статьи
  Статьи :: Русский консерватизм
  
  СТРАТЕГИЯ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ КОНФРОНТАЦИИ
03.05.1996


Самобытные цивилизации освобождаются от колонизовавшей их западной мысли, западного образа жизни и образа мыслей, возрождая собственную идентичность.

СТРАТЕГИЯ РОССИИ
В УСЛОВИЯХ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ КОНФРОНТАЦИИ


ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ РАЗЛОМ
Мир структурирован в геополитическом, культурном и временном пространстве цивилизациями, имеющими принципиально различные парадигмы развития, конкурирующие между собой, реализуя имманентное стремление к культурной и политической экспансии.
Главные конфликты глобальной политики будут происходить именно между странами и группами стран различных цивилизаций - таков вывод П.Хантингтона, гарвардского профессора, автора нашумевшего эссе (см. обзор в (1)) . Хантингтон, воспроизводя цивилизационный подход к истории, разработанный ранее Данилевским, Тойнби, Шпенглером и др., впервые откровенно объявил, что основные и наиболее кровавые конфликты современности будут происходить по линиям разломов между цивилизациями и с этой точки зрения Запад будет должен разрабатывать свою цивилизационную стратегию.
Мы уже видим кровоточащие раны по линии православие-ислам в Закавказье (Карабах, Абхазия, Южная Осетия) и Чечне, а также в непрекращающейся бойне в Югославии. Конфликт тлеет и по линии Запад-славянский мир. Он проявляется в тяжбе вокруг Крыма, противоречиях между западными и восточными регионами Украины, попытках наводнения России миссионерами различных конфессий и сект. В сущности, попытки подавления Западом славянского мира - это основной конфликтный процесс последних трех веков. Любая консолидация западного мира (насильственная при Наполеоне и при Гитлере, политическая в послевоенные годы) направляла его усилия на уничтожение России.
Хантингтон пишет: "В разных цивилизациях существуют разные взгляды на отношения между Богом и человеком, гражданином и государством, родителями и детьми, свободой и властью, равенством и подчинением. Эти различия - продукт столетий. Они скоро не исчезнут." Он тысячу раз прав. Можно продолжить мысль Хантингтона, сказав, что война цивилизаций не предстоит, а идет непрерывно. Останавливали войну только внутрицивилизационные неурядицы.
Любое преимущество всегда использовалось одной цивилизацией против другой и, вопреки мнению Хантингтона, вовсе не на культурном фронте. На культурном фронте конкурируют и дополняют друг друга только высшие образцы культуры. В реальной жизни мы видим иное. Экономическое преимущество Запада и относительно мирный период его развития позволили осуществить экспансию западной системы ценностей. Но сегодня самобытные цивилизации освобождаются от колонизовавшей их западной мысли, западного образа жизни и образа мыслей, возрождая собственную идентичность.
Как отмечает Хантингтон, главный конфликт, скорее всего, будет конфликтом Запада и всего остального мира. Это сильное и верное утверждение. Вывод для России из этой установки состоит в том, что ее место не может быть на стороне Запада. Наивно и глупо сохранять детскую увлеченность игрой в "новое мышление", которую затеял М.Горбачев и продолжает (по крайней мере, в основном) Б.Ельцин. Запад не включился в эту игру, а Россия понесла огромный геополитический и военно-стратегический урон.
Здоровая конкуренция между цивилизациями может быть только в сфере высокой культуры и фундаментальной науке. Но никак не в военной или экономической области. Здесь арбитров нет и слабый всегда проигрывает, если не возникает ситуации общего проигрыша. Впрочем, единственный случай, когда общий проигрыш очевиден - взаимное сдерживание ядерным оружием, не превращается в правило. Есть много конфликтных ситуаций, общее поражение в которых очевидно только немногим ученым, просчитывающим последствия до конца. Арбитрами, как показывает практика, они стать не могут. Арбитрами на достигнутом к настоящему уровню доверия между конфликтующими сторонами могут быть только катастрофические последствия конфронтации.
Если война между цивилизациями идет, то цель России - победа в этой войне, а цель русских ученых - разработка соответствующей стратегии. Речь не идет о пирровой победе - разгроме других цивилизаций. Победа в данном случае - доказательство своей цивилизационной конкурентоспособности, отстаивание "самости" русской цивилизации и подавление размывающих ее процессов. Вторая сторона этой победы - поиск убедительных аргументов о необходимости снятия межцивилизационных конфликтов, прекращении цивилизационной экспансии против России.
Мы видим, что современная Россия находится в состоянии, когда все ее кровопролитные и разорительные войны оказываются как бы проигранными, жертвы бессмысленными. Враги России сегодня могут торжествовать. Но беда в том, что мы порой не замечаем своих поражений и торжествующих врагов принимаем за друзей. Жить в условиях войны и не замечать ее - смерти подобно. Поэтому нужно сконцентрировать внимание именно на характере этой незаметной (или забытой) войны, понять где проходят фронты, какие диверсионные группы калечат страну, какие штабы планируют окончательную ликвидацию России.
Между тем цивилизационный подход к анализу глобальных конфликтов современности порой отрицается.


