статьи
  Статьи :: Русское зарубежье
  
  Снова о соотечественниках
19.04.2006


Почему соотечественников не считают частью нации


Антон Калинин: Здравствуйте, вы слушаете радио «Голос России», в эфире программа «Россия всегда с тобой». У микрофона Антон Калинин. Сегодня у нас в гостях заместитель председателя Комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Савельев Андрей Николаевич. Тема нашей сегодняшней программы, как всегда, проблемы русскоязычного и русскокультурного населения за рубежом. Сам термин «соотечественник» в законе четко не определен и не прописан.


Андрей Савельев: Действительно, он определен очень расплывчато и встречается только в тексте закона о соотечественниках. Этот закон, существующий уже многие годы, оторван от остального законодательства и в полную силу не действует, так как не позволяет выделить из всего населения бывших союзных республик лиц, имеющих право называться нашими соотечественниками. Согласно закону, мы должны признать соотечественниками всех граждан бывшего Советского Союза и их потомков. А в таком случае, как считает наше правительство, не надо признавать никого. Это серьезная проблема, хотя, на мой взгляд, решить ее очень просто. Нужно правительственное постановление, которое выделит конкретные категории лиц, нуждающихся в поддержке со стороны Российской Федерации. Прежде всего к таким категориям могут быть отнесены ветераны Великой Отечественной войны, которые как защитники нашего общего отечества имеют безоговорочное право считаться нашими соотечественниками. За почти полтора десятилетия правительство не сделало ничего в этом направлении. Были разработаны программы поддержки соотечественников, но все они сводились к финансированию зарубежной инфраструктуры - отделов при посольствах, Росзарубежцентров, проведения дней России и других проектов.


Калинин: А юридическая поддержка?


Савельев: Юридическая поддержка оказывается либо в консульских, либо в посольских службах. Я занимаюсь проблемами соотечественников с 1992 года, с того момента, когда российское зарубежье себя осознало. В то время мы с Дмитрием Рогозиным создавали Конгресс русских общин. Участники первой конференции из бывших союзных республик пришли к выводу, что нужно бороться за свои права и для этого необходимо создать международную организацию. Она была создана в 1993 году и просуществовала примерно до 2000 года, когда президент Путин созвал Конгресс соотечественников. Все организации, с которыми мы сотрудничали, восприняли это как подвижку в борьбе за их права, как начало сотрудничества с российским правительством. Но их надежды не оправдались, т.к. больше такие конгрессы не созывались. Хотя сейчас продолжают действовать отдельные структуры и фонды международных организаций соотечественников, реальной структурной работы ни на общественном, ни на государственном уровне не ведется. Даже Комитет Государственной думы по делам СНГ собирается чрезвычайно редко, никаких концепций не выдвигает, законопроекты не готовит. Мы надеемся на то, что в ближайшее время законопроект будет внесен на рассмотрение Советом Федерации, который готовит поправки к закону о соотечественниках, и Институтом диаспор, который уже предлагал нам свои поправки. Мы не видим поддержки со стороны высшей государственной власти, не чувствуем положительного настроя политического большинства Госдумы. Напротив, мы постоянно встречаем разнообразные препятствия, попытки уклониться от диалога. Мы периодически устраиваем круглые столы, но на них не приходят чиновники должного уровня, с которыми можно было бы принципиально обсуждать соответствующие вопросы.


Калинин: Недавно я читал некоторые заявления МИДа, которые перекликаются с тем, что вы сказали. При МИДе создан специальный отдел по работе с соотечественниками.


Савельев: Причем уже не в первый раз. В прошлом году у нас начали проводить административную реформу. В ходе этой реформы в течение полугода структуры МИДа не работали вообще. Затем выяснилось, что департамента, который бы занимался проблемами соотечественников, нет. Нынешний отдел МИДа - новая попытка утвердить такого рода структуру. И так год за годом. 


Калинин: Возможно, с созданием этого отдела ситуация, действительно, изменится. То, что вопрос соотечественников до сих пор не разрешен, удивительно вдвойне потому, что в прошлогоднем послании президента Федеральному Собранию поддержка соотечественников была названа приоритетом государственной политики.


Савельев: Выступая с такими заявлениями, глава государства дает прямое руководство к действию депутатам Госдумы и Совету Федерации. При составлении бюджета выясняется, что на соотечественников выделяется ничтожная сумма - чуть больше 300 миллионов рублей в год, - которая расходуется в основном на поддержание бюрократической инфраструктуры, заработную плату и незначительные показательные программы - посылку школьных учебников, строительство нескольких домов для переселенцев и т.д. Естественно, проведение реальной политики на эту сумму невозможно. Политику можно понять по бухгалтерским книгам. А бюджет - это и есть главбух государства. Так вот, по содержанию этой бухгалтерской книги ясно, что наше государство не занимается проблемами соотечественников и не заинтересовано в интенсивном сотрудничестве с ними.


