статьи
  Статьи :: Русское государство
  
  О внесении изменений в Федеральный закон "О политических партиях
22.11.2006


Доклад депутата Государственной Думы Андрея Николаевича Савельева (8 ноября 2006)

Уважаемые депутаты, речь идёт о законопроекте, вносящем некоторые поправки в закон "О политических партиях". Целью этого проекта является внесение конституционных норм и устоявшихся научных определений в законодательство. Представить себе, что в данном случае у автора присутствует какая-то политическая или партийная ревность, наверное, достаточно сложно, в связи с тем что эпохальное изменение в политической среде, приведшее к исчезновению партии "Родина", сделало меня беспартийным. Поэтому какие-либо претензии в этом плане я прошу мне не предъявлять.
Речь идёт о том, чтобы внимательно посмотреть на терминологию, которая используется в партийном законодательстве, поскольку, как известно многим со студенческих лет, развитие науки, а вероятно, и права также, зависит от развития терминологии. А мы в законодательстве часто путаем понятия "государство" и "государственная власть", "общество" и "государство", "институт государственной власти" и "орган государственной власти", "нация" и "национальность".
Я хотел бы привести несколько определений того, что такое партия, которые давались учёными в течение примерно двухсот лет, и предлагаю сравнить это с тем, что записано у нас в законе.
Первое определение. "Партия представляет собой организацию людей, объединённых с целью продвижения совместными усилиями национального интереса, руководствуясь некоторым специфическим принципом относительно которого все они пришли к согласию".
Второе определение партии. "Партии являются общественными объединениями, опирающимися на добровольный приём членов, ставящих себе целью завоевание власти (!) для своего руководства и обеспечения активным членам соответствующих условий, духовных и материальных, для получения определённых материальных выгод или личных привилегий, либо того и другого одновременно".
Третье определение. "Партия - это союз людей с одинаковыми политическими взглядами и целями, стремящихся к завоеванию политической власти с целью использования её для реализации собственных интересов.
Четвертое определение. "Партией является всякая политическая группа, участвующая в выборах и способная вследствие этого провести своих кандидатов в государственные учреждения".
И наконец, "партии - это организации, которые, во-первых, стремятся к захвату власти или участию в её отправлениях, а также опираются на поддержку широких слоёв населения".
Ничего подобного в действующем определении партии нет, и, таким образом, правовая ситуация входит в противоречие с научной.
Я хотел бы также обратить внимание на те функции партий, которые обычно в разных формулировках приписываются партии в научной литературе и в политологических учебниках. Чертами партии является борьба за власть, социальное представительство, социальная интеграция, разработка и осуществление политического курса, формирование правящей элиты. Ничего подобного в целях и задачах партий, судя по закону о партиях, не существует. Я думаю, не только учёные, но и политические практики сильно бы удивились, прочитав статью 3, пункт 4, действующего закона, где к целям политической партии относятся: формирование общественного мнения, политическое образование и воспитание граждан, выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти.
Очень часто употребляются слова "общество", "общественное", и, таким образом, партия вытесняется за пределы государственной власти. Именно в связи с этим я предлагаю внести существенную поправку в определение политической партии. Если сегодня речь идёт о том, что "партии создаются в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества", то в новой редакции предлагается записать: "создание партий гражданами Российской Федерации для участия в политической жизни государства", поскольку государство является объемлющим понятием и в Конституции записано, что Российская Федерация является государством. Поэтому, когда мы конкретизируем понятие "государство", мы должны подразумевать в законе слово "Россия". Кроме того, в определении должен фигурировать субъект. Кто создаёт партии, из определения, которое действует сегодня, понять это невозможно. И участвовать граждане должны не в политической жизни общества, а в политической жизни государства. То есть в данном случае надо употреблять всеобъемлющее понятие. Если же употреблять слово "общество", то тогда, с какой политической теорией мы ни соотнеслись бы, это означает сужение сферы деятельности политической партии до общества, а государственная власть остаётся как бы в стороне. И действительно, это в некоторой степени совпадает с жизнью, но не совпадает с конституционными нормами. Конституционная норма требует, чтобы через партии народ осуществлял свою волю, но в действующем определении речь идёт только об обществе.
Кроме того, в действующем определении речь идёт об участии граждан в политических акциях, а также о представлении интересов граждан. Я думаю, что слово "акция" значительно реже употребляется и, кроме того, оно является иноязычным, чаще мы используем несколько бюрократически звучащее слово "мероприятие". Поэтому предлагается записать: право участия не только в акциях, а в политических мероприятиях и акциях. То есть мы вводим такое слово, которое является общеупотребимым и может быть здесь использовано также для того, чтобы не ограничиваться понятием "акция", которое употребляется значительно реже. Не всякое действие, не всякая деятельность политической партии может укладываться в понятие "акция".
В законопроекте речь идёт также о том, чтобы внести в определение позицию о представлении граждан в институтах и органах государственной власти. Вводится понятие "институт государственной власти", которое у нас в законодательстве, к сожалению, не используется, но зато широчайшим образом используется в научной литературе, в публицистике. Это общеупотребимое понятие, которое необходимо также использовать и в том законе, который мы сегодня обсуждаем. Поэтому я предлагаю дополнить закон: партии должны участвовать не только в органах государственной власти, но и в институтах государственной власти.
Вторым существенным моментом в законопроекте является изменение части 3 статьи 9, где идёт речь об определённых ограничениях при создании политической партии, прежде всего по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности. При этом в действующей редакции даётся оговорка, что в данном случае речь идёт об указании в уставе или программе политической партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов. К сожалению, данное определение не выдерживает критики по нескольким позициям.