МЕНЬШЕВИЗМ ПРОТИВ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Теория национальных меньшинств стала чрезвычайно популярной и сторонников нерусского развития России.
Культуролог Е.Рашковский (21) считает, что одна псевдонаучная пардаигма (формационная доктрина и экономический детерминизм) меняется постсоветскими гуманитариями  на не менее убогую — теории геополитики и локальных цивилизаций.
В действительности формационный полностью сохранил свои позиции, хотя и стал несколько менее откровенным и не пропагандируется столь открыто, въевшись при этом во все поры общественной науки. Что же касается экономического детерминизма, то он пропагандируется десятками партий, подавляющим большинством государственных и общественных деятелей. Скажем даже, что экономический детерминизм значительно усилил свои позиции, легко адаптировав монетаристские мифы.
Ссылаясь на П.Флоренского, рассматривающего научные парадигмы лишь в качестве символьного описания, Рашковский приходит к мысли о том, что попытка превратить гуманитарное знание (например, цивилизационную теорию) в руковдство к действию просто душит человеческую жизнь. Но в таком случае все гуманитарное знание - не более, чем “брехня”, способ существования паразитов-интеллектуалов. При этом сам же Рашковский дает определение цивилизации как культуры, материализовавшейся (отчужденной) в этносоциальных и экономических структурах, а также “силовое поле обстоятельств и смыслов, способных на долгое время закрепляться в сознании и подсознании огромных человеческих масс.”
Полностью усвоив теоретические построения Тойнби, Рашковский критикует его за переход к методологии, к составлению перечней цивилизаций, превращая будто бы философскую глубину в один из спосбов символического описания, “опущенный” до эмпирического уровня..
Бесспорно, эмипирические приложения дают лишь одну из трактовок философской концепции, и потому менее очевидны для участников догматических споров. Но это вовсе не означает, что интерпретации — нечто линее.
Рашковский утверждает, что русская история парадоксальна, а потому и адогматична. Но разве из этого следует вредность каких-либо интерпретаций. Как раз вся парадоксальность проистекает из интерпретаций, только в них и реализуется.
Рашковский пишет, что Запад для России – не чужое, а, скорее, свое-другое, отличное свои периферичным положением, но единое по религии и антропологии.  Отсюда, мол, и драма — ни отождествиться, ни отмежеваться. Отсюда и веные попытки усмирения “внутреннего сухопутного океана” через идеологическое оформление священновластия, выразившееся в уваровской триаде «православие, самодержавие, народность», а после октября 1917 года – в догматизированном марксизме-ленинизме. Это породило и внутреннюю тенденцию к распаду системы, ллишенной внутренней легитимации и регулирующей гибкости. Неприятие верхов превращалось в неприятие государства. “В то же время у государства не находилось ни идейных, ни организационных ресурсов для сосуществования с различными оппозициями, не говоря уже всерьез о способности встроить их в общий правоупорядоченный контекст гибкой государственной политики.”
Рашковский глубоко заблуждается, считая экономическую преступность в период застоя вариантом народной инициативы. Экономическая преступность была привилегией верхов. Это при “демократах” она  стала действительно всенародной - “и по винтику, по кирпичику растащили огромный завод”.
И уж совсем нелепым выглядит утверждение о том, что “Россия исстари была обществом меньшинств – конфессиональных, этнических, этно-социальных, социально-экономических, субкультурных.” Слдующим этапом остается представить себе демократию в качестве системы, пестующей все эти меньшинства, якобы являющиеся гарантией ее существования. Но дифференцированность жизни отнюдь не является признаком или необходимостью для демократии. Дифференцированность может отличать лишь переходной перод, когда жиненный стандарт еще не сложился (в том числе и стандарт разнообразия, унифицироуемый в  дальнейшем в понятиях).
По Рашковскому допетровская Россия енесет в себе черты цивилизационной неопределенности, поскольку России вообще не входит в состав нормативно-определяемых локальных цивилизаций. Для него Россия —  “межцивилизационный, лишь относительно единый, внутренне подвижный континентальный океан”. Здесь уже недалеко до современного евразийства — романтики расчленителей России.
Вспоминая работы Ахиезера, Рашковский предлагает не плодить новые расколы в обществе путем  авторитарной борьбы с ними. Мол, есть такой путь поиска “несхожего в едином”. Став на такую позицию, можно считать борьбу с сепаратистами заведомо проигранной.
Рашковский пишет о культурного процессе “позитивного упорядочивания культурного многообразия”. Понять этот процесс как устаноление единства в многообразии дано не всем. Выходит, что есть разнообразие “негативное”, подлежащее ликвидации, а есть “позитивное” — побуджающее к диалогу и преодолению энтропии. Как делить одно от другого, как подправлять природное разнообразие — загадка
Чтобы обосновать современность своей пацифистской концепции Рашковский объявляет тоталитаризм “пароксизмом традиционного общества” в условиях утраты его (традиционного общества) “метафизической глубины”. Но ведь любая утрата метафизической глубины может означать сползание в тоталитаризм — в том числе и модернистского типа. Именно таков вариант большевизма. В нем самом не было никакой опоры на традицию, хотя и использовались народные архетипы, этой традицией воспитанные. То же можно сказать и о концепции “золотого миллиарда”.
Рашковский, по видимому черапющий информацию лишь из определенного рода газет, говорит о пароксизме “круто замешанного на большевистской психологии православного фундаментализма”. С одной стороны, слово “фундаментализм” применяется здесь в негативном звучании совершенно некорректно. С другой, стороны даже в данной интерпретации “православного фундаменталдизма” в современной России  просто не видать.


