статьи
  Статьи :: Русская нация и национальная демократия
  
  Порнографический паламент. Кто растлевает нацию (стенограмма заседания ГД)
19.05.2006


Обсуждение законопроекта, вводящего в УК определение порнографии

     Здание Государственной Думы. Большой зал. 12 мая 2006 года. 10 часов. Председательствует Председатель Государственной Думы Б. В. Грызлов


(…) Приступаем к пункту 9. О проекте федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации". Доклад депутата Государственной Думы Александра Викторовича Чуева. Пожалуйста.


Чуев А. В., фракция "Родина" (народно-патриотический союз)". Уважаемые коллеги, в своём послании Президент Российской Федерации в качестве самой приоритетной задачи нашего государства обозначил сбережение народа, решение демографической проблемы. В послании президента прозвучали в том числе тезисы о том, что необходимо сегодня поднимать роль и место семьи в обществе, необходимо возвращаться к своим традиционным ценностям, в образовании необходимо вводить воспитательную компоненту. Всё это замечательные идеи, под которыми и наша партия готова подписаться полностью. К сожалению, на пути реализации этих идей есть множество проблем, и одной из таких серьёзных проблем является порнография. Порнография сегодня победно шагает по России практически во всех, в том числе и центральных, средствах массовой информации, в Интернете, путём распространения соответствующей литературы, видеофильмов, DVD-дисков и тому подобного. На каналах телевидения существуют даже специальные телепередачи, рассказывающие о том, какие бывают сексуальные отношения, какие бывают извращения и тому подобное. Об Интернете я вообще не говорю, потому что там можно найти практически всё, что угодно. В последнее время распространяется и литература, в том числе для детей (в Иркутске, например, недавно об этом был телесюжет, вы знаете), в которой идёт уже развращение и малолетних. Самое страшное, что сегодня порнография пришла и в школу. То, что мы видим в Екатеринбурге, когда тысячи родителей объединились против внедряемой в школе программы так называемого полового воспитания (естественно, на западные финансовые средства), - это ещё одно подтверждение того, что необходимо сегодня что-то делать с этим явлением. Да, у нас существует уголовная статья, предусматривающая ответственность за распространение порнографических материалов, но работает ли эта статья? Может ли она сегодня реально работать, когда в ней не указано, что является порнографией, порнографическими материалами и предметами? Существует комментарий к Уголовному кодексу, который даёт достаточно неясные и неточные определения этому, но, к сожалению, комментарий не является законом, и применить его на практике весьма сложно. Мировая практика показывает, что определение всё-таки необходимо и суды ссылаются на него. Так, в Соединённых Штатах существует понятие порнографии и оно формулируется определённым образом, подпадает под это понятие и близкая демонстрация эрекции и половых контактов. В отдельных штатах это определение ещё более жёсткое. В Европе с 1910 года существует конвенция против распространения порнографии, к которой наша страна присоединилась в 1949 году. К сожалению, практика применения уголовного закона показывает сегодня, что очень сложно бороться с таким явлением, как порнография, очень сложно доказать это в суде, поскольку определения порнографии реально не существует. Пользуясь отсутствием этого определения, многие режиссёры, которые снимают порнографические фильмы, называют эти фильмы жёсткой эротикой и распространяют их фактически свободно. Через суд эту проблему решить не представляется возможным. Наиболее активное распространение такие фильмы получили, в частности, в Петербурге, но сейчас они распространяются по всей стране. Я считаю, что общественную опасность этого преступления трудно переоценить, поскольку, к сожалению, все эти материалы, все эти фильмы, все эти передачи и, конечно же, Интернет становятся доступными не только взрослым, но и детям. Более того, на сегодняшний день в порнографии активно стали распространяться сюжеты, изображения уже не просто сексуальных отношений, а различных извращений, таких, как зоофилия, педофилия, некрофилия даже и тому подобное. И говорить сегодня необходимо о том, что государство должно принять срочные меры, чтобы поставить серьёзный заслон на пути распространения этого общественно опасного явления именно с тем, чтобы действительно начать возвращение к традиционным ценностям, чтобы воспитывать наших детей не как будущих сексуальных партнёров, а как будущих отцов и матерей, как будущих членов семьи, роль которой мы хотим сегодня поднять (и это было обозначено в президентском послании). В предлагаемом нами законопроекте содержится определение порнографии для целей использования его в Уголовном кодексе. Суть этого определения: грубое натуралистическое детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений в форме, противоречащей принятым в обществе моральным нормам, которое не имеет художественной или научной ценности. Конечно же, существуют определённые научные труды, в том числе и по порнографии, даже и до революции они уже печатались, существуют определённые сексологические исследования и так далее, существуют определённые художественные произведения, которые являются неотъемлемой частью нашей истории культуры. О них, безусловно, речь не идёт. Речь идёт о фильмах, телепередачах, программах и книгах ряда издательств, которые на сегодняшний день просто перешли все мыслимые и немыслимые грани дозволенного, поскольку, я ещё раз подчёркиваю, появились порнографические книги, адресованные непосредственно детям. А в Интернете под видом разных детских мультипликационных картинок содержатся просто порнографические и педофилийные сайты. Буквально недавно рядом стран была проведена международная акция, в результате которой было арестовано более ста тридцати человек, было выявлено более двадцати тысяч интернет-ресурсов, которые занимались распространением детской порнографии. Этим занимаются сегодня страны Европы, восточные страны, это была серьёзная международная акция, и США тоже принимали в ней участие. К сожалению, мы здесь, я не скажу, бессильны (правоохранительные органы работают, но законом они не вооружены), но мы, к сожалению, не можем с таким же успехом бороться с порнографией у нас в стране. Я понимаю, что можно долго спорить о том, каким должно быть определение, что есть много субъективных моментов в этом определении, но мы не избавимся от них, поскольку есть и в уголовном законе вещи, которые всегда будут субъективными. Такие вещи, как, например, оскорбление личности, хулиганство и так далее, - они всегда будут иметь в определённом смысле субъективный характер, такой же, какой имеет и общественная мораль. И тем не менее государство и общество развиваются и эти понятия являются базовыми для того, чтобы государство было успешным и общество не развалилось просто, не деградировало. Я считаю, что можно дискутировать и обсуждать отдельные нюансы этого понятия во втором чтении, но очень важно принять концепцию этого проекта закона, очень важно принять принципиальное решение о том, что дальнейшее распространение порнографии в нашей стране недопустимо и мы хотим положить этому конец. И я думаю, что от вашего голосования сегодня будет зависеть и имидж всей Государственной Думы, как на нас будут смотреть дальше: мы за порнографию или мы всё-таки считаем, что морально-нравственные ценности в обществе должны превалировать? Большое спасибо за внимание.


