статьи
  Статьи :: Русское зарубежье
  
  Русская репатриация
27.02.2006


Выступление на «круглом столе» клуба «Реалисты» и партии «Родина» по теме «Репатриация соотечественников – долг и обязанность России»

Непризнанная репатриация
Депутаты фракции «Родина» внесли на рассмотрение Госдумы законопроект о репатриации соотечественников. Внося этот законопроект, мы хотели, помимо законотворческой цели, посмотреть и на реакцию представителей Правительства и партии «Единая Россия» в Государственной Думе. И вот что обнаружилось. С нашей точки зрения, необходимо было определиться с понятием коренных народов Российской Федерации, чтобы понять, как регулировать миграцию. Но, как оказалось, Правительство отказывается от признания самого факта существования коренных народов России! Нам было отказано в праве внести такой законопроект, в котором был дан перечень коренных народов РФ. Причем отказано со ссылкой на статью Конституции, где сказано, что каждый гражданин вправе указывать или не указывать свою национальность! Мы не претендовали на то, чтобы дать определение понятию коренных народов Российской Федерации, но точно знаем, какие народы живут в ней, и в состоянии составить их перечень. Правительство не приемлет ни такой перечень, ни саму возможность его составления.
И второе, что открылось нам в процессе обсуждения нашего законопроекта и что вынудило нас снять его, - это отказ Правительства признавать принцип континуитета, то есть правопреемства Российской государственности от предшествующих эпох. В частности, нам было сказано, что Российская Федерация является правопреемницей только СССР, но не Российской Империи, а это означает выключение из процесса репатриации всех потомков эмигрантов первой волны, которая численно превышала 3 миллиона человек. Их потомки не могут претендовать на сопричастность к российской государственности. Правительство прислало соответствующее заключение в Государственную Думу, в котором говорится, что мы не являемся преемниками Российской Империи и, соответственно, права подданных Российской Империи и их потомков не могут учитываться в российском законодательстве.
Последнее обстоятельство крайне любопытно, поскольку эта позиция вступает в противоречие с законом «О государственной политике в отношении российских соотечественников за рубежом». В преамбуле упомянутого Закона, который должен бы действовать, но реально не исполняется Правительством, прямо записан и принцип континуитета, и принцип преемства от Российского государства, Российской Республики, РСФСР и т.д. Под Российским государством, естественно, понимается Российская Империя, поскольку, как известно, основной закон Российской Империи гласит уже с первой строки, что Российское государство едино и неделимо. То есть это равнозначно тождеству понятий «Российская Империя» и «Российское государство» в применении к тому закону, о котором я говорю.
Исходя из выявленного подхода со стороны  Правительства, следует сделать вывод, что сегодня властью противозаконно поставлен барьер для развития целых отраслей права - в национальной политике и государственном строительстве. Очевидно также, что проблема репатриации является таким узелком, распутав который, мы сможем начинать решать и множество других проблем.


