статьи
  Статьи :: Русский консерватизм
  
  ПОРА ПЕРЕОЦЕНИВАТЬ ЦЕННОСТИ
03.07.2000


Только решимость отстоять нашу Традицию и обеспечить нескончаемую череду будущих русских поколений может придать смысл и достоинство нашему существованию

ПОРА ПЕРЕОЦЕНИВАТЬ ЦЕННОСТИ


Мы и они
Политики и политологи, допущенные к газетным страницам и микрофонам теле- и радиоэфиров, толкуют нам о необходимости общественного согласия, консенсусах и плюрализмах. Одновременно против нашей страны ведется самая свирепая война с участием этих самых политиков и политологов, взывающих к гуманизму и смирению, но поучающих деньги от разного рода банд зарубежных и доморощенных политических потрошителей.
Настойчивость, с которой нас призывают к смирению перед лицом национальной катастрофы, перед возможностью полной утраты связи нынешнего поколения граждан России с предшествующими поколениями, с тысячелетней русской культурой, говорит не столько о цинизме этого многотысячного отряда проповедников, сколько о несоответствии их образа мысли целям России, несоответствии их мировоззрения мировоззрению национальному. Они могут обманывать (как Ельцин, говоривший, что ляжет на рельсы, если цены будут подниматься, а уровень жизни снижаться), но они бывают и правдивы, как правдив, скажем Чубайс или Гусинский. Они последовательны в своих действиях, они откровенны, как, скажем Кох, поразивший всех своим русофобским цинизмом. Они практические не скрывают ненависти к нашей стране и беззастенчиво смотрят на нее как на механизм, который можно перестраивать, реформировать, изготавливая из него некое изделие, которое будет соответствовать их представлениям о целесообразности. Они могут говорить об «общечеловеческих ценностях», но никогда не будут исходить из запросов конкретного человека. Они таковы – любовь к ближнему для них не существует. Они предпочитают любить кого-то далекого – например, чеченских бандитов, выступая в столичных залах с требованием вести с ними переговоры (как Явлинский) или жалуясь мировому сообществу на несправедливость нашей страны (как общество «Мемориал»).
Даже те, кто особенно не задумывается о причинах бедственного положения нашей страны, все-таки не могут не видеть, что большинство публичных деятелей в чем-то не такие как все остальные, что-то в них устроено совсем иначе, чем у среднего русского человека.
Объяснение этому достаточно простое. В современном мире присутствует несколько основных типов (стилей) мышления, и один тип мышления оказался наиболее приспособлен к тому, чтобы иметь личный успех на фоне всеобщего разрушения, получать огромные доходы при развале экономики, занимать высшие посты в государстве при разложении государственности и уничтожении элементарного порядка в системе управления. Этот стиль мышления мы называем либерализм.
Другой тип мышления – прямо противоположный своему – они до такой степени ненавидят, что предпочитают не говорить о нем. Для либералов удобнее всего обрушиваться на коммунистов. У тех и других единый источник вдохновения – идеи французского Просвещения. А вот для тех, кому эти идеи противны, либералы в современной России полностью перекрыли доступ в средства массовой информации, полностью блокировали какие-либо возможности организации значимых политических объединений. Потому что либералы знают, что русские консерваторы – самые последовательные их враги, которые имеют принципиально иной тип мышления, которые по всем основным мировоззренческим установкам готовы биться с либералами насмерть.
Современная Россия, оживая от последствий либеральной живодерни, обращается к консервативным, традиционным ценностям, русский народ постепенно начинает различать среди политиков своих врагов; элементарные представления о справедливости восстанавливаются в своих правах. Именно поэтому мы подходим к этапу коренной переоценки ценностей, навязанных нам либералами, разорявшими страну в течение десятилетия.
Если хватит у нас смелости оспорить все «самоочевидные» истины, Россия получит ясное, разработанное поколениями русских мыслителей мировоззрение, а вместе с ним – стратегию русского прорыва, русского успеха в новом тысячелетии.