Председательствующий. С содокладом выступает заместитель председателя Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Пётр Борисович Шелищ. С места. Пожалуйста, включите микрофон.


Шелищ П. Б. Спасибо. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! К сожалению, как и в отношении предыдущего законопроекта и многих других, которые мы здесь рассматриваем, ситуация в отношении этого законопроекта оценивается комитетом таким образом: ситуация неблагоприятная - давайте что-нибудь сделаем. Вот попытки что-нибудь сделать к добру никогда не приводили, если это "что-нибудь" совершенно неадекватно решаемой проблеме. Хотя уважаемый коллега Чуев цитировал нам тут с трибуны выдержки из законопроекта, я бы зачитал его полностью (это всего восемь строчек). Статью об уголовной ответственности за распространение порнографических материалов или предметов предлагается дополнить примечанием следующего содержания: "Порнографическими материалами или предметами признаются печатные издания, изображения, компьютерные программы, фильмы, видео- и звукозаписи, теле- и радиопередачи и иные материалы и предметы..." - сразу оговорюсь, что о том, каким образом здесь применимы нормы уголовного закона, ничего не сказано, новаций нет - "...основным содержанием которых является грубо натуралистическое детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений в форме, противоречащей принятым в обществе моральным нормам, которые не имеют художественной или научной ценности и направлены на разжигание чувственной страсти". Не знаю, может быть, кому-то из вас это определение поможет дать оценку, является ли данный материал или предмет порнографическим, но, с точки зрения Верховного Суда, правительства, которому, понятно, Минюст готовил это заключение, и нашего комитета, это никому ничего не даст, это определение никак не поможет квалифицировать конкретный материал или предмет как порнографический или как непорнографический. Я бы привёл одно предложение из официального отзыва Верховного Суда, которое, на мой взгляд, абсолютно точно и наиболее кратко характеризует ситуацию: "...следует отметить, что законодательное определение порнографии должно быть чётким и конкретным. Уголовный закон не может оперировать понятиями, имеющими неоднозначное толкование ("грубо натуралистическое", "чувственная страсть" и т. д.)". Все названные мною субъекты заключений и официальных отзывов, а также комитет не поддерживают данный законопроект и рекомендуют его отклонить.



Председательствующий. Спасибо. Уважаемые коллеги, будут ли вопросы к докладчику и содокладчику? Три вопроса, я вижу три руки. Пожалуйста, Романов Валентин Степанович.


Романов В. С. Вопрос к Петру Борисовичу. Я хотел бы уточнить: при подготовке заключения комитета изучалась ли история этого вопроса? Нам всем понятно, насколько остра и актуальна эта тема, и мы помним, что было несколько попыток провести подобный закон, и каждый раз мы не находили ответа. Напомните, пожалуйста, сколько таких законодательных попыток было. Если комитет признаёт, что эта тема острая, имеет колоссальное общественное значение, то кто сегодня работает над другим, более совершенным предложением? Я согласен, что это не до конца отработанный материал, то, что нам докладывали, но что дальше-то будет? Снова этот вопрос торпедируем, а дальше что? Реально в жизни общества эта проблема есть. Состояние морали, нравственности молодого поколения чудовищно. С этим всё переплетено - и наркотики, и многое другое. То есть проблема острая, ответ надо давать, а мы пока только торпедируем. А дальше что?


Председательствующий. Пожалуйста, Шелищ Пётр Борисович. Включите микрофон.


Шелищ П. Б. Спасибо. Уважаемый Валентин Степанович, мы с вами помним, что, по-моему, начиная с первой Думы, мы рассматривали такие законопроекты (коллега Говорухин был у нас ведущим как минимум по двум из них), и ведь мы с вами захлебнулись в попытках определить порнографию. В том, что проблема есть, ни малейших сомнений быть не может. Я думаю, это любой признает. Но я убеждён, что проблема эта решается не средствами законодательства, а средствами правоприменения. Надо просто применять существующий уголовный закон.


Председательствующий. Пожалуйста, Павлов Николай Александрович, вопрос.


Павлов Н. А. Спасибо. У меня вопрос к уважаемому Петру Борисовичу. Пётр Борисович, вы не проинформируете нас относительно реакции регионов, если она есть? Я имею в виду субъекты Федерации. Если она есть, то какова она, каков характер этой реакции, сколько отзывов и какие они?


Председательствующий. Пожалуйста, Пётр Борисович.


Шелищ П. Б. Сожалею, но я не готов ответить на этот вопрос. Я думаю, что Александр Викторович это знает, он нам может это подсказать.


Председательствующий. Бадалов Рубен Михайлович, ваш вопрос, пожалуйста.


Бадалов Р. М., фракция "Родина" (народно-патриотический союз)". Авторам законопроекта и их оппонентам. Хотелось бы всё-таки услышать, есть ли сегодня чёткие критерии определения порнографии в действующем законодательстве.


Председательствующий. Пожалуйста, Чуев Александр Викторович.


Чуев А. В. Уважаемые коллеги, сегодня в комментарии к Уголовному кодексу написано буквально следующее: под порнографией имеется в виду непристойное, циничное изображение половой жизни людей, где в отличие от эротического изображения внимание акцентируется на контактах половых органов. На мой взгляд, это определение значительно хуже и более расплывчатое, чем то, которое мы предлагаем. Более того, это определение не является законом, это просто некое научное определение порнографии для экспертной оценки. Но, к сожалению, ещё раз подчёркиваю, отсутствие этого определения в самом Уголовном кодексе делает фактически реально невозможным применение этой статьи. Все попытки применить эту статью против серьёзных преступлений заканчиваются ничем, адвокаты разбивают все дела: нет определения порнографии.


