статьи
  Статьи :: Русское зарубежье
  
  Границу, на которой была пролита кровь, невозможно стереть с карты
02.12.2005


Интервью для информационного издания "Лента ПМР"

Депутат Государственной Думы РФ от национал-патриотической партии "Родина" Андрей Савельев в беседе с политологом Романом Коноплевым дает жесткую критическую оценку притязаниям Молдовы в отношении Приднестровья.


Роман Коноплев - Россия на протяжении последних лет пятнадцати постепенно превращается из субъекта глобальных геополитических столкновений в среднестатистическое региональное государство – без амбиций и серьезных схваток за лидерство. Какова, на Ваш взгляд, динамика влияния нынешнего политического руководства России на постсоветское пространство? Каковы тенденции?


Aндрей Савельев - Динамики нет, тенденции печальны. В 2000-2001 году было небольшое оживление, после которого вернулась прежняя манера – сдача всех стратегических интересов России по всем направлениям. Раньше можно было списывать все это на происки ельцинских кадров. Теперь ясно, что это кадры и политика уже нынешнего руководства страны. Повторяя судьбу Горбачева, первые лица российской политической сцены предпочитают кокетничать с главами государств и журналистами, забывая о стратегии и национальных интересах. Продолжается не только развал и разложение постсоветского пространства, но и России. При сохранении сегодняшнего курса у России нет никакого будущего.


Р.К. - Россия на протяжении всей своей истории стремилась распространять свое культурное и политическое влияние на все регионы Евразийского континента. Чего, на Ваш взгляд, сегодня не хватает российским политикам для более успешной защиты российских интересов в странах бывшего СССР?


A.C. - Российским политикам не хватает смелости быть русскими. Большинство (включая оппозиционную КПРФ) – космополиты. Кроме того, для них горизонт событий кончается за пределами их личной судьбы. Они не в состоянии увидеть Россию (большую, историческую Россию) живой даже через пару десятков лет. Поэтому они не чувствуют дыхания смерти – близкого конца русской истории, к которому мы подступили вплотную. Политические игрища, которыми занимается так называемая «элита», постыдны и преступны. В них нет ровным счетом ничего от интересов народа, никакой стратегии и даже тени самоуважения. Потому что мозги, пораженные догматами либерализма, не видят ни страны, ни народа. В них есть только одна мысль: о личном соучастии в глобальной «элите» и о втаскивании России (ради личных, разумеется, целей) в «мировое сообщество». В роли «больного человека Евразии», которого умертвить не жалко. Или даже очень полезно – чтобы всем стало легче. Но что легче этим персонам, умеющим «держать лицо» даже нагло предавая интересы нации и государства, нам просто невмоготу. Русским будет легче, когда изменники будут изгнаны. А если станет легче русским, легче станет и другим народам, соединенным с нами общей судьбой.


Р.К. - Вы являетесь депутатом одной из крупнейших национал-патриотических партий России, можете ли Вы сказать, что в российском обществе возобладали инстинкты самосохранения нации, и переломный момент уже наступил, и ельцинско-козыревская эпоха торговли национальными интересами русских осталась в прошлом? Каковы перспективы роста русского национального самосознания?


A.C. - Все еще торгуют, а, точнее, – воруют! Никак не разворуют – настолько Россия богата ископаемыми, умом и трудом. Переломный момент в сознании людей, кажется, наступает. Основная «заноза» в мозгах – странная любовь к Путину, на которой и держится прежняя ельцинская генерация политиков, прежняя предательская политика. Русское самосознание проясняется. Политика «Россия для русских», провозглашенная в свое время Александром III, вызывает все больше понимания и уважения. Более половины граждан России готовы принять ее. Но пока это пассивное большинство. Россию надо не только принимать, но и, если придется, умирать за нее. Пока у нации нет в достатке героев, она обречена на прозябание. Советская система убила в обществе героизм, самоотречение, подвижничество; либеральная система продолжает усугублять это разложение нравов. Но жить среди порнографии и бесстыдства русские не могут. Они либо вымрут, либо сметут эту опротивевшую всем нормальным людям власть. Как бы пафосно это не звучало, но сегодня для русских самым актуальным лозунгом является: «Родина или смерть». Правительство нам усиленно предлагает смерть (одним сладкую, другим – мучительную), а мы все думаем, не выбрать ли нам все-таки Родину. Как бы в такой задумчивости не опоздать и не дойти до жизни, когда выбор уже никто и не предложит – просто отведут в сторонку и прикончат.