Прежде всего интерес не является чем-то запретным, и Конституция не запрещает преследовать различные интересы. Она запрещает лишь возбуждать или разжигать межнациональную, межрелигиозную, межрасовую рознь. И в данном случае эта статья трактует конституционную норму шире, чем она есть. Кроме того, например, расовые интересы вообще невозможно преследовать. И даже если это будет записано, это невозможно реализовать, потому что раса не является субъектом. Раса может иметь признаки, могут возникать случаи дискриминации по расовым признакам, но сама раса не может являться субъектом, поэтому записывать "преследование расового интереса" невозможно - у расы не может быть интереса.
Когда мы записываем фразу о запрете на преследование национального интереса, мы путаем нацию и национальность. Национальный интерес - это то, о чём мы постоянно говорим. Мы все вместе преследуем национальный интерес, понимая нацию как политическое единство. В данном случае имеется в виду национальность. Но даже если считать, что речь идёт о национальности, всё-таки у национальности может быть позитивный интерес - например защита от дискриминации. Почему же мы тогда запрещаем политической партии следовать этому интересу? Или, скажем, профессиональный интерес. Мы боремся, например, за профессиональные интересы учителей, за повышение заработной платы. Но в законе о партиях мы почему-то записываем соответствующий запрет. Жизнь всё ставит на свои места и не позволяет применять эту норму. Соответственно её надо и откорректировать так, чтобы она звучала правильно или не звучала вообще, чтобы не входить в противоречие с общеупотребимыми терминами и общедоступными соображениями. Поэтому предлагается сократить данную статью и внести определённый запрет в уставе партии только на различные дискриминационные процедуры: записать, что невозможно ставить членство в партии в зависимость от расовой, этнической, языковой, религиозной и профессиональной принадлежности. Это логично, это понятно, хотя в данном случае статья резко теряет содержание, но лучше пусть она не имеет содержания, чем будет иметь содержание, которое противоречит реальной жизни.
Ещё несколько незначительных замечаний также связаны с терминологией. Например, статья 10 называется "Государство и политические партии". Опять же, возвращаясь к тому, что государство - это объемлющее понятие, мы мысленно можем подставить слово "Россия", и тогда название статьи будет звучать так: "Россия и политические партии", хотя речь идёт о взаимоотношениях органов власти и политической партии. Поэтому предлагается изменить название этой статьи: "Государственная власть и политические партии". Хотя в статье идёт речь также и об органах муниципальной власти, но если говорить о государственной власти в целом, то она обнимает и эту сферу деятельности, поскольку речь идёт не об органах государственной власти, которые отделены от органов муниципальной власти, а о государственной власти в целом.
И последнее, на чём остановлюсь, - изменение в статье, которое просто копирует конституционную норму о беспрепятственности проведения демонстраций, митингов, шествий и так далее. Политическая партия должна пользоваться этой конституционной нормой так же, как и другие общественные организации. К сожалению, политическая практика показывает, что это право у нас регулярно и постоянно попирается, и события последних дней это подтверждают (4 ноября, Русский марш - прим.). В данном случае нам надо жизнь приводить в соответствие с Конституцией. Предлагается это сделать хотя бы символическим путём - изменить соответствующую статью Федерального закона "О политических партиях".


Обсуждение:


Житинкин С. В., фракция "Единая Россия", заместитель председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций
Уважаемый Олег Викторович, уважаемые коллеги! Представленный проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О политических партиях", внесённый депутатом Государственной Думы Савельевым Андреем Николаевичем, направлен на уточнение ряда положений Федерального закона "О политических партиях". Он достаточно подробно обсуждался на заседании комитета, куда был приглашён и сам автор законодательной инициативы, поэтому я не буду подробно останавливаться на всех замечаниях, они были высказаны автору, остановлюсь лишь на основных моментах. Уточняется понятие "политическая партия": она создаётся в целях участия в политической жизни государства, а не общества, как записано в действующем законе. Данное определение не соответствует пункту 4 статьи 3 Федерального закона "О политических партиях", который закрепляет цели политической партии. Из сути указанного пункта ясно, что целью любой политической партии является не только управление государством посредством представления своих членов в органах государственной власти и органах местного самоуправления, но и участие в политическом образовании и воспитании граждан, формирование общественного мнения, выражение мнений граждан по различным вопросам общественной жизни и доведение этого мнения до властных органов. Не совсем корректно и другое уточнение, в соответствии с которым политические партии создаются в целях представления интересов граждан в институтах государственной власти, поскольку данный термин нигде законодательно не закреплён. Вносится изменение в часть 3 статьи 9. Предлагаемая редакция указанной части вводит запрет на включение в устав партии ограничений или преимуществ при приёме в члены партии по признакам социальной, расовой, этнической, языковой, религиозной или профессиональной принадлежности. Данное положение существенно сужает сферу регулирования статьи 9 действующего закона, где установлен запрет именно на создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности. Надо отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации в своём постановлении от 15 декабря 2004 года высказал свою принципиальную позицию, признал указанную норму в части, не допускающей создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, не противоречащей Конституции Российской Федерации. Также предлагается изменить наименование статьи 10 федерального закона: "Государственная власть и политические партии" вместо "Государство и политические партии". Предлагаемая редакция наименования статьи не согласуется с содержанием указанной статьи, которая определяет принципы взаимодействия политической партии не только с органами государственной власти, но и с органами местного самоуправления, которые, как известно, согласно статье 12 Конституции Российской Федерации не входят в систему органов государственной власти. И всё-таки говорить, что имеется в виду и муниципальная власть, не совсем корректно, потому что закон должен давать чёткие формулировки. Статья 22 Федерального закона "О политических партиях" дополняется положением, которое предусматривает возможность включения в программу политической партии в качестве её цели защиты и обеспечения национальных интересов. Надо заметить, что в действующем законе нет запрета на включение в программы политических партий подобных положений. Кроме того, политическая партия вправе самостоятельно определить свою программу, включая в неё цели и задачи, не противоречащие законодательству Российской Федерации. И наконец, вносятся изменения в пункт 1 статьи 26 действующего закона, в соответствии с которым политическая партия может беспрепятственно организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования. Во-первых, Конституция Российской Федерации установила, что все общественные объединения равны перед законом, - статья 13, часть 4. И с нашей точки зрения, политические партии как определённый вид общественных объединений не должны иметь какие-либо преимущества в организации и проведении публичных мероприятий. Во-вторых, данное положение не учитывает положения ряда статей Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", согласно которым право на проведение публичных мероприятий при определённых условиях может быть ограничено. Кроме того, как верно отмечено в заключении Правового управления, предлагаемое изменение является предметом регулирования специального закона - "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", а не закона "О политических партиях". На представленный законопроект комитетом получены отрицательные отзывы Правительства Российской Федерации и Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству. На заседании комитета автор получил более развёрнутые замечания и предложения. Комитет выступает против концепции представленного законопроекта. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Сергей Владимирович, присаживайтесь тут рядом с трибуной. Есть ли вопросы к докладчику и содокладчику? Есть вопрос. Депутат Локоть. Больше не вижу рук, один вопрос. Пожалуйста, к кому?