Два миграционных потока
Мы не можем в нынешних условиях пользоваться классическим определением репатриации, как возвращения на Родину, поскольку политические границы нашей Родины оказались подвижными. Происходит примерно то же самое, что случалось после крупных войн, по крайней мере, после двух мировых войн в Европе, когда миллионы людей сдвигались со своих мест и перемещались только потому, что международные договоры изменили границы между государствами. Переезд людей в Российскую Федерацию вовсе не связан с тем, что люди возвращаются на свою Родину и туда, где они родились или проживали их родители. Они переезжают на Родину, которая отступает в своих новых границах от прежних границ, то есть сужается, сжимается территориально, как шагреневая кожа.
В поисках своей Родины, не обнаруживая ее по месту жительства, люди начинают искать ее там, где сохранилась политическая Родина. Очень часто они едут в Москву, так как политическая Родина ассоциируется со столицей, Кремлем, и им кажется, что здесь как раз и можно найти Родину. Но печальным фактом нашей действительности является то, что люди не находят Родины и здесь.
Общая цифра переехавших в Российскую Федерацию с постсоветского пространства официально оценивается примерно в 6 миллионов человек, а неофициально - более 11 миллионов. Это, в основном, лица со славянскими корнями или коренные народы Российской Федерации. Считается, что за пределами России проживает 25 млн. соотечественников. Трудно сказать, как эта цифра подсчитана, но считается, что их 25 миллионов. Половина уже переехала к нам. А сколько из них получили реально на территории России какие-то права, то есть не просто ассоциировали себя с Родиной, а приобрели здесь гражданский статус? Или хотя бы право на проживание и легальную работу? Такие «счастливчики» - лишь очень незначительная часть из большого потока переселившихся в Россию людей.
Сейчас нахлынула новая волна переселенцев. Если в первой волне действительно были репатрианты, то есть лица, которые себя считали репатриантами, то сейчас идет волна, связанная с трудовой миграцией. Эти мигранты едут сюда не для того, чтобы стать гастарбайтерами, а едут в Россию на постоянное место жительства. Они не ассоциируют себя с Россией как с Родиной. Это не есть поиск политической Родины. Это поиск места жительства, где можно было бы достойно зарабатывать и достойно жить. И здесь есть разница. Она состоит в том, что репатрианты первой волны - это, действительно, наши соотечественники, представители коренных народов Российской Федерации, в большинстве своем русские, которые искали и не нашли здесь поддержки у Правительства. А искали они поддержку в том, чтобы приобрести действительно полноценный статус и чтобы укорениться в России, как полноценные добропорядочные граждане. А вот вторая волна иммиграции, напротив, получает поддержку, по крайней мере, в политических декларациях, которые мы слышим. И это очень тревожный симптом, который означает, что первая волна находится в забвении, а вторая - может получить определенные преимущества.
Такой подход разрывает гражданское общество, которое формируется на территории Российской Федерации, в том числе с участием иммигрантов. Исключить иммигрантов из этого процесса уже невозможно, потому что сам поток огромен, и масштабны проблемы, связанные с перемещением, в том числе и с внутрироссийской миграцией. Мигрант, переезжающий, например, с Северного Кавказа в центральную Россию, тоже ищет Родину. Он там ее потерял – там, на Кавказе для него уже нет Родины.
Раньше русский человек на Северном Кавказе мог жить спокойно, размеренно и считать Северный Кавказ, совместно с другими народами, своей Родиной, а сейчас эта ситуация в значительной степени разрушена. И человек переезжает на новое место жительства, фактически рассматривая себя в качестве репатрианта. Без учета интересов и запросов таких людей, которые перемещаются с места на место по постсоветскому пространству и по Российской Федерации, невозможно ответить на вопрос: какое государство мы должны строить, какая система власти должна формироваться, какая национальная политика должна быть в России?
Понятно, что если разделить эти два миграционных потока, а они, естественно, нахлестываются один на другой и смешиваются, то мы должны признать, что мигранты могут быть желательными и нежелательными. Нежелательными могут стать те из них, которые не хотят ассимилироваться и ассоциироваться с формами жизни, утвердившимися на территории Российской Федерации. Такую миграцию надо либо очень жестко регулировать, либо останавливать и пресекать. Но мы не должны ни регулировать, ни пресекать миграцию тех, кто считает себя репатриантами, кто ищет Родину, и не можем за их счет решать свои российские проблемы, в том числе демографические.
Выступление министра здравоохранения Зурабова в Госдуме показало, что в Правительстве понимают невозможность решения демографической проблемы иммиграционными средствами, т.к. те, кто мог переселиться в Российскую Федерацию, в основном, уже переселились, а привлекать других, - значит, идти на огромные затраты. Если сравнивать перспективы иммиграции в нашей стране с тем, что мы видим в Европе, где действительно привлекают иммигрантов из отдаленных стран, - из арабских, африканских, - то мы увидим, что затраты на иммиграцию у нас, как и в Европе, значительно перекрывают те преимущества, которые мы надеемся от этой иммиграции получить. Я думаю, что это понимание, прозвучавшее легким шелестом в выступлении Зурабова, уже имеется в Правительстве. Но что делать с этим пониманием, в Правительстве, видимо, не знают, и поэтому пока блокируют те инициативы, с которыми мы выступаем.


