статьи
  Статьи :: Русское государство
  
  Традиционные методы кризисного управления государством
30.11.2005


Доклад на конференции

Суверенитет и чрезвычайная ситуация
Традиционный метод управления связан с олицетворением власти. "Государство - это я" не есть шутка или выдумка недалекого человека. Это смысл суверенитета. "Я" - ответственность за все, личность государства. Соответственно, верховенство личной воли, которая и устанавливает общий закон, не в силах регулировать ситуацию ad hoc (к случаю). Соответственно, при традиционной форме управления, личность правителя скрыта за нормой закона, но в кризисный момент она выдвигается на первый план. И тогда отбрасывается ложный принцип "Государство - это закон" и восстанавливается исходное: "Государство - это я".
Разумеется, "Я" Государя - это не произвол, а явленная в личности традиция. Государь, как и Спаситель, приходит не для того, чтобы разрушить Закон, а чтобы его исполнить. Общие правила и нормы могут действовать лишь при  определенном минимуме стабильности государства. Подрыв этого минимума и есть условие необходимого вмешательства законодателя, который не совершенствует нормы, переставшие работать, а учреждает новые.
Традиция может быть восстановлена только ликвидацией в государственной системе либерального принципа разделения властей, который ведет к многоликости власти - невнятности ее облика и бесконечному дроблению полномочий и ответственности. Гнет бюрократии связан именно с распространением этого принципа вплоть до нижний этажей управления.
Передел системы права и пересмотр прежних правил государственного управления, требует следования принципу: национальный (государственный) интерес выше закона. Ибо следование либеральному закону ведет к краху государства, что обесценивает любые оправдания, связанные со ссылками на законность. При этом либеральная путаница создает такие условия, что разрешить правовые противоречия не представляется возможным. Тем самым бюрократия осуществляет произвол, применяя закон так, как ей выгодно или удобно. Законное же изменение закона (например, ельцинской Конституции) оказывается невозможно в силу намеренно неисполнимой процедуры, закрепленной в том же законе.
Классическое положение о смысле суверенитета принадлежит Карлу Шмитту - крупнейшему философу и юристу начала ХХ века. Его определение гласит: "суверенен тот, что объявляет чрезвычайное положение". Как же действовать правителю, если он отстаивает суверенитет и объявляет чрезвычайное положение (то есть, приостанавливает или прекращает действие ряда важнейших законов)? Единственная путеводная нить - обычай.
Подчас правоведы и государствоведы забывают, что помимо писаного права есть право обычное. Оно, например, начитает действовать в момент опасности для жизни - не только государства, но и отдельного человека. Кого спасают в первую очередь в условиях какой-нибудь катастрофы? Детей, женщин, стариков. Никакой нормой закона это правило не установить, а главное - не исполнить. Срабатывает традиция, а не право. Точно так же действует и суверен. Например, в условиях войны, когда в дело вступает чрезвычайное законодательство, но еще больше - именно обычай. Обычай - главный закон войны. Им закрепляются спасительные для социума правила поведения, особенно необходимый при обострении угроз его существования.