Локоть А. Е., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Спасибо. Уважаемый Сергей Владимирович, не кажется ли вам, что как раз тезис о том, кто создаёт партии, является принципиальным на сегодняшний день и настоящее положение, которое закреплено в законе, позволяет использовать при создании партии любые институты, в том числе государственный институт, например Администрацию Президента Российской Федерации? Вас, как представителя "Единой России", наверное, это должно устраивать. Но КПРФ, например, создана по другому принципу, она создана как раз гражданами. Если бы сегодня данное положение было закреплено в законе, то было бы затруднительно использовать административный ресурс для увеличения политических структур, политических партий или же для создания новых политических партий, что мы наблюдаем сегодня. Поэтому, на мой взгляд, данное положение является принципиальным. Ваше мнение?
Председательствующий. Микрофон Житинкину включите, пожалуйста.
Житинкин С. В. Если вас интересует моё личное мнение, скажу: нет, не кажется, нет.
Жириновский В. В.  (выступление не относится к данному законопроекту)
Председательствующий. Уважаемые коллеги, у нас был только один записавшийся, он уже выступил. Есть желание у докладчика выступить с заключительным словом? Пожалуйста. Савельев Андрей Николаевич.
Савельев А. Н. Я хотел бы возразить позиции комитета и одновременно поблагодарить членов комитета за действительно содержательную и интересную дискуссию, которая, впрочем, показала, как трудно добиваться понимания именно в рамках научного дискурса, а не политической агитки, - именно когда речь идёт об употреблении терминов, об их смысле.
Первое моё возражение связано с ссылкой на постановление Конституционного Суда от 15 декабря 2004 года, в котором якобы утверждается, что статья 9 действующего закона не противоречит Конституции. Но на самом деле этот аргумент совершенно не действует, поскольку то, что предлагается мной, также не противоречит Конституции. Поэтому снятие этой статьи и замена её другой, также не противоречащей другим законам, никак не нарушает законодательство.
Надо обратить внимание на само постановление Конституционного Суда, где речь шла, вообще-то, о названиях партий. В пункте 4.3 этого постановления прямо говорится об интерпретации того, что есть запрет на создание политической партии по признакам национальной или религиозной принадлежности. Там написано: "...то есть если в её уставе и в программе содержится указание целей защиты национальных или религиозных интересов и эти цели отражены в наименовании политической партии….". Если бы здесь было написано "или", тогда всё понятно, тогда трактовка именно такая, о которой говорил представитель комитета, но здесь написано "и", то есть, два признака одновременно должны быть в наличии, для того чтобы это решение интерпретировать для обсуждения представленного закона. Я хотел бы попутно обратить также внимание, что в постановлении Конституционного Суда, к сожалению, тоже множество терминов используется, которые не употребляются в науке, зато широко употребляются в публицистике. Это, например, термин "плюралистическая демократия". Его в праве нет, но в постановлении Конституционного Суда оно есть. Или там говорится о том, что Российская Федерация является многонациональной и многоконфессиональной. Ни один серьёзный учёный это положение не подтвердит. Поэтому ссылка на это постановление в данном случае к обсуждению законопроекта отношения не имеет.
Второй момент - об органах государственной власти и органах муниципальной власти. Когда мы говорим о государственной власти вообще, то это и то и другое, это же очевидно. Поэтому мое предложение изменить одну из статей не противоречит разделению на муниципальные и государственные органы власти .
Третий момент. Как же нет запрета на преследование национального интереса, когда в статье 9 прямо записано, что партии запрещается преследовать национальные интересы?
 Четвёртое - об институте государственной власти, мол, этого термина нет в законодательстве. Но я ещё раз подчёркиваю: этот термин есть и он общеупотребим. То, что его нет в законодательстве, - это беда законодательства. Поэтому зачем так аргументировать, что нет, мол, какого-то термина? Есть множество общеупотребимых терминов, которые не требуют никаких определений, никакой аргументации для того, чтобы включать их в правовой оборот.
