПРФ. Поэтому в округах выдвижение кандидатов «Родины» было поставлено в зависимость от выдвижения кандидатов от КПРФ, от которых можно было ожидать перехода под крыло Глазьева или давления на руководство КПРФ с целью консолидации с «Родиной». Подавляющее большинство таких кандидатов провалили выборы, не дав «Родине» попытаться провести своих одномандатников.


Наиболее постыдная ситуация сложилась в Рязани, где блок мог получить разветвленную инфраструктуру агитационной кампании, административную и финансовую поддержку. Плюс – целую систему контактов с крупнейшими оборонными предприятиями страны, соединенными через мемориальные мероприятия, посвященные уроженцу этих мест генеральному конструктору «Сатаны» Уткину. В результате содействия коммунистам все договоренности были сорваны, в списки блока сторонники «Родины» не попали, по одномандатным округам в одном случае была сделана уступка КПРФ, в другом – весьма сомнительному персонажу, имеющему дурную репутацию у местного населения. Оба выборы провалили. Более того, использование коммунистическим кандидатом образа Глазьева в собственном ролике сильно подорвало доверие к «Родине» среди некоммунистических сторонников блока. В Рязани была полностью свернута работа его штаба, а распространением материалов блока занимались энтузиасты, которым наплевали в душу.


В снижении мощности блока серьезную роль сыграл ультиматум Кремля, откуда пришло прямое указание снять из списка блока таких-то и таких-то – преимущественно соратников С. Бабурина по «Народной воле», ставшей блокообразующей партией. Список блока облегчился на несколько десятков человек, по поводу которых ЦИК объявил: либо вы их снимаете, либо мы найдем способ не зарегистрировать блок.


Такого рода давлению трудно сопротивляться. Но пересмотр списка был сделан самым подлым и постыдным образом. Часть неугодных была снята юридическим управлением блока под надуманными поводами - мол, не так оформлены документы, не той формы справки и пр. Вместо организации помощи членам списка в оформлении документов, юруправление блока оказалось инструментом партизанских действий Кремля внутри блока.


В том же духе действовали «спецы», подобранные М. Гельманом на всяческих политических помойках - вплоть до СПС. Их прямой задачей было превращение блока в левацкую партию без какой-либо национальной составляющей. Об этом говорит проект концепции избирательной кампании, разработанный этой группой к середине сентября и представлявший собой плохо скрываемую стратегию поражения. Авторы концепции продолжали упорствовать в том, что «Родина», якобы, должна конкурировать на выборах исключительно с КПРФ и чураться критики ЕР.


Концепцией прямо преследовались цели:


1.        Предотвратить яркие выступления лидеров блока и свести их к скучным рассуждениям о социальной справедливости, которыми пробавляются все политики, а наименее дальновидные превращают их в единственное содержание своей риторики («целесообразно сосредоточиться на развитии и социально ориентированных электоральных запросов»). «Родине» предлагалось делать политику вокруг миски с похлебкой и убеждать избирателя, что именно «Родина» накормит и напоит страждущих.


2.        Не допустить разворачивания в свою сторону государственно-патриотического электората, оставляемого исключительно для «Единой России», («защититься от прямолинейной критики в национализме и разжигании национальной розни», поставить «границы для национально-патриотической риторики, для чрезмерного развития ее метафор и гипербол»).


3.        Замыкание электоральных перспектив на «облучение» исключительно ошметков избирателей КПРФ («Акцент на развитие социально ориентированной риторики (оператором которой традиционно является КПРФ и ее лидеры)»). При этом даже из опросов, проведенных штабом в летнее время, следовало, что это не расширяет (как теперь говорят), а сужает электоральную базу блока примерно в 8 раз.


4.        Продолжить «клинить» мозги избирателям «плотным пересечением образа Глазьева и КПРФ».


Такого рода концепция фактически означала, что должна действовать прежняя ориентация блока, которая, наоборот, должна была быть отброшена вместе с прежним гельмановским названием «Товарищ». Ее авторы стремились сыграть на самолюбии Глазьева, заявляя, что его любимая идея о природной ренте тонет в «патриотическом гарнире». В качестве компенсации предлагалось обеспечить в информационном пространстве «отчетливые доминирующие позиции С. Глазьева» и не разыгрывать другие известные фигуры из списка блока. Реальный блок должен был подменяться клубом поклонников Глазьева. Это означало бы полный провал предвыборных дебатов в бесплатных эфирах, где лидеры блока не имели права участвовать как его кандидаты, выдвинутые по округам.