В преддверии глобального кризиса
Современность связана с целой серией кризисов, определяемых с переделом таящих на глазах мировых ресурсов и масштабных конфликтов между мировыми центрами силы.
Особое место России в мировом процессе - предопределено формальным владением огромными природными ресурсами. Внутренняя политика России последних лет связана с недопущением реального владения этими ресурсами - то есть, демонстрирует фактическое смыкание российских правящих верхов с глобальной олигархией, высасывающей из России все жизненные силы.
Оставшиеся до глобального энергетического кризиса годы используются олигархическим режимом ради фантастического обогащения и лишают нашу страну шанса получить возможности для модернизационного рывка экономики с переходом на новые виды топлива и новые источники энергии. Таким образом, кризисная ситуация в экономике усугубляется кризисом в управлении, которые совместно дают для нас неприемлемое будущее - гибель страны.
Кризисное управление связано с концентрацией ресурсов, припасенных "на черный день". Если оказывается, что таких ресурсов нет в общем пользовании, то они изымаются из частного - оттуда, где имеются накопления. Именно так было преодолено Смутное время - где уговорами, где угрозой. Если принцип "делиться надо" не сработал через налоговую систему (например, через природную ренту, налог на сверхприбыли), он срабатывает через режим чрезвычайного положения. А если не срабатывает, то общество просто погибает.
Чрезвычайное положение - способ не дать растащить скопленное либо общими, либо частными усилиями. В предельном случае она идет на экспроприацию у тех, кто в свое время не понял, что "надо делиться" или просто украл - как "приватизаторы", образовавшие олигархическую верхушку российской власти. Но любая экспроприация будет оправдана, когда она не подрывает производства и повседневной жизни людей (как это делали большевики). Кризисное управление может зачерпнуть избыточные ресурсы, прежде всего, из роскоши, а также из состояний изменников, коррупционеров, преступников.
Разумеется, традиции более соответствует добровольная лояльность Отечеству. Например, она может возникнуть в период обострения угроз жизни нации через корпоративную концентрацию ресурсов (складчина), когда корпоративный интерес оказывается тождественным общенациональному. Именно поэтому национальный капитал может профинансировать ту политическую силу, которая спасет Отечество и сохранит то пространство, в котором национальная буржуазия способна существовать и избавиться от гнета глобальной олигархии.
Добровольная лояльность проявляется в самоорганизации, которая сегодня не может не быть антиолигархической, антикоррупционной, антикриминальной. Она не может также не следовать традиционным ценностям, среди которых Бог, Нация, Отечество - главные, следующие стержневой формуле русского бытия: Православие, Самодержавие, Народность.
Традиция предполагает, что государственная репрессия может быть только узконаправленной, ни в коем случае не массовой или тотальной. Антиолигархическая репрессия направлена против нескольких десятков лиц, антикориминальная и антикоррупционная - против нескольких сотен тысяч преступников. Их совокупный интерес равнозначен замыслу погубить Россию. Значит, этим интересом не только стоит пренебречь, его следует пресечь самым жестким образом.


Национальная революция
Не рассматривая ситуацию, как заведомо неисправимую, мы обязаны видеть определенный путь к принципиально новому состоянию России - ее общественной и экономической жизни. Через кризисное управления (то есть, управление, позволяющее выйти из кризиса) мы должны перейти к такой социально-экономической модели, которая позволит выжить в новых условиях, прогнозируемых через 10-15 лет.
Для ответа на вызовы глобальных и текущих локальных кризисов России требуется смена эпох - подвиг преодоления фальшивых ценностей и перехода к кризисному управлению государством взамен номенклатурно-олигархическому. Смена эпох реализуется сначала в виде доктрины, затем - через политическое действие. Доктринальные основы "Русского прорыва" неоднократно обсуждались и концентрировались в различных концептуальных сочинениях.
Следует видеть, "Русский прорыв" - это форма национальной революции, которая заменяет отжившие или вредные для национальных интересов принципы управления государством и обществом и переходит к прямому решению назревших проблем, устраняя номенклатурные кадры прежнего политического режима. При этом национальная революция - вовсе не означает повторение кинематографических образов народного восстания, "бунта бессмысленного и беспощадного". Национальная революция является актом отрешения от власти выродившихся управленческих слоев и актом воли истинной национальной элиты, не мыслящей самореализации вне России и российских интересов.
Смысл национальной революции заключается в обретении традиционных ценностей и пути к традиционному обществу на современном этапе. Прямое утверждение (реставрация) Православного царства - русского государственного идеала - без серьезной подготовительной работы невозможно. Путь к православной солидарности лежит через национальную солидарность граждан, которая включает в себя правосознание, но вовсе не верность никому не ведомой правовой норме. Национальная революция решает эту задачу утверждения гражданской солидарности (взамен локальной и клановой) и возвращает права к обычаю - культурно закрепленной нравственной норме.