И наконец, последнее - об ущемлении прав на митинги и демонстрации. Если ущемление происходит в одном законе, а в другом оно снимается, это же идёт на пользу, это реализует конституционные права! А предложение: давайте сначала изменим закон более общего действия и тогда уже будем менять закон о партиях, противоречит самой практике законотворчества, потому что я вношу проект по поправкам к данному закону, а тот, кто захочет изменить закон о митингах и шествиях, пусть занимается тем законом. Я думаю, что, если мы поправляем этот закон в соответствии с Конституцией, это вовсе не запрещает поправить другой закон в другое время и другими авторами.
Председательствующий. Уважаемые коллеги, все желающие высказались по обсуждаемому вопросу. Объявляю голосование по вопросу о проекте федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О политических партиях". Комитет предлагает данную законодательную инициативу отклонить. Включите режим голосования. Кто без карточки или не успел проголосовать? Нет. Покажите результаты.
Результаты голосования (13 час. 56 мин. 01 сек.)
Проголосовало за 91 чел. 20,2%
Проголосовало против 5 чел. 1,1%
Воздержалось 0 чел. 0,0%
Голосовало 96 чел.
Не голосовало 354 чел. 78,7%
Результат: не принято


 



 


Предварительное обсуждение законопроекта в Комитете Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций (13 сентября 2006 года)


Савельев А.Н. Я долго выступать не буду, поскольку этот законопроект не носит на себе никакого отпечатка политической борьбы, а лишь предполагает некоторые уточнения терминов. Разные могут быть, конечно, подходы к терминологическому ряду, который используется в законодательстве, но я предпочитаю использовать тот, который ближе к политической науке. И именно с этой целью и предполагаются те изменения, которые включены в данный законопроект.
Из пояснительной записки понятно, какие изменения вносятся. Это прежде всего изменения в понятие "политическая партия". И здесь главное изменение состоит в том, что речь идёт не о регулировании жизни общества, а о регулировании жизни государства. Потому что политика и государство - это два термина, которые неразрывно связаны. А общество живёт также и вне государства или отдельно от государства, без государства может жить. Поэтому, если речь идёт о политике, то обязательно и о государстве.
Второе изменение связано с тем, что в части 3 статьи 9 описываются те признаки, по которым не должны создаваться политические партии, а именно по признакам профессиональных, расовых, национальных и религиозных интересов. Но это неправильно, потому что интересы, во-первых, не всегда могут носить противозаконный и деструктивный характер, даже если они относятся ко всем этим интересам перечисленным. А, во-вторых, общественные и политические организации создаются именно для того, чтобы отстаивать интересы. И эти интересы могут быть также профессиональными, религиозными, национальными, и так далее. Если мы говорим, например, какая-либо партия выступает в защиту прав учителей, это профессиональный интерес? Конечно, профессиональный. И для этого собственно партии и создаются - отстаивать интересы тех или иных слоёв населения, тех или иных национальных групп, тех или иных религиозных объединений. Даже в защиту их от, скажем, преследования, если мы говорим о том, что у нас есть расовая, национальная рознь. Чтобы противодействовать этой розни, могут создаваться как раз какие-то элементы программ политических партий.
Поэтому предполагается снять вот этот фрагмент как неправильный. Перенести все упоминания, которые здесь есть, в тот абзац, где говорится об уставе партии. Вот в уставе партии не должно быть элементов, которые связаны с приёмом в партию по признакам социальной, расовой, этнической, языковой и религиозной принадлежности. Это, на мой взгляд, более логично. Вот и всё, что собственно хотелось бы сказать.
Я, к сожалению, не смог внимательно ознакомиться с  отзывом правительства. При беглом просмотре мне непонятно, о чём здесь идёт речь. Хотя вроде бы законопроект, который предлагается, совершенно нейтрален, как всегда у нас из правительства приходит нечто совершенно конспективное. В заключении лишь указывают на какую-то статью закона; аргументации я не вижу. Обычно всё-таки люди приличные пишут аргументы, почему, как они считают есть противоречия, указывают, какое противоречие, обосновывают его. Здесь, к сожалению, ничего подобного нет.
Багишаев З.А. Скажите, пожалуйста, как вы думаете, здесь, я думаю, что всё-таки главное, ключевое - то, что вот вы хотели сказать, всё-таки кроется в одной такой, очень существенной позиции, как государственная власть. Мне так думается, что это в корне меняет концепцию вообще закона. Вот вы немножко расшифруйте вот это: государственная власть и партия. Вот это расшифруйте чуть-чуть. Вы сказали, что это немножко наука, так сказать. А вот что имеется в виду, вот конечная форма, государственная власть и партия.
Савельев А.Н. Мне придётся что-то повторять из того уже, что я сказал. Посмотрите, в действующей редакции написано, что партии создаются для участия в политической жизни общества. Что такое политическая жизнь общества? В рамках каких институтов она происходит? Есть институт выборов. Когда выборы прошли, это институт государственной власти, институт местной власти. В принципе  государственная власть связана с...
Председательствующий. Это понятно. Вот просто почему у нас вопрос возникает, я сейчас покажу на примере. То есть логика ваша понятна, здесь как бы даже вопросов нет. Но вот тогда мы автоматом этой записью, могу сказать, запрещаем партии участвовать в муниципальных выборах. Потому что уровень, у нас это как бы общепризнанно, уровень государственной власти - это федеральный и региональный. Муниципальная власть к системе государственной власти не относится по определению. Тогда мы говорим, что партия не может принимать участие на муниципальном уровне.
Савельев А.Н. Нет. Я тогда уточню. Вы посмотрите, какая предлагается редакция: "для участия в политической жизни государства". Не в политической жизни государственных органов, а именно государства. Вот здесь тоже мне хотелось бы провести линию разграничения: государство и государственные институты, государство и государственная власть. Всё-таки это разные понятия.