Председательствующий. Шелищ Пётр Борисович, пожалуйста, ответ на этот же вопрос.


Шелищ П. Б. Существует Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими, и эта конвенция не содержит определения порнографии. Коллега Чуев в своём докладе ссылался на норму американского закона, правда, не очень конкретно, он упомянул, что там обязательное условие - показ эрекции и так далее. Я не могу себе представить, как реально это могло бы помочь при ведении уголовного процесса определить наличие факта порнографии. Мы просто переводим доказательства с одного объекта... вместо одного понятия даём другое, ничуть не более отчётливое. Вообще существует судебная практика проведения судебных экспертиз в таких случаях. При проведении этих экспертиз обычно представительная группа из той аудитории, для которой предназначен данный материал или предмет, опрашивается по поводу её восприятия. Если доминирует восприятие данного материала или предмета как оскорбляющего нравственные чувства, как задевающего человека эмоционально, то суды квалифицируют этот материал как порнографический. Но невозможно всё это описать! Если мы попробуем конкретизировать в терминах, которые упоминал коллега Чуев, то мы на самом деле только ухудшим ситуацию, потому что обойти будет очень легко и кто-то будет должен доказывать, что там была эрекция, извините. Спасибо.


Председательствующий. Уважаемые коллеги, есть ли желающие выступить? Пожалуйста, включите режим записи на выступления. Покажите список записавшихся. Уважаемые коллеги, шесть желающих выступить, значит, примерно шестьдесят минут. Есть какие-то предложения?


Из зала. Давайте соблюдать регламент!


Председательствующий. Хорошо, в рамках Регламента. Пожалуйста, первый у нас Павлов Николай Александрович.


Павлов Н. А. Я попутно вношу предложение выступать по три минуты, я именно три минуты и собираюсь говорить. Уважаемые коллеги, мы из года в год (я эту ситуацию наблюдаю, в общем, с 90-го года) топчемся вокруг одних и тех же проблем, и совершенно очевидно, что есть две линии. Одна линия - вот та, о которой говорил уважаемый Пётр Борисович, сославшись на международную конвенцию. Так международные конвенции многие принимаются без определения понятий, по поводу которых они принимаются, именно с той целью, чтобы это явление, с которым они якобы борются, максимально культивировать. Вы почитайте книгу - она продаётся у нас в киоске, 150 рублей всего стоит - уважаемого господина Веллера "Великий последний шанс". Этот человек, Веллер, вне партии, этот человек не из администрации, этот человек - свободный художник, писатель. Почитайте внимательно эту книгу. Кстати, он еврей по национальности, насколько я понимаю. Умнейший человек, благороднейший, моральный человек, человек, который прежде всего говорит о моральной проблематике, именно о моральной, а не о политической. Книга, конечно, многим из "Единой России" не понравится, потому что он Путина ругает, и я, кстати, не согласен с его критикой в адрес Путина, сразу хочу сказать. Так вот, уважаемые коллеги, ведь сегодня, в ситуации, когда мэры Берлина и Парижа хвастаются, что они гомосексуалисты, когда идёт борьба с мэром Лужковым за проведение гей-парада в Москве, мы же понимаем, что это всё однопорядковые вещи. У нас вот здесь господин Логинов, представитель правительства, по поводу законодательной инициативы Тюменской областной Думы сказал, что невозможно понять, так сказать, обнажённое это тело или необнажённое. Вы помните, я сказал: я сейчас разденусь - и вы вызовете полицию или охрану, вы сразу поймёте, что это тело обнажённое. Вы говорите: невозможно ничего понять из этого определения. Да возможно, вам невозможно понять, а люди поймут, поймут люди! А если вы хотите исправить, хотите улучшить, напишите. Но вы говорите... вы принципиальную позицию озвучиваете. Вы озвучиваете принципиальную позицию невозможности определить, что такое добро и зло, по большому счёту, если с сакральной точки зрения смотреть. Вы говорите, что невозможно понять, что такое непристойность и что такое пристойность. Вот для мусульман, например, всё понятно. Они сказали: "Плейбой" сжечь! Вы ждёте, когда мы так начнём действовать? Мы не будем так действовать, потому что мы уже слишком стары для этого, но молодое поколение, которое желает жить не в Содоме и Гоморре, - оно подрастает и оно будет так действовать. И порождаете экстремизм вы своим нежеланием заниматься насущными проблемами, вопиющими! Учителя стонут, родители стонут, родители пошли в администрации районов, когда началась реализация программы так называемого сексуального воспитания, когда малышек учили надевать на пенис, так сказать, этот самый кондом. Это было в Питере, это было! Они добились отмены этого. И это было, потому что законодатели недоработали. Сегодня законодатели, ссылаясь на несуществующие причины, уклоняются от разрешения этой проблемы и, извините, занимаются гнусным хихиканьем. Взрослые люди, над чем вы хихикаете?! Идёт массовое растление детей, идёт массовая продажа порнографической продукции совершенно свободно. Разве вы этого не знаете?! И вы хихикаете и ссылаетесь на какие-то совершенно крючкотворные, так сказать, причины! Что мы делаем?! Это наше будущее! Мы погружаемся в Содом и Гоморру на глазах. У нас сифилис у детей в сорок раз вырос, у нас пандемия СПИДа, по словам Покровского. Откуда это всё? От разрушения моральных норм. "Единая Россия", вы называете себя консервативной партией. Неужели вы не понимаете, что вы подрубаете сук, на котором сидите?! Уже президенту пришлось вмешиваться и говорить о демографии! Как вы нас здесь высмеивали по поводу наших законов! Вы получили пинок позавчера в Кремле? Получили. И по поводу порнографии получите, я вас уверяю. Я за десять лет в своих политических прогнозах не ошибся ни разу. Уберите Шелища из содокладчиков, Борис Вячеславович, дайте эту тему другому человеку, такому, который желает нравственного оздоровления нашего общества. Да, Чуев узурпировал. Отнимите у Чуева - "Родина" нисколько не обидится, нисколько не обидится "Родина", если вы эту тему себе возьмёте. Поручите нравственно чистому, верующему человеку, пусть он пойдёт получит благословение у священника своего и начнёт работать над этой темой. Вот тогда, тогда мы поверим, что вы консервативная партия, и, может, даже я за вас на выборах проголосую. Но пока вы суёте палки в колёса любой здоровой инициативы, направленной на исправление ситуации в обществе. Спасибо.