Р.К. - На протяжении нескольких последних столетий форпостом российских интересов на балканском направлении являлось Приднестровье. Приднестровская земля была окраиной империи – здесь традиционно, как и в кавказской приграничной зоне, селились казаки – станицами, семьями. Растили хлеб и столетиями охраняли от набегов турок и прочих недругов русскую землю. Какое место в сфере интересов русских патриотов занимает Приднестровье сегодня?


A.C. - Приднестровье – осколок Империи, островок прежней мощной государственности. Здесь борьба за жизнь обострена прямой угрозой войны и памятью о войне. Приднестровье – русский форпост, который брошен армией предателей, но стойко сопротивляется. Многим кажется, что немедленное присоединение Приднестровья к России спасет непризнанную республику от агрессии. Это так. Но при этом состоится другая агрессия – невоенная. Приднестровье разграбят так же, как и остальную Россию. Поэтому проблема выживания Приднестровья решается не только в самой ПМР, но и в битве за Россию. Перспективы воссоединения страны появятся, только если у России будет русское правительство, а изменники и воры окажутся за решеткой.


Р.К. - Особенно после предательских «стамбульских соглашений», подписав которые, ельцинское окружение продемонстрировало свою покорность перед Западом, выторговывая себе гарантии неприкосновенности на случай вероятного бегства, последние годы Приднестровье поневоле превратилось в заложника крупных геополитических игроков. Окончательный вывод российской армии удалось приостановить, но проблемы остались. Почему так долго т.н. "приднестровская карта" остается предметом торга между Россией и Западом? Есть ли однозначность и незыблемость позиции нынешнего руководства России и политических элит по вопросу российского вооружения и контингента миротворческих сил на территории Приднестровья? Какова позиция Вас и Вашей фракции в Государственной Думе?


A.C. - «Приднестровская карта» застряла в горле у западных политиков. Они тщатся ее прожевать, но не могут. Поэтому привлекают к этому делу российских политиков, которые на словах могут быть очень патриотичны и даже демонстрировать солидарность с Приднестровьем, но на деле палец о палец не ударят, чтобы признать приднестровский суверенитет и заключить с ПМР военно-стратегический союз. С нашей точки зрения, проблема ПМР имеет все основания, чтобы быть решенной в рамках международного права. Важно только взять во внимание вполне определенные факты и правовые акты. ПМР не отделялась от Большой России (СССР). Сепаратистами выступило как раз молдавское руководство. Соответственно, никакие претензии Молдовы на территорию ПМР не могут быть оправданы. Кроме того, воля приднестровцев выражена не только в различного рода голосованиях, но и в том факте, что свою независимость от Кишинева они отстояли с оружием в руках. Границу, на которой была пролита кровь, невозможно стереть с карты. До тех пор, пока Приднестровье и Молдова не станут частями целого более высокого порядка – нового воссоединенного государства с единым суверенитетом. И даже тогда должны пройти десятилетия, чтобы события 1992 года и последующее противостояние поблекли в памяти народной. Не будем лукавить, у народов постсоветского пространства нет никакого иного средства сохранить суверенитет, кроме как объединить его с суверенитетом России. Воссоздание Исторической России с единым гражданством и единым правительством – вот достойный путь. Иные пути гарантируют только прозябание и статус холопов у более мощных держав.


Р.К. - Украина и Россия последние годы в силу разного рода причин лишь накапливают проблемные вопросы и болезненные темы. Во Львове громят российский культурный центр, вопреки позиции РПЦ, на Украине уже открыто осуществляется католическая экспансия, не за горами уже время, когда войска НАТО окажутся на границах Брянской области. Существует ли, на Ваш взгляд, опасность "перехвата приднестровской темы" со стороны Украины? Не окажется ли Приднестровье точкой столкновения российских и украинских интересов в регионе, таких, как остров Тузла, Крым и Черноморский флот?