Государство - это понятие достаточно широкое. Оно много что в себя включает. Поэтому нельзя же сказать...
Председательствующий.  Отчасти прав. Но мы как бы вот стараемся в терминологии использовать, мы просто на этом очень много обжигались, в том числе в нашем комитете, честно могу сказать, вот все коллеги могут подтвердить, поскольку много уже законов прошло, вот на терминах, которые как бы не имеют устоявшегося закрепления.
Мало этого, когда вот появляется некие модификации, новизна  определённая, допустим, вот здесь встречается выражение, оно не очень принципиальное, но всё равно вы его вводите: "институты и органы государственной власти". Мало этого, вы ещё институты ставите на первое место. Это тоже вызывает вопрос.
У нас институты государственной власти, нам как бы показывают в откликах на ваш законопроект, вообще используется один раз в Административном кодексе. Больше понятие "институты" не используется нигде. Таким образом мы вводим принципиально новый понятийный аппарат и обосновать его...
Савельев А.Н. Вы знаете, я тоже возрожу. Это не так. Потому что этот аппарат активнейшим образом используется в политической науке и у меня докторская диссертация как раз проходит по разделу специализаций ВАК "Политические институты и процессы". А мы будем говорить: знаете, у нас в законе нет, а поэтому и не будет никогда. Вся наука...
Председательствующий. Нет. Вот что касается, политические институты и институты гражданского общества, мы здесь с вместе вами двумя руками. А я говорю, как здесь сформулировано: "институты государственной власти".
Савельев А.Н. А государственная власть, что же, не имеет институтов? Ну как же?
Из зала. (Микрофон отключён.)
Савельев А.Н. Нет. Ну то, что не закреплено, это не означает, что не надо закреплять. Согласитесь.
Из зала. (Микрофон отключён.)
Савельев А.Н. Ну, может быть. Я с этим могу согласиться, что можем об этом тоже. Но, может быть, это предмет ли этого закона это определение? Может быть и предмет. Но я готов подумать на этот счёт.
Председательствующий.  Нет. Точно также как и выражение "политические мероприятия", оно тоже как бы требует специальной расшифровки. Это тоже как бы не очень понятно.
 Савельев А.Н. Мне важно, как автору, понять, стоит ли дальше работать над проектом, уточняя его в понятийном аппарате, развивая его.
Председательствующий.  Мы сейчас обсудим. Я просто говорю, какие вопросы. Те вопросы, которые у нас есть...
Савельев А.Н. Без комитета проект не пройдёт. Поэтому что лучше всего, чтобы отработка терминологии была плодом коллективного творчества и устоялось в какой-то группе лиц, чем если я буду предлагать эту терминологию, а потом мы снова будем ее ломать по несколько раз.
Председательствующий.  Поэтому сейчас мы как бы задаём вопросы, потому что есть моменты, которые нужны для определённого уточнения.
Савельев А.Н. Можно ещё добавлю, почему вводится "мероприятие"? Лишь малый круг событий описывается словом "акция" и в определении партии возникает некое внутреннее противоречие. Не все политические действия возможно назвать акцией, но мы их всё равно это считаем частью политики и частью партийной жизни. Поэтому вводится новое понятие, хотя, может быть, оно и не требует определения как общеизвестное слово русского языка. Не всякое слово требуется определять в законе. Может быть, это слово не требует в данном случае определения.
Председательствующий.  Согласен. Ещё какие вопросы? Пожалуйста.
Багишаев З.А. Уважаемые коллеги, я всё-таки хочу сказать следующее, что вот это вот введение понятия "государственная власть и партия" в корне меняет концепцию всего закона. Потому что, конечно, любая партия, по марксистско-ленинскому учению мы знаем, что любая партия стремится к государственной власти. Это понятно. Но у нас ни в одном законе вот такое положение не закреплено и не написано, да мы и не пропагандируем эти вещи. Конечно, цель любой политической партии - приход к власти. Но этого нет у нас. А вот это вот такое понятие закрепляется, "государственная власть и партия", вот оно как раз и говорит о том, что любая партия должна стремиться к власти.
А ведь к власти можно прийти разным путём. Вот 1991 год - путч, 1993 год - опять мероприятия какие-то другие. То есть к власти можно прийти и не партийным путём, это жизнь доказывает. А вот определение именно "государственная власть и партия", вы знаете, каким-то образом предполагает возможность таких вот вещей. И мне кажется, вот это состояние, оно  как раз и меняет концепцию закона, что все-таки, если в нашем законе сейчас написано: политические партии создаются в целях проведения общественных отношений, это уже совершенно иная вещь. Она предполагает и акции, и мероприятия, и формирование, и идеологии, много, что связано с этим делом.
Поэтому мне кажется, вот такие вот вещи, они концептуально меняют закон, иначе тут всё надо перевернуть, всё надо пересмотреть. Определение института власти предполагается и в Кодексе об административных правонарушениях, потому что любой начальник, применяющий административную власть, действует от имени института власти. Оно допустим так. А что касается партии, отождествлять "государственная власть и партия", исключая местное самоуправление, муниципалитеты и так далее, оно никак недопустимо.
Дальше, второе. Статья 10. Здесь представляется очень таким интересным обеспечение национальных интересов. Вы знаете, в нашем законе не запрещается писать. Любая партия может написать в своём уставе, в своей программе "защита национальных интересов". Бога ради, отправляете документы в Минюст. Там они это дело посмотрят, дадут определённое заключение. Если не противоречит уставу, оно будет включено. И никто этому делу не запрещает. Но сейчас говорить, что в основе любой партии защита национальных интересов, мне кажется, это излишняя конкретизация позиции любой партии. Я не уверен, что любая партия может вот это написать в первом или в основополагающем, и так далее и так далее. Потому что есть разные положения Конституции, положения закона в этом плане, и уставы партии, и программы партии и так далее.