Председательствующий. Пожалуйста, Кондратенко Николай Игнатович.


Кондратенко Н. И. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! Утром, включая телевизор, вижу рекламу шампуня "Красная линия" - как всегда, ласкает мужчина женщину и говорит: "Какая ты сексуальная!" Скажите, как православному человеку или мусульманину, бабушке или дедушке объяснить внуку или внучке, что значит "сексуальная"? Попробуйте найти те слова, которыми можно было бы это объяснить. Сколько уже здесь разговоров на эту тему было! И я хочу признаться вам, Пётр Борисович. Когда вы меня попросили встретиться с еврейской молодёжью из Израиля, побеседовать (я сегодня искренне сожалею, что уезжал и не мог встретиться), знаете, что я хотел им рассказать? Я им хотел нажаловаться на ваших соотечественников на телевидении и здесь, в Думе, которые воруют у нас детей, которые разлагают наших детей, я хотел рассказать всю правду о том пагубном, что творится и в этих стенах, и на телевидении России. Я хотел, чтобы стало стыдно вам, вашей диаспоре за то, что вы делаете. Для чего вы это всё делаете? Ведь за всё когда-то придётся отвечать! Я только что вернулся из Греции, в Италии недавно был, вот и Германия, и Австрия... Увидите ли вы там порнографические, грязные передачи, посмотрите, показывают ли там насилие такое? А вы нам читаете кодексы здесь! Нравственность, совесть нужна каждому, и прежде всего председателю комитета и заместителю председателя комитета, каждому депутату - вот чего не хватает сегодня. Это цинизм уже в политике, надо останавливать это зло. За всё, Пётр Борисович, придётся отвечать каждому, пофамильно, уверяю вас. Стыдно будет детям к могилам некоторых отцов подходить, потому что будет сказана вся правда. И как только гром грянет и народ заговорит, вы знаете, сколько правды будет высказано? В половину больше, чем было! И в половину больше будет ответственности, потому что общество имеет свойство во зло всё превращать. Это будет вторая беда. Вы хотели, чтобы я встретился с еврейской молодёжью, боялись антисемитизма Кондратенко. Не бойтесь, Пётр Борисович! Когда Косте Безбогину, еврею, жителю края, угрожала смерть - его расстреляли бы в чеченском плену, - я, губернатор, миллион долларов за Костю отдал. За русского пацана... я двадцать шесть человек спас, больше 26 тысяч долларов не платил, а за еврея Костю Безбогина миллион отдал, понимал: Костю убьют. Он мой соотечественник, я не имел права это допустить. Я мог бы массу и других примеров привести, доказывающих, что я противостоял и буду противостоять гнусной и подлой политике сионизма. Она и в этом вопросе здесь, в Думе, у нас проявляется. Жаль мне, что русские христопродавцы будут голосовать по указке, не задумываясь, не размышляя о судьбе своих детей и внуков. Мне стыдно и больно за вас, русские! Прошу прощения.


Председательствующий. Горячева Светлана Петровна, пожалуйста.


Горячева С. П., депутат Государственной Думы, не состоящий в депутатском объединении. Спасибо, Борис Вячеславович.
Вот сегодня такой полемический вопрос здесь звучит: можно или нельзя вносить поправки в Уголовный кодекс, которые конкретизировали бы понятие порнографии? Просто напомню депутатам, что в том составе Государственной Думы после известного фильма Аркадия Мамонтова "Голубая орхидея" по инициативе многих депутатов из разных комитетов была создана рабочая группа, нарабатывались поправки в Уголовный кодекс, которые должны были ужесточить уголовную ответственность за растление несовершеннолетних, поправки в статью 242, которая даже не предусматривала привлечение несовершеннолетних к порнографии как квалифицирующий, ужесточающий ответственность признак. Пришлось этим заниматься - поднимать порог половой неприкосновенности несовершеннолетних с четырнадцати до шестнадцати лет. Вот та полемика, которая звучит сегодня в зале, звучала и тогда. И самое горькое, что тогда и правительство было против этих поправок, и в зале заседаний очень многие выступали против этих поправок. Слава богу, что удалось довести дело до логического конца, как говорится, и хотя бы часть из этих поправок стала нормами Уголовного кодекса. В том числе поменялась и статья 242, которая предусматривает сегодня как квалифицирующие признаки привлечение несовершеннолетних к порнографии, распространение среди несовершеннолетних порнографии. Если, допустим, это сделано в отношении малолетних, предусмотрена очень серьёзная мера ответственности. И тогда возникал вопрос, когда мы нарабатывали вот эти поправки: нужно ли давать понятие порнографии в самом уголовном законодательстве? Мы изучили тогда опыт многих стран, притом развитых стран, прежде всего стран Европы. И я вам совершенно ответственно хочу заявить о том, что во многих странах Европы, там, где предусматриваются вот эти составы преступлений, есть понятие порнографии, и не боятся они это делать. И в ряде международных конвенций, которые направлены против использования детей в развратных, так скажем, проявлениях, тоже есть международное понятие порнографии. Почему мы боимся делать сегодня это, я не знаю, это нужно делать безусловно.
Кроме того, хочу сказать, что почитала я ссылки Комитета по информационной политике, сделанные в заключении. Ну, вообще, диву даёшься, когда всё это читаешь! Ведь посмотрите, что говорится: оказывается, есть понятие порнографической продукции в приказе министра культуры (тут называется этот приказ) "Об утверждении Руководства по возрастной классификации..." и так далее, и тому подобное. Значит, что получается? В подзаконных правовых актах, которые можно менять как перчатки в зависимости от того, кто у нас руководитель министерства культуры, можно понятие порнографии давать, а вот в законе мы этого сделать почему-то не можем? Во имя чего всё это, скажите, пожалуйста? Безусловно, ясно, что можно это делать и в самом Уголовном кодексе и рано или поздно - я боюсь только, что не в этом составе Думы, - мы к этому придём обязательно.
Теперь по сути я хочу сказать: почему этот вопрос возникает всегда (сегодня этот мотив тоже уже звучал)? Потому, что действительно на практике, не считая заключений специалистов в каждом конкретном случае (что же там имело место - порнография или эротика), нельзя ничего найти в уголовном законе. Это очень плохо. Почему? Потому, что всё зависит от квалификации специалистов, всё зависит от добросовестности их и, может быть, от тех долларов, которые им дают каждый раз, когда возникает вопрос об уголовной ответственности за растление несовершеннолетних.
Поэтому, для того чтобы нам уйти от этого субъективизма, так скажем, при возбуждении уголовных дел этой категории, и необходимо, чтобы в самом Уголовном кодексе было понятие порнографии. И здесь нужно использовать тот международный опыт, который есть, те определения, которые уже даны в международных правовых документах, и не выдумывать более ничего, потому что, я ещё раз говорю, отсутствие понятия порнографии выгодно "голубому лобби" в России. Но неужели нам всё равно, что нашу страну называют мировым детским публичным домом?!
Мне кажется, что для первого чтения это понятие более или менее подходящее. Ко второму чтению его можно ещё откорректировать с учётом, как я сказала, того международного опыта, который наработан в этой части. Но по сути принимать нужно и голосовать за нужно, потому что нельзя нам напоминать страуса, который спрятал голову в песок. А в последнее время в этом составе Государственной Думы это и происходит. Ну сколько же можно нам ждать, пока в послании президента появится новое указание на то, что надо более активно бороться за наших детей? Давайте хоть за что-то брать на себя ответственность в государстве!
Спасибо за внимание.
Я прошу вас голосовать за этот проект закона в первом чтении.