Не гнушались «партизаны» и откровенной глупостью в своих обоснованиях. Так, утверждалось, что «без левой риторики Ходорковский, к примеру, из олигарха превращается в национально ориентированного капиталиста». Как будто олигархов могут критиковать только «левые»! Гомерическим идиотизмом отдавало предложение о «Моральном кодексе Глазьева», который у населения тут же возбудил бы воспоминания о «моральном кодексе строителей коммунизма», а у молодежи - недоумения. Та же глубина идиотизма прослеживалась в предложении расписывать стены граффити «Вера. Надежда. Глазьев». Помимо явного для всех самозванства в этой триаде, она автоматически порождала бы насмешки: например, мол, в блоке есть пара проституток и их сутенер.


Провал указанной концепции и принятие текста «Национальный мобилизационный проект», увы, ничего не изменило. Согласившись с новым текстом, Высший Совет блока в дальнейшем его никак не использовал и зачастую попадался в сети, расставленные «партизанами».


Их успехи начались еще в летние месяцы, когда была издана фантастически бездарная газета «Товарищ». Якобы 12-миллионным тиражом. В отдельных регионах эту газету видели. Но никто и не подумал организовать обратную связь или проконтролировать выпуск и распространение издания. Большая часть денег, скорее всего, была просто украдена «партизанами». Позднее история повторилась – штабные «партизаны» так и не организовали обратной связи и контроля за тем, действительно ли распространяется печатная продукция или она просто свозится на свалки. Не исключено, что тиражи многократно завышались.


Вторая успешная операция этой команды – разбазаривание невероятной суммы на пиар-кампанию вокруг учредительной конференции блока. На краткие и весьма вредные телерепортажи ушло около полумиллиона долларов. Старт избирательной кампании «Родины» не только не стал значимым событием, но продемонстрировал, что блок – нечто несерьезное. Такого рода интонация информационных сообщений, оплаченная спонсорами, оказала тягостное воздействие на этих самых спонсоров и блок на целый месяц прекратил агитацию. Средства после столь невнятного старта просто перестали поступать.


Очевидная необходимость выгнать проходимцев-«партизан» из штаба натолкнулась на соображение о том, что надо дождаться сдачи подписей в ЦИК и регистрации блока. Иначе, мол, могут «подставить». Но и после регистрации штаб лишь несколько сократился численно и был снабжен «комиссарам», пытавшимися поставить деятельность «партизан» под контроль. В конце концов это удалось только в использовании телеэфира – туда не были пропущены явно провальные варианты агитационных роликов и большую часть эфиров занял энергичный Рогозин и его соратники. В целом именно телеэфиры (прежде всего, на НТВ – «Свобода слова» и «К барьеру») вытянули кампанию блока, даже несмотря на ряд сравнительно неудачных дебатов. В каждом случае удалось демонстрировать размежевание с силами, оплаченными олигархами.


В то же время за «партизанами» осталась вся региональная кампания и наглядная агитация. В результате была полностью провалена работа в регионах, появились отвратительные или «никакие» плакаты. Безобразная газета «Родина», выпущенная тиражом в 15 млн. была настолько гадкой, что второй выпуск пришлось забрать у «партизан» и передать редакции газеты «Время» под руководством Н.А. Павлова.


Относительно удачной операцией против «партизан» было недопущение к постановке задач блока А. Дугина, который уже мнил себя преемником вычищенного из штаба своего приятеля Гельмана и заявлял: «Одним словом, идеология блока Глазьева должна быть эклектичной, постмодернистской, активной, свежей, жесткой, агрессивной, оффенсивной, бурной, пассионарной. И самое главное совершенно неожиданной. В первую очередь для него самого». Но как только стало ясно, что «партизана» не приглашают командовать, он разразился оскорбительными выпадами на своей пресс-конференции, где объявлял: «Разоблачение расистских и шовинистических тенденций в выборной кампании. “Россия для русских” – главный лозунг грядущих выборов. Безответственный националистический популизм партий вместо взвешенного предотвращения опасностей в переломный для России момент. Блок Глазьева – Бабурин, “РОС”, “Спас”, право-националистическая риторика – дешёвый ура шовинизм вместо серьёзной идеологии. Денонсация блока Глазьева как шовинистического проекта». Основная причина последнего, как было сказано, «наличие в блоке расистов, антисемитов и членов РНЕ, а также некоего "Савельева", переводчика "Майн Кампф". К тому же блок, задуманный как корректный, лево-патриотический и антиолигархический, приобрел характер сброда всякого "псевдо-патриотического" мурла с явной шовинистической ориентацией» (интервью KMnews, 19/09/2003). Занятно, что на финише избирательной кампании вся эта риторика была передана, как эстафетная палочка, в руки лидеру СПС Чубайсу.


