статьи
  Статьи :: Русское зарубежье
  
  Соотечественники - часть нации (выступление на "круглом столе" в ГД)
16.04.2005


Не «война за мигрантов» нам нужна, а война «за наших». Потому что те, кому мы можем и должны открыть двери для въезда в Россию и приобретения полноценного гражданства – это часть единой с нами политической нации. Каждый раз, когда на различных мероприятиях, посвященных проблеме соотечественников, выступают представители МИД и МВД, я не перестаю удивляться их спокойной, бестревожной интонации. Как будто мы живем в благополучной стране, как будто нам отпущен беспредельный срок для преодоления кризиса, затрагивающего основы существования нации и государства.
В то же время, представители общественных структур, занятых соотечественниками, и политики, связанные с разработкой соответствующих законопроектов, уже многие годы выступают очень резко и горячо. Сегодня тоже особенно сильное впечатление оставила речь Константина Федоровича Затулина. Говоря шутливо, можно предположить, что его уже тайно приняли в партию «Родина» - настолько его воззрения оказываются близкими нашей партии и фракции и настолько они отличаются от пассивной позиции фракции «Единая Россия».
Другое яркое выступление – Сергея Александровича Караганова – имеет для меня иной характер. Он верно отметил, что необходим радикальный уход от той политики в области миграции, которую ведет правительство и в целом правящая группировка. Я согласен, что нужно развернуться на 180 градусов. Но, полагаю, это нужно сделать в другой плоскости, относительно той, в которой вращаются мысли господина Караганова. Его позиция, как ни крути, представляет собой замысел о «китаизации» России. Нынешнюю Россию, по его соображениям, должна смыть волна мигрантов, которым мы обязаны предоставить самые широкие права перестраивать нашу страну под себя.
Моя позиция отличается тем, что решить демографическую проблему через организацию массированного миграционного потока в Россию, принципиально невозможно. Потенциал адаптации мигрантов и потенциал ассимиляции коренных народов России ставят естественные ограничения. Миграция, как ее видит Караганов, может только разрушить нашу страну – подорвать ее экономически, развалить социальный мир и похоронить культурное наследие.
Конечно, нам нужны мигранты. Но не любые, не все, кто намерен переселиться в Россию. Если исходить из обратного, то получается, что мы намерены завозить к себе рабов, роль которых – быть пушечным мясом бюрократии в борьбе с обществом. Ведь мигрант во всем зависит от произвола чиновника. Кроме того, он должен еще длительное время адаптироваться к новым условиям жизни, и если у тому у него нет способностей, он скорее образует со своими единоплеменниками замкнутый анклав, обособленный от окружающего социума.
Рассчитывать решить демографические проблемы России за счет мигрантов безнравственно. Это означает лишь одно: мол, вместо того, чтобы рожать своих детей, мы будем завозить чужих – причем уже выращенных до работоспособного состояния. То есть, мы должны жить за счет рабов? Но тогда не стоит обижаться, что основную массу населения бюрократия также будет сравнивать с мигрантами по статусу и уровню социального обеспеченности.
Г-н Караганов верно подметил, что в Европе в качестве мигрантов привлекаются, прежде всего, белые европейцы и квалифицированные кадры. При этом, какими бы либеральными не являются общеполитические декларации, миграционная политика всюду носит национальный характер. Даже в Германии, где всегда с особым пиететом относились к еврейским иммигрантам, недавно введены достаточно жесткие ограничения для въезда евреев. Нет в Европе практики открытых настежь дверей. Хотя Европа уже не может жить без рабского труда переселенцев. Нам эта зависимость совершенно не нужна. В России любой переселенец должен получать всю полноту прав и социальных гарантий. Только тогда есть шанс, что он станет полноценным гражданином, задействую свой адаптационный потенциал. Нам нужны именно такие и только такие мигранты. Не «война за мигрантов» нам нужна, а война «за наших». Потому что те, кому мы можем и должны открыть двери для въезда в Россию и приобретения полноценного гражданства – это часть единой с нами политической нации, которые только волей преступной бюрократии отсечены от нас. Караганов же предлагает нам вести войну «за чужих». А это, на мой взгляд, прямо означает войну против своих.
Здесь говорилось о том, что мы никак не сможем определять национальную принадлежность тех, о ком попытаемся сложить свое представление при решении вопроса о гражданстве. Мол, мешает всему отсутствие графы в паспорте. Конечно, если последователи ельцинизма в «Единой России» будут мешать возвращению этой графы (что делает, скажем, инициатор создания «правого» крыла в ЕР депутат Плигин), то это создаст нам существенные проблемы. Если же мы не побоимся заметить, что Венгрия помнит, что у нее есть зарубежные венгры, Украине, что у нее есть зарубежные украинцы, а Германия, что у нее есть зарубежные немцы, мы перестанем пугаться того, что в России есть зарубежные русские. Именно русские, а не «россияне». «Русский вопрос» практически полностью покрывает вопрос о соотечественниках. Вместе с тем, инициируя законопроект о репатриации, мы вместе с депутатом Чуевым, говорили не только о русских, но и обо всех коренных народах России.
Пусть либеральная догма утверждает, что гражданство – это частные отношения между человеком и государством, лишенные всякой этнической составляющей. Это для России идея совершенно негодная, она не имеет к исторической России ровным счетом никакого отношения. У России есть свое лицо – разнообразное с точки зрения многонародной природы нашей страны. Но это, прежде всего, русское лицо. Россия – многоэтническая страна, и должна говорить о русских соотечественниках прежде всего.