Мерзость либеральной Конституции
Конституцию РФ в 1993 году, когда ее принимали, практически никто не читал. Потом выяснилось, что она никуда не годится, поскольку не дает нормально работать высшим органам власти и стимулирует сепаратизм (неудачи в Чеченской войне 1994-1996, паразитизм Татарстана, Башкирии, Якутии и других «внутренних республик» – прямое следствие положений этой Конституции).
Но конституционная проблема в другом. В Конституции изложены те мировоззренческие установки, которые калечат законодательство в целом, превращают законы в пустые бумажки, а деятельность парламента – в форму тунеядского времяпрепровождения. Речь идет о преамбуле Конституции и первом ее разделе – «Основы конституционного строя».
Преамбула говорит каждому гражданину нашей страны, что он живет в многонациональной стране, в то время, когда реально нация в России одна – русская, когда по всем меркам наша страна единонациональная – страна русской нации и живущих с нею рядом дружественных народностей (национальных меньшинств). Мы видим ложь в первой же строке Основного закона, которая дает право этносепаратистам резать нашу страну на свои феодальные уделы. Ведь Конституция исходит также из «общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов», а значит русский народ, создавший Россию и составляющий более 85% населения ставится на одну доску с малыми народностями.
Конституция в условиях войны против русского народа говорит нам от утверждении прав и свобод человека, о гражданском мире и согласии. Таким образом, этот документ лишает нас право оказывать сопротивление изменникам, заполнившим государственный аппарат, преступникам, обчищающим государственную казну и вместо решения конкретных задач следовать абстрактному либеральному принципу «прав человека».
В условиях интервенции, которую осуществляет мировое сообществ против нашей страны, используя самые совершенные методы ведения информационных войн, разложения «штабов» управления, угнетения национального мировоззрения, Конституция говорит нам о признании себя (то есть «многонационального народа») частью мирового сообщества. Иными словами, Конституция прямо и откровенно свидетельствует о том, кто Россия капитулирует, о том, что наша страна, отбив десятки самых страшных интернациональных нашествий в прошлом, сдается перед нашествием, лишь слегка закамуфлированным заявлениями о стремлении к дружбе и сотрудничеству.
Вся первая глава Конституции «Основы конституционного строя» – сплошная ложь. Ни один пункт из всего, что записано в ней, никогда не исполнялся. Потому что каждый из заложенных в Конституцию принципов может быть отнесен только к совершенно безответственному человеку, который озабочен только личным успехом. Он будет добиваться «прав и свобод человека» лично для себя, угнетая всех остальных, он будет считать себя вправе от имени народа осуществлять «народный суверенитет», не желая знать, на чем все-таки основано народное самосознание. Либерал с Конституцией в руках будет считать, что он разоряет страну по закону и тем самым народ через него будет «осуществлять свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления».
Россия в течение сотен лет была православной страной, и Православие было религией, обуславливающей нравственность власти. В Конституции декларируется невозможность государственной религии, а значит – тотальная безнравственность власти, возможность для чиновника не служить стране, а пользоваться своим положением в личных целях, не имея никаких представлений о высших смыслах бытия. В тоже время мудрость древних гласит: «Церковь и государство суть два божественных дара человечеству, два порядка вещей, вытекающих из единого источника – из воли Божией, ух учредившей. Послушные воле Божией, эти два порядка должны быть в полном согласии между собой. Церковь ведает делами божественными, небесными. Государство – человеческими, земными. В то же время государство всемерно печется о хранении церковных догматов и чести священства. А священство вместе с государством направляет всю общественную жизнь по путям, угодным Богу» (Кодекс Юстиниана).
Вся вторая глава Конституции «Права и свободы человека и гражданина» – сплошная ложь. Она ссылается на «общепризнанные принципы и нормы международного права», пренебрегая русской историей, национальным мировоззрением, национальной безопасностью. Она ссылается также на «право от рождения», пренебрегая вековой традицией приобретения прав за службу, за верность Отечеству; она признает идеологическое разнообразие, давая жизнь самым извращенным, антинациональным доктринам, закрывая глаза на ущемление русской философии, русской социальной науки в угоду западническим мировоззренческим стандартам. Даже сама возможность национально-государственной идеологии, без которой не живет и не может существовать более или менее долго ни одно государство, Конституцией отрицается.
Конституция утверждает, что все равны перед законом и судом. На деле это положение превращается в преимущества для преступника и предателя, который пользуется судебной процедурой, чтобы уйти от ответственности. Например, душегубу Радуеву (да и другому бандиту и убийце до приговора суда) эта Конституция предоставляется право голосовать на выборах.
Записано, что достоинство личности охраняется государством. В действительности по Конституции личностями у нас являются только крупные государственные чины, подающие в суд на журналистов. Все остальные живут по другим правилам.
Зафиксировано, что можно изменять свою национальную принадлежность и скрывать ее. Следствием становится запрет на указание своей национальности, а значит – ущемляются права русских называть себя русскими в своей собственной стране и отличать «своих» от «несвоих». Право выбирать язык общения, воспитания и обучения приводит к полному произволу, а потом – к искоренению русского языка и его угнетению у угоду малым народностям.
Декларированная свобода совести (свобода вероисповедания) становится свободой бессовестности, свободой отправлять на территории России сатанинские культы или нетрадиционные религии, замутняющие народное сознание. Вместо традиционных для России Православия, Ислама и Буддизма (в естественном соотношении 1000:10:1) внедряются иные конфессии и секты, захватывающие духовное пространство нашей страны. И все это – по Конституции.
Декларированная свобода мысли и слова становится безобразным произволом пропагандировать в СМИ всякого рода пакость, подрывать традиционные нравственные устои, выдавать безграмотность и сквернословие за полет мысли, картавость и пошлость – за творческое своеобразие, пропаганду антигосударственных и антинациональных идей – за конструктивную критику. И вот вся эта гнусность защищается Конституцией, исходя из принципа запрета цензуры. (Заметим, что «золотой век» русской литературы связан как раз с подцензурным существованием, а современная импотенция «творческой интеллигенции» - с полной свободой.)
Перечислить все мерзости ельцинской Конституции просто не представляется возможным. Но вот чем следует заключить этот краткий обзор, так это утверждением о глубоком родстве либеральной и советской Конституций. При всем различии в системе госуправления они полностью тождественны в декларации системы ценностей, отвергающих Традицию.


