статьи
  Статьи :: Переосмысление истории
  
  Потсдам: попытка «демократического» передела мира
20.07.2005


С 17 июля по 2 августа 1945 года во дворце Цецилиенхоф в Потсдаме проходила конференция СССР, США и Великобритании, принимавшая решения о послевоенном устройстве мира.

С 17 июля по 2 августа 1945 года во дворце Цецилиенхоф в Потсдаме проходила конференция СССР, США и Великобритании, принимавшая решения о послевоенном устройстве мира.


Завершение войны требует от победителя устроения отношений с поверженной державой и своими союзниками, завершение мировой войны – изменения карты мира. Потсдамская конференция, прошедшая в июле 1945 года была попыткой победителей договориться о том, как будет выглядеть Европа в ближайшие десятилетия.
Главным результатом этой конференции было спасение Германии от расчленения, что задумывалось США и Великобританией, которым мнилось собственное господство в Европе. Сталин делал ставку не единство Германии: гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается. Сталин, как в прошлом Ленин, надеялся на немецкий пролетариат и чаял приобщить Германию к коммунистической империи.
Союзники сошлись только в том, что инструмент агрессии побежденной Германии должен был быть сломан – экономика децентрализована, государственный аппарат очищен от нацистов, жизнь немцев демилитаризована. Если СССР провел все эти меры последовательно, то бывшие союзники в дальнейшем создали в своей зоне оккупации плацдарм для военной угрозы и широко использовали нацистские кадры для военных приготовлений против Советского Союза.
Державы, завершившие совместный разгром врага, не особенно готовы были слушать друг друга. Когда Сталин напомнил, что СССР необходимо передать его долю захваченного германского флота, Черчилль объявил, что флот в его руках, и он намерен его затопить. Сталин возражал, чтобы ко дну пошла советская часть трофеев. После препирательств решили уничтожить только фашистские подводные лодки.
Аналогичным образом, союзники пытались уговорить Сталина начать рассмотрение будущего Германии с ситуации 1937 года, надеясь противостоять польскому захвату немецких территорий. Сталин возразил, что отсутствие на этих территориях немецкой администрации было восполнено стихийным формированием польского управления, что помогло Красной Армии. Вопрос о восточной границе Польши пришлось отложить, и он в дальнейшем решился так, как считал нужным Сталин.
По прошествии времени очевидна ошибка Сталина в польском вопросе. Уступив настырным полякам значительную территорию Германии, Сталин не разыграл эту «карту» для получения от союзников уступок по другим направлениям. Например, в вопросе о черноморских проливах. Сталин требовал дать СССР возможность организовать военные базы в проливах наравне с турками. Но этот вопрос был отложен и в позднее решился в пользу статус-кво, невыгодного СССР.
Вопрос о судьбе Кенигсберга также волновал союзников. Сталин отрезал: если в Кенигсберге появится немецкая администрация, мы ее прогоним. Он знал, какими жертвами в конце войны достался нам этот город-крепость. После войны немцев в нем практически не было. И не должно было быть – слишком чувствительна для СССР была память о милитаристской угрозе, не раз исходящей в сторону нашего Отечества из Восточной Пруссии.
Кенигсберг достался Сталину по праву победителя. Но союзники не отдали ему Испании, не согласились на антииспанскую коалицию. Все намеки на то, что это государство создано не волей народа, а усилиями ставленников Гитлера, союзники пропустили мимо ушей.
На конференции стороны пытались договориться о признании новых правительств, которые должны были создаваться на демократической основе. Но никто толком не собирался выполнять взятых обязательств. Оккупированные территории денацифицировались, все признаки прежних политических режимов уничтожались, а на их месте возникали режимы марионеточного типа. Если Сталин и заявлял на Потсдамской конференции, что не собирается советизировать Восточную Европу, это не означало, что освобожденные Красной Армией страны получат возможность без участия СССР формировать свои правительства. То же самое можно сказать и о роли США и Великобритании в тех странах, куда они ввели свои войска.
Самым несправедливым в послевоенном переделе было положение Югославии, перемоловшей неизмеримо больше фашистских войск, чем Польша и Франция вместе взятые. Попытки представить Югославию зоной, вокруг которой ведутся споры о контроле со стороны союзных держав, в конце концов, провалились. Героический народ Югославии не потерпел никакого диктата и сам выбрал свою судьбу. Увы, эта судьба в итоге оказалась печальной – через полвека от Югославии не осталось ничего. Запад сделал свое дело – уничтожил непокорную страну. А наследники коммунистического режима в России предали ее.
Послевоенное будущее было предопределено не столько принятыми на Потсдамской конференции решениями, сколько появившимся у США ядерным «аргументом», который президент Трумэн тут же попытался предъявить Сталину. Сталин отнесся к взволнованности Трумэна  равнодушно. И это укрепило последнего в решимости провести боевое испытание атомной бомбы – через несколько дней после конференции американцы сбросили свои смертоносные «игрушки» на разгромленную и молившую о пощаде Японию.
Враги России сегодня пытаются представить появление атомной бомбы чуть ли не Божьей помощью Западу, которому нужно было остановить коммунистическое наступление. На деле же атомный шантаж стал на многие десятилетия средством для экспансии США, а непосредственно в послевоенное время - фактором американской стратегии, планирующей уничтожение СССР. Лукавство союзников на Потсдамской конференции было связано с тем зудом, который возник после удачных испытаний атомной бомбы. Реальная политика началась уже после атомной бомбардировки Японии. Все договоренности на Потсдамской конференции приобрели совершенно иное значение, когда стало ясно, что США готовы применить ядерное оружие и против СССР. Мир распался на два враждебных лагеря, еще не успев похоронить мертвых самой страшной войны.
Справедливый и прочный мир, о котором говорилось в документах конференции, не состоялся. Это был мир, грозящий новой войной, мир противостояния севрхдержав, мир бесконечной лжи и фальши в международных отношениях и во внутренних делах. В этом мире политика оставалась формой холодной войны, чреватой ядерной вспышкой.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100