статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НАЧИНАЕТСЯ С ЗАЩИТЫ ОТ ДУРАКА
07.11.1996


НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
НАЧИНАЕТСЯ С ЗАЩИТЫ ОТ ДУРАКА


Проблема обеспечения национальной безопасности России тесно связана с проблемой создания адекватной системы государственного управления. Назначение Александра Лебедя на пост секретаря совета Безопасности РФ вынуждает разобраться в теоретических основах, которые будут поставлены во главу угла его деятельности на этом посту. В особенности это касается модели российской государственности.
Александр Лебедь вместе со своими консультантами, пишущими ему статьи, использует термин "империя" как идеологему, которая, впрочем не имеет под собой никакой идеологии("Сегодня" 26.04.96). Рассматривая термины "монархия", "империя", "республика" как этикетки, он тут же отдается игре в эти этикетки.
Вполне в духе "этикеточного" понимания имперской формы политики, генерал Лебедь видит в империи лишь необузданный процесс "пожирания" чужих территорий. Такое понимание возможно лишь при полном игнорировании русской истории. Только в качестве нарочитого издевательства можно принять тезис о том, что большевистское государство стало высшей формой проявления имперскости России. Представлять слом всего строя русской жизни в результате нескольких этапов предательства (от прямой измены Родине до вытаптывания русской культуры) в качестве органичного завершения имперского строительства — значит вовсе не понимать что есть существо национальной безопасности, что необходимо защищать от разнообразных угроз.
Между тем, вполне очевидно, что объектом защиты является определенный уклад жизни, обеспечивающий нации долговременную стратегию успеха, достойного существования и сохранения своей вселенской миссии. Представлять тягчайшее преступление против России в качестве перехода к последней стадии тупикового пути развития, отождествлять имперскость с интернационализмом — значит вовсе ничего не понимать.
Приходится напомнить, что латинское слово imperium означает вовсе не экспансию, а суверенитет, управление, командование. В свое время Вашингтон говорил о США как о “восходящей империи”, имея в виду национальное становление. Для России имперские дороги национального становления тоже открыты или закрыты лишь в силу нашего желания или нежелания по ним идти. Воля и мудрость, героический и творческий порыв открывают пути в Империю. Кроме того, гражданин имперской нации получает в Империи главное — ощущение связи времен и мировой значимости собственной культуры, а значит и собственного бытия. Гражданин Империи преодолевает не только бытовую ограниченность повседневности, но и замкнутость во времени своего физического бытия. Он связан с предками и будущими поколениями, он чувствует их присутствие в настоящем. Отказаться от мечты об Империи — все равно что отказаться от собственной нации.
Будучи логичным в своем заблуждении, Лебедь изыскивает в качестве обороняемого политикой национальной безопасности объекта некую новую этикетку. Вслед за своим консультантом В.Найшулем, А.Лебедь провозглашает курс на национальное государство. Причем, настолько своеобразное, что таких, пожалуй в мире не сыскать. Изобретенное Лебедем национальное государство столь близоруко, что отказывается видеть естественное и повсеместное различие людей по этническим и расовым признакам. И нация тут строится просто — прикинулся своим, и тебя обязаны признать своим. Такая вот нация — без традиции, без истории, без этнического ядра.
Русская нация в трактовке Лебедя ничуть не отличается от евразийской нации, выдуманной на исходе века такими политическими персонами как Р.Абдулатипов, В.Шумейко, С.Шахрай, а также такими авторитетными учеными как Н.Моисеев, А.Панарин и другие.
Лебедь считает, что ассимиляция русской нацией других народов произойдет сама собой. В этом случае в России действительно должна сформироваться какая-то славяно-тюркская смесь. Многие эту смесь уже давно заметили, повторяя оскорбительное для русских “потри русского — найдешь татарина”. Но для того, чтобы поверить во все это, хотелось бы видеть хотя бы один пример указанной ассимиляции.
Вот до чего примитивное понимание наиболее устойчивой формы государственного правления у Лебедя — нет территориальной экспансии, значит нет и империи. Значит вовсе не имперской политикой является доминирование на товарных и финансовых рынках СНГ, не имперский подход демонстрируется культурной экспансией. Это все, по Лебедю, политика национального государства, экономящего силы, чтобы не тратиться на удержание чужого. Понятие культурного империализм ему не ведомо.