РОССИЯ - РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
 Если конфликт между Россией и Западом носит цивилизационный характер, то наша внутренняя конфликтность обусловлена предательством "верхами" России, номенклатурой ее национальных интересов и русофобским, безнациональным характером советской генерации нашей интеллигенции. Перед этими двумя группами приходится отстаивать представления о России как о самобытной цивилизации, о принципиально русском (а не "россиянском", не "многонациональном") ее характере.
Общепринятого понимания того, что Россия является самостоятельной и своеобразной цивилизацией до сих пор не существует. Россия представляется то частью европейской цивилизации, то частью евразийской цивилизации, то Азиопой - слегка европеизированным азиатским типом цивилизации.
Вместе с тем, цивилизационное отличие России от остального мира в достаточной мере очевидно. Без труда можно видеть отличительные цивилизационные признаки России - духовные, культурные, государственные. Все это отражено в русской философии, русской литературе, русской истории. Можно говорить о сравнимости вклада России в историю человечества, сравнимом с вкладом Римской империи. И по жизнеспособности в течении тысячелетия, и по культурному капиталу Россия не уступит ни одной цивилизации, когда либо существовавшей на Земле.
Границы нашей цивилизации вполне отчетливо фиксируются:
Россия - это не Запад. Об этом говорят хотя бы непрерывные попытки Запада поглотить Россию. Эти попытки предпринимались с беспримерной настойчивостью и жестокостью на протяжении нескольких веков. Все крупнейшие войны были связаны именно с этим. Второй характерной чертой, отделяющей Россию от Запада, является принципиальное отторжение западных форм бытия при достаточно быстром усвоении и переработке некоторых внешних или второстепенных признаков западной цивилизации. Россия никогда не укореняла в себе традиции, тождественные Западу, но всегда переиначивала их на свой лад. Даже христианство в России носит имеет особый характер, принципиально отличный от протестантизма и католичества.
Россия - не Восток. Здесь сказывается, прежде всего, главное естественное различие - расовое. При всей терпимости России к иноплеменникам и иноверцам, способности находить формулу сосуществования с ними, о какой-либо тождественности с Востоком говорить не приходится. Россия, кроме того, - принципиально нордическая цивилизация. Поэтому она не способна раствориться в восточном мире, который для нее является миром Юга. Восток в России тоже не может органически укорениться иначе, чем этнографическая достопримечательность или базарное разнообразие.
Россию невозможно представить в качестве ядра славянской цивилизации. Как писал К.Леонтьев, есть славяне, но нет славянства. Практически все славянство - это Россия: великороссы, украинцы и белорусы. Остальное - лишь вялая периферия, подминаемая то Россией, то Западом; периферия, не способная к самостоятельному цивилизационному творчеству.
Россия - русская цивилизация. Только русскость в России есть одновременно и признак цивилизации. Как писал К.Аксаков, человечество в России суть народность. На первый взгляд антиномичное суждение раскрывает основной сущностный признак цивилизации. Ведь подобное умозаключение пригодно лишь для культурно-исторической общности, поглощающей из других культур все ценнейшее, но привносящей в мировую культуру свое особенное в значительно большей степени. То есть все остальные культуры содержатся в ней в качестве элемента.
Россия должна вернуться к своей русской идентичности. У России нет иного выхода в войне цивилизаций.



ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ВОЙНА ПРОТИВ РОССИИ


УВЕЧЬЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ДУХА
Итак, в XX веке мир вступил в войну цивилизаций. Если русская цивилизация жила представлениями о войне как о столкновении на фронтах, то Запад приготовил другую стратегию победы и, надо отметить, одержал верх.
Поражение России всегда начиналось с подрыва национального духа русского народа.
Первое стратегическое поражение России было нанесено марксизмом. Либеральная интеллигенция, увлеченная новомодным западным учением, не только организовала бунт, разрушивший государственный порядок, но также смутила народное самосознание. Рядовой государственный переворот в сочетании с "одухотворенной" марксизмом тиранией обернулся для России многолетней гражданской войной и чудовищной разрухой. Изживание этой "одухотворенности" произошло лишь через кровавые репрессии, насаждение чудовищного лицемерия и двойного нравственного стандарта. Это был жестокий, но временно эффективный рецепт.
За либеральным расслаблением коммунистического режима последовал период радикальных (либеральных же) реформ, в результате которых Россия также получила тяжелое увечье национального духа.
Демонстрируют это такие цифры (1):


Ответы на вопрос "Для чего вы живете?"


    работа   занятия вне работы


США     13.5%     72.9%
Великобритания   24.1%     65.1%
Россия    25.2%     62.7%
Бразилия    56.6%     40.9%
Филиппины    67.9%     31.1%



  Хотели бы вы служить   Хотели бы выпожертво-
  своей стране?    вать своими личными
       интересами ради этого?


Франция   29.3%      10.0%
Россия   62.8%      29.4%
США    72.2%      36.7%
Бразилия   84.8%      41.3%
Филиппины   97.3%      82.6%


Можно сделать вывод, что Россия, не построив эффективных механизмов государственной машины и экономической системы, отвечающих современному характеру цивилизационной конфронтации, успела утратить такой фактор цивилизационного иммунитета, как подвижничество граждан. Целевые установки граждан России во многом уже таковы, будто мы обустроили свою жизнь как в наиболее экономически мощных странах.
Снятие "железного занавеса" позволило обрушить на гражданина России поток социокультурной (или бескультурной) информации, трансформирующей и калечащей его систему ценностей. Импорт высокой культуры стал для нас слишком дорог, поддержка собственной культуры и ее укоренение через систему образования - тоже. Поэтому население вынуждено в духовном смысле питаться отбросами. Поэтому оно теряет трудовую мораль, перестает рожать детей, отвечает на обессмысливание своей жизни всплеском преступности.
Вместе с тем, по многим чертам характера и мировоззренческим установкам мы все еще очень сильно отличаемся от жителей западного мира. (Подробно эта проблема обсуждается в замечательной книге К. Касьяновой (2).) Это отличие составляет наш цивилизационный признак, наш рецепт выживания в войне цивилизаций. Размывание нашего своеобразия, направленное искажения целевых установок российских граждан - это способ пометить врага российской цивилизации внутрь каждого российского гражданина, парализуя тем самым его творческий дух и естественный патриотизм.
Переносчиком болезни безнациональности в России снова стала интеллигенция, получившая богатый методический материал на Западе.
Интеллигенция говорила: "так жить нельзя", народный принцип отвечал: "мы так жили и живем". "Нельзя" говорилось по одному поводу, "можно" - по другому. В итоге грани между "можно" и "нельзя" стирались и на месте традиционной народной этики и традиционного подвижничества интеллигенции обнаруживалась традиционная же интеллигентская нетвердость и генетическая народная распущенность. При общей деградации государственного механизма мы получили катастрофу, аналогичную той, что предсказывали в начале века прозорливые авторы сборника "Вехи".
Мы на собственной шкуре почувствовали (но еще до конца не поняли) что такое новые способы ведения войны. "Горячая" война против России бессмысленна, Россия в такой войне победит (если победа будет принципиально возможна по условиям "игры"). Только отчасти в прошлое отошла и "холодная" война, связанная с откровенными военными угрозами, прямыми антироссийскими акциями в экономике, открытой неприязнью в международной жизни. Наступила стадия информационной войны - подрыва сил противника через разложение его самосознания.