Далее. Вызывает определённое возражение беспрепятственное проведение и организация митингов, демонстраций, шествий, пикетирования. Мне кажется, уважаемые коллеги, мы уже это дело давным-давно прошли. И мне кажется, ни у кого не вызывает сомнения, что вот это всё проведение всех этих партийных мероприятий или акций это должно быть в определённой степени организовано. Если мы вот это дело уберём, то тогда, мне кажется, тут... Что угодно, беспрепятственная организация и проведение митингов, шествий, демонстраций и так далее, и так далее. Мы не можем, наверное, мы всё это прошли уже. Мы уже через это прошли. Мне кажется, прийти к порядку и к пониманию "оранжевых" революций, "розовых" революций и так далее, и так далее. Ну что, опять возвращаться к тому, как будто бы у нас такое состояние, что у нас везде всё под запретом, никто нигде не разрешает, не допускает и так далее, и так далее. Все проводят организованно, нужно, с разрешения, без применения средств насилия, без лозунгов и так далее.
Мы уже дальше несколько шагов в этом плане сделали об экстремистских различных лозунгах и о партиях в этом деле, и об организациях. Мне кажется, в этом плане уже возвращаться назад в этом нет никакой необходимости.
Поэтому я считаю, что данные поправки к законопроекту надо отклонить.
Председательствующий.  Вот с моей точки зрения, просто я хочу вместе с автором порассуждать. Вот смотри последний пункт, вот я специально как бы с него хочу начать. Действительно есть закон о митингах и демонстрациях. Вот здесь сидят коллеги, которые через этот закон прошли. Мы здесь, если помнишь, то, что правительство вносило, что в конце вышло, мы, наверное, тут три собаки съели на этом законе.
Ну, что получается? Мы выстроили определённую концепцию по проведению вот этих митингов, демонстраций и прочее. Сейчас вы предлагаете нам сделать определённые преференции для партий. Вот сидит рядом представитель профсоюза. Он скажет, а почему профсоюз не могут также беспрепятственно проводить, почему только для партий может быть такая преференция? Понимаешь меня?
Мало этого, такая запись вступает в прямое противоречие действующим законам о митингах. Вы, готовя данный законопроект, должны были тогда одномоментно предложить поправку в закон о митингах, чтобы была синхронизация, и было приведено в соответствие. Я и говорю, возникает просто законный вопрос, вот просто не вдаваясь. Почему преференции только для партий? Почему для других институтов гражданского общества мы таких преференций не предлагаем?
Савельев А.Н. Это закон о политических партиях, согласитесь, а не о профсоюзах. То есть мы пока в рамках этого сектора действуем - о политических партиях. Здесь переписывается положение Конституции, не более того. Вы же хотите мне приписать воздействие на другие законы. Возможно, оно и должно быть, возможно, и нужно разрабатывать эту тему и не только в отношении партий, в отношении профсоюзов может быть надо действительно пересматривать закон о шествиях, митингах. Но в данном случае ничего похожего нет. Вы просто прочтите, что написано. Просто переписывается положение Конституции и больше ничего. Мы продвигаем Конституцию в законодательство. Всё. Больше никаких замыслов тут и у меня даже не было. Я просто в этом секторе законотворчества не так глубоко работаю как вы, а вы уже видите более глубокие перспективы. Ну хорошо, если вы их видите. Но в данном случае ничего подобного нет и здесь то, что записано...
Председательствующий.  Нет, мы не обвиняем, ни в коем случае
Савельев А.Н. Я к вам тоже не с обвинением. Я просто предлагаю смотреть только на то, что написано, и не более того. То, что написано, не меняет совершенно законодательство, как вы говорите, концептуально. Да ровным счётом ничего не меняется.
Председательствующий.  Для нас меняется. Дело в том, что зачастую, безусловно, автор всю совокупность не видит. И здесь нельзя упрекать. Это как раз задача комитета в ходе обсуждения вот эти вот все моменты, которые являются, может быть, отчасти производными или предопределяющими, выявить. Но мы постоянно просто в своей практике текущей сталкиваемся с такой ситуацией, что если изменения в каком-то законе затрагивают другой закон, а он по отношению к этому закону является базовым, то порядок деятельности в конституционном поле, особенно в законотворчестве, должен быть совершенно другим. Сначала вносится поправка туда, а потом вносится сюда, и ничего с этим поделать нельзя, потому что это есть общая методика подготовки всех законов. Вот Александр Викторович не даст соврать. И мы всё время на этом сталкиваемся.
Савельев А.Н. И вы предполагаете сначала всё-таки базовый закон...
Председательствующий.  А как же. Пока ты там не решишь...
Савельев А.Н. Базовый - митинги и шествия?
Председательствующий.  Да. Вот что касается этой записи, базовый закон о митингах и демонстрациях.
Савельев А.Н. Вы меня поражаете.
Председательствующий.  Он ещё поражается!
Савельев А.Н. Есть субъект и есть часть его деятельности, которых вы, по-моему, переставили местами. Всё-таки существование субъекта это более фундаментальная вещь, чем виды его деятельности. Митинги и шествия - это всё-таки вид деятельности политической партии. Ну, если считать фундаментальные, не фундаментальные законы, то можно же разрешить противоречие: мысленно уберём один закон, другой будет действовать или нет? По-моему, всё-таки закон "О политических партиях" более фундаментальный в данном случае. Это утверждение института...