А что же это такого чужого увидел Лебедь в Российской империи? Может быть территории Средней Азии, окультуренные и индустриализированные русскими? Поди ж ты, и Прибалтика, вдруг возникшая как геополитическое явление только в ХХ веке - тоже чужое? Наконец, и Украина с Белоруссией, заселенные субэтносами русского народа (в другой терминологической трактовке - этносами русской нации), - тоже чужое?
Дальше - больше. Чужими оказываются и Чечня, и Татарстан. А за ними проглядывают в качестве чужой земли Башкирия, Якутия, Калмыкия и т.д. Что же остается у России нечужого? Какой-то обглодок из чисто русских областей!
За Лебедя договаривает Найшуль ("Сегодня" 27.05.96). Он полагает, что полиэтнические государства должны разбиться на монокультурные национальные государства. Что это значит для России - вполне понятно. То же, что для СССР - Беловежский сговор.
В своей статье А.Лебедь демонстрирует незнание реальной ситуации в созданных большевиками республиках. Он полагает, что большевики передали республикам какие-то права и тем обеспечили успешность своей имперской политики. Помилуйте, какие такие права? Это не те ли, которыми воспользовались демократы для разрушения СССР? Но до этого момента кому бы в голову пришло реализовать записанное на бумаге? 
Политика большевиков была имперской лишь по виду. На деле она опиралась на дурной миф о дружбе народов и плодила антиимперскую интеллигенцию в республиках, стремясь к реализации теоретического постулата о выравнивании уровней культурного и экономического развития. Кризис российской государственности привел к тому, что эта интеллигенция потребовала себе политического бытия. Поэтому “демократы” вовсе не пресекли линию большевизма, а продолжили ее, использовали в своих целях.
Теперь взглянем мельком на основной экономический посыл, который может оказаться главным для секретаря Совета Безопасности.
Найшуль, интеллектуально обслуживающий генерала Лебедя, пишет о том, что современный националист должен непременно выступать за открытую экономику своей страны. Таких "националистов" мы уже видели - в гайдаровско-черномырдинском правительстве. И результаты их деятельности тоже всем хорошо известны. Известны они и Лебедю, упомянувшему в одном из телеинтервью о вывозе капиталов из России,  по оценкам, в объеме от 200 до 400 млрд. долларов.
Открытые границы, безусловно, обеспечивают свободную конкуренцию. Но даже Дж.Соросу известно, что свободная конкуренция и эффективная конкуренция — не одно и то же. Политика “прозрачных границ” означает для России крайне неэффективную конкуренцию, стопроцентный проигрыш в ней и скорое банкротство, за которое придется заплатить (и Россия уже плат) политической зависимостью.
Замечательно вписывается в его концепцию и разрушение традиционного русского уклада жизни. Он говорит о неизбежности болезненной рецепции выработанных в иной культуре норм "дальнего" взаимодействия между людьми. Будто в русской культуре таких норм не было! Кабы так, не было бы побед на Куликовом, Бородинском, Прохоровском поле, не было бы России.
Доказательством того, что "дальний" порядок в России имелся и имеется, является само существование русского народа. Вот только всяческие инокультурные рецепты, насильственно навязанные русским в последние годы, подрывают этот дальний порядок...
Посмотрев на все эти теоретические изыски Найшуля-Лебедя, хочется задать секретарю Совета Безопасности РФ вопрос: "Александр Иванович! Вот с этим теоретическим багажом, с этими терминологическими новациями вы собираетесь защищать национальные интересы России? Чем все это отличается от "берите суверенитета, сколько хотите", от гайдарономики, от обоснования предательства?".
Для того чтобы не смешаться со всей этой радикально-демократической камарильей, которая будет проклята в веках, Александру Лебедю надо защитить самого себя от прохвостов с умными физиономиями и тупиц в погонах, обложивших его как медведя в берлоге. Только прогнав их в шею можно будет вступать в бой с номенклатурными интриганами и коррупционерами, изобретая нестандартные ходы для воссоздания системы национальной безопасности России.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100