статьи
  Статьи :: Россия и мир
  
  Российская политика по отношению к Грузии
15.06.2004


Грузия никогда не обладала суверенитетом над Абхазией и Южной Осетией. Таким образом, никаких прав у нынешнего режима Тбилиси на присоединение этих территорий ровным счетом нет.

Российская политика по отношению к Грузии


 


Интервью информационному агентству МиК 15 июня 2004


(с авторской корректурой)


 


Ситуация, которая сложилась в Грузии и на тех территориях, на которые она претендует – в Абхазии и в Южной Осетии, обусловлена авантюристическим характером курса Саакашвили, который поставил эти непризнанные республики на грань военного конфликта и осуществляет вооруженные провокации, которые состоялись две недели назад как на границе с Южной Осетией, а сегодня - на границе с Абхазией. Кроме того, этот курс вызвал внутриполитический кризис внутри самой Грузии.


Визит фракции «Родина» в Абхазию, проходящий в настоящий момент, не был связан с попытками организации какого-либо политического демарша, а всего лишь с необходимостью встречи с гражданами России и представляющими их интересы организациями, а также в связи с десятилетием нашего миротворческого контингента в Абхазии.


Что касается позиции населения Абхазии и Южной Осетии, то эта позиция была высказана достаточно однозначно. В Южной Осетии в 1992 году прошел референдум, и население высказалось за присоединение к России, и ни в коей мере не собирается быть в составе Грузии. А в Абхазии была принята собственная Конституция, и было выражено желание стать ассоциируемым членом Российской Федерации. Однако формулировка «ассоциированный член» достаточно неясная. И в правовой практике она неудобная, так как непонятно, как она может быть реализована, точно также и протекторат – скорее это предложение со стороны руководства Абхазии означает определенный политический статус России как гаранта независимости республики. Но эта цель уже достигнута, поскольку и миротворческий контингент находится в Абхазии, и достаточно большое количество граждан России, жители Абхазии, получили российские паспорта. Поэтому следующий шаг должен быть связан с признанием независимости Абхазии. Южная Осетия на этот счет высказалась более определенно, и там дальнейший шаг прослеживается - по поводу Южной Осетии мы можем говорить о возможности принятия ее в состав Российской Федерации. В Абхазии такого желания однозначно высказано не было, но все возможности, в том числе правовые, для признания независимости Абхазии на сегодняшний день имеются.


В Государственной Думе состоялось совещание 3-х комитетов, которые имеют отношение к данной проблематике. Заседание было посвящено больше ситуации в Южной Осетии, но затрагивалась также и ситуация в Абхазии. В результате этого совещания с участием министра иностранных дел России проявилась существенная разница в позициях. Если в Государственной Думе депутаты настроены достаточно радикально и готовы на то, чтобы оперативно действовать и идти на признание двух республик, и приводят для этого юридические аргументы, то МИД, к сожалению, готов аргументировать только полную неподвижность своей политики, то есть не намерен предпринимать никаких существенных шагов. В этом смысле позиция министра Лаврова находится в довольно ярком противоречии с уже сложившейся и разделяемой разными фракциями позицией депутатов.


Что касается фракции «Родина», то она изначально была настроена на то, что признание должно происходить самыми быстрыми темпами, потому что промедление, во-первых, обостряет ситуацию и приводит к тому, что может начаться кровопролитие. Авантюристический курс Саакашвили тому свидетельство. А, во-вторых, промедление с этим процессом может поставить Россию в неудобное положение, если, начнется, например, международное признание Косово, которое, видимо, остановить уже невозможно. И тогда, если такой процесс начнется, то России будет крайне неудобно заниматься аналогичными процессами на Кавказе, поскольку Косово Россия признать ни в каком случае не может.


Вот эти аргументы были высказаны, но, по всей видимости, Министерство иностранных дел будет ждать, когда ему будет отдано прямое указание, какую позицию нужно занимать. Ведь по Конституции Российской Федерации именно президент руководит российской внешней политикой.


Позиция фракции «Родина» известна. Она высказана и публично, и на различных совещаниях. Теперь остается ждать, какова же будет позиция Владимира Владимировича Путина.


 


- Но позиция президента В.Путина известна. Он поддерживает президента Грузии М.Саакашвили и вряд ли намерен с ним ссориться по данному вопросу.


 


Речь не идет о ссоре с Грузией.


 


- А как же еще, как не повод для серьезного конфликта, можно воспринять вопрос о независимости Абхазии?


