статьи
  Статьи :: О "Родине", ее друзьях и врагах
  
  ПРОФАНАЦИЯ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
15.03.2004


Недавно Государственная Дума отметила десять лет своего существования. Увы, юбилей так и не стал поводом для того, чтобы обсудить проблемы этого дорогостоящего для общества института российской власти.

ПРОФАНАЦИЯ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА


Как «Единая Россия» превращает Госдуму в инструмент бюрократии


 


Недавно Государственная Дума отметила десять лет своего существования. Увы, юбилей так и не стал поводом для того, чтобы обсудить проблемы этого дорогостоящего для общества института российской власти. Раз так, то само общество начинает задумываться над вопросом об эффективности парламента, а журналисты пристально анализируют, что сделала новая Дума за 100 дней своего существования.


Особенно остро вопрос о Думе встал после того, как фракция «Единая Россия» провела в первом чтении драконовский законопроект, фактически запрещающий какую-либо уличную активность оппозиции. Вся думская оппозиция проголосовала против, включая даже марионеточную фракцию ЛДПР. По горячим откликам пишущей братии лидер фракции власти Борис Грызлов объявил, что во втором чтении смягчающие поправки будут внесены. Но слово не воробей, и позиция «Единой России» в этом дурном спектакле, наконец-то высветилась в полной мере и теперь уже по всем прочим вопросам внимание публики будут привлекать любые поползновения власти бюрократизировать все государственные процедуры.


Собственно, никакого ущерба для общества, уже достаточно давно оставившего привычку ходить на митинги, решение едиросов не нанесло. Но именно в нем либеральные СМИ увидели самый простой повод предъявить претензии к парламенту и оценить его работу как неэффективную. В действительности претензии надо предъявлять по совершенно другому поводу.


Не только вездесущие журналисты, но и сами парламентарии не очень-то интересуются организацией работы Думы. Многие парламентарии со стажем, а также те из депутатов, кто не собирается особенно напрягаться на новом для себя поприще, либо привыкли к некоторым несуразицам, либо не замечают их. Если же всерьез заниматься парламентской деятельностью, то все эти несуразицы высвечиваются с достаточной очевидностью.


Общество живет заботами о своих проблемах и обсуждает эти проблемы. А Государственная Дума в настоящее время рассматривает не проблемы, а законопроекты. Сами законопроекты не квалифицируются по проблемам, а лишь относятся к компетенции того или иного комитета – в соответствии с устаревшим принципом отраслевого деления. Законопроекты иногда вносятся на пленарные заседания тематическими группами, но не связываются между собой и не соотносятся с существующими в нашем государстве и обществе проблемами. Таким образом реализуется бюрократический подход к законотворчеству, противоречащий многофакторному характеру проблемного пространства.


Поток законопроектов крайне неравномерно проходит через комитеты. Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству курирует примерно такой же объем законопроектов, сколько все остальные комитеты вместе взятые. Ряд комитетов фактически не работает и даже не пытается рассматривать круг проблем и готовить предварительные разработки, вслед за которым могут разрабатываться задания для законопроектной деятельности юристов и специалистов соответствующего профиля. Собираемая аппаратами комитетов разносторонняя информация фактически не используется, она не становится предметом дискуссии в комитетах. Соответственно, решения если и принимаются, то не исходя из анализа информации, а лишь в силу политической конъюнктуры. В ряде случаем уже имели место решения Госдумы, которые противоречат друг другу в концептуальных подходах Например, в одном случае льготы для коренных малочисленных народов отклоняются, в другом вводятся, опровергая только что звучавшие доводы, принятые как основательные.


Достаточно мрачную роль играет Комитет по регламенту и организации работы Думы. Этот комитет может, к примеру, просто проигнорировать поручение Думы о подготовке вопроса о парламентском контроле. Или же попирать закон о статусе депутата лишь только потому, что фракция власти намерена изменить его в части оформления удостоверения помощника депутата на общественных началах. 18 тыс. дел на помощников лежали мертвым грузом без оформления, поскольку бюрократия решила внести в удостоверение приписку «на общественных началах» - чтобы чиновник всегда мог послать помощника депутата куда подальше. Таким образом делегированные депутатом полномочия, предполагающие выполнение функций государственной службы без оформления в штат этой службы, поставлены под удар, а прежний закон просто не исполнен.


Сам Регламент Госудмы становится все более формальным и бесполезным для реальной работы. Теперь на пленарных заседаниях фактически не существует процедуры парламентских дебатов. Так, в случае получения неудовлетворительного ответа на вопрос, заданный депутатом автору законопроекта, нет возможности дать свой комментарий на ответ или уточнить вопрос. Нет такой нормы, как содоклад с особым мнением. Даже в том случае, когда у депутатов есть что сказать по тому или иному законопроекту, Регламент дает возможность пресечь дискуссию или дать по только по одному выступлению от фракции. Закон объемом в сотню страниц рассматривается по такой же процедуре, как и закон, всего лишь меняющий несколько слов в действующем законе.


