статьи
  Статьи :: О "Родине", ее друзьях и врагах
  
  Рассечение ложью
21.02.2004


Тактическое преимущество, достигнутое Глазьевым в результате бесстыдной лжи, рассеивается. «Родна» теперь будет жить без Глазьева, а Глазьев остался без «Родины».

Рассечение ложью


(продолжаем тему о Глазьеве и политическом бесстыдстве)


 


В нашем суетном времени у людей стало что-то твориться с головой. Малая часть из них, допущенная до заполнения эфира и газетных страниц, предпочитает на всем делать скандал. Другая часть, которая все это читает, делает вид, что получает от скандалов не удовольствие, а кипение возмущенного разума. Первые перевирают события и слова и брезгливо комментируют созданную СМИ реальность. Вторые не умеют вычленить из журналистской мешанины сюжетную нить, и у них остается только ощущение той же само брезгливости. Заканчивается это ежедневным выводом: «да все они там…».


Выступая недавно на семинаре, традиционно проводимом в Физическом институте (ФИАН), я обнаружил, что «синдром бабы Дуси» поражает также и профессиональных ученых. К политике, оказывается, достаточно непросто применить аналитические методы мышления. Казалось бы, человек с высшим образованием должен без особого труда прослеживать политические сюжеты. Ведь роман он может прочесть, вникая в хитросплетение судеб героев и тонкости их взаимоотношений! Политический «роман» сложнее – он насыщен эмоциональными оценками, существующими еще до того, как сложился сам сюжет. Именно поэтому так легко распространяет ложь свои метастазы среди политизированной публики. А поскольку политикой у нас интересуются все (и почти все считают, что разбираются в ней), то российское общество все иссечено и разобщено ложью.


Блок «Родина» как принципиально новое, уникальное образование в современной политике, конечно же, не мог избежать рассекающего воздействия лжи. Ложь родилась в нем как бы сама собой и стала подтачивать человеческие отношения, которые в условиях предвыборных боев были просты как во фронтовом окопе, а после выборов замутнились нарастающим недоверием.


Раздел полученных в результате выборов дивидендов не стал для «Родины» большой проблемой. Посты и должности в блоке-победителе были распределены почти мгновенно. Если бы не президентские выборы, если бы не амбиции Глазьева… Незримо надломленный блок сломался по двум основаниям: по отношению к Путину и по отношению к лидерам блока. С Глазьевым оказались те, кто не видел ограничений в средствах борьбы с собственными соратниками и требовал политических авантюр – в открытом противостоянии с Путиным и выдвижении экстремистских требований к власти. Ради красного словца эти люди готовы были загубить блок, растранжирить с таким трудом полученные результаты победы. С Рогозиным остались политические прагматики, знающие невысокую цену пустых бравад, всегда кончающихся раздором. Это тот род зрелого романтизма, когда ради мечты люди готовы работать день и ночь, собирая силы и готовясь к серьезным политическим сражениям. Авантюристический романтизм, выпаленный в лозунги, чужд таким людям. Поэтому они не пошли за Глазьевым.


В российской политике пока слишком много принято прощать. Возможно, именно поэтому столь долго бесстыдные люди остаются на виду и продолжают свою карьеру публичных деятелей. Партии, возникшие в эпоху тотальной лжи и тотального предательства интересов нации и государства, целое десятилетие занимали внимание общества и заполняли СМИ. Они заразили общество своим бесстыдством. Проникла эта болезнь и в блок «Родина».


Разлад в блоке возник потому, что бесстыдники не были сразу оценены по достоинству, не были изгнаны с позором. Некоторым влиятельным лицам, вошедшим в состав Высшего Совета блока, казалось, что самое ценное – внутреннее единство, которое надо сохранять, а если не получается, то хотя бы имитировать – ради того, чтобы преодолеть период раскола и вновь выйти на люди единой командой. Наивность такой установки не учитывает, что уступка лжи означает рассечение человеческой общности – никакими призывами к единству в таком случае не поможешь.


Не поверив в бессовестность Глазьева, члены Высшего Совета блока легко простили ему предательство, когда он пошел не президентские выборы, игнорировав мнение своих соратников. Простили обман, когда он переврал это мнение, объявляя всюду, что получил от Высшего Совета блока рекомендацию участвовать в выборах. Простили даже прямое воровство – кражу названия блока и создание сепаратной организации с тем же именем.


Если бы не второй лидер блока Дмитрий Рогозин, Глазьеву простили бы всё. Пусть даже и не все. Несговорчивое меньшинство проглотило бы обиды и покинуло блок, проклиная украденную победу. Рогозин не ушел и не простил Глазьеву предательства. Победа блока была его победой, он это знал точно. Ценя сложившийся в предвыборных баталиях союз личностей, он не раз готов был поступиться собственной репутацией, наступить на горло собственной песне, лишь бы оставить Глазьеву шанс вновь стать приличным человеком и сохранить блок. Глазьев же раз за разом демонстрировал поразительную бессовестность. Пока Рогозин не восстал против бесстыдства своего партнера по блоку. И тогда в нем увидели настоящего лидера – противовес Глазьеву, который готов был сбежать на митинг своих сторонников, но только не работать с теми, кто создавал блок и вел его к победе. Глазьев не захотел или не смог стать лидером команды, сложившейся на выборах.