 


Я же не случайно сказал, что такое решение будет опираться на право. Разъясню в этой связи следующее: ни Абхазия, ни Южная Осетия не участвовали в референдуме по независимости Грузии. Это были автономные республики СССР, а согласно закону от 1991 года выход из состава Союза Советских Социалистических Республик, если таковой будет, производится автономными республиками отдельно. На каждой территории должен проводиться отдельный референдум, и власти республики СССР не должны влиять на этот процесс. В Грузии референдум должен был проводиться отдельно, в Абхазии и в Южной Осетии – отдельно. Соответственно, Абхазия не участвовала в референдуме о независимости Грузии, а Южная Осетия – напротив, на референдуме высказалась о присоединении к России. Согласно действующему на тот момент, 1991 года, праву, ни Абхазия, ни Южная Осетия не согласились вступить в Грузию.


Более того, Грузия никогда не обладала суверенитетом над Абхазией и Южной Осетией. Таким образом, никаких прав у нынешнего режима Тбилиси на присоединение этих территорий ровным счетом нет. А у России появились правовые основания для признания независимости этих республик, и для Южной Осетии - даже включения этой республики в состав Российской Федерации.


 


- То есть, если взять долгосрочные интересы России, то реализация такого сценария будет ей более выгодна, чем поддержка Саакашвили?


 


Поддержка режима Саакашвили никогда не была выражена таким образом, что все действия Саакашвили будут одобряться со стороны Кремля. Более того, когда речь идет о территориальной целостности Грузии, я не зафиксировал заявления со стороны Кремля, что эта территориальная целостность предполагает нарушение правовых норм. Поэтому есть территория Грузии, есть территория двух непризнанных республик. В этом смысле, может быть, Путин выскажется более отчетливо, если он понимает ситуацию по-другому. Но я думаю, что сейчас уже достаточно понятно, что никакая локальная политическая задача по поддержке режима Саакашвили и его авантюристического курса для Кремля интереса представлять не может.


 


- Ну а вопрос вывода военных баз с территории Грузии? Он довольно скользкий и увязывается с Договором об ограничении обычных вооружений, который должны подписать страны Восточной Европы. Каковы здесь российские интересы?


 


Российские интересы здесь могут быть проявлены только в связи с выбором определенного стратегического курса в Закавказье. Пока этого курса не существует. Существуют хаотические действия, которые в общем-то не отражают интересы Российской Федерации. Если мы собираемся сохранять свое военное присутствие, то военные базы там должны быть; если мы готовы капитулировать, как в общем повсюду во внешней политике сейчас происходит, то, конечно, зачем там военные базы? Их просто заменят американцы, да и еще воспользуются нашим военным имуществом.


Поэтому я думаю, что вопрос здесь принципиальный. По отношению к Абхазии и к Южной Осетии столь циничная сдача позиций, как это было в Аджарии, вряд ли возможна, поскольку и население этих республик -преимущественно граждане России или те, кто хочет российское гражданство принять. Поэтому неудобно так уж прямо сдавать российские интересы. Но стремление Кремля и МИДа сдавать их повсюду, где только это возможно, сейчас достаточно отчетливо проявляется. Если появится такая возможность в Закавказье, то я думаю, что Кремль на это пойдет. Пока же ему в сложившейся ситуации очень неудобно это делать.


 


- А Дмитрий Рогозин способен в этом вопросе противостоять Владимиру Путину? Он ведь не раз заявлял о его поддержке?


 


Такой поддержки, о которой вы говорите, безоговорочной, никогда не было, и на самих выборах говорилось об условной поддержке и о том, что поддерживается конкретно. Антиолигархический курс поддерживается, курс на борьбу с бедностью (хотя пока он, к сожалению, направлен больше на борьбу с бедными), также конечно должен быть поддержан. Курс на территориальную целостность и на единство конституционного строя поддерживается. Но некоторые действия не поддерживаются. Правительство и премьер, который был предложен Путиным Государственной Думе, фракцией «Родина» не поддержаны. Поэтому нельзя говорить о том, что Рогозин и партия «Родина», а также фракция «Родина», поддерживают президента безоговорочно. Это абсурд. Поддерживаются некоторые действия Путина, а другие не поддерживаются.


 


- То есть, в данном случае речь идет об одном из тех принципиальных вопросов, по которому «Родина» будет отстаивать свою позицию?


 


Да, и пока не проявлена достаточно отчетливо позиция Путина, «Родина» будет стремиться к тому, чтобы ее позиция и политическая риторика склоняли президента к признанию независимости двух окологрузинских республик.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100