Калинин: Давайте вспомним закон о гражданстве, который был принят в 2002 году. До сих пор ежегодно исправляются те или иные ошибки, которые были допущены при его спешном принятии, вносятся поправки. Возможно, со временем придет понимание того, что необходимы поправки и в закон о соотечественниках? Планируется ли внести изменения в текст закона?


Савельев: Нет, не планируется. Мы не должны забывать о том, что наши соотечественники проживают не только в ближнем, но и в дальнем зарубежье. Среди них потомки эмигрантов первой волны. О них вообще не вспоминают, и только время от времени устраиваются показательные акции, как-то: президент сам вручает эмигрантам российские паспорта и т.д. Но это не что иное, как политическая реклама. Что касается закона о гражданстве, соотечественники, возвращающиеся на свою родину, должны пользоваться специальными льготами в получении российского гражданства. Недавно я принимал участие в дискуссии на телеканале НТВ, в которой обсуждался вопрос о гражданстве. Я задал вопрос, является ли нашим соотечественником нигериец или пуэрториканец, проживающий на территории России. Мои собеседники долго не могли на него ответить, но в конце концов сказали, что раз уж он живет в в обной из бывших союзных республик, он наш соотечественник. Мы снова не смогли отделить людей, которые легко адаптируются в России и связаны с ней общей культурой, языком и историей, от тех, кто такой связи не имеет и проживает на территории РФ временно. В отношении соотечественников не может стоять вопрос: нужны они нам или нет. Речь идет о национальной солидарности, если рассматривать нацию как политическое понятие. Российскую нацию составляют не только формально граждане РФ, но и все сообщество соотечественников. Если мы признаем человека своим соотечественником, при пересечении границы Российской Федерации он должен пользоваться теми же правами, что и ее гражданин, независимо от того, есть ли у него российский паспорт или нет. Если же он решил вернуться в Россию как гражданин, он не должен встречать на пути приоретения гражданства никаких препятствий. К сожалению, у правящей политической элиты нет такого понимания нации. А отсюда идет непонимание того, как следует выстроить закон о гражданстве, кому облегчить процедуру получения гражданства, а кому, напротив, затруднить. В действующем законе человек, претендующий на статус российского гражданина, обязан прожить пять лет на территории России, адаптироваться к российской среде, реализоваться профессионально, вписаться в гражданскую общину. Для соотечественников подобных условий быть не должно, и им надо предоставлять гражданство в заявительном порядке. Но прежде необходимо четко определить понятие «соотечественник». Мы не можем сделать это уже многие годы, потому что наша власть рассматривает каждого человека как индивида, оторванного от своих культурных и родовых связей. Поэтому на законодательном уровне власть впадает из крайности в крайность: то открывает дорогу всем, кто хочет приехать в Россию, то, наоборот, отрезает путь всем без исключения. Изменения в законе о гражданстве последних лет показывают, что люди, которые их инициируют, не понимают политического содержания нации, не отличают соотечественников от всех остальных иностранцев.


Калинин: В студию нашей программы несколько раз звонил слушатель из Германии. По его словам, германское законодательство предоставляет гражданство по наследству. Иными словами, если ваш отец или дед был гражданином Германии, вы по определению имеете право получить германский паспорт. Насколько я понимаю, делается это достаточно быстро. Я бы хотел процитировать высказывание одного латвийского политика русского происхождения: «Некорректно говорить о русскоязычных людях как о мигрантах. Это не мы сюда приехали, а границы передвинулись». Как мне кажется, в этом высказывании заключен истинный смысл той ситуации, в которой оказались наши соотечественники.