НЕЭКВИВАЛЕНТНЫЙ ОБМЕН (ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА)
Идеологическая диверсия марксизма подшибла Россию на взлете. Что там "японское чудо" перед настоящим русским экономическим чудом начала XX века. В специальной работе (4) приводятся фантастические цифры. За предвоенных 20 лет промышленность увеличила свою продук цию в четыре раза. Бурно развивался коммерческий капитал (увеличе ние вкладов в коммерческие банки составило 12.8 раза). Выпуск сельхозмашин увеличился в 4 раза. Урожай хлеба удвоился. Россия кормила всю Европу. Численность населения возросла почти вполовину. При этом налоги были самыми низкими в Европе (примерно вдвое ниже, чем у всех остальных), размен кредитных билетов на золото не приоста навливался даже во время войны. Мы не будем говорить о выдающихся успехах в области науки и культуры...
И вот все это "скушали" марксизм и война, принесенные нам с Запада. Марксизм приехал к нам от немцев виде книг и финансовых вливаний в большевизм из Германии. Головорезы, потрошившие церковные ризницы, музеи и усадьбы, охранявшие главарей большевизма, поднявшие волну террора - составляли в своей верхушке настоящий интернационал. В первых рядах русской революции были латышские стрелки и "просвещенные" евреи, составившие костяк карательных органов, чехословацкий корпус, уподобившийся разбойничьему войску, чеченцы, вырезавшие казачьи станицы поголовно. К сожалению, это забыто многими и воспринимается чуть ли не как подтасовка истории, а последствия, аукнувшиеся в Праге, Вильнюсе, Грозном, воспринимаются изолированно от причин.
Другой интернационал - Антанта, которому русскими жизнями сподручно было одолевать неуемную Германию, тоже внес свою лепту в войну против России, предав ее сразу и навсегда. Россия была ограблена Западом: огромные сокровища были за бесценок выкуплены у бандитского режима большевиков (как известно, скупка краденого - отвратительное преступление.), золотой запас ушел в швейцарские и японские банки, ее собственность за рубежом (посольства, фабрики, монастыри) была реквизирована. Даже русская армия, вывезшая из Севастополя обмундирование, военное снаряжение и топливные запасы была обчищена до нитки.
Второе ограбление России в XX веке связано с "радикальными реформами". Разрушена стратегическая оборона, практически весь золотой запас вывезен из России, экономика развалена более, чем наполовину, оставлены традиционные рынки сбыта, наука попросту уничтожена (доля российской науки в ВНП в десять раз ниже, чем в Израиле и США), началось резкое сокращение численности населения. (Подробные данные приведены в брошюрах (5,6).) На этот раз носителем катастрофы был вирус "либерализма", опять же внедренный к нам Западом и получивший питательную среду с началом Перестройки.
Необходимо говорить и о тех финансовых технологиях, которые были разработаны западным миром и впущены на территорию России антинациональным режимом.
П.Кузнецов (7) приводит цифры из Европейского ежегодника (The Europa year book. A world survey. Europa Publcations Ltd. London.) за 1972, 1981 и 1988 годы по валовому продукту стран "семерки", доле этих стран в мировом продукте и общей их доле в мировом продукте. (Аналогичные расчеты приводит П.Хомяков (18, с.60)).
Автор статьи пишет, что мировой продукт (в долларовом исчислении) растет более чем на 10% в год. Но данные мировой статистики позволяют говорить, что имеет место не фактический рост мирового продукта на 10% в год, а рост долларовой массы на эту величину." Однако, таких темпов роста в материальном выражении не наблюдается! Если учесть, что, что темпы мирового ВНП не превзойдут 2-3% в год, то получается, что "семерка" попросту проглатывает значительную долю ВНП, обменивая его на "крашеную бумагу".
Кроме того, автор отмечает, что отсутствие сильных колебаний валют стран "семерки" друг относительно друга показывает, что эмиссионная политика ими согласуется, а значит реализуется и финансово-политический союз против всего остального мира.
Результат таков: на "семерку", составляющую 12% от населения планеты приходится 64% потребления мирового продукта, что дает превышение в уровне жизни над всем остальным миром примерно в 13.6 раза. Учитывая, что в 1981 г. при численности населения в 6% от общемировой и валовом продукте в 10% от мирового, Россия (СССР) имела уровень жизни ниже, чем в странах "семерки", примерно в 3.5 раза. Двукратное падение производства приближает нас к уровню жизни Китая и Индии.
Академик Моисеев (20) приводит данные о том, что ежедневный мировой объем торговли реальными товарами составлял 12 млрд. долларов, то объем финансовых сделок — 420 млрд. Этот финансовый монстр полностью пожрал Латинскую Америку, которая в 1958 году была должэа МВФ 257 млрд. долларов, выплатила в течение 14 лет 417 млрд., а к 1994 году осталась должна 547 млрд. Сейчас подобная история повторяется с Россией, которую также ждет финансовый крах, если она не придумает “асимметричный ответ”.
Одним словом, в мире налажен неэквивалентный обмен, реализуемый через политические и финансовые технологии, ставшие новыми методом ведения войны, новым методом захвата ресурсов и богатств других стран.
Основной механизм неэквивалентного обмена - внедрение мифа о прелестях открытого общества. С легкой руки Дж.Сороса (8) и любимого им К.Поппера тезис об "открытом обществе" стал гулять по отечественной научной литературе и публицистике без всякого критического осмысления.
Раскрытие российской экономики позволило финансовому и интеллектуальному капиталу свободно перетекать в более приемлемые условия, которые, разумеется, были не в России. Нетрудно сравнить плотность населения в климатически аналогичных зонах Америки и России. Плотность населения в России оказывается в два-три, а то и в пять раз выше. По расчетам (9) 2/3 территории России сравнимы по климату с Аляской, а 1/3 - с Канадой. Сделан вывод о том, что плотность населения России по сравнению с аналогичными территориями выше в 8 раз! В другой работе, посвященной тому же вопросу (10) вывод таков: "Любая попытка перестроить российский уклад по западным стандартам, задать нашей экономике западные правила игры - это путь уничтожения русской нации: медленного или быстрого, но неизбежного." (На эту тему см. также работы (11,12).)
История и природа России таковы, что в ней не приживаются все более абстрактные формы абстрагирования от процесса производства. Для русских по аналогии с физический отъем вещи, приобретение богатства через использование финансовых технологий считается грабежом, а не "цивилизованной формой рыночной экономики".


