статьи
  Статьи :: Русский консерватизм
  
  КОНЕЦ ПАРАЗИТИЧЕСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА
01.01.1995


Поскольку отступать на всех фронтах России уже некуда, то придется наступать. С РУССКОГО ПРОРЫВА и начнется возрождение России.

КОНЕЦ ПАРАЗИТИЧЕСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА


ПЕРЕТРЯСКА ЭЛИТ


Жизнь государства невозможна без того, чтобы кто-нибудь им не правил. Поэтому в эпоху всеобщей нестабильности различные группы, не способные удерживать власть самостоятельно, пытаются привлечь на свою сторону общественное мнение и играют с народом в игру "выбери меня". Неоднородность народных пристрастий порождает расслоение элиты и столкновение между возникшими слоями.
У геронтократов КПСС власть просто вывалилась из одряхлевших рук. Демокоммунисты не смогли выдержать вида бесхозной собственности и, плюнув на свои идеологии, бросились расхватывать все, на что падал вожделенный взгляд. Тут и состоялась игра в выборы, которая в силу своей бесперспективности для решения частных экономических проблем, втолкнула в качестве народных представителей целый пласт образованных правдолюбцев. Впрочем, ключевые посты правящая коммунистическая номенклатура не отдала кому попадя. Если же и были какие-то случайности, то необходимые меры для подтверждения истины, что не человек красит место, были также предусмотрены.
Власть (а точенее ее призрак) свалилась на головы не ожидавших этого придворных интеллигентов, любивших порассуждать на кухне и в курилке о прелестях "цивилизованного мира". Заглянув в свои запылившиеся университетские конспекты, они начали весело штамповать верные в силу своей всесильности решения: либерализация цен, ваучеризация, приватизация... Состоялся поистине шабаш ничем не скованной творческой мысли. Так стали демокоммунисты либерал-коммунистами, либерал-большевиками и, наконец, либеральной номенклатурой.
Доктора экономики и юриспруденции считали, что рождают своим высоким умом новый мир. Москва и Питер стали образцово-показательными площадками для экспериментов. В них-то ранее всего и обнаружились результаты: власть из рук романтической "образованщины" быстро перетекла в руки единственного дееспособного во времена перемен слоя - организованных либеральными идеями уголовников. Криминальная братия стала воистину классовым союзом выходцев из всех некогда элитных групп. Свою лепту внесли и демокоммунисты, и старая номенклатура, и бывшие заключенные, и академическая наука, и правоохранительные органы.
Объединенная либеральная коалиция в короткие сроки расчистила себе место на политической Олимпе: "демократически настроенной" публике предложила зрелище расстрела "коммунистического" парламента, желчным максималистам подсунула куклу Жириновского, мечтателям о законности - вызывающе неряшливую Конституцию. И православные получили свою долю - новый храм аж на Красной площади и посещающего богослужения президента. Даже коммунистов на забыли. Им вернули и лидеров, и газеты, и парламентскую фракцию - пусть балуются. Развлечением для широкой публики стала еще одна игра в выборы - уже по более жестким правилам. Демократия закончилась. Перед входом в парламент мозги следует оставить в гардеробе.


РАЗЛОЖЕНИЕ ЛИБЕРАЛИЗМА
Казалось бы либеральная номенклатура, устроив маленькую гражданскую войну в центре столицы, может продолжать доминировать над своими оппонентами и диктовать обществу дальнейший путь развития. Но оказалось, что ее политическая эпоха расстрелом парламента как раз и завершается.
Октябрьские события 1993 г. породили только иллюзию победы тех сил, которые в своих политических планах ориентировались на группировку, сложившуюся вокруг Б.Ельцина. Вместе с тем, всего через несколько месяцев прямо на глазах у изумленной публики, только что голосовавшей за Конституцию радикал-реформаторов, стала происходить государственная трансформация, явно противоречащая всем предвыборным обещаниям.