В результате парламент не обсуждает проблемы, а только голосует за законопроекты и считает число принятых законов показателем эффективности работы депутатов. Л.Слиска именно так и оценивает работу Думы, считая, что числом пропущенных через процедуру слушаний законопроектов можно отчитаться перед избирателями. Рассматривая за один день до 70 вопросов, нынешняя Дума по этому показателю за тот же период вдвое обгоняет Думу предшествующего созыва. Это греет душу Л.Слиске и дает ей силы для того, чтобы изо все сил «гнать картину», стремясь во что бы то ни стало формальными действиями пресечь естественное желание обсуждать вопрос и поставить на голосование необсужденные решения. Как только сигнал к голосованию прозвучал, «Единая Россия» хором нажимает кнопки. Закон принимается, но проблема так и остается без публичного обсуждения. Слиска торжествует, а парламент вырождается.


Законы превращаются в «продукцию», причем очень дурного свойства – ее все время приходится дополнять и исправлять. И происходит это в связи с полным игнорированием проблемного подхода и задачи системной организации законодательства. За кулисами парламентской жизни идет партийная работа. «Единая Россия» даже создает институт, помогающий депутатам разбираться с проблемами законодательства. Но все это вне публичных процессов, вне очных схваток с оппозицией. То есть, в условиях монополии на истину. Нет сомнений, что вся эта партийная махина «Единой России» будет исходить из принципа «чего изволите». Об этом свидетельствует поведение депутатов одноименно фракции, готовой быть вершиной бюрократического айсберга, навалившегося на Россию.


Роль наймитов бюрократии позорна. Даже минимальная прозорливость позволяет увидеть, как бюрократия унижает даже тех, кого возносит на вершины власти. Лидер «фракции подавляющего большинства», председатель Думы на заседаниях превращается в машинку, командующую микрофонами. В такой роли не может состояться лидер парламента – народного представительства. Не случайно ролевая функция, навязанная Борису Грызлову не позволяет ему поставить на место Жириновского, то и дело устраивающего свои хамские спектакли с трибуны Думы.


Еще постыднее роль первого зампреда Думы, играющего на заседаниях парламента роль суфлера. Когда же в руки мадам Слиски попадает думский штурвал и позволяется покомандовать машиной для голосования, в пространство направляются комментарии типа «мы не на базаре», «надо быть почестнее», «хватит себя пиарить». Образ и стиль поведения этой курпулентной сеньоры, возомнившей себя крупным политическим деятелем, создает именно атмосферу базара, где наглая торговка чувствует себя хозяином положения. Это торжествующее хамство бюрократии.


Пример некорректного отношения к депутатскому корпусу оказывается заразительным. Именно поэтому выступления представителей правительства и президента на пленарных заседаниях допускают оценочные суждения в адрес депутатов и их позиции, невольно переходя границы, установленные их статусом, и разжигая страсти в зале заседаний. Чаще всего эти выступления являются совершенно излишними, поскольку заведомо непрофессиональны и заведомо не согласованы с собственным руководством.


Стиль осуществления до предела забюрократизированной процедуры парламентских слушаний нацелен на процесс, а не на результат. Подготовка повестки дня ведется таким образом, что депутат не в состоянии уследить, в какой момент будет рассматриваться тот или иной законопроект, и подготовиться к его обсуждению. Законопроекты, поступают к депутату в несистематизированном виде и в комплекте с чисто бюрократическими документами, которые затрудняют возможность быстрого определения темы законопроекта и совершенно ничего не говорят о сроке его вынесения на пленарное заседание.


В ворохе бумаг совершенно невозможно разобраться. По всей вероятности подавляющее большинство депутатов уже оставило попытки читать законопроекты. Тем самым завершится процесс профанации законотворческой приобретает вполне законченную форму.


Конечно, при желании любой депутат смог бы освоить электнонную систему работы с документами. Но для этого нет условий – приходится пользоваться устаревшими компьютерами, которые явно не в состоянии переварить законотворческий поток. Кроме того, депутат должен не только работать с документами, но и встречаться с людьми, изучать проблемы живьем. Сейчас же депутат по должности должен стать рабом нескончаемого бумажного потока. Жизнь сопротивляется бюрократизации, и депутат предпочитает отодвинуть от себя пачку бумаги и иметь дело с людьми. Увы, при этом бюрократии открываются широкие возможности для протаскивания через Думу выгодных для себя законов.


Недееспособность бюрократии, стремящейся манипулировать народными избранниками, более всего видна в заключениях и отзывах на законопроекты, которые не выдерживают никакой критики. Правительственные отзывы, похоже, готовятся какой-то группой, отрабатывающей формальную процедуру. Заключения комитетов порой просто повторяют правительственные. В результате депутаты не получают никакой информации по проблеме и вынуждены довольствоваться только поверхностными юридическими или политическими аргументами, которые вольным образом разворачиваются в ту или иную сторону. Никаких прогнозных оценок результатов принятия того или иного закона нет. Получается, что принятие закона производится в условиях отсутствия информации и в присутствии безответственности.