Неправда, что в отношении соотечественников невозможны правовые дефиниции. Это только либеральная догма трактует Конституцию так, что все потенциальные иммигранты должны иметь равные права. Это чепуха! Европейские примеры говорят нам об обратном, ничуть не погрешив против демократии. Это граждане у нас имеют равенство прав в равных условиях. Но и они, попадая в различные условия, могут реализовать свои права очень по-разному. С мигрантами России может и должны устанавливать дифференцированные отношения. При этом нет никаких проблем для идентификации соотечественников по национальной принадлежности. Дает такую возможность субъективная идентификация, которая подтверждается или опровергается объективными данными. Адекватность претензий на въезд в Россию и обретение ее гражданства должна определяться образовательным и культурным цензом. По критерию языка мы можем мгновенно признать право на гражданства нескольких миллионов лиц, кто считает себя русскими или принадлежащими к другим коренным народам России.
Нас совершенно не должна интересовать часть соотечественников, добровольно иммигрировавших в «дальнее зарубежье». Это их личный выбор и их личный риск. Иное дело «ближнее зарубежье», откуда Россия отступила, бросив на растерзание этнократическим режимам миллионы наших сограждан. Эта проблема для нас и является главной. Не нужно примешивать к ней совершенно иную проблему – защиту прав добровольных эмигрантов.
Важный момент проблемы соотечественников, который отражен в записке, представленной МИД к данному «круглому столу», связан с необходимостью пересмотра законодательства о семье. Пока мы рассматриваем каждого гражданина изолированно от его семейных связей, все время будут нарекания по поводу миграционной политики. Семья, которая должна рассматриваться как совокупность всех прямых родственников, имеет право на воссоединение помимо любых запретительных установлений. Не власти, а семья принимает к себе больного родственника. Не власти, а семья дают ему крышу над головой. Надо сказать, что российская власть вообще никому ничего не гарантирует – не только соотечественникам, но и гражданам. Поэтому запретительные процедуры – просто уловка, чтобы госаппарату уклониться от ответственности.
Единственное ограничение, которым следует обусловить воссоединение семьи – ценз оседлости. Именно оседлое население формирует гражданские общины, создает общество. Поэтому воссоединение семьи будет плодотворным, если семья нашла себе пристанище и намерена воспроизвести себя в избранном месте.
Хотел бы бегло обратить внимание на несколько проблем, которые остаются малозаметными:
1. Проблема «вида на жительство». Получивший соответствующий документ человек остается бесправным – как в силу нелепостей законодательства, так и в силу менталитета работников наших правоохранительных органов. Полагаю, что долговременный документ, предоставляющий вид на жительство, должен отличаться от обычного паспорта минимально. Тем самым государство демонстрировало бы, что обладатель вида на жительство имеет лишь одно ущемление – отсутствие политических прав.
2. Проблема предоставления политического убежища. Эта проблема не отрегулирована. Притом, что Россия является политическим убежищем для оппозиционных сил всего постсоветского пространства.
3. Проблема двойного гражданства. Заключение соглашений о двойном гражданстве должно рассматриваться только как первый шаг к общему гражданству. Для России стремление к двойному, а потом – к общему гражданству с постсоветскими государствами должно быть признано естественным.
4. Преступный характер прежней политики в отношении соотечественников должен быть официально установлен. Российское государство обязано признать необходимость компенсации (моральной и материальной) в отношении тех, кто составляет с нами единую общность – российскую нацию. Отказ в предоставлении гражданства в отношении лиц, которые действительно были связаны с Россией культурно и кровно, должен быть признан именно преступлением.
И последнее. Когда представитель МИД говорит сегодня, что претензии на гражданство исчерпываются, это всего лишь констатация того факта, что предшествующей политикой надежды наших соотечественников серьезным образом подорваны, а опыт переселившихся в Россию свидетельствует о крайне негативном опыте общения с российскими властями. Таким образом, разрушение миграционного потенциала и унижение наших соотечественников – прямое следствие политики нынешней властной группировки. Претензии на гражданство не исчерпаны, а разрушены. В интересах России восстанавливать эти претензии, а не констатировать, что уже ничего сделать нельзя.


  Комментарии читателей
15.04.2006 13:55:21
Борис Гордон

Я не русский человек и не хочу под такового косить. Более того: у меня поданы документы на выезд из России. Но просто исходя из здравого смысла я полагаю, что снять ограничения на репатриацию русских в Россию нужно. Нынешний порядок вещей - это такая же нелепость, как если бы евреям не давали въезжать в Израиль.
02.09.2005 23:04:32
Васильев В.В.

Русская Дума, ВЕРНИТЕ РУССКИХ В РОССИЮ!!! Безнравственно жить в роли нац.меньшинства в других стра нах, в то время, как в России громадные территории искусственно лишены населения. Наполнение России чужыми национальностями-это бомба замедленного действия, которая неизбежно стработает! Вредоносный для русских Закон о рос. гражданстве должен быть НЕМЕДЛЕННО ПЕРЕРАБОТАН! Выпрашивание русскими русского гражданства с протянутой рукой служит предметом издевательства со стороны всех других народов! От всей души благодарны Савельеву А. за то, что думает о русских, безвинно выброшенных из русского народа и забытых российским руководством. С уважением Васильев.

 

Андрей Савельев:

Спасибо на добром слове. Среди русских редко теперь встретишь взаимную поддержку.




Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100