МИФ РУССКОГО НАЦИЗМА
Например, одним из важнейших факторов информационной войны стало натравливание мелких этносов на русский народ, будто бы виноватый в их экономических бедах и большевистской смуте.
Прежде всего, сформирован миф о русском нацизме (фашизме, шовинизме, "черносотенстве", "красно-коричневой" угрозе). Этот миф изобрели российские либералы разного политического калибра, имеющие безотчетную цель уничтожения русского народа методами, которые стоит называть либерал-фашизм.
Миф остается мифом, а цифры говорят о другом (1992 г.). Соотношение положительных и отрицательных оценок у москвичей по отношению к евреям, татарам, молдованам, латышам составляет 7:1, по отношению к кавказцам - примерно 1:1 (13, с. 253)). Реальные проявления этнической розни вообще исключительная редкость среди русских. Они не любят уголовников, пьяниц, наркоманов и гомосексуалистов и лишь изредка с опасением относятся к представителям других рас и этносов (см. там же). Да и то, скорее всего, по причине неблагоприятного личного опыта. Зато мы имеем другое - отчетливо выраженные русофобские настроения представителей "титульных" этносов в бывших республиках СССР и в республиках на территории современной России.
Этот фактор дает такие плоды (14). Среди "титульных" этносов республик в составе России от 30% до 60% убеждены в том, что каждый народ в России должен иметь свою государственность. (Среди русских в "титульных" республиках готовы принять гражданскую войну в такой завуалированной форме до 20%.)
Мифами покрывается реальность - русофобия российских властей и интеллигенции, а также расчленяющие страну во второй раз (после СССР) этнократические режимы.


ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ НАДЛОМ
Фактор информационной войны - насаждение порнографии, половой распущенности, конфликта поколений, пьянства (водка в течение 1992-1995 гг. относительно хлеба подешевела в 6 раз!). Результат ясен - развал семьи, безотцовщина, детдомовщина, материнское и младенческое нездоровье. В конечном итоге - сокращение численности населения, дебилизация и вырождение нации.
Цель демографического надлома русской нации понятна. Потеряв в 1992-1994 гг. в численности около 2 млн. человек, русские в течение ближайших десяти лет могут потерять еще 10 млн. (14, с.148). Все это сочетается с взрывообразным ростом численности населения на южных рубежах России. Если русские (включая великороссов, малороссов и белорусов) за десятилетие 1979-1989 прибавили в числе лишь на 6%, то северокавказские народы - на 25%, а народы Закавказья, республик Средней Азии и Казахстана - на 50% (14, с.189). К 2030 году ожидается увеличение численности населения Земли вдвое относительно сегодняшней (см., например, (15)) А пока у русских семей коэффициент рождаемости составляет 1.1 ребенка на семью, в то время как для нормального воспроизводства требуется иметь этот показатель на уровне 2.24 (расчеты А.Н.Тюрюканова (16)).
Вместе с тем, сохранение настоящего порядка также неизбежно ведет к исчезновению России с лица Земли. России в населении Земли очень скоро станет пренебрежимо незначительной. Разрастание численности народов Южной Азии, Африки и Латинской Америки рано или поздно обратит их взоры на пустующие просторы нашей страны. Они найдут самую малую щель в наших границах и законах, чтобы затопить собой эти просторы. И тогда русских просто не будет.
Мы видим, что сохранение "евразийской" концепции дружбы народов в СССР вело к полной ассимиляции русских. Поэтому всяческая агитация за возвращение к этой концепции - есть призыв к преступлению против русской нации.



СТРАТЕГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ПОБЕДЫ РОССИИ


ПОИСК ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
Очень схематично перечислим набор стратегий, предлагаемые России различными политическими группировками.
Западничество. Эта программы является продуктом культурной экспансии Запада. Как писал А.Солженицын, железный занавес не был ликвидирован, но был лишь слегка приподнят и под него начала подтекать навозная жижа. Сейчас ситуация еще более сложная. Вместо железного занавеса, который все-таки выполнял функцию цивилизационного обособления, появился однонаправленный фильтр. В Россию поступают низкокачественные колониальные товары и ядерные отбросы, псевдозападный образ жизни. В противоположном направлении поступают отечественные природные ресурсы, идет "утечка мозгов" - главного достояния России. "Открытость" России носит очень своеобразный характер. Это и обуславливает стратегию западничества - упразднение России, превращение ее в сырье для западного мира. Запад через внедрение "западничества" в России осуществляет давление на непригодную для его успехов культурную доминанту через концепцию "общечеловеческих ценностей" и экологизм. Сильный вынуждает слабого жить посредствам, по совести. Сам при этом живет, преследуя максимальную выгоду для себя. Под благовидным предлогом (видовое единство человечества) другим цивилизациям предлагается избавиться от защитных механизмов.
Россиянство - одна из форм западничества, открывшая в России нацию "россиян". Такой нации в реальности никогда не было, нет,и , дай Бог, никогда не будет. Здесь сказывается просто списывание с западных образцов представлений о национальной идентичности и попытка выбраться из разрушающей страну "многонациональности".
Евразийство (восточничество) является ответом на очевидную разрушительность западничества и поиском союзников на Востоке. Но беда в том, что Россия более чужда Востоку, чем Запад. (Примером может служить отношение Японии к России. К последней куда больше претензий по поводу нескольких утесов в море, чем к США, сбросившим на Японию две атомные бомбы.) Парадоксально, но Восток политически (а в некотором смысле, и духовно) ближе для России, чем Запад. Тут можно говорить о неразделенной любви, увлечение которой не должно затягиваться.
Славянофильство, панславизм - достаточно вялая форма цивилизационной идентичности, разъединяющая русский народ (великороссов, украинцев и белорусов) на этнические группы, единство которых почему-то надо не воплощать, а доказывать.
Русская идентичность - наиболее адекватна цивилизационной стратегии России. В России духовность всегда была русской, армия - русской, культура - русской... Только вот с государственностью не всегда удавалось. Внесение в русскую цивилизацию интернациональных мифов (варианты - западничество, евразийство, "россиянство") в XX веке неоднократно калечило государственность России и подрывало ее цивилизационную идентичность. Более того, в этот период образовался безнациональный, цивилизационно неприемлемый для России правящий слой номенклатуры, не ведающий, не чувствующий цивилизационных интересов страны.