_________. А тогда скажите: как тогда будет действовать правоприменительная практика? В этот внесли изменение, а в базовый закон не внесли. Как будет исполнитель действовать?
Савельев А.Н. Поэтому я и говорю, что вы просто неправильно определяете, какой закон...
Председательствующий. Нет, мы правильно определяем. Мы абсолютно правильно определяем.
Савельев А.Н. Хорошо. В данном случае мы разошлись. Но я предлагаю смотреть на то, что записано. Выводы, которые вы делаете, относятся к другому закону. Поэтому данное возражение будет довольно абсурдным. Вы знаете, есть...
Председательствующий. Но нельзя же на нас сердиться за то, что мы глубоко копаем. Понимаешь? Это наша работа, тут уж ничего не сделаешь.
Савельев А.Н. Должна быть определённая логика подхода к закону. Потому что тогда можно сослаться на несуществующий закон.
Председательствующий. Если нет - это другое дело. А если есть базовый...
Савельев А.Н. Вы тогда определите мне: есть ли в законодательстве такой пункт, который определяет тот закон базовым по отношению к этому? Если это есть, тогда я согласен признать, что я не прав.
Председательствующий. Хорошо. Скромный кандидат будет объяснять доктору. Пожалуйста.
Значит, вопрос заключается в следующем. Итак, вы ссылаетесь на Конституцию. Что в Конституции написано? В отношении партий, вы говорите, вы использовали выражение из Конституции. В Конституции это право дано гражданам. Только граждане имеют это право. Никакие институты гражданского общества этим правом не обладают. И я говорю, что эта запись в Конституции относится только к гражданам. Соответственно, конституционное право граждан, механизм реализации решён Федеральным законом "О митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании". Именно там это право определено законодательно. Соответственно, можно спорить с этим, можно не спорить.
Но вы должны признать, что право помимо граждан для отдельных институтов гражданского общества является всегда вторичным, оно не может быть первичным. Право граждан у нас святое, оно всегда первичное. И поставить партию впереди права граждан нельзя по определению. Соответственно, закон о митингах является базовым.
Это, понимаете, аксиома, с этим спорить бесполезно. С точки любой науки - политологической, юридической - какой хотите.
Поэтому я ещё раз говорю, а с точки зрения вообще техники написания закона, если сталкивается такая коллизия, то сначала вносятся в базовый закон поправки, а потом в этот. То есть уже этого нам достаточно не согласиться с концепцией.
Но там есть ещё один момент для меня очень важный. Он принципиальный вопрос. Я просто помню, когда шло обсуждение закона "О политических партиях" и шло обсуждение: какие могут быть партии? И по каким признакам они могут создаваться? И мы все вместе договаривались (и за это проголосовало подавляющее большинство), что партии не могут создаваться не с точки зрения защиты интересов, а с точки зрения профессиональных, религиозных, национальных и других. То есть не может быть, прошу прощения, профсоюзных партий. Мы так договорились. Не может быть русской партии. Не может быть, прошу прощения, там, ещё не будем националиста называть. Исламской партии, совершенно верно.
Точно также, это вот следующий вопрос, да, религиозной конкретной партии. Это был наш...
Савельев А.Н...Дайте мне время на реплику по тому пункту, который мы обсуждали. Потому что вы перешли к следующему, а я хотел бы ответить...
Председательствующий. Хорошо. Нет, я тогда закончу.
Поэтому вот для меня этот пункт из всего набора, что ты предложил, является основным, принципиальным, базовым. Потому что здесь действительно очень серьёзный вопрос, связанный именно с тем, какие мы хотим видеть партии? В чём опасности?
Поэтому, с моей точки зрения, то, что мы это прошли, то, что мы это закрепили законодательно, то, что мы как бы сегодня, партии, которые существуют, они действуют именно в этих моментах, для меня очень важно и принципиально.
Потому что я проектирую, что будет, допустим, если мы принимаем вашу поправку. Значит, все партии, которым было в своё время отказано в регистрации по этим признакам, нам скажут: ребята, вы чего, каждый месяц будете правила игры менять? Тогда возникает вопрос: а мы сознательно, может быть, это делаем, чтобы сейчас вот в преддверии выборов вот такую бучу создать? Никому это не нужно.
Есть устоявшиеся правила игры, и для нас менять эти правила за год до выборов, ну какие есть серьёзные политические основания, чтобы на это идти? Кроме игры я не вижу ничего. Вот для меня это самый принципиальный момент этого закона, я откровенно говорю, вот с чем я лично не могу согласиться. Потому что я помню, как мы отстаивали эти позиции, какая шла дискуссия, сколько было сломано копьев на этот счёт. И в конечном счёте все проголосовали за это. Кстати, за это проголосовала не нынешняя Дума, а предыдущая. Там другой был расклад. Я на этом хотел бы завершить. Пожалуйста, Александр Викторович.
Чуев А.В. Тоже небольшое замечание. Коллеги, я, во-первых, хотел бы сказать, что всё-таки мы должны поблагодарить автора за то, что он поднял эти вопросы. Я считаю, что на самом деле тема о том, что такое вообще политическая партия, и каким институтом либо каким общественным объединением, какого типа она является, эта дискуссия началась ещё в 2000 году, когда начал создаваться закон о политических партиях. Тогда приняли решение, и в законе появилась формулировка, которая действует сегодня. Но это не значит, что эта формулировка самая точная, и нельзя её усовершенствовать.