Председательствующий. Грешневиков Анатолий Николаевич.


Грешневиков А. Н., фракция "Народно-Патриотический Союз "Родина" (Народная Воля - СЕПР)". Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! Для нашей фракции, для меня лично совершенно очевидно, что данный законопроект надо принимать. Для убедительности мне хочется привести в пример два свежих вопиющих происшествия, преступления, которые произошли в моём округе, в Ярославской области, с интервалом буквально в месяц. Они ярко показывают, что то, что мы сегодня слушаем, нуждается в законодательном подтверждении. В одной из ярославских школ семиклассник изнасиловал двух четвероклассников. Этот гомосексуальный случай произошёл после того, как в школе долгое время преподавали так называемое сексуальное воспитание. Месяца не прошло, в этой же школе в кадетском классе девочки-старшеклассницы закрылись в классе, раздели свою одноклассницу, надругалась, сняли всё это на видео и показывали. Прокурорские проверки - а эти проверки организовал, как вы понимаете, я - случаи эти подтвердили, и областная прокуратура направила представление о несоответствии занимаемой должности директора, но директора не сняли (говорят, что у нас нет такого законодательства, по которому можно за растление детей, за вот такие случаи снимать директора, увольнять), хотя в течение года у этого директора семь завучей было уволено, и директор принципиально считает, как недавно у нас в министерстве образования считали, что школа должна заниматься не воспитанием, а образованием. Почему вот эти два преступления произошли? Это результат того, что в нашем законодательстве действительно есть соответствующие пробелы, о которых говорил депутат Чуев, и чего не понимает депутат Шелищ. Это результат того, что мы, депутаты (а я уже депутат, который пятый срок работает в парламенте), каждый год рассматриваем тот или иной законопроект, - а их вносит масса депутатов, в том числе и представители нашей фракции, - признаём существование данной проблемы, но, как страусы, прячем голову в песок, говорим, что формулировки нечёткие, проблему не так ставят, правоохранительные органы вносят здесь критику - и уходим мы от ответственности и не принимаем. Вот результат нашей безалаберности, безответственности - то, что в школах сегодня происходит. В послании президента действительно серьёзно поставлена демографическая проблема, проблема высокой смертности населения, но, я думаю, невозможно решить демографические проблемы без соответствующего нравственного оздоровления общества, без защиты института семьи. Если мы не будем защищать институт семьи, если мы соответствующим образом не будем решать демографическую проблему, у нас вот эти безнравственные случаи будут из года в год происходить. Кстати, в основном будут рожать в семьях алкоголиков и так далее. Поддерживая такой законопроект, мы можем защитить институт семьи, мы можем оздоровить общество, решить проблемы демографические. Тем более у нас есть возможность ко второму чтению эту поправку каким-то образом усилить, конкретизировать. Я думаю, представители правоохранительных органов и нашей судебной системы смогут поработать в рабочей группе, если у них замечания, и как-то откорректировать эту формулировку. Но, отказываясь от решения данной проблемы, как мы отказывались в течение пятнадцати лет, мы идём на поводу, допускаем эти происшествия. Я уверен, что не только у меня в Ярославской области есть такие вопиющие факты, недавно вот - в Воронежской области, где были массовые выступления. Я знаю, это везде, поэтому надо, естественно, бороться с растлением наших детей, с растлением государства самым серьёзным образом. За нравственное здоровье общества надо конкретно бороться вот с помощью таких законов. Я и мои коллеги будем голосовать за данный проект и призываем особенно представителей "Единой России", которые сегодня даже не записались (вот я посмотрел) ни один на выступления. Я уверен, что в душе-то они за этот законопроект, просто не готовы нарушить партийную дисциплину. Давайте всё-таки поддержим данный законопроект и ко второму чтению сделаем всё возможное, чтобы эта формулировка была достаточно весомой, строгой и корректной. Спасибо.


Председательствующий: Савельев Андрей Николаевич.