Чудесным образом либерал-демократам удалось поменяться местами с коммуно-патриотами. Лидеры первых стали требовать от президента решительности в нарушении Конституции и установления режима "сильной исполнительной власти". (Вспомним, что пришли они к управлению государством под лозунгом "Вся власть Советам!".) Вторые заговорили о парламентаризме и законности и правах человека - совсем как демократы на заре Перестройки.
Парадоксы рельефно выявились после того, как ельцинисты, формально выигравшие противостояние в октябре 1993 г., точно подхватили от своих вчерашних врагов какой-то вирус, и не только не смогли соответствовать своим декларациям, но и стали проигравшими по всем статьям. Им пришлось отбросить все, чему они поклонялись, и принять то, что отвергали с порога. А наиболее рьяных и последовательных либералов при новом дележе власти опытные аппаратчики просто отбросили в сторону, в силу их полной бесполезности и недееспособности. Гайдару, его команде и его поклонникам осталось либо побираться на околополитических помойках вместе с Госдумой, либо окончательно отдаться лоббированию интересов криминального предпринимательства.
Либералы, как и прочие политические течения, на рубеже 1993/1994 потеряли самоидентичность и надежды на формирование какой-либо политической традиции. Все, что еще осталось к этому моменту на поверхности общественной жизни, было поражено неостановимым разложением. Партии, движения, творческие союзы, образованные на заре "демократизации", исчезали и исчезают на глазах. Нет более жалкого зрелища, чем либеральные "правящие партии". Ельцину действительно не на что опереться (если не рассчитывать на повсеместное применение сил армии и милиции).
Либерализм стал оттягиваться в оппозицию, где косвенно, а где открыто поругивая своего неуправляемого хозяина. Казалось бы, хозяйственная разруха и нравственная деградация режима вновь предоставляют либералам шансы въехать из оппозиции во власть на белом коне. Но оппозиционные идеи (не только либеральные) оказались еще менее приспособленными для борьбы за умы.
Либералам уже не помогает ни доминирование в Думе, ни причастность к правительственным структурам, ни контроль за президентским окружением, ни любящие их средства массовой информации.
Что-то сломалось и в говорящем органчике верховного божка демократии. В качестве непонятного обломка прежнего официального языка пропаганды в ответ на решение Госдумы об амнистии изо рта Б.Ельцина вывалилось: "Считал и считаю, что здесь были допущены нарушения Конституции, закона и норм нравственности". Это после расстрела парламента и всероссийской разрухи, подсунутых вместо декларируемой на любых выборах социальной защиты? Не все смогли играть в этот абсурд. И первый подвел "всенародно избранного", а с ним и либеральную номенклатуру верный прокурор Казанник. Потом разочарования пошли потоком.
Разочаровал Ричард Никсон, перепутавший Президента Всея Руси с парламентским клоуном. Разочаровали выборы в Крыму и Молдове. Огорчили вцепившиеся друг другу в глотку Чубайс с Лужковым. Опечалило всеобщее равнодушие к эпохальному посланию президента к Федеральному Собранию. Г.Попов начал пинать (пока еще слегка) своего бывшего патрона. Лучшего юриста среди соратников - С.Шахрая - пришлось снять с министерства. Так кто же победил в октябре, кто заставил проголосовать за новую Конституцию? Почему никому доверять нельзя? Кто, в конце концов, президент в стране!? "Вы, Борис Николаевич!" - бодро отвечают лишь Ерин и Грачев, перепачканные кровью Второй октябрьской революции. Остальные стараются безмолвствовать вместе с народом.
Повысить свою выживаемость в политике либеральная номенклатура смогла лишь одним способом: объединением с криминальной средой. Для бывших "демократов" быстрый переход в новое качество был вполне понятен. Ведь собственно демократия целью политики последних лет вовсе не являлась. Лидеры "демократов" были опытными игроками в закулисных комбинациях КПСС и воспринимали энтузиазм населения по поводу новых для него идеологических построений лишь как способ добить ся перераспределения власти. Вот и втолковывали людям, что демократия (политические свободы, законность, федерализм, парламентаризм, правовое государство и проч.) будто бы и есть наиболее эффективный механизм власти. А пока романтики делили призрак власти на выборах, сессиях и съездах, реальная власть и право собственности концентрировались в других местах.
К 1993 г. стратегия либеральной номенклатуры до того была развенчана, что даже наиболее умеренные политики начали понимать фальшивость убогого формализма демократических процедур, осознавать необходимость опоры на реальные интересы различных элитных групп и переходить в стан оппозиции. Оппозиция во главе с Верховным Советом смогла мобилизоваться для переигрывания ельцинистов в долговременном противостоянии: поставить на поток работу своих средств массовой информации, заручиться поддержкой региональных элит, промышленного лобби. Еще немного и сложился бы блок национальной номенклатуры и радикальной оппозиции. Но времени на оргмероприятия не хватило.
Лидеры либеральной номенклатуры, почувствовавшие, что почва ускользает у них из-под ног, инсценировали государственный переворот, в результате которого полярные политические силы аннигилировали, оставив после себя пустыню. Все время потрясая кулаками и обещая лечь костьми во имя торжества Конституции, оппозиция оказалась совершенно неприспособленной к скоротечной силовой схватке. Имея почти все, она почти все и потеряла. Все эти фронты, народные собрания, движения - все пошло прахом. Началась спонтанная трансформация политической среды.


