статьи
  Статьи :: Русская нация и национальная демократия
  
  ЛИЧНОСТЬ, НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО КАК ЭЛЕМЕНТЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ИДЕАЛА
03.05.1995


ЛИЧНОСТЬ, НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО
КАК ЭЛЕМЕНТЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ИДЕАЛА


  Для того,  чтобы  вести  речь об общественном идеале,  так или иначе необходимо затронуть основные элементы иерархии  общественных ценностей.
  Если строить понятия об общественном идеале,  отталкиваясь  от личности человека, то из этого неизменно следуют проблемы отношения личности и общества,  личности и рода, личности и биосферы (ноосферы).  Если  отталкиваться  от понимания личности,  как совокупности всех его социальных отношений,  то сами  эти  отношения  становятся предметом  для  дальнейшего разворачивания представлений об общественном идеале.  Наконец, можно строить общественный идеал, опираясь на понимание самого общества, рассматривая его существование в форме сложного переплетения личностных и групповых качеств и действий. Все подходы  вполне  (или до определенной степени) равноценны, если не игнорируют в построении общественного идеала  существенного -смысла употребляемых понятий и их взаимосвязи.
  Спекулятивные подходы к построению общественного идеала  обнаруживают себя тем,  что отсекают,  отбрасывают,  выводят за пределы своего рассмотрения те или иные социальные факторы.  Так, например, российская либеральная идеология (размеется, мы говорим здесь о российском или "россиянском" либерализме) грешит тем,  что личность ставится во главу иерархии ценностей сама по себе,  лишенная каких бы то  ни было признаков, формирующих ее. Человечества как бы нет вокруг этой личности, она сама начинает это человечество формировать вокруг себя сообразно своим интересам и потребностям.  Так образуется и реализуется программа человекобожия.
  В конце концов обожествленный человек не преодолевая отбрасывает все свою телесную оболочку,  перестает ее замечать.  Он лишается любви к родине,  любви к отцу, любви к матери, к ближним своим, лишается чувствительности к боли,  способности к переживанию и упивается своей богоподобной ролью.