Савельев А. Н., фракция "Родина" (народно-патриотический союз)". Уважаемые коллеги, мне кажется, что наша работа порой хорошо определяется таким термином, как "прозаседавшиеся". Явление, которое существенным образом воздействует на жизнь страны, существенным образом подрывает морально-нравственные устои общества, существенным образом подрывает демографическое состояние нашей страны, пропущено мимо ушей, мимо глаз и не замечается десятилетиями. На что это похоже? Чем занимается наш профильный комитет, когда он закрывает глаза на это явление и отказывается какие-либо решения принимать?! Мне кажется, сегодняшнее выступление депутата Шелища очевидно показало, что комитет вообще не готовился к этой теме, даже не в курсе того, какие отзывы на этот законопроект поступали. Получается так, что комитет, представляя мнение большинства Государственной Думы, вообще не занят этой проблемой и не озабочен ею. То есть это комитет прозаседавшихся, и мы с вами вместе с этим комитетом превращаемся в не нужных никому людей. Отпраздновали 100-летие Государственной Думы - это что, пора уже на пенсию, что ли? Может быть, мы начнём работать в этом направлении и как-то прислушаемся к тому, что президент говорит? Вы же считаете его своим президентом. Мы-то не считаем его своим, а вы считаете. Ну так вы давайте, работайте над исполнением того, что он вам говорит! Мы, может быть, больше работаем в этом направлении, чем вы. Почему же сейчас при малейшей попытке следовать тому политическому курсу, который объявляется президентом, появляются столь неподготовленные и бессмысленные выступления от имени парламентского большинства? Почему мы должны терпеть обвинения в том, что являемся соучастниками государственной политики растления нашей нации? Сберечь народ - это что значит? Сберечь в том числе и, получается, от нас - от парламента, который настолько бесстыдно уклоняется от обсуждения животрепещущих тем. Как будто действительно достаточно немножко похихикать, а потом нажать кнопку "против" и этим свой долг выполнить. Но дисциплина хороша, когда она следует за совестью, а когда она бессовестная, тогда получается, что парламент противостоит интересам нации. И сейчас мы как раз сталкиваемся именно с этим. Поэтому не можем говорить: мы - парламент. Есть "вы" - большинство, и есть "мы". У нас совершенно разные точки зрения, и мы по-разному оцениваем ситуацию. Поэтому вы сегодня будете голосовать против, а мы будем голосовать за. И мы за вашу политику не собираемся расплачиваться и будем прямо говорить людям, что означает сегодняшнее голосование, что означает политика "Единой России" сегодня и насколько она расходится с тем, о чём говорил позавчера президент. Радикальным образом расходится! Все годы существования "Единой России" расходилась, а сейчас расходится особенно радикально. И сегодняшнее голосование, я уверен, это подтвердит, потому что ваша внутренняя дисциплина противоречит представлениям о совести. Я очень сожалею об этом и надеюсь, что хоть в ком-то из вас совесть, наконец, проснётся.


Председательствующий. Останина Нина Александровна, пожалуйста.


Останина Н. А. Спасибо. Уважаемые коллеги, поскольку у этого законопроекта две стороны - одна юридическая, а другая нравственная, мне представляется, что Пётр Борисович был прав, затронув только юридическую сторону. Потому что если говорить о нравственной, то прежде всего возникает вопрос к самому Петру Борисовичу. Очевидно, что внутренние нравственные барьеры отсутствуют полностью, поэтому, Пётр Борисович, напрасно вы на самом деле поставили сами себя в такое неловкое положение, взявшись докладывать от имени комитета этот законопроект. Ещё раз скажу: у самого должны быть какие-то внутренние нравственные барьеры, чтобы иметь право говорить или решать судьбу наших детей. Что касается вашей оценки законов с юридической стороны, мягко говоря, вы исказили существующий международный опыт, сказав, будто отсутствуют в других государствах такого рода законы или определения. Вы сослались только на международную конвенцию. От нашей Государственной Думы я была в составе парламентской делегации на ассамблее Межпарламентского союза, которая ещё не завершила свою работу и сейчас проходит в Найроби. Так вот, там я принимала участие в работе комиссии по борьбе с насилием и по нравственности. Я не видела ни одного парламентария, который не был бы озабочен или который не высказывал бы тревоги по поводу засилья порно в средствах массовой информации. И это были представители не только мусульманских стран, это были представители европейских стран. Там позитивно отнеслись и к постановке вопроса со стороны нашей Думы, я тогда говорила о законе, касающемся защиты нравственного и физического здоровья детей от информации. Сожалею, Пётр Борисович, что вы не нашли времени присутствовать на парламентских слушаниях, которые проводились нашим комитетом, там выступали правоприменители, которым как раз не хватает этого определения в случаях, когда родители подают иски в суды, чтобы защитить не только нравственное, но и физическое здоровье своих детей. Неврозы появляются у детей уже в трёхлетнем, четырёхлетнем возрасте, после того как они насмотрятся такого рода передач. Дети просто не понимают, отчего родители не позволяют им даже в нормальное, детское время смотреть передачи, а родители не в силах объяснить, почему они не могут этого допустить. В итоге, это абсолютно точно, врачи ставят диагноз: невроз. Так вот, на основании даже такого врачебного заключения правоприменитель не может никоим образом наказать того, кто занимается демонстрацией сцен порно или готовит соответствующие фильмы, использует Интернет для этого, поэтому правоприменители очень ждут чёткого юридического определения. Проблема просто кричащая, поэтому, естественно, у нас даже нет вопросов, мы будем голосовать за тот законопроект, который сейчас предложен. Но в любом случае я просила бы наших коллег быть более корректными, когда они ссылаются на международный опыт. Неужели английский язык богаче в смысле словарного запаса, чем язык русский? Я думаю, что в русском языке достаточно слов, чтобы дать точное определение понятию "порно". Для этого нужно только одно - политическая воля и внутренняя нравственная чистота, желание защитить наших детей, уважаемый Пётр Борисович.