ПОПЫТКА МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОГО СОГЛАШЕНИЯ
Концепция устойчивого развития (sustainable development) отражает тот конфликт понимания, который неизбежен при попытках договориться между представителями, пользующимися разными системами ценностей. Появившись на международном форуме в Рио-де-Жанейро в 1992 г. эта концепция стала поводом для долгих дискуссии, но ни одна из дискутирующих сторон так и не собирается жертвовать своими интересами ради общего дела. Оказалось, что "налог" на тупиковые модели развития может быть востребован только со слабого, а сильный никому не позволит облагать себя таким налогом. Отсюда следует, что "золотой миллиард" останется миллиардом, какие бы документы от его имени не подписывали бы политики.
Переводной термин sustainable development - англоязычный неологизм, не имеет аналогов в нашем цивилизационном пространстве. (Ситуация чем-то напоминает неадекватное принятие в научный лексикон России термина “нация”.) Отсюда масса недомолвок и нелепиц в ученых дискуссиях в самой России.
Устойчивость надо понимать как возвращение состояния общества на избранную траекторию развития после разного рода случайных катаклизмов. Но вопрос-то состоит в том, какова эта траектория! Достаточно очевидно, что траектория общемирового развития не устраивает 4/5 населения Земли. Для России эта траектория - есть траектория падения в пропасть. Для чего же все эти разговоры об устойчивости? Чтобы разбиться наверняка?
Дело с концепцией УР доходит до такого абсурда: "...не исключено, что переход на путь УР также может быть сопряжен с управляемым (либо стихийным) сокращением народонаселения планеты почти на порядок." (19). Говорится о прецеденте неолитической революции. На этот раз должна демографический коллапс должен, по всей видимости, пройти также и за счет России. Как пишет процитированный академик, "за счет планирования семь и течение примерно ста лет". Поможет этому некий новый тип государственности, основанный на "формировании с помощью средств массовой информатики коллективного интегрального интеллекта цивилизации".
Так или иначе, слабый партнер вынужден искать несимметричный ответ на притязания сильного партнера, стремящегося стереть с лица Земли его цивилизационное своеобразие. У слабого или просто еще не появился тип применяемого против него оружия (инструменты культурной экспансии, финансовые манипуляции) или он не предусмотрен в данном типе цивилизации.
Ответ на экспансионизм Запада связан с избирательной изоляцией от него, в ответе на его вызовы демографическим взрывом. В военной области некоторое время плоды приносило ядерное сдерживание. В отчаянном положении дело доходит до международного терроризма.