Национальная диктатура как форма кризисного управления
История многократно показала, что назревшие изменения происходят в обществе, как бы кому-то ни хотелось остановить эти изменения. Чем скорее такие изменения происходят, тем меньше усилий потребуется на реанимацию страны и тем больше будет "сухой остаток" политического переворота.
Общественное мнение в наших условиях фиксирует давно назревшие перемены, которые отбрасывают либеральные благоглупости - тупиковую идеологию, заимствованную именно с целью не допустить выживания страны. Так, российской общество выступает за возвращение смертной казни, оно не уважает неуправляемое главой государства правительство, оно не признает авторитета парламента и избранных по действующим правилам народных представителей.
В целом, общество (за исключением экзальтированной прозападной публики) достаточно спокойно относится к диктатуре. Поскольку уже в текущей жизни имеет достаточный опыт фактически диктаторского (но при этом еще и беззаконного) управления регионами Росси и государством в целом. Все прекрасно понимают, что диктатура - вовсе не беззаконие, а законность особого типа, которая нацелена на решение проблем, а не на выискивания в текущем законодательстве тех или иных процедур, оправдывающих бездействие чиновников.
Напомним, что российское общество в течение многих лет фактически живет в режиме либеральной диктатуры. Легально такой режим был установлен для Б.Ельцина решением Съезда народных депутатов РСФСР. После трагедии октября 1993 года принятие Конституции РФ и проведение парламентских и местных выборов в декабре 1993 года состоялось в условиях диктатуры и политических репрессий. Последующие годы отмечены переходом в режим олигархического управления, прикрываемый очевидно неисполняемыми нормами либерального права. Последние месяцы свидетельствуют, что либеральная олигархия отбрасывает последние фиговые листки и являет себя открыто и цинично пренебрегая интересами народа. Подчинение достигается новой формой политических репрессий - "административным ресурсом" и "черными политтехнологиями".
Россия не может управляться с помощью норм либерального права, пригодных в качестве дорогой "игрушки" только в особенно богатых государствах. Но России не выжить и в условиях либеральной олигархии, ибо олигархия требует соблюдения либерального права от граждан, но не собирается сама жить по закону. Олигархия представляет собой ликвидационный режим, распродающий с молотка национальное достояние и суверенитет. Альтернативой либеральной олигархии может быть только национальная диктатура, о целесообразности и неизбежности которой писал Иван Александрович Ильин.
Текущие решения при обычном порядке управления должны быть увязаны с законодательством, которое при республиканском правлении в течение многих лет запутывается играми различных групп интересов. Законное управление становится фиктивным. Следовательно, отказ от многих норм является преодолением фикции правового регулирования жизни граждан и функционирования органов власти.
Национальная диктатура - вовсе не беззаконие. Это прекращение действия законов, разделяющих и запутывающих сферы компетенции чиновников разных уровней, среди которых не найдешь ответственных. В режиме диктатуры все отвечают за все. Это идеологизация управления. От чиновника требуют следовать не множеству противоречивых параграфов, а ясным принципам народного блага и честной службы.
Более всего средства кризисного управления понятны на войне. А поскольку война есть продолжение политики и политика есть продолжение войны другими средствами, то кризисному управлению надо учиться по опыту управления во время войны.
Кризисное управление - это путь диктатуры, ограниченной кризисным периодом и целью - новым правом, сообразным как российской традиции, так и принципиальным переменам в условиях существования граждан.
Кризисное управление государством предполагает:
- репрессивность по отношению к антисоциальным элементам и агентам влияния недружественных и враждебных сил; резкое расширение применения уголовного права в сравнении с административным; установление вмененной вины для чиновников, чья деятельность приводит к неудачам государственного управления;
- презумцию виновности в условиях мятежей и измен, которые диктатура должна пресечь, побуждая невольно втянутых в мятежи граждан к продуктивной деятельности и лояльности;
- личное решение и личную ответственность в системе власти;
- прекращение парламентских методов принятия решений, где мнение становится главенствующим, а решение - второстепенным делом.
- замену парламентаризма законосовещательными органами, Советами старейшин и корпоративным ассоциациям;
- отмену свободы слова и превращение СМИ в инструмент государственной политики, открыто навязывающий определенный тип поведения гражданина - традиционную этику и соответствующие культурные образцы;
- концентрацию ресурсов в руках государства - прежде всего ключевых государствообразующих экономических комплексов, где прежние собственники должны быть либо лишены своих прав за измену (олигархическая ориентация на глобальную экономику в ущерб национальной), либо привлечены к управлению в качестве высокопрофессиональных и опытных менеджеров, несущих личную ответственность за результаты своей работы.