  ЧЕЛОВЕКОБОЖИЕ
  Самое страшное заблуждение,  которого не может из бежать практически ни одна идеологическая система,  помещающая человека в центр своей системы - это человекобожие.
  Когда С.Булгаков говорил о ценности личности, он прекрасно понимал, что же он берет исходным моментом всего своего построения об общественном идеале.  Он  писал:  "Человек не может утверждать себя только в себе и на себе,...  он выносит центр своего  существования за пределы  своего я,  духовно выходит из себя,  рассматривает себя лишь в связи с целым, как его часть, отдает свое я, чтобы восстановить его единение с целым,  делает себя в этом смысле формой, воспринимающей абсолютное содержание."
  Современные либеральные  концепции в России пытаются использовать учение С.Булгакова,  не замечая,  что вопреки этому учению утверждают самобожие и скатываются в сатанизм.  Человекобожие требует порождения сверхчеловека,  личного кумира. Эти кумиры в калейдоскопическом круговороте сменяют один другого. У нас это называется политикой и реформами, народовластием и демократией.
  Отсюда и  готовность  верить  лживой  пропаганде,  вещающей  о "светлом будущем",  теперь - рыночном.  Соблазн  самообожествления, преодоления трагизма  истории делают фанатиков коммунизма и либерализма одинаково самонадеянными,  одинаково заносчивыми и жестокими. Они  верят  в  божественность своих кумиров,  зрят в завтрашнем дне близкое царство свободы и справедливости,  не замечая подлости  дня сегодняшнего, не противостоя ей.
  С.Булгаков пишет:  "Та единственная в своем роде, незаменимая, абсолютно  неповторимая  личность,  которая  только  однажды на какой-нибудь момент промелькнула в истории, притязает на вечность, на абсолютность, на непреходящее значение, которое может обещать только религия, живой "Бог живых" религии, а не мертвый бог мертвых социологий." Увязнув в этих социологиях, мы то и дело мним себя богами,  выталкивая личность в центр мироздания,  не понимая что это за личность, в чем смысл ее существования.
 Постановка вопроса о смысле мгновенно  осложняет  антропоцентристские идеологии.  Оказывается,  что говоря о личности, они хотят подразумевать какую-то универсальную оболочку,  подходящую  каждому индивиду.  И  каждый  индивид как бы допускается к тому,  чтобы эту оболочку при необходимости примерить на себя. Абстракция аксиологической схемы подменяется конкретным самобожием, универсальным, доступным каждому. Лишь с течением времени российское общество ощутило всю мерзость этого соблазна и сейчас медленно избавляется от него.
 С.Булгаков отмечал,  что  интеллигенция  "уверовала,  вместе с Руссо и всем просветительством,  что естественный человек  добр  по природе своей и что учение о первородном грехе и коренной порче человеческой природы есть суеверный миф,  который не имеет ничего соответствующего в нравственном опыте.  Поэтому вообще никакой особой заботы о культуре личности (о столь презренном  "самоусовершенствовании") быть не может и не должно,  а вся энергия должна быть целиком расходуема на борьбу за улучшение среды. Объявляя личность всецело ее продуктом, этой же самой личности и предлагают улучшать эту среду, подобно барону Мюнхгаузену, вытаскивавшему себя из болота за волосы." Получается, что в либеральном понимании общественного идеала центральное положение личности есть одновременно и самое неприкаянное ее состояние.
 Вопрос о смысле опрокидывает безбожную схему. Оказывается, что личность  можно  понимать по-разному.  Абстрактная личность в схеме либералов лишена всего своего естества,  вопрос о ней самой отставлен в сторону, выведен за скобки. В построении С.Булгакова личность обрастает социальными связями,  наполняется духом и, не теряя своей телесности,  обретает образ Божий. Личность оказывается связанной с семьей, племенем, нацией, государством.
 Более того, личность, как абстракция - не универсальна. Она не подходит для  употребления  всякому,  она выявляет в индивиде нечто особенное,  а это особенное не у всякого индивида сохраняется в качестве  существенной  черты.  Поэтому С.Булгаков говорит о святых и героях,  которых чтит народ:  "Они, те праведники, ради которых существует сырой материал этнографической массы, в них осуществляется миссия народа." Они - тот "святой остаток",  который своей  праведностью оправдывает существование народа.
 НАЦИОНАЛЬНОЕ И ОБЩЕЧЕЛОВЕЧСКОЕ
 С.Булгаков пишет:  "Человек есть воплощенный дух и,  как таковой,  состоит из духа и души и тела,  - одушевленной телесности.  В нем есть личное и родовое начало,  мужеское и женственное. Дух есть божественное начало в человеке, имеющее жизнь в себе и раскрывающееся в Боге. Человеческая личность есть личный дух по образу Христову и в этом,  онтологическом, смысле она причастна Христу, Его вселенскому вселику.  ...Члены тела Христова суть тем  самым  граждане мира, члены вселенского братства, не интернациональное, но сверхнациональное, духовное объединение."
 Отталкиваясь от  представлений о духовном единстве человечества, легко впасть в заблуждение,  которым так часто  напоказ  грешат политики, скрывая свои честолюбивые замыслы. Показное человеколюбие - это так модно,  этого ждут от любого  государственного  мужа!  Но здесь-то как раз и намечается разделительная грань. "Общечеловеческое может иметь двоякий характер -  абстрактно-человеческого,  безличностного и вненационального,  или конкретно-человеческого, индивидуального и национального."
 Надо понимать,  что конкретность здесь - в рассуждениях С.Булгакова - опять же не носит  универсального  характера.  В  противном  случае признание  существования  наций и их неотъемлемости от человеческой природы исчезало бы с их уравниванием, безразличием к ним. Отсюда возникает особенность отношения  личности  к нации:  "Родовое начало,  психея есть для человека непреложный факт его собственной природы,  от которого ононтологически не может, а аксиологически не должен освободиться, ибо это означало бы развоплотиться,  перестать быть в своем собственном человеческом чине.  Это люциферическое восстание против Творца..."
 Подмена общечеловеческой духовности существует в виде интернационализма, космополитизма и звериного (нездорового)  национализма. Абсолютизация родового  начала,  как и его игнорирование - порочны. Российские либералы,  преодолевая извращение родового чувства  (лишенный духовности  интернационализм),  негодуя на его абсолютизацию (шовинизм), впадают в собственную болезнь -  болезнь  игнорирования этого чувства.  Отсюда и утрата чувства Родины, и пожелания поражения собственного правительства в войне, и объявление примата "общечеловеческих  ценностей"  над национальными интересами...  Отсюда и непонимание роли государства, служащего оболочкой нации; противогосударственные  политические установки,  уродливые концепции свободы личности... По этому поводу С.Булгаков говорил о бессилии атеистического гуманизма, “который не в состоянии удержать одновременно и личность, и целое,  и поэтому постоянно из одной крайности попадает в другую:  то личность своим бунтом разрушает целое и,  во имя прав индивида,  отрицает вид (Штирнер,  Ницше), то личность упраздняется целым, какой-то социалистической Спартой, как у Маркса."
 Здравому национальному самосозднанию должно понимать, что "национальность есть для нас и страсть,  и бремя,  и судьба, и долг, и дар,  и призвание,  и жизнь. Ей должна быть являема верность, к ней должна быть хранима любовь, но она нуждается в воспитании, просветлении,  преображении.  Космополитический  гомункул вольтеровского и коммунистического образца в жизни не  существует...  Только  национальное есть и вселенское, и только во вселенском существует национальное.  Дух един и прост,  плоть же,  с ее психеей, многочастна и многообразна,  "многоразличная Премудрость Божия" (Еф.  3,10)."