За время своей работы нынешняя Дума отправила в корзину несколько сот законопроектов. Среди них были десятки вполне обоснованных и актуальных. Но каждый раз «Единая Россия» в лице своего представителя объявляла о том, что разделяет лишь тревогу авторов законопроекта по тому или иному вопросу. Но сам проект объявлялся недоработанным и несвоевременным.


Ряд забракованных законопроектов касался сдерживания потока насилия на телеэкране, разнузданной порнографии в рекламе, мер по противодействию производству «паленой» водки и самогона, увеличения финансирования оборонного заказа и т.п. Каждый раз «Единая Россия» лишь «разделяла озабоченность», обещая вернуться к вопросу позднее и вынести более серьезный документ для принятия парламентом.


Одновременно сходу принимались отъявленно лоббистские проекты. Вроде резкого снижения барьеров для проникновения в нашу авиационную промышленность иностранного капитала. Или вроде снятия ограничений на долю студентов в вузе, обучающихся на коммерческой основе. «Единая Россия» хором поддерживала такие проекты, не слушая никаких аргументов. Таким образом создается политическая монополия на законотворчество, в которой всякое творчество умерщвлено еще в зародыше.


Парламентская процедура дает возможность депутату поучаствовать в обсуждении закона лишь в первом чтении – при принятии его концепции. Поправки, рассматриваемые во втором чтении уже не предполагают никакой дискуссии. И это при том, что поправки могут калечить первоначальный проект и создавать иное отношение к нему у депутатов, поддержавших проект в первом чтении. Нет, тут никому слова вымолвить не дадут. Право высказывания имеют только авторы поправок и тот, кто от имени профильного комитета отрабатывает номер перед тем, как триста кнопок «Единой России» будут нажаты в едином бюрократическом порыве.


В нынешней Думе нет никакого анализа эффективности законодательства по отдельным его направлениям. Притом что глубокая его неэффективность и даже вредность множества законов не оставляют никаких сомнений. Получается, что Дума продолжает воспроизводство никуда не годного законодательства и не пытается вникнуть в смысл своей деятельности и задуматься о ее эффективности. Оппозиционные фракции способны быть только голосом совести, который депутатами «Единой России» пока не услышан.


Надо сказать и об условиях работы депутата. Оснащение рабочего помещения депутата невероятно убого. Двум штатным помощникам положено почему-то только одно рабочее место. Единственный стационарный компьютер – старичок, который вряд ли позволит себе уважающая себя контора средней руки. Процедурное рабство присутствует и здесь. Аппарат ориентирован на «Единую Россию» с громадным процентом тех, кто пришел в парламент не работать. В аппарате Думы даже бытует термин «работающие депутаты» - то есть те, кто ходит на работу и кого можно застать в кабинете. К «работающим» относятся тепло, но толком сделать для них ничего не могут.


Депутатам нынешнего созыва от созыва предудущего достался любопытный подарок – приостановление статьи закона о статусе депутата, где говорится о бесплатном проезде в городском и пригородном транспорте. Приостановка состоялась в законе о бюджете 2004 года. Экономия здесь смехотворна. Ее даже вовсе нет. Поскольку депутат склоняется к пользованию служебной машиной, один вызов которой перекрывает стоимость проезда на городском и пригородном транспорте за целый месяц. Кроме того, получается, что льготный проезд сохранен для депутатов всех других уровней и даже для собственных помощников депутатов Госудмы.


Заметим, что этот кромешный идиотизм также исходит от «Единой России» с ее стремлением унизить статус депутата, превратить депутата в придаток бюрократии.


Нынешняя Дума ни по каким критериям не может быть признана законодательной властью. Эта власть отдана закулисным манипуляторам, которые помыкают депутатами, не обеспечеными в своей деятельности ни профессиональным штатом советников, ни информацией о стране. Отдавшись воле бюрократии и отдав ей парламент, «Единая Россия» сама стала продуцировать бюрократические импульсы, разлагаясь организационно и морально. Партия власти стала в Думе наследником либеральных идей Союза правых сил, реализуя их бюрократическими методами. Это торжество либеральной бюрократии над интересами России и здравым смыслом.


У нас еще остается надежда, что в «Единой России» созреет бунт – протест против манипулятивных технологий, превращающих народного избранника в марионетку без чести и воли. От того, будет ли этот протест успешен, зависит итоговая оценка «эпохи Путина». При нынешнем отношении власти к народному представительству в парламенте и профессиональным задачам государственной власти в целом можно прогнозировать, что эта оценка будет ненамного выше оценки Ельцина и его команды.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100