Председательствующий. Спасибо. Есть ли желание выступить у полномочного представителя президента? Полномочного представителя правительства? Нет. У докладчика с заключительным словом? Пожалуйста. Чуев Александр Викторович.


Чуев А. В. Уважаемые коллеги, подытоживая обсуждение, состоявшееся здесь, хотел бы добавить к моему основному докладу несколько аргументов. Первое. За основу того определения, которое мы дали в предлагаемом вам законопроекте, было взято определение, данное известным русским философом, культурологом и поэтом Ходасевичем. Так что это не наша выдумка и не какие-то непонятные идеи, этот вопрос уже исследовался достаточно давно и в российском, и в русском праве, на самом деле эта проблема не с нуля исследуется. Второе. Я очень рад, что у нас такой министр культуры, и я считаю, что это один из немногих министров, которые действительно что-то реальное делают для нашей страны. И большое ему спасибо за то, что появляются такие письма и такие рекомендации. Но, к сожалению, ни письма, ни рекомендации министра культуры ситуации принципиально не меняют, потому что не влияют на распространение порнографии частными компаниями, издательствами, физическими лицами и тому подобное. К сожалению, не влияют они также на политику, проводимую телевизионными каналами и различными интернет-сайтами и порталами. Что касается высказанных комитетом мыслей по поводу того, что нужна экспертная оценка и вот сегодня она действует, я хочу привести следующий пример. Несмотря на то что в Соединённых Штатах Америки существует понятие прецедентного права, тем не менее там это определение всё-таки сумели и нашли возможным дать. У нас понятия прецедентного права не существует, и если даже в каком-либо случае правоохранительные органы смогли доказать, что распространённые материалы были порнографией, то те же самые, аналогичные материалы в другом субъекте Федерации, в другом прокуратурой расследуемом деле и в другом суде могут быть признаны непорнографическими. Нет понятия "прецедент" в нашем Уголовно-процессуальном кодексе, его вообще не существует в нашей юриспруденции, может быть, к сожалению, но это факт, поэтому говорить о том, что по прецеденту можно действовать, сегодня не приходится. Что касается экспертизы. Коллеги, давайте представим себе, каким образом можно собрать комиссию, если речь идёт о детской порнографии. Кого мы будем спрашивать, детей? Мы должны детям показать порнографию, чтобы они решили - порнография это или нет? Давайте всё-таки разумные вещи предлагать. Если не будет определения в законе - я понимаю, что чёткость определения, возможно, нужно усиливать и определение нужно дорабатывать, - если определения не будет, то мы упираемся в тупик, потому что невозможно применить закон, даже если исходить из норм презумпции невиновности, из конституционных норм, которые у нас существуют, из прав человека, из норм Уголовно-процессуального кодекса, невозможно осудить человека за преступление, даже если деяние его криминализировано, если понятие преступления не определено, если дефиниция не даётся, если неясно, что на самом деле является преступным, а что нет. Ведь по существу главный признак преступления - это его общественная опасность. Но для того, чтобы можно было оценить эту общественную опасность, необходимо опираться на какие-то понятные и ясные нормы, на то, в чём действительно состояло это деяние, было оно или нет на самом деле, был ли факт преступления. Я считаю, что мы просто обязаны дать это определение, и об этом не раз говорилось, когда мы проводили "круглые столы" и слушания, то в том числе и прокуратура не раз говорила о том, что определение отсутствует и они не могут нормально работать и привлекать людей к ответственности. Сегодня доходит до абсурда, доходит до того, что действительно книги, в том числе для детей, продаются совершенно свободно, и не только где-то там в Иркутске, а здесь, в Москве, в переходах, совсем недалеко от Государственной Думы. Мы сегодня очень активно боремся с проявлениями экстремизма, фашизма и ксенофобии, и это правильно, но порнография и растление малолетних - это преступление не менее общественно опасное. И я удивляюсь, почему сегодня "Единая Россия" так молчалива, хотя в послании президента специально была отмечена необходимость воспитания наших детей, а не только их образования в школе, была отмечена необходимость возвращения к нашим историческим, традиционным ценностям. Я не очень понимаю: это попытка уйти от вопроса или попытка сделать вид, что вы не слушали послание президента или не услышали его? Ну так почитайте тогда! Я думаю, что оно уже распространяется по депутатским кабинетам. Я думаю, это будет очень полезно для вас. Я считаю, что это действительно самое лучшее послание из всех, которые были, из всех предыдущих, это действительно послание, определяющее политику страны на десятилетие. Так давайте поможем реализовать пункты этого послания! Давайте примем хоть один законопроект, который поможет немножко улучшить нравственную атмосферу в нашем обществе! Ведь никто не претендует на то, чтобы действительно быть здесь автором или не автором. Мы все сегодня голосуем, и если мы действительно наберём большинство, то я первый буду говорить, что это было благодаря "Единой России", потому что она составляет парламентское большинство. Ну не позорьтесь вы, пожалуйста, перед людьми!


Председательствующий. По мотивам голосования от фракции - Морозов. Пожалуйста, Олег Викторович.


Морозов О. В., Первый заместитель Председателя Государственной Думы, фракция "Единая Россия". Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! У меня большое желание выступить с пространной речью, но я хочу выступить именно по мотивам. Первое замечание по мотивам. Я выступаю от фракции перед голосованием. Я хочу напомнить, что коллега Шелищ, являясь членом нашей фракции, выступал в данном случае как представитель комитета, и есть официальное заключение комитета, оно у вас имеется на руках. Второе. Любая, самая жаркая дискуссия, на мой взгляд, должна проходить в обстановке, ну, какого-то минимального уважения друг к другу. Я цитирую Нину Александровну Останину, которая сказала: наших коллег прошу быть более корректными. Это она адресовала не знаю кому. Но вот я, выслушав выступления и депутата Кондратенко, и Чуева, и Павлова, такого наслушался про себя как представителя "Единой России", что впору потом выяснять, говорить об этих фразах где-то один на один в коридоре.
Я согласен и с тем, что порнография не менее... мы согласны с тем, что порнография - не менее тяжкое преступление, чем ксенофобия и экстремизм. Это абсолютно правильно, господин Чуев, мы с вами согласны. Но это вовсе не повод к тому, чтобы, соглашаясь со всем этим, принимать в парламенте, где главным образом речь идёт о праве, о законе, о возможности потом использовать этот закон во благо, закон, который не будет работать. Вот в этом главная проблема: в конкретном законе, не в теме, подчёркиваю, не в теме, а в конкретном законе, который мы обсуждаем. Принимая этот закон, если его принять в таком виде, как он написан, мы не только не решим эту проблему, мы усугубим эту проблему, мы сделаем правоприменительную практику ещё более сложной, ещё более непредсказуемой, проиграем все дела по этому вопросу, потому что, используя каждый раз эту терминологию, мы будем на это натыкаться.
Позиция нашей фракции сводится к следующему...