Консервативная альтернатива
Либерализм понимает свободу как явление экономическое, распространенное на все прочие сферы жизни. В результате, якобы, происходит освобождение индивидуума от государства - те же марксистская мечта о «царстве свободы». Не случайно формальное равенство (по норме закона) и реальное преимущество худших представителей общества (по норме либерального режима) становится дополнением к принципу свободы.
Либералы говорят, что наши права заканчиваются там, где начинаются права другого. В действительности их права (людей с либеральным типом мышления) ничем не ограничены, потому что не имеют под собой нравственной основы, а переведены на почву экономических калькуляций «выгодно - не выгодно». Консерваторы говорят, что свобода индивидуума – это обман, действительно свободным может быть только органическое социальное единство, а свобода личности – ничто перед свободой и задачами развития нации. Либералы ради свободы одного готовы пожертвовать свободой государства, а значит – свободой и достоинством многих. Консерваторы готовы предоставлять отдельной личности дополнительные возможности только в меру служения общим интересам.
Для либерала государство – первый враг, а содержание истории видится как непрерывная борьба личности против государства. «Золотой век» для либерала – не век расцвета культуры, а век распада и разложения. Десятилетка ельцинизма для либералов – самое счастливое время. Для консерватора это катастрофа. Либерал радуется краху Римской Империи, Российской империи («тюрьма народов»), СССР («империя зла»); консерватор сопротивляется разрушению государства. Либералам нужны великие потрясения, консерваторам – великая Россия.
Либерал опирается на идею «естественного права» (разумеющихся для каждого прав вне зависимости от качества «человеческого материала»). Они прославляют все «естественное» (то есть животное в человеке), ратуют за неотъемлемые права человека (жизнь, свобода, собственность, право сопротивляться тирании и т. д.) и всеобщую правомочность каждого индивида, считают обоснованием общества доктрину общественного договора и суверенитет народа и из этого пустого принципа выводят применимость абстрактных законов для любых исторических общностей и любых исторических периодов (оттого либералы никогда не выигрывали войны). Для них важна не реальная жизнь, а принцип (лишь бы рынок был, а там пусть хоть все сдохнут).
Мы различаемся во всем. Они говорят: Экономика, мы говорим: Культура. Они говорят: Закон, мы говорим: Справедливость. Они говорят: Разум. Мы говорим: Воля. Они говорят: Принцип, мы говорим: Жизнь. Они говорят: Человечество, мы говорим: Нация. Они говорят: Я, мы говорим: Мы. Они говорят: Человек, мы говорим: Бог.
Для консерватора общество – не механизм, воплощающий в себе какой-то универсальный принцип (например, «правовое государство»). Общество – это организм с вполне конкретной предысторией и текущими задачами, с духовным содержанием и историей духовных исканий.
Государство и нация для консерватора – не сумма граждан и институтов, они – воплощение «народного духа», замысла «небесного архитектора».