В сравнении с Глазьевым, Рогозин является действительно новым политическим лидером, демонстрирующим альтернативу старым партиям и «партии власти». Глазьев же – образец того же стереотипа бесстыдного поведения, которое стало правилом в эпоху Ельцина. Еще с митингов конца 80-х годов ХХ века было принято водить толпу за нос, эпатируя ее броскими лозунгами и неисполнимыми обещаниями. Старых политиков тянет к толпе как магнитом. И чтобы оправдать внимание толпы, им приходится лгать. Наукообразная ложь – начиная с программы «500 дней» - первейшая способность политиков старого образца, к которым принадлежит Глазьев.


Рогозин представляет совершенно иной тип политического деятеля. Он связан, прежде всего, с бережным отношением к человеческому капиталу – к сложившейся команде, штабу, партии. Рогозин привлекает к сотрудничеству достойных людей, а не чурается их, как Глазьев, окруживший себя секретаршами и услужливыми юнцами. Рогозин понимает, что в политике, как и в военном деле, армия образуется вокруг штаба. Без штаба будет не армия, а сброд, подверженный случайным настроениям и бессильный против лжи.


Политическая армия, организованная политическим штабом и прошитая вдоль и поперек «офицерским корпусом» партийных активистов, устойчива к рассекающей силе лжи. И современная Россия показывает, что такая армия возможна. Политическая система становится более зрелой. В ней уже нет тех возбужденных масс, которые вынесли к власти Ельцина и его клику. Теперь профессия политика – не горлодерство и интриги против единомышленников. Теперь это ежедневная работа по собиранию единомышленников и созданию из них дееспособной оргструктуры. Именно на это рассчитывает Рогозин. И именно этого не понимает Глазьев.


Блок «Родина» продемонстрировал, что устойчивость ко лжи сохраняется там, где уже имеется внутренняя сплоченность и готовность к повседневной политической работе. Партия российских регионов (ПРР) на своем съезде прямо заявила, что думает о действиях Глазьева в политике, и изгнала его из своих рядов. Социалистическая единая партия России (СЕПР) допустила эмиссаров Глазьева в свои ряды, допустила распространение лжи и раскололась на два лагеря. Малая часть пошла за авантюристкой Мухиной, большая – за соратниками Рогозина Шестаковым и Ватагиным. «Мухинистам» не помогло ни обзвоны региональных отделений СЕПР с угрозами и дезинформацией, ни рассовывание бесстыдных писем под двери гостиничных номеров прибывших на съезд делегатов, ни организация параллельного съезда с участием Глазьева, ни организация фальшивой массовки для имитации поддержки своего кумира. В СЕПР обнаружилось здоровое ядро, способное противостоять лжи и бесстыдству.


И только в партии «Народная воля» глазьевская ложь казалась удачной для него. Потому, что сама партия была составлена из трех частей – Российского общенародного союза, союза «Реалисты» и остатков организации «Спас». Внутренняя интрига между представителями этих движений привела к тому, что еще во время выборов возникли конфликты, связанные с попытками объявить «Народную волю» распавшейся. Когда глазьевские поклонники накануне партийного съезда устроили телефонную войну в «Народной воле», их ложь попала в питательную среду. На съезд народовольцы приехали с убеждением, что теперь лидером национально-патриотического движения является Глазьев. Тем более, что на съезде Глазьев закрепил это заблуждение тем, что объявил себя выдвиженцем блока «Родина», Высший Совет которого, будто бы, рекомендовал ему выдвигаться на выборах в качестве независимого кандидата. Потом эта ложь была многократно повторена. И аудитория не поверила Рогозину, выступление которого всем было по душе, но шло вразрез с настроем обрести для «Народной воли» безусловного лидера, стоящего над внутрипартийными интригами и даже составляющего конкуренцию действующему президенту. Съезд поддержал выдвижение Глазьева кандидатом в президенты, основав это решение на лжи. Тем самым блок «Родина» был рассечен. Ведь решение принималось делегатами съезда без учета мнения партнеров по блоку и исходя из обмана - решения Высшего Совета блока о поддержке выдвижения Глазьева в природе не существовало. И только разоблачение лжи сулит воссоединение «Народной воли» с блоком – оно все еще возможно в силу возникшего после съезда недоумения народовольцев: это что же это мы сделали?


Фактически народовольцы подтолкнули другие блоковые партии на противодействие рассекающей силе лжи, которая исходила от Глазьева. Благодаря решениям ПРР и СЕПР Глазьев перестал быть лидером блока. Блок стал формироваться в новых условиях – из тех, кто намеревался не обслуживать кумира толпы, а вести системную политическую работу. Две партии и примыкающие к ним организации воссоздали блок «Родина» и сформировали его структурно. Фактическим лидером блока стал Рогозин, ядром блока заявила себя партия ПРР, переименованная в партию «Родина», а широкое вовлечение сторонников в блок обеспечило движение «Родина», открытое к сотрудничеству с многими союзными организациями.


Таким образом, рассекающая сила лжи оказалась достаточной лишь для того, чтобы отмежевать от блока «Родина» самих лжецов и тех, кто готов прощать им все и слепо подчиняться этим лжецам. Политическая среда, получившая в течение десятилетия бесценный «опыт зла», оказалась не по зубам авантюристическим натурам вроде Глазьева. Последнему уготована участь Явлинского – постыдная роль в политической истории России и полное забвение.


Общество оказывается способным пусть и не сразу, но все же освоить политический сюжет. И отделить правду от лжи. Пока что ложь выигрывает в тактике, рассекая общество на куски. Но правда заведомо сильнее в стратегии. Это наглядно видно на примере недолгой истории блока «Родина». Тактическое преимущество, достигнутое Глазьевым в результате бесстыдной лжи, рассеивается. «Родна» теперь будет жить без Глазьева, а Глазьев остался без «Родины».


 


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100