 ГОСУДАРСТВО И НАЦИЯ
 Как мы уже отмечали,  построение системы общественных  идеалов требует здравого понимания телесности человека, его родовых корней. С.Булгаков писал:  "Стремление найти логос  национального  чувства, понять  и  привести  к  возможной  отчетливости идеал национального призвания неистребимо коренится в самом этом чувстве,  которое, как и всякое глубокое чувство, не довольствуется инстинктивным самосознанием, но ищет своего логоса."
 Первоэлемент этого логоса - признание существования нации. Как это не элементарно на первый взгляд,  нежелание  признать  реальность  наций,  их самоценность составляет признак современных идеологий. На худой конец нации придумываются, как была придумана в угоду доминирующей политической  доктрине "россиянская" нация. (Отметим в скобках, что иллюзорность понятия "россияни" отражена практически отсутствующим применением его от первого лица. Чаще говорят: "Мы россияне!", как бы разделяя ответственность на всех.)  Не удивительно, что появляется какой-то "многонациональный народ" в  тексте Конституции Российской Федерации.
 Нацию в России,  как и во времена С.Булгакова, стремятся "слепить" из этнографических факторов,  разукрасить правовыми нормами и свести к ансамблям песни и пляски. Государственный аппарат применяется для того,  чтобы живую реальность нации умертвить в кнъюнктурную абстракцию.
 Проблема состоит в том, чтобы понять нацию как трансцендентную реальность, которая реальнее многих видимых вещей.  Нацию надлежит, опознавать   непосредственным  переживанием  (чувство  национальной идентичности), прозрением  высшей  миссии  (национальная  гордость, чувство избранности).  "Инстинкт  переходит в сознание,  а сознание становится самопознанием.  А отсюда может родиться и  новое  национальное  творчество.  ...национальное  сознание и чувство могут известным образом (несмотря на подсознательный характер национальности) воспитываться, и, конечно, также и извращаться."
 Извращения начинаются с безразличия к национальному, с мифологии “многонациональности”, а кончаются открытой злобной русофобией. Некрофильская злоба, маскируемая “общечеловечностью”, чаще всего агрессивна в отношении государства. Непонятное включается в образ врага и атакуется любыми средствами. Одновременно под удар ставится и нация, для которого государство является оболочкой, в которой национальный дух ищет своего воплощения. Именно поэтому неприятие  всего русского одновременно и противогосударствнно, и антинационально.
 Коль скоро наши главные помыслы - о России,  то и речь следует вести о русской нации, о русском государстве. В противовес этой позиции российские либералы стремятся выдумать "государство  вообще", новый Город Солнца с идеальным правовым порядком,  пригодным на любой почве.  Не понимая,  не чувствуя своей почвы, они не могут создать и эффективной государственности, а потому - обречены на погибель прилюбом исходе их игрищ для России.
 Для того,  чтобы "довести до конца" экономические  реформы  (а это значит  разрушить  русскую  государственность  до основания без всякой надежды на возрождение), применяется обновленный в соответствии с новейшими методами ведения войны метод  выжженной  земли.  В русскоязычных  средствах массовой информации повторяется тот "самобойкот русского национального самосознания",  который угробил  Российскую Империю в начале века.  Зато бессчетными повторениями нелепиц о "многонациональности" и правах этих "национальностей"  подогревается племенной сепаратизм, требующий все больших и больших прав и свобод.  Одного нет в пропагандистской риторике этого "союза  интеллигентщины с татарщиной" - русского народа.
 С.Булгаков пишет: "Даже те государства, которые в свое окончательном виде состоят из многих племен и народностей, возникли в результате государственной деятельности одного народа, который являлся в этом смысле "господствующим",  или державным.  Можно идти  как угодно  далеко в признании политического равенства разных наций,  их исторической равноценности в государстве это все равно не  установит.  В этом смысле Россия, конечно, остается и останется русским государством при всей многоплеменности даже при  проведении  самого широкого национального равноправия".


 ЛИБЕРАЛЫ В МАСКХАЛАТАХ
 Зоологизм в отношении человека во  времена  жизни  С.Булгакова более всего был распространен в России в форме марксистского интернационализма. В современной России он приобрел  формы  либерального космополитизма. Поэтому  использование учения Булгакова в целях либеральной пропаганды против коллективистских идеологий, имеющих источником марксизм,  и национальных движений, опирающихся на русскую философскую и государственную  традицию,  есть  грубое  непонимание этого учения.
 Более всего омерзительна подделка С.Булгакова либералами,  использующими христианство  в качестве обоснования собственного мировоззрения. Он говорят "никому ничего нельзя прощать",  они приветствуют смертоубийство,  а после этого пишут философские  трактаты  о христианском социализме,  христианской  демократии  и  общественном идеале.
 Сам С.Булгаков писал о подобного рода маскировке: "В настоящее время можно также наблюдать особенно характерную  для  нашей  эпохи интеллигентскую  подделку  под христианство,  усвоение христианских слов и идей при сохранении всего духовного облика  интеллигентского героизма... Легче всего интеллигентскому героизму, переоблачившемуся в христианскую одежду и искренно понимающему  свои  интеллигентские  преживания и привычный героический пафос за христианский праведный гнев,  проявлять себя в церковном революционизме, в противопоставлении своей новой святости, нового религиозного сознания неправде "исторической" церкви."



 Цитирование дается по изданиям: С.Н.Булгаков, Героизм и подижничество, М.:Русская книга, 1992;. С.Н.Булгаков, Сочинения в двух томах, М.:Наука, 1993.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100