Из зала. Это ваше частное мнение, а не мнение фракции!


Морозов О. В. Когда вы выступали, я вас не перебивал. Вы парламентарий? Я выступаю по мотивам, выступаю по мотивам от фракции, по мотивам голосования.
 Из зала: А я регламент не нарушал!


Морозов О. В. Наша фракция будет голосовать против данного законопроекта в силу того, что мы считаем его юридически не готовым. Второе. Мы вносим предложение, чтобы палата сегодня дала поручение профильному комитету в течение месяца подготовить грамотное, юридически корректное решение данной проблемы, привлекая в том числе разработчика данного законопроекта господина Чуева. Вот при этом условии мы готовы голосовать против данного законопроекта, даём соответствующее поручение.


Председательствующий. Спасибо.
От фракций, от которых не выступали, пожалуйста, по мотивам. От фракции ЛДПР - Митрофанов Алексей Валентинович.


Митрофанов А. В. Уважаемые депутаты, во многом можно согласиться с мнением депутата Чуева, с мнением депутата Кондратенко, понятна обеспокоенность, которая имеется, по глобальным вопросам. Хочу сказать, что все наши обеспокоенности приводят к тому, что мы расширяем права правоохранительных органов и упрощаем им возможность работать, но упрощаем в кавычках, то есть мы им создаём возможность, чтобы они в упрощённом порядке сводили свои счёты в тех делах, в которых им это надо.
Та же история: подбрасывание патронов. Правильная тема. Нашли у человека боеприпас - надо, но мы знаем, как это используется в 90 процентах случаев.
Дальше, предложение по фашистской литературе: в принципе правильная идея борьбы с фашистской литературой. Но чем закончится? Вам подкинут "Майн Кампф" при обыске, и всё, и вас забрали. Чего там мучиться следователю в сложных юридических вопросах борьбы за собственность? Подкинули - и забрали! Потом подкинули наркотик. Мы знаем, что в 90 процентах случаев, когда подкидывают и находят в кармане наркотик, сводят, так сказать, определённые счёты или просто пытаются что-то получить от того человека, у которого это находят в кармане.
У моего знакомого в пятизвёздочной гостинице нашли в кармане гранату несколько лет назад, в масле, вытащили из пальто стоимостью 14 тысяч долларов. И он сказал: "Ребята, ну подкинули бы что-нибудь приличное, а то гранату в масле. Вы что?! Вы испортили мне пальто!" То же самое будет и с определением порнографической литературы, и обеспокоенность Чуева, Кондратенко, законная обеспокоенность, закончится определённой практикой, подкинут вам какой-нибудь роман или изображение и скажут: "Товарищ, это уголовное дело, срок - до трёх лет". Поэтому по многим вопросам мы очень осторожны, потому что мы знаем практику и так же, как и вы, ездим и получаем сотни писем, знаем реальность вопросов. Ну не упрощайте вы жизнь правоохранительным органам, так сказать, не делайте вы им услуги втёмную! Нужно искать баланс. Мы поддерживаем деятельность правоохранительных органов и тоже хотим, чтобы они были эффективными, нормально работали, но мы знаем, как это будет происходить в 60-70 процентах случаев. Что, будут бороться с порнографией? Да нет, будут бороться с теми, у кого есть деньги, у кого есть бизнес: приходи к ним и получай с них, и получай с них, и получай с них. Вот политика, которая у нас ведётся. А вы будете помогать им, помогать им и помогать им, что вы и делали при Илюхине в Думе, принимая множество законов в 90-х годах, когда фракция КПРФ командовала здесь, принимала в интересах правоохранительных органов... (Микрофон отключён.)


Председательствующий. Всё, время закончилось.
Уважаемые коллеги, выступили представители всех фракций. И Горячева Светлана Петровна выступала. У вас было десять минут. Мы выслушали мнения всех фракций и независимых депутатов. Уважаемые коллеги, заключительное слово мы также выслушали. Я ставлю на голосование.


Из зала. (Не слышно.)


Председательствующий. Уважаемые коллеги, я ставлю на голосование: принять в первом чтении проект федерального закона "О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации". Кто за? Прошу голосовать.


Включите режим голосования.


Из зала. (Не слышно.)


Председательствующий. Оно у нас всегда поимённое. Покажите результаты голосования.
Результаты голосования (13 час. 34 мин. 17 сек.)
Проголосовало за     91 чел.         20,2%
Проголосовало против 1 чел.          0,2%
Воздержалось         0 чел.          0,0%
Голосовало           92 чел.
Не голосовало        358 чел.        79,6%
Результат: не принято
Не принято.
Но, уважаемые коллеги, будем считать, что поручение комитету в месячный срок дать предложения остаётся в силе, оно есть в стенограмме выступления Морозова Олега Викторовича.
Из зала. А какому комитету?
Председательствующий. Комитету по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.


Комментарий: О.Морозов солгал, фракция ему никаких поручений по данному законопроекту не давала. Он утверждал, что фракция намерена голосовать "против". Но "против" проголосовал только сам Морозов. Фракция воздержалась от голосования. Что касается поручению Комитету от председательствующего, то оно так никогда и не было выполнено.



  Комментарии читателей
18.08.2008 17:49:11
Дмитрий

М-да, как говорится - "комментарии излишни"



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100