A.C. - Украинское руководство еще менее дееспособно, чем российское. Ему дела нет до других государств, пока интерес не спонсируется Западом. Возня украинских сепаратистов в Молдове и Приднестровье – хорошо проплаченная деятельность, упреждающая любые шаги по воссоединению страны и изничтожению сепаратистских режимов. Пока российские интересы в Приднестровье толком не представлены. Не видно их и в российской политике на Украине. Тузла сдана, Крым сдан, ЧФ сдан. Российской внешней политики просто нет. Разве может она существовать, когда ее представляет такой персонаж, как В.Черномырдин. Вся эта «политика» происходит вокруг расхищения российского газа и вокруг посольского обеденного стола. Символ этой политики – поросенок с кашей в посольской трапезе.


Р.К. - Сегодня, как никогда ранее, в России актуализируется так называемый «русский вопрос». Тема русских национальных интересов, о существовании которых сознательно десятилетиями стыдливо прикрывали ладошкой рот, вовсю завоевывает московские улицы. Тысячи людей в России сегодня без былой стеснительности идентифицируют себя исключительно с русской цивилизацией, русской культурой, многовековой традицией. Чем сегодня в Вашем понимании является русская национальная идея?


A.C. - Русская идея имеет всемирное значение: спасая себя, Россия спасает весь мир от мракобесия. И наоборот: погубив себя, Россия отнимет у мира последний шанс. Мы живем на переломе эпох, когда решается вопрос, выживет ли колыбель мирового христианства – Европа? Не просто как географическое понятие, а как пространство культуры, в которой русская культура – одна из главенствующих, а русское православие – чистейший образец первохристианства. Европеец как культурный и антропологический тип может исчезнуть уже в этом столетии. Русская миссия состоит в спасении России как русской страны и спасение мира от расхристианивания. Православие, Самодержавие, Народность – вот исконная формула русской истории, которая в каждую эпоху может трактоваться разно, но в целом воспроизводит традицию. Русские без православия, как писал Достоевский, способны только пьянствовать и совокупляться. Русские без Царя – мыкающееся стадо. Русские без народности – масса «общечеловеков», которым судьба мира и собственного Отечества неинтересна. Торжество русской идеи – это православная монархия и русский национализм, соединенные в многонародной Империи с множеством других идей, сообразных судьбе выносивших их народов.


Р.К. - Множество нареканий со стороны граждан России, проживающих за рубежом, накопилось в адрес работников консульских учреждений. Многие жители Приднестровья испытывают трудности со вступлением в российское гражданство. Есть основания предполагать, что с усилением национал-патриотической составляющей в Государственной Думе РФ и органах исполнительной власти, будет подвергнута серьезной корректировке деятельность российских зарубежных представительств?


A.C. - Пока надежда в другом. Патриотические силы в России набирают вес и уже этим побуждают политиков, стоящих у руля власти, менять курс. В Государственной Думе этого не ощущается. Парламентаризм в России мертв. Но в исполнительной власти есть профессионалы, которым либеральный разброд давно опротивел. Они ждут иного курса и делают на своих местах все, что могут. С нашим дипломатическим корпусом – просто беда. Здесь не привыкли ставить национальные интересы выше карьерных. Поэтому дипломатов приходится заставлять работать. А надо бы просто всех прогнать и обучить новых. Тогда проблем с российским гражданством у всех, кто внятно говорит по-русски и не замечен в антирусской деятельности, не будет.


Р.К. - За что Вы побили Жириновского?


A.C. - За хамство. Надеялся, что власть использует этот случай, чтобы убрать эту мерзкую фигуру с политической сцены. Но оказалось, что Жириновский - неотъемлемая часть этой власти. Кремль взял его под защиту. Это тоже результат. Чтобы ни у кого не было иллюзий. «Единая Россия» или ЛДПР – никакой разницы.


Р.К. - Говорят, что Вы давно и серьезно увлекаетесь восточными единоборствами. Что значат для Вас боевые искусства? Каким образом данное увлечение отразилось на Вашем личном мировосприятии?


A.C. - Я не отношусь к мастерам восточных единоборств, поскольку живу другой профессией – преимущественно политической философией и политической публицистикой. Для меня единоборства – средство поддержания здоровья духа и тела.


Р.К. - Большое спасибо, Андрей Николаевич, за беседу. Будем рады Вас видеть в Тирасполе!



 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100