СТРАТЕГИЯ ОДУХОТВОРЕННОЙ ТЕХНОКРАТИИ
На данный момент в России может быть реализована одна из двух возможных стратегий решения русского вопроса.
Назовем стратегией "А" комплекс представлений, связанный с близким концом российской истории, российской государственности, русского народа. Эта стратегия предусматривает либо стремительное развитие мировой цивилизации к единому "общечеловечьему общежитию", либо исчерпание "пассионарного топлива" в русской цивилизации. Настроенные на эту стратегию добросовестные политические технологии должны предусматривать более или менее безболезненный для народа конец России и растворение ее в мировой цивилизации.
Назовем стратегией "Б" комплекс представлений о том, что история России далеко не исчерпана, что впереди еще исторический период, сравнимый с вечностью - неопределенно длительный. Этой стратегии принадлежит взгляд на мировую цивилизацию, как на пеструю мозаику уникальных культур, имеющих разнообразные цивилизационные идентификаторы и механизмы развития. Добросовестные технологии политического процесса в рамках данной стратегии должны предусматривать тот или иной путь национального сосредоточения России.
Стратегия "А" может иметь, как уже отмечалось, вполне добросовестных последователей. Но все это, как показывает практика, добросовестные заблуждения. Обоснования стратегии "А" развенчиваются временем и опытом истории, который не подтверждает представлений о всесторонней "интернационализации" мира, а "топливно-энергетическую" теорию этногенеза оставляет лишь в качестве более или менее удачного описания "преданий старины глубокой".
Например, не подтвердилась марксистская идея об интернационализации труда и капитала. Внешняя схожесть экономических механизмов сегодня сочетается с глубинными различиями в культурных основаниях национальных экономик, экономика выступает как слепок с культуры. Если законы конкурентной борьбы на мировом рынке унифицируются, то сами конкурирующие структуры формируются совсем не единообразно. Иллюзию снятия различий иногда может создавать перетекание своеобразных форм бытия из одних сфер в другие.
Не нашла применения и идея А.Сахарова о неизбежном формировании мирового правительства для контроля за ядерными арсеналами и экологическим состоянием планеты. Оказалось, что даже под страхом всеобщего уничтожения, человечеству нельзя навязать конвергенцию культур. Более того, становится все более очевидно, что великие культуры все более обособляются друг от друга, образуя самостоятельные цивилизации.
Казалось бы представление о будто бы существующем мощном процессе цивилизационной унификации без особого труда может быть опровергнуто, а стратегия А отброшена как никуда не годная. Но беда в том, что политический процесс запутывают недобросовестные технологии, которые чаще всего камуфлируют стратегию "А" под стратегию "Б". Об этом мы уже говорили в предыдущих главах и просто вспомним наиболее вредоносные концепции.
Примером применения недобросовестной политической технологии являются, например, программы Партии российского единства и согласия (С.Шахрай), чудным образом сочетающая пафос государственности и требования сконцентрировать усилия государства на заботе о малых народах России, которые именно в данный момент проявляют пренебрежение к русскому народу - единственному носителю государствообразующей функции. Творческим дополнением к этой технологии является концепция национального развития России, разработанная движением "Сенежский форум" (Р.Абдулатипов), изыскивающая способы отвлечь ресурсы общества от решения общенациональных проблем и направить их на выращивание микроэтносов - вплоть до разработки письменности бесписьменных этносов.
Исходным пунктом здесь служит стремление навязать русскому народу (исключительно русскому!) и российским властям (исключительно московского базирования!) комплекс вины перед преступлениями прежних режимов, заставить расплачиваться за насильственную депортацию и якобы имевший место тюремный режим для всех национальных меньшинств (известная большевистская концепция "Россия - тюрьма народов"). Здесь дело доходит до изобретения какой-то "многоуровневой государственности", когда республики "титульных" этносов будут, подобно броненосцам, плавать в жидкой среде неорганизованного и бесправного русского народа.
Подобные спекуляции опасны больше всего тем, что сдабривается обильной русофильской риторикой, подобной той, что так распространена в окраинных обломках СССР, и сочетает заверения в любви к русским с презрением к нуждам конкретного русского человека и интересам России.
Подобные политические стратегии, нацеленные на лишение России национального облика в пользу облика "цивилизованного мира", дополненного мимикой национал-сепаратизма, так или иначе скатываются к реализации стратегии "А". Причем, в самом ее неэффективном виде.
В условиях, когда против России действует осведомленный партнер (жестко придерживающийся стратегии "Б" в отношении собственной страны и допускающий, а то и навязывающий, стратегию "А" для других стран), можно прогнозировать результат реализации политических технологий, явно или неявно ориентированных на стратегию "А".
Для России процесс будет идти по следующим направлениям:
- усиление прозрачности границ, подчинение экономической и культурной экспансии "осведомленных партнеров", превращение России в мировое захолустье, глухую, грязную и нищую провинцию Запада;
- включение в состав "золотого миллиарда" лишь верхушки российской имущественной элиты, отслоение от общества группы, монополизирующей "достижениями демократии";
- денационализация интеллектуальной элиты, распад культуры,  вымывание интеллектуального генофонда, массовая люмпенизация общества, превращение российской культуры в экспонат Британского музея;
- усиление полицейской функция государства при ослаблении оборонительной функции, антинациональный полицейский режим;
- восстановление классовой структуры общества и классовых конфликтов, обострение конфликта поколений.
Поскольку на долю 80% населения Земли приходится лишь 1/20 часть потребления ресурсов, а остальные 19/20 "съедают" оставшиеся 20% нетрудно доказать, что подтянуть потребление основной массы населения к высшему уровню без радикального (и пока нереального) прорыва в области технологий не удастся. По моделям, разработанным западными специалистами Медоузами, допустимая антропогенная нагрузка на природу Земли составляет не более 7-8 млрд. человек. При нынешней численности 5.6 млрд человек очевидно, что увеличение уровня жизни основной части населения хотя бы вдвое превысит возможности природы и начнется необратимый процесс. Если взять во внимание расчеты отечественных специалистов, говорящие, что Земля способна обслужить лишь один миллиард, то мы уже находимся в состоянии глобальной катастрофы.
Если же отвлечься от глобальных последствий, связанных с перегрузкой биосферы, главным глобальным последствием стратегии "А" будет "балканизация России". Запад, защищая свое сырьевое захолустье от неизбежного давления с Юга, вынужден будет создавать на территории России буферные государства тоталитарного типа. Россия становится площадкой для силового разрешения противоречия Север-Юг.
Стратегия "А" может оказаться не одним из вариантов оптимизации развития мира за счет России, не новым миром без России, а разрушенным миром, общечеловеческим крахом. Опыт истории имеется. после краха Римской Империи, через несколько веков, как сказал остроумный мыслитель, все равно пришлось танцевать "от печки".
Есть и еще одна причина, по которой стратегия "А " неприемлема для России. "Открытое" общество, "открытая" экономика в любом случае реализует право сильного. А это не есть инструмент из арсенала России. Даже если бы Россия была сильна, она в силу своих цивилизационных особенностей не стала бы пользоваться правом силы.
Попытки введения в действие стратегии "А" не могут не вызывать отвращения и протеста. Но это еще не означает очевидной и бесспорной аргументации в пользу стратегии "Б". Вполне возможно, что яростное неприятие могут вызвать у кого-то признаки общества, реализующего стратегию "Б":
- жесткий культурный и экономический фильтр на западных границах (силовое пресечение ввоза колониальных товаров и массовой псевдокультуры);
- традиционализм в государственной политике, опирающийся на архетипы русского национального мировоззрения;
- восстановление жестких границ, усиление охранительной функции государства;
- режим строжайшей экономии для обеспечения системы социальной защиты и демографической стабильности;
- жесткое государственное регулирование экономики в стратегических отраслях.
Так или иначе, при реализации стратегии национального спасения (стратегии "Б") России потребуется:
- формирование демографического противовеса Востоку и, следовательно, возвращение к культуре самоограничения, к восстановлению роли Русской Православной Церкви в обществе;
- возвращение государства в Церковь, политика массированного
 внедрения в общество православных норм нравственности, православной аскезы;
- научно-технический, культурный и военный противовес Западу, и Востоку, усиление армии и спецслужб.
Так или иначе, в рамках стратегии "Б" придется решить проблему формирования государственной управленческой элиты, которая, начиная со времен Петра, формировала субкультуру, которую мы обозначаем термином "номенклатура". Здесь, по всей вероятности, следует вспомнить многократно повторяющийся в истории опыт создания параллельной структуры власти, которая постепенно перетягивает полномочия у действующих структур, но реализует их уже на иной культурной основе. В этой системе человек, не обладающий инстинктом любви к Родине, человек, которому требуется объяснять что такое национальные интересы России, что такое социальная справедливость, должен быть признан профнепригодным.
Так или иначе, в рамках стратегии "Б" России придется упереться в свои геополитические границы: в Калининградскую область и Приднестровье, в Крым, Северный Кавказ и Таджикистан. Без этих распорок Россия будет и дальше сжиматься как шагреневая кожа. Опираясь на форпосты русской цивилизации, придется в недрах бездарной российской номенклатуры найти здоровые силы, способные раздавить внутренний национал-сепаратизм и быстро интегрировать в единое государство Российскую Федерацию, Украину, Белоруссию и Казахстан. Причем, средства достижения этой цели для сторонников абстрактного гуманизма могут показаться варварскими. Но те, кому доведется развернуть Россию к стратегии "Б", должны понимать, что большего варварства, чем уничтожение России, придумать невозможно.
Как бы ни была жестока картина государственного бытия по стратегии "Б", все-таки это единственный вариант восстановления цивилизационной перспективы для России и русских. Если мы не собираемся строить очередное "царство свободы" на костях своих детей, если не считаем единственным достижением цивилизации "священное право собственности", если избавлены от холопьего преклонения перед иноземным, то, опираясь на стратегию "Б", мы просто выбираем способ существования России и отказываемся от небытия.
Изоляционизм самодостаточных в экономическом и культурном плане территорий позволит наладить нормальную конкуренцию цивилизационных программ, программ повышения качества жизни. Для более слабых в данный период только таким образом может быть обеспечен тайм-аут для концентрации ресурсов (не только материальных) для проведения модернизации.
Аскетизм в стратегии "Б" - средство поддержания духовности, технократия - средство защиты духовности и высвобождения духа из-под бремени материи. Иногда предлагается выбор: либо замедление маховика потребления, либо прорыв к новым технологиям (18). Это не верно. Нужно и то, и другое!
Устойчивое ожидание прорыва, его устойчивая подготовка - вот адекватная стратегия для России! При этом модель экономики и политического режима может варьироваться в широких пределах. Но - не выходя за рамки собственного цивилизационного проекта!
Стратегия выживания России состоит в том, чтобы ответить на вызовы времени, пригасить надежды на материальное изобилие, сконцентрировать ресурсы на культуре, науке, образовании и подготовить технологический рывок в будущем. Только так мы сможем сохранить нашу культуру, поистине бесценную в сравнении со всеми прелестями поедающей себя "цивилизации".