Присутствие кремлевских манипуляторов в этих словах и этой «партизанщине» очевидно, если проследить реакцию Кремля на 10-летнюю годовщину трагических событий октября 1993 года. Президент счел возможным полностью игнорировать эту тему, ставшую предметом обсуждения всех СМИ. Однако телевидение уже не могло лгать так, как в прежние годы. Но слово для оценки событий дали, прежде всего, сторонникам Ельцина. Причем делалось это иезуитским способом. Например, 1-й канал подмонтировал фразу Глазьева к выступлениям мятежников - Шахрая, Бурбулиса и Немцова. Когда Глазьев в какой-то момент сказал «мы», получилось, что он в одной компании с Шахраем. Единственная до конца честная информация прозвучала в передаче «Забытый полк» на НТВ (в двух сериях), после чего передачу ликвидировали, а ведущего уволили.


Несколько раньше «антифашистское» давление Кремля сказалось на судьбе любимой телепередачи русских людей – «Русского дома», руководитель которой А. Крутов оказался в списках «Родины». Передача тут же закрыли и подменили фальшивкой с названием «Русский взгляд».


Кремль тихо встал на сторону СПС в тот момент, когда Чубайс объявил «Родину» – нацистской, фашистской партией, главной угрозой российской демократии. Сначала Чубайс опубликовал в центральных газетах интервью на эту тему, а потому прямо высказался в дебатах с лидером «Родины» Д. Рогозиным в передаче «К барьеру». Прямая «антифашистская» атака состоялась одновременно с информационной блокадой «Родины», организованной Кремлем. Свою «антифашистскую» кампанию затеяли и хозяева влиятельного журнала «Эксперт», также приписавшего «Родину» к нацистским образованиям похлеще Жириновского, который получил определение «собаки», в то время как активисты «Родины» – «волки».


В последние дни перед выборами Чубайс оплатил массированную кампанию против «Родины» и Интернете, а также разместил в прессе ряд клеветнических материалов против Д. Рогозина, которые повторяли лживые утверждения, озвученные Чубайсом и его соратниками в передаче «К барьеру».


Все это сопровождалось обострением внутренней «партизанщины» и странными поступками Глазьева. «Партизаны» обманным путем добились от него размещения в газете откровенно предательских статей. Публикация в «Завтра» выглядела так, будто Глазьев взял под защиту главного пропагандиста КПРФ А. Проханова, дезавуировав выигрышные результаты телевизионной дискуссии Рогозин-Проханов и объявив о новом наведении мостов с КПРФ. Затем в «Московском комсомольце» без подписи появилась статья, написанная А. Миграняном, – «Блок Родина в стратегии Путина». Статья была снабжена указанием на оплату материала из избирательного фонда блока. Прежнее дистанцирование «Родины» от власти подменялось прямым указанием на ее сговор с Кремлем. Любопытно, что последняя статья появилась именно в тот момент, когда Д. Рогозин и его заместитель по штабу С. Шишкарев были в отъезде. «Партизаны» использовали момент, чтобы пропихнуть и оплатить статью именно в том виде, в котором она вышла.


«Родина» лишилась многих голосов нелевого электората не только за счет постоянных реверансов в адрес КПРФ. Русская тема была крайне невнятно артикулирована. Лишь Рогозин пытался обозначить ее и тут же получил ярлык «националист». В то же время на поверхности лежала тема незаконной миграции и воссоединения исторической России. Их у Жириновского некому было перехватить.


Весьма прохладным оказалось отношение лидеров блока к консервативному крылу избирателей. Хотя некоторые попытки в теледебатах затронуть ценности этих избирателей случались, серьезной стратегии тут так и не было выработано. Более того, С. Глазьев даже допустил неосторожное высказывание в адрес православного радио «Радонеж», бросившего все силы в поддержку «Родины». Когда было предложено оплатить эфиры на этой студии хотя бы по самым минимальным ставкам, Сергей Юрьевич отрезал: «Они и так будут нас рекламировать». Мол, свои потерпят. И это на фоне невиданных гонораров для провокаторов и откровенных тунеядцев, действовавших в центральном штабе.


После выборов Глазьев признал, что в «Родине» присутствуют не только «левые», но и «настоящие правые» - православные традиционалисты. Но в агитационной кампании блока это крыло проявило себя откровенно недостаточно.


 


В целом ситуация вокруг и внутри «Родины» свидетельствует о том, что Кремль продолжает проводить антинациональную линию, пытаясь разрушить национальное движение и подменить его подконтрольными левацкими проектами. В то же время неуступчивость патриотического крыла «Родины» даже при минимальных возможностях для обнародования своей позиции дало консолидацию значительного числа избирателей. Неизвестный никому блок всего за ноябрь 2003 года превратился в реальную «третью силу». Это при задействовании против «Родины» всей мощи внутренней подрывной деятельности и внешнего давления!


Можно прогнозировать, что ближайшие годы усилят те настроения в обществе, которые поддержали на выборах блок «Родина». Силы, противодействовавшие его национально-патриотическому крылу, обречены на поражение. Хотелось бы лишь, чтобы это поражение состоялось как можно раньше.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100