Наше мировоззрение
Консервативное мировоззрение должно быть основано на следующих политических задачах:
- сохранение целостности нации, ее исторического и культурного достояния, уникальности, традиций вопреки тотальной унификации и стандартизации «единой Европы»;
- жесткий пограничный контроль всей товарной и информационной массы, проникающей в нашу страну, обеспечение культурной самостоятельности и сохранение уникальности русской цивилизации;
- воспитание в обществе героического культа вместо культа силы, идей благородства и самосовершенствования вместо порнографической попкультры, воспитание дисциплины вместо произвола и своеволия.
Наша демократия ни в коем случае не должна быть последышем философии Просвещения. Наша демократия должна быть основана на древнем понимании демократических процедур – прежде всего на ее цензовом характере, который призван осуществлять элитный отбор, давать преимущества лучшим представителям общества.
Античная традиция цензовой демократии в современных условиях предполагает:
- приобретение гражданства не по рождению, а за службу и благонадежность;
- недопустимость двойного гражданства, означающего ущемление прав своего демоса, в пользу чужого;
- недопустимость признания прав варвара (иммигранта, бомжа, врага собственного демоса), которое означало бы попрание прав каждого гражданина и всего демоса;
- преступник, даже отбывший наказание не может и не должен получать всей полноты гражданских прав, если он полностью не реабилитирован судебным решением.
Основных цензов четыре: возрастной (преимущества активному возрасту 25-55 лет), образовательный (иерархия преимуществ в зависимости от образованности), имущественный (преимущество тем, кому «есть что терять», но не кучке олигархов и не бомжам) и ценз оседлости (преимущество тем, кто включен в стабильные социальные связи местного уровня). Они дополняются семейным цензом (полнотой прав обладает только глава семьи, в которой растут дети) и цензом отношения к воинской службе (полностью правоспособен только военнообязанный, несущий тяготы, связанные с обороной страны и воинской учебой).
Вслед за И.А.Ильиным мы должны противопоставить либеральным принципам (культ равенства, государство как уравнительное всесмешение, пафос избрания угодного, культ независимости, принцип конкуренции, принцип коалиции «свободных граждан» против главы государства, культ личного успеха, карьеры, культ новаторства…) консервативные ценности (культ ранга, государство как семья, пафос верности, культ чести, заслуги служения, культ традиции…). Основополагающие моменты идеи русского возрождения России должны быть: консерватизм (традиционализм, русизм, корпоративизм, технократизм) и реваншизм (оптимизм, культурный и технологический экспансионизм, милитаризм). Что же касается политической стратегии, которая должна настроиться на соответствующую концепцию, подкрепить ее социальным базисом, то эта стратегия связана с охранительными идеями - удержать территорию (в перспективе - вернуть себе всю историческую Россию), восстановить демографический потенциал русской нации, сохранить русскую культуру, вернуть себе позиции в мировой цивилизации (в науке, культуре, экономике).
Мы должны переоценить все ценности, которые вбивались нам в голову десятилетиями, и признать их фальшивость, вредность для национального организма, несовместимость с задачами выживания и развития России. Для того, чтобы фальшивые ценности были отброшены, а страна спасена от исторического забвения, нужна невероятная концентрация воли государственных мужей и невероятная стойкость полноценных граждан – истинных солдат Империи. Только решимость отстоять нашу Традицию и обеспечить нескончаемую череду будущих русских поколений может придать смысл и достоинство нашему существованию



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100