Савельев: От фракции «Родина» мы попытались внести законопроект о репатриации. Я полностью согласен с тем, что наши соотечественники не мигранты, а репатрианты, которые возвращаются в свою страну вследствие изменения политических границ. Вопрос, повторяю, в том, чтобы определить, кого признавать репатриантами. Самым простым основанием для этого является владение русским языком как родным, дополнительным критерием может стать родовая связь с каким-либо народом Российской Федерации и т.д. В ответ на это предложение нам сказали, что по Конституции каждый волен определять свою национальную принадлежность или не определять ее вообще, поэтому разговора о национальной принадлежности быть не может и законопроект не будет рассмотрен. Это совершенно нелепая трактовка статьи Конституции: если человек волен сам определять свою национальную принадлежность, есть все основания, для того чтобы реализовать это право. Раньше оно реализовывалось записью в паспорте. Почему бы не предоставить право человеку самому решать, заполнять эту графу в паспорте или не заполнять. Мы внесли это предложение, но нам ответили, что сейчас разрабатывается новая модель паспорта с биочипами, штриховыми кодами и т.д. Уже два года лежит законопроект о новой форме российского паспорта, которая предусматривает графу «национальная принадлженость». Думаю, в конечном итоге эта статья в законопроекте будет вычеркнута и нам снова откажут.


Калинин: В одной из передач вы оставляли свои координаты, для того чтобы наши слушатели могли к вам обращаться с просьбой о помощи, за консультацией.


Савельев: Я готов еще раз продиктовать свой адрес: 103265 Москва, Георгиевский пер., д.2 - депутату Савельеву А.Н. На этот адрес достаточно регулярно приходят письма от наших соотечественников. Речь в них идет, в основном, о гражданстве, получении медицинских полисов, праве на жилье и т.д. Не могу сказать, что после вашей передачи я получил ворох писем. Всего их было около 20, и примерно по половине из них удалось добиться положительных решений. Все они с комментариями и конкретными предложениями были направлены в Федеральную миграционную службу. В ряде случаев Федеральная миграционная служба согласилась с тем, что есть все основания для ускорения процедуры получения гражданства. Но в большинстве случаев чиновники убеждали меня в том, что они действуют правильно. Очень часто возникают проблемы с наличием необходимого набора документов и справок. Если какой-либо справки нет или она неправильно оформлена, человеку отказывают в приеме документов, и он вынужден возвращаться ни с чем. Не редки и ситуации, когда чиновники игнорируют нормы закона. В предыдущей передаче с моим участием мы обсуждали случай, когда дети, заканчивающие школу, не могут получить гражданство и российские паспорта, хотя их родители являются гражданами России. Недавно в первом чтении были приняты два закона о миграционной политике. Я уже говорил о том, что возникает противоречие между старой, постсоветской, и новой миграцией. Сейчас мы с распростертыми объятиями встречаем у себя Нурсултана Назарбаева, забывая, что три миллиона человек бежало из-под его власти сразу после распада Советского Союза.


Калинин: Но справедливости ради стоит сказать, что сейчас в Казахстане происходит некоторое переосмысление отношения к русскоязычному населению.


Савельев: Никакого переосмысления у политической элиты не произошло. Это миф, выдуманный специально для предвыборной кампании Назарбаева. Я, выполняя поручение фракции, не стал ничего говорить во время его визита в Госдуму, но считаю, что ему нужно было предъявить претензии. Возвращаясь к миграционным законам, могу сказать, что существует два типа миграций. Первая, постсоветская волна, которую составляли русскокультурные люди, подверглась самым чудовищным унижениям как со стороны чиновников стран прежнего проживания, так и со стороны российских чиновников. Новую волну составляют в основном люди не русской культуры. Чаще всего они приезжают в Россию «за лучшей жизнью». Именно для них сегодня создаются миграционные законы, всячески облегчающие их присутствие на территории РФ. Мигранты первой волны сталкиваются с большими трудностями в получении вида на жительства и российских паспортов, а новые мигранты получают все на блюдечке с голубой каемочкой. Эта чудовищная несправедливость, к сожалению, обусловлена общей ориентацией на поддержание в России олигархического режима, для которого нужна рабочая сила. Не полноценные граждане, связанные поколениями со своей страной, а рабы, которые не имеют устойчивой связи с гражданской общиной и задатков трудовой этики, которым не нужны социальные пособия, пенсионное обеспечение, жилищное строительство и т.д.


Калинин: Я хотел бы с вами поспорить. Миграционная политика - очень непростой вопрос. Наша страна, говоря словами Путина, пережила «крупнейшую геополитическую катастрофу века», и колоссальное количество наших соотечественников оказалось за рубежом - по оценкам МИДа, 25-30 миллионов человек.


Савельев: Эти же цифры назывались 13 лет назад, а с тех пор на территорию России переселилось более 10 миллионов человек. Федеральная миграционная служба не знает, сколько в России нелегальных мигрантов, а МИД не знает, сколько наших соотечественников осталось за пределами страны. Арифметика у наших чиновников явно "хромает".