Понятие о зарубежных соотечественниках
Для чиновников очень удобно считать, что соотечественники - это просто «зарубежные граждане РФ». Но это не решает ни одной проблемы, поскольку, даже объявив гражданами тех, кто в полулегальном состоянии приобрел гражданство, например, в Туркмении, мы ничего не даем им. Мы не можем спасти их от политических репрессий, экономического кризиса, тягот жизни, которые на них обрушиваются. Кроме того, не имея соглашений о двойном гражданстве, мы обрекаем тех, кто все же изловчился получить гражданство РФ на ущемление их прав по месту жительства, а кто на получение гражданства РФ не пошел – фактически отлучаем от связей с Россией, отрицая их принадлежность к соотечественникам. То есть заведомо мало будет просто сказать, что соотечественники - это наши зарубежные граждане.
Считать, что соотечественники - это все, кто хочет переехать в Российскую Федерацию как на свою Родину, видимо, тоже было бы ошибкой, поскольку в этом случае мы не выделяем специфических потоков миграций, а Россия, действительно, может превратиться в проходной двор. То есть укорененные в России народы рискуют раствориться в потоках иммигрантов-пришельцев, которые по-своему будут обустраивать здесь свою жизнь, безотносительно к историческому прошлому нашей страны.
Есть и еще вариант, изложенный в одном из законопроектов, который намерен внести на рассмотрение депутат Константин Затулин, и который подготовлен во фракции «Единая Россия». Этот вариант предлагает считать соотечественниками всех жителей постсоветского пространства, кроме титульных национальностей, которые обозначены в названиях соответствующих стран СНГ. Но это определение носит негативный характер, т.к. отбирает только «нетитульных граждан» постсоветского пространства. То есть необходимо будет сначала определить отношение человека к одной из титульных наций СНГ – добиться, чтобы он представил справки от все «титульных» народностей, доказывающие, что ни к одной из них он не принадлежит. И только тогда, после такой сортировки, человек может претендовать на звание соотечественника. Ясно, что это нелепость.
Необходимо позитивное определение соотечественника. Нам, так или иначе, придется переходить к идентификации потенциальных репатриантов и тех, кто уже переехал сюда, в Россию. Необходимо предоставлять права гражданства, прежде всего, «по почве» - по месту рождения. Родился в Российской Федерации, значит, имеешь право, вне всяких сомнений, на автоматическое приобретение российского гражданства. И право «по крови», то есть по родству с коренными народами России. Живут или жили твои родители на территории Российской Федерации, значит, ты имеешь право, по меньшей мере, на проживание здесь или даже на гражданство в Российской Федерации. Есть также упрощенный, но вполне приемлемый подход - это отбор соотечественников по языку, то есть по принципу культурной идентификации: знаешь русский язык и говоришь на нем без акцента, то уже не важно, какая у тебя национальность. Если он для соискателя родной, то не надо и спрашивать, кто у него родственники, где он родился.
Все три подхода могли бы быть включены в понятие репатриации и репатрианта.