ПОИСК ИДЕОЛОГИИ
Паразитический режим либеральной номенклатуры уходит в прошлое. Страна снова на исторической развилке. Один из путей - это сохранение криминальной организации власти во главе с либеральной номенклатурой (уже без либералов-романтиков), второй - восстановление национальной номенклатуры, а вместе с ней - некоторого подобия законности и шансов на относительно быстрый выход из кризиса. Первый путь выгоден для тех, кто надеется еще основательно пограбить в "этой стране", второй - тем, кто хочет быть хозяином родной земли, кто согласится на диктатуру государства против криминальной диктатуры в либеральном оформлении.
Население России уже избавилось от веры в полезность западных форм парламентаризма и многопартийности. Законность, права человека и гласность - тоже оказались негодными инструментами преобразования российской действительности в период случайной демократии. Вера в эти иллюзии была не ресурсом нации, а лишь способом отвлечь граждан от более существенных на данный момент проблем. Русский либерализм как раз и был той заказной пропагандистской идеологией-пустоцветом, которая помогла определенной группе партхозэлиты реализовать свои интересы, сомкнуться с криминальным капиталом, а остальную часть "верных ленинцев" направить на "последний и решительный бой".
Но вот этап грабительского формирования капитала прошел, настала пора упорядочить его обретение и закрепить то, что уже перетекло в частное владение. Тут сразу же сломалась вся система власти, содержавшая либеральных политиков и публицистов. Фасадную демократию как ветром сдуло. Начался этап стихийной патриотизации России. Даже Ельцин что-то там начал про великую державу распространяться, а его ближайшие соратники на все лады запричитали о национальных интересах.
Для удачной трансформации режима язык власти должен быть достаточно хорошо разработан. Повторение общих мест о том, что "за державу обидно", уже успело всем наскучить. СТРАНА ЖДЕТ ИДЕОЛОГИИ ВОЗРОЖДЕНИЯ. Ее пытаются самостоятельно сформировать вчерашние радикал-либералы, функционеры и идеологии КПСС. Но материал не поддается. Пока все, на что способен официальный пропагандистский механизм - это прекращение использования слова "патриот" в в качестве бранного, и обретение словом "демократ" новой смысловой нагрузки (того и глядишь, станет оно новым общеупотребимым ругательством).
Что же делать пропагандистам режима? Ведь идеологии так просто не рождаются. Заново осваивать истмат в форме социал-демократии? На это кое-кто из недавних либералов делает ставку, но с истматом все уже так привыкли бороться, да и опротивел он своим плакатным видом. Провести научно-практическую конференцию патриотизированных либерал-демократов? Но вся их "идеология" полностью извлечена из пыли западной философской мысли ушедших столетий. Как ни препарируй "западную буржуазную философию" - за российскую и патриотическую ее никак не выдать. Нет, либерализм и российская история окончательно разошлись.
И вот что остается. Остается опираться на русскую философию. Именно она несет в себе органичный для России патриотизм и разработана блестящими мыслителями, не востребованными в государственном строительстве до сей поры. Идеи И.Ильина, К.Леонтьева, С.Булгакова, Вл.Соловьева, К.Победоносцева, Н.Бердяева и др. затронули пока только узкий круг патриотической интеллигенции. Органичность этих идей для русского мировоззрения и рост влияния Православия на общественную жизнь предрешают их взрывообразное распространение. Это как раз и будет выходом с исторического перекрестка не по криминально-либеральному пути, а по пути построения национально-государственной идеологии и трансформации национальной номенклатуры в национальную элиту.
В этом-то и состоит светлая сторона политики - рано или поздно, пройдя через все гнусности, правящие слои обращаются к мудрости. Поскольку отступать на всех фронтах России уже некуда, то придется наступать. С РУССКОГО ПРОРЫВА и начнется возрождение России.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100