Калинин: В любом случае цифра немалая. В рамках административной реформы было проведено укрупнение на министерском уровне. Почему бы не организовать специальное Министерство по связям с соотечественниками?


Савельев: Я не против, только бы его не организовали из Федеральной миграционной службы, которая привыкла к полицейским методам контроля и составлена из миличейских чинов. Нам же в большей мере нужно гражданское Министерство по общерусским вопросам, поскольку русский мир гораздо шире границ Российской Федерации. В его ведении должна находиться работа с соотечественниками, распространение русской культуры и т.д. Это нормальный подход, но сегодня он бесперспективен, т.к. соотечественников считают обузой. Некоторая часть государственного бюджета направляется на обеспечение социальных нужд. Представьте себе, что мы примем на содержание еще несколько миллионов человек. Тогда социальные пособия придется распределять совсем по-другому и искать новые источники пополнения социальных фондов. Такие проблемы возникают потому, что вся система построена неправильно. Нация - это большая семья, и если мы отторгаем своих соотечественников, в какой морально-нравственной атмосфере мы живем? Если не пересматривать общую концепцию нации и государства (а я этим занимаюсь как ученый), мы ничего не добьемся. В научном сообществе уже зреет новое понимание нации, но оно еще не дошло до верхних этажей государственной власти. Если мы будем по-прежнему идти по эволюционному пути (согласно логике принимаемых сейчас законов), мы уничтожим Россию в ближайшем будущем. Молодое поколение увидит распад страны своими глазами. Это научно обоснованный прогноз сегодняшней тенденции, и мы должны эту тенденцию переломить. Экономические и демографические прогнозы говорят о том, что этот век для России может быть последним. Поэтому вопрос о соотечественниках не изолирован от вопроса российской государственности.


Калинин: Сейчас появляются прогнозы и о скором распаде Соединенных Штатов Америки, причем речь идет о более коротких сроках.


Савельев: Но у Америки есть финансовый ресурс, а у России его нет. Им есть чем затыкать дыры, чем компенсировать ошибки своей политики. У нас нет ни средств, ни времени. Если не пошевелим мозгами - мы погибли.


Калинин: Андрей Николаевич, мы надеемся, что ситуация будет постепенно изменяться к лучшему, в том числе усилиями вашего комитета. Приходили ли на ваше имя письма из-за рубежа?


Савельев: Да, и я не раз встречался с нашими соотечественниками, живущими в странах дальнего зарубежья и отвечал на их письма. Они чувствуют себя брошенными и забытыми.


Калинин: О чем они просят?


Савельев: Прежде всего они просят внимания. Например, издается русский философский журнал в Соединенных Штатах, но в России о нем никто не знает. Люди, которые занимаются укоренением русской культуры за рубежом, в России никому не нужны. Они не встраиваются в общую систему научных исследований, культурных связей. В Силиконовой долине очень много наших специалистов, но с ними нет никаких контактов. Государство от этой проблемы полностью устранилось.


Калинин: Имеет ли Государственная Дума возможность поддерживать связь с соотечественниками из дальнего зарубежья, помогать им, поощрять их деятельность? Приведу конкретный пример. В этом году в России третий раз будет вручаться «Премия Рунета» - за вклад в развитие российского сегмента сети Интернет. С декабря 2005 года «Голос России» вносит в оргкомитет премии ряд предложений, которые сделали бы ее действительно премией Рунета, а не Рунету. Я практически уверен в том, что в этом году наши соотечественники за рубежом, которые создают для русскоязычного населения русскоязычные сайты в других доменах, также будут удостоены этой награды. Таким образом, их деятельность будет оценена и к ней будет привлечено внимание общества и государства. Есть ли в активе Государственной думы подобные инструменты, помогающие установить контакт с нашими соотечественниками из дальнего зарубежья?


Савельев: Прежде всего у Госдумы есть законодательный инструмент. Кроме того, у нее есть определенный авторитет среди населения, правда, очень низкий: рейтинг доверия Госдуме составляет около 20%. Сейчас законодательное решение проблем соотечественников невозможно. В начале нашей беседы я уже говорил о том, что существует только один закон, в тексте которого упоминаются соотечественники. Я предлагал внести это понятие в закон «О миграционном учете», но тогда это сочли лишним и решили сначала провести перепись мигрантов. Поэтому я думаю, что Рунет должен сам релизовать свою общественную инициативу. На сегодняшний день надежда на Государственную думу нулевая. В частном порядке я могу оказать поддержку, дать рекомендацию и т.д., но законодательная инициатива в Госдуме - дело практически невозможное. Там заняты другими делами и общественные инициативы правящему большинству не интересны.