Модель государства
Для выстраивания политики репатриации необходимо определится и с пониманием того, в каком государстве мы живем. Если Россия - «страна общечеловеков», то тогда она - проходной двор для любых мигрантов, которые будут переселяться сюда с любыми целями. То есть Россия - это страна, которая находится в кризисе, но в которую могут свободно приезжать все, кто хочет заработать на этом кризисе и уехать, ни за что не отвечая, не имея никакого отношения к судьбе страны.
Тогда все равно, кого завозить, как формируются ее трудовые ресурсы и как они будут адаптироваться к традиционным формам жизни. Тогда традиции просто нет, выживание – частное дело, ассимиляция – тоже частное дело. Государству лишь остается удовлетворять прихоти олигархов в поставках новых отрядов рабов из нищих стран. Разумеется, топливная олигархия будет требовать очень дешевую и неквалифицированную рабсилу, а чтобы ее содержать вне социальных гарантий, будет создавать для нее особую среду обитания и блокировать права коренного народа, сравнивая их с иммигрантами. Нечего и говорить, что в этом случае России суждено раствориться в глобальном пространстве, где нет преград движению труда и капитала – наш народ будет утоплен в миграционных потоках, страна деиндустриализована, а государство расчленено.
Если же Россия - это государство коренных народов, то придется определять их перечень и соответственно выстраивать политику репатриации. Но равностатусность народов либо ведет к их обособлению друг от друга, либо к их неразличению – то есть, к ликвидации самого понятия «коренной народ» и обезличиванию России неким средним «показателем» народности. Мы, возможно, отсечем особенно опасные иммиграционные потоки, но внутри страны отдадимся техницистскому подходу: народы равны, граждане равны, всем все равно...
Продуктивный подход к формированию российского государства - это определение России как русского государства, государства, созданного русскими совместно с другими коренными народами. Здесь выделяется один из коренных народов - русский, который является главным носителем культуры и главным становым хребтом нашей государственности. Тогда Россия уже не вместилище некоей «многонародной нации», а вполне внятно определена в культурном пространстве мировой цивилизации. Тогда становится ясно, что наше государство существует для воспроизводства, прежде всего, русской идентичности, русского народа, но совместно с другими народами, которые, безусловно, являются для нас, русских, ценными союзниками, о которых надо беспрерывно заботиться, в том числе и репатриируя в Россию соотечественников всех коренных народов Российской Федерации. Тогда Россия многонародна, а государство – национально.


Солидарность нации
Отношение к репатриантам, которое не всегда является спокойным и приемлемым, является следствием этой проблемы. Воспроизводство нации, демографическая политика имеет дело не только с миграционными потоками, но также и с территориальным распределением нашего населения. Через некоторое время мы вообще можем оказаться все москвичами, а не жителями Российской Федерации.
Проблема воссоединения нации, которая означает не только репатриацию соотечественников, но и их территориальное воссоединение. То есть для того, чтобы найти свою Родину, людям не обязательно переселяться в Российскую Федерацию, а можно присоединиться вместе с территорией, где они живут. Это относится, прежде всего, к непризнанным государствам на постсоветском пространстве, у которых есть все правовые основы для воссоединения с Россией. Это может относиться и к другим государствам, которым Россия должна открыться, чтобы процесс воссоединения не превращался в бесконечные переговоры об интеграции, а действительно шёл как политический диалог об условиях воссоединения и чтобы миграционные потоки не обескровливали наших соседей.
Например, к 2050 году численность населения Украины, по прогнозам, должна сократиться на 43 процента. То есть это означает фактически крах украинской государственности. Но если её население уменьшится вдвое, то, понятно, что из Украины уедет её наиболее дееспособная часть и уедет, скорее всего, в Россию или Европу. То есть, как государство, Украина может рухнуть задолго до 2050 года. Упреждая эту катастрофу, мы вполне можем начать политический диалог о воссоединении с Украиной, не говоря уже о союзе с Белоруссией и Казахстаном, который должен также устремляться в полному политическому единству.
Мы не должны противопоставлять репатриацию территориальному воссоединению России. Геополитические проблемы, безусловно, нам не решить, если закрыть проблему репатриации. Мы просто обязаны учредить в России такую государственную модель, которая предусматривает и репатриацию, и решение социальных проблем репатриации. Но одновременно государственная политика должна быть ориентирована на воссоединение большой исторической России.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100