 


Литература
 (1) "Полис" N1, 1994 г.
(2) Реформирование России: мифы и реальность, М.: Academia, с.145.
(3) К.Касьянова, "О русском национальном характере", М.: Институт национальной модели экономики, 1994.
(4) Б.Л.Бразойль, Царствование императора Николая II в 1894-1917 гг. в цифрах и фактах, Нью-Йорк, 1968.
(5) В.Соколов, Не разрушительные реформы, а создание, М.: "Эребус" 1995.
(6) Е.Гильбо, А.Кутенев, Выбор России и его последствия, М.: "Эребус" 1994.
(7) П.Г.Кузнецов, Что такое фашизм?, "Россия XX1", N1-2, 1994.
(8) Дж.Сорос, Советская система: путь к открытому обществу, М.: Издательство политической литературы, 1991.
(9) А.И.Курский, Б.В.Хакимов, Тезисы, Материалы конференции "Русский вопрос: проблемы национальной и международной безопасности", М.: ЦИММЭП, апрель 1995.
(10) И.Таляронок, Черная дыра потребительского общества (опыт измерения России "общим аршином"), Русский восток, N13, 1995.
(11) Л.В.Милованов, Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса, "Вопросы истории", N4/5, 1992.
(12) М.Горинов, Факторы самобытности русской истории, "Россия XXI", N4, 1994.
(13) Реформирование России: мифы и реальность, М.: Academia, с.253.
(14) Этнополитическая ситуация в регионах Российской Федерации, М.:ИСПИ РАН, 1994, с. 23.
(15) Конференция ООН по окружающей среде и развитию, (Рио-де-Жанейро, 3-14 июня 1992 года). Информационный обзор. Российская Академия наук, Сибирское отделение, Новосибирск 1992 г.
(16) Парламентские слушания в Государственной Думе Российской Федерации "О разработке национальной стратегии устойчивого развития России", стенограмма, 16.05.95 .
(17) Ю.Демянко, "Правда" 12.07.95.
(18) П.Хомяков, Национал-прогрессизм (теория и идеология национального выживания и развития России), серия "Библиотека РОС", Вып.1, М.: Изд-во "Паллада", 1995.
(19) А.Урсул, Вперед, Россия!, "Интеллектуальный мир", N7, 1995.
(20) Н.Моисеев. Агония России. Есть ли у нее будущее?, “Зеленый мир”, Специальный выпуск № 12, 1996.
(21) Е.Рашковский, Общественные науки и современность, №5, 1995.



  Комментарии читателей
12.06.2007 00:54:03
AntiGlobalist

ДА. Русская нация всегда была титульной в России. Она должна вернуть себе этот статус хозяина своей страны. демографическая проблема должна быть решена через культуру и образование. МЫ должны понять что НАША культура ЛУЧШАЯ для нас и ничто ее не заменит!!! Русские должны вспомнить свою великую историю и сохранять ее во чтобы то ни стало."Тот, кто не знает свою Историю, не может иметь будущего"!!!!!



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100