Калинин: На ваш взгляд, существует ли ксенофобия у российских граждан в отношении вновь прибывших в Россию?


Савельев: Я считаю, что ксенофобия не ненависть, а естественная боязнь чужого. Приведу пример, который меня шокировал. Среди французов был проведен соцопрос, по данным которого 30% признали, что в некоторой степени являются расистами. Но это не значит, что они выходят на улицу и нападают на лиц другой культурной принадлежности. Публичное возбуждение ненависти на национальной почве преследуется законом. В определенном смысле ксенофобия позволяет сохранить национальную идентичность страны. Безусловно, те, кто приезжает в Россию из других стран, чувствуют себя неуютно: они плохо знают язык, не умеют общаться в русской среде, не знают как защитить свои права. Даже человек, переезжающий из дальневосточного в центральный регион России, попадает в неуютное положение, несмотря на то, что он в совершенстве владеет русским языком. Нужно определить грань, за которой ксенофобию должно считать опасной. Такой гранью является публичное возбуждение розни, которое вызывает серьезные межгрупповые конфликты и насильственные акции. В таких случаях должно действовать государство и общественное мнение.


Калинин: Спасибо, Андрей Николаевич. Мы подошли к следующей теме нашей сегодняшней передачи - возникновению межнациональных конфликтов при переселении. С нами на связи Евгений Иванович Степанов - директор Центра конфликтологии Института социологии РАН. Здравствуйте, Евгений Иванович. Многие наши соотечественники за рубежом (в Латвии, на Украине и в азиатских странах) сталкиваются с серьезными проблемами - нарушением гражданских прав и свобод, невозможностью свободно пользоваться русским языком и др. На ваш взгляд, провоцируют ли русскокультурные люди негативное отношение к себе?


Степанов: Для того чтобы четко ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, что многие народы обращались к России с просьбой принять их в ее состав. История показывает, что они охотно шли на союз с Россией, потому что в случае присоединения к ней они ничего не теряли. Россия никогда не требовала отказаться от их культуры, языка, традиций, всегда была толерантна к любой другой культуре и стремилась к взаимной выгоде. Русские многое сделали для развития промышленности в Прибалтике, помогали другим народам включаться в актуальный исторический процесс. Поэтому логично, что русскоязычные мигранты, не имеющие статуса граждан в странах зарубежья, хотят, чтобы с их правами считались и к их культуре и языку относились уважительно. Проблема толерантности сейчас стоит очень остро. Необходимо отказаться от навязывания своего образа жизни, от территориальных претензий и прийти к сотрудничеству, которое приносило бы пользу обеим сторонам.


Калинин: В Латвии проживает большая русскоязычная диаспора. Должна ли она по-прежнему отстаивать свои права, настаивать на своей национальной идентичности или должна ассимилироваться, влиться в латвийское общество, выучить язык и получить латвийское гражданство?


Степанов: Если латвийское правительство настаивает на том, чтобы русскоязычное население отказалось от своей культуры и языка, возникает вопрос: почему бы не уехать из Латвии и не вернуться на свою родину? Я думаю, это единственно верный выход. Чеченцы сейчас призывают русскоязычное население вернуться в Чечню, чтобы вместе восстановить промышленность республики (прежде всего нефтеперерабатывающую) и объединить усилия для общего блага. Если бы прибалтийские политики поставили вопрос таким образом, выиграли бы все.


Калинин: Большое спасибо. У нас на связи был директор Центра конфликтологии Института социологии РАН Евгений Иванович Степанов. Я передаю слово Андрею Николаевичу Савельеву.


Савельев: Я бы хотел сказать, что присутствие инокультурного элемента по соседству с каждым гражданином абсолютно нормально. Другое дело, если отсутствует свой собственный культурный элемент. Поэтому нам надо прежде всего заботиться о сохранении своей национальной идентичности, и тогда наше великодушие будет таким же безграничным, каким оно было во времена Российской Империи и Советского Союза. Мы должны к этому стремиться, но для этого нужны мощные политические действия государственной власти и перестройка законодательства. Я надеюсь, что рано или поздно это произойдет, потому что иначе мы можем потерять свою родину.


Калинин: Спасибо. Будем надеяться, что связи с соотечественниками останутся приоритетным направлением российской политики. У нас в гостях был Савельев Андрей Николаевич - заместитель председателя Комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками. Программу провел Антон Калинин, за режиссерским пультом Александр Фомичев. До новых встреч в эфире! 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100