Диктатура и монархия
В целом мероприятие национальной диктатуры как кризисной формы управления прямо прокладывают путь к традиционной для России самодержавной монархии, которая смягчает чрезвычайные меры, заменяет власть Силы и Порядка властью Правды и Традиции.
Испанский опыт восстановления монархии дает нам урок: не может монархия стать привычной, если восстанавливается без диктатуры и после диктатуры. Диктатура и монархия должны некоторое время сосуществовать. Монархия органично вытекает из диктатуры.
При всей кажущейся экстравагантности идеи реставрации монархии в России, в основных чертах она есть народная мечта о справедливом правлении, которого не построишь при либеральном правовом буквоедстве. Отеческое отношение к гражданам - принцип традиции, который не умещается в либеральное законодательство. Национальный диктатор и Царь-батюшка в большой семье-народе есть не только явление силы, но и явление авторитета. Он не только принуждает, но и увещевает и учит. Усилия власти в основном концентрируются на чиновнике, а не на помыкании населением.


Выводы:
1. Кризисное управление назрело и является для России жизненной необходимостью.
2. Кризисное управление возможно только в форме национальной диктатуры, мобилизующей ресурсы страны ради целей выживания.
3. Национальная диктатура - это средство осуществления смены исторической эпохи; это средство перехода от умирания страны к ее стремительному развитию, средство избавления от неэффективных либеральных институтов и убийственного либерального права.
4. Смягчение диктатуры обеспечивает органичный переход к традиционным институтам власти - к монархии, аристократии и единой политической нации (православной народной соборности).



  Комментарии читателей
27.07.2006 02:39:45
Александр

Попоробую с Вами поспорить сразу с двух сторон.
С одной стороны демократические методы управления в кризисной ситуации не работают, поэтому меня нимало не пугает "недемократичность" действий администрации. В конце концов, демократия - это очень дорогая игрушка, которую мы себе сейчас позволить не можем.
А с другой стороны - кстати подоспевшая новость об объединении "Родины" и Партии Жизни - с подачи (или с одобрения) президента создается мощный оппозиционный блок. Это ли не демократия в деле?
Андрей Савельев:

Александр! Про "мощный оппозиционный блок" Вы с чего это написали? Мощный чем? Клиническим идиотизмом г-на Миронова? Или изменой руководства "Родины" своим избирателям? Вопрос о мощности избиратели решат уже в октябре на региональных выборах. Думаю, обе партии получат по 1-2%, не более. Это будут голоса неосведомленных - кто не в курсе, что происходит.

Про демократические методы мы с Вами и не спорим. Я ставлю в упрек путинскому режиму не антидемократичность, а антинациональность. Вот и с "Родиной" Путин снова действует как растлитеть - пробуждает в людях низменные мотивы. В данном случае - готовность к предательству. Уничтожается единственная патриотическая партия, в которую вложено немало сил и надежд. Теперь патриотам придется снова начинать с нуля.

21.07.2006 23:58:38
Александр

Уважаемый Андрей!
Я полностью согласен с Вашими выводами о необходимости перехода к кризисным формам управления в России и мобилизации ресурсов страны.
Не считаете ли Вы, что именно этот путь и избрала действующая администрация? Вспомним хотя бы историю с ЮКОСом - типичная экспроприация!
Андрей Савельев:

Нет, действующая администрация имитирует демократические методы управление и сдает инетересы станы всюду. Сдача территории Китаю, уступка Чечни бандитам Кадырова, введение драконовских законов против патриотов России, разгул олигархии и коррупции, процессы против независимых глав местного самоуправления, репрессии против "Родины". Это ЧП, но ЧП оккупантов, а не национально ориентированной власти.

В деле ЮКОСа есть только личный компонент. Если бы там была политика, за решеткой сидели бы десятки олигархов и правительство Фрадкова почти поголвно. Раз этого нет, пора бы делать выводы. Главный вывод в том, что нынешняя либерально-олигархическая власть во главе с Путиным - враг русского народа и всех коренных народов России.




Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100