Действительно, если вдаваться серьёзно в это определение и рассматривать его, в точности соответствуя тому, что сегодня есть политическая партия, с моей точки зрения вопрос дискуссионный. И возможно, что как раз именно общественное объединение - это не то, которое создано для участия граждан в жизни общества политической, а всё-таки в жизни государства. В любом случае тема интересная, важная. И если мы хотим, чтобы наше законодательство развивалось, не просто вот сделали закон с какими-то недочётами, вот он так и действует. А в плане совершенствования, в плане того, чтобы мы оттачивали наши формулировки и понимание смысла закона, то я считаю, что в этом плане дискутировать и обсуждать такие тематики нужно и необходимо.
Что же касается других вопросов, связанных с шествиями, митингами, демонстрациями, я, конечно, понимаю, здесь тоже есть своя логика. Но я думаю, что в любом случае, я понимаю, что комитет не поддержит сегодня этот законопроект, но я считаю, что вообще тема совершенствования законодательства о политических партиях именно с точки зрения того, чтобы всё-таки максимально подойти к решению вопроса о том, чтобы партия стала не просто институтом гражданского общества либо институтом выражения политической воли граждан, а действительно уже и в законе была чётко определена. Потому что партия шире, да, вот если мы посмотрим на сегодняшнюю политическую палитру или там год назад, два года назад, то она гораздо шире того, что мы здесь описываем в законе.
Есть масса вещей, которые у нас, конечно, трудно вот так вот в законе прописать. Я считаю, что именно исходя из этого, стоит эту проблему обсуждать, поднимать, может быть, даже вообще "круглый стол" провести либо теоретическую какую-то конференцию. Это на самом деле серьёзный политологический вопрос.
Что же касается митингов, шествий и демонстраций, здесь, конечно, да, тема непростая. Действительно, права граждан имеют конституционное значение. Другая тема, что я понимаю здесь логику автора вообще, почему он поднял этот вопрос.  Наверное, всё-таки это связано с тем, что, вот когда идут предвыборные кампании, региональные предвыборные кампании, идут предвыборные кампании уровня субъектов Федерации или федерального уровня, то возникает масса нюансов, связанных с тем, что есть определённые правила проведения этих предвыборных кампаний.
А учитывая, что сегодня у нас депутаты вообще все партийные, кандидаты, я имею в виду, то есть у нас не может быть кандидатов теперь по одномандатным округам, то все кампании проводят, собственно говоря, сами политические партии. И поэтому здесь всё-таки, я не знаю, может быть, подумать над этим. 
Но всё-таки, какую-то возможность более свободно партиям действовать в рамках предвыборной кампании, наверное, надо предусмотреть. Потому что загонять их в рамки того, что, несмотря на то, что идут выборы и действует закон о выборах, но при этом также действует базовый закон о митингах, шествиях и демонстрациях, вот здесь есть определённая коллизия маленькая. Я думаю, её надо как-то расшивать всё равно.
Председательствующий. Полностью согласен. Но если помнишь, мы ломали также голову по  религиозным организациям, когда принимали закон о митингах. И мы с тобой, благодаря тебе, кстати, ты и автор основной, базовый, был поправки, помнишь, как найти выход для религиозных организаций. Когда мы сделали отсылку там, что этот порядок должен регулироваться законом о свободе и совести. Вот если бы там, в базовом, было бы, например, что, что касается партии, регулируется законом о партии и избирательным законодательством, это другое дело. Понимаешь, то есть с точки зрения конструкции, другая подача принципиальная должна быть. Нельзя этим одним законом расшить всё, ты понимаешь? Здесь юридически мина замедленного действия. Нам именно на этом основании, прошу прощения, ГПУ никогда не пропустит, Александр Викторович, вот как бы ты ничего не говорил.
Чуев А.В. Я согласен с этой ситуацией. Но я как раз и говорю о том, что на самом деле стоит подумать о том, что в базовом законе о митингах, шествиях и демонстрациях для предвыборных кампаний и для политических партий установить в этой ситуации...
Председательствующий. Александр Викторович, тогда у нас должен быть мотив... Априори никогда никаких решений не принимается. Тогда мы с тобой должны иметь массив, подтверждающий вот это вот количество нарушений, когда партия запрещается, не даётся и прочее, прочее. То есть мы должны с тобой накопить этот массив фактурой. После этого предложить вариант решения, потом его юридически оформить. То есть можно к этому вернуться, условно говоря, после выборов 2007 года. Это реально.
Багишаев З.А. Я думаю, что, знаете, особенно то, что по митингам, шествиям и демонстрациям... Один умный человек сказал: "Думать, что все люди умные, это глупо. Но думать, что умных нет вообще, более чем глупо". Так вот это, наверное, написано для очень умных людей, порядочных людей, хороших людей, для партии, которая знает себе силу, партии, которая свято соблюдает законы и так далее. Но мы живём в России, и говорить о том, что беспрепятственно  можно всё делать, нарушая всё и вся, не затрагивая базовых законов, действительно не мотивируя ничем, я думаю, что... Вы знаете, когда у нас рвётся, ломается, падает, взрывается...
Председательствующий.  Понимаешь, тут момент другой. Мы с вами... Допустим, вчера был концерт Мадонны. Перед концертом был пикет религиозной молодёжи, часть была задержана. Ну, спрашивается, что, организаторы вот этого коллективного пикета, митинга не знали о том, что надо было написать своевременную заявку? Знали. Они сознательно пошли на нарушение закона. Понимаешь, вроде бы надо как бы защищать, помогать. А как? Они сознательно пошли на нарушение закона. Поэтому...
Савельев А.Н. Два слова. Для меня это не столь важный вопрос, я готов этот пункт вообще убрать, для меня он не является ключевым. Вы рассуждаете в таком объёмном видении и говорите, что есть некий базовый закон, есть права граждан. Права граждан у нас в каждом законе есть, поэтому в данном случае, может быть, это не такой веский аргумент.
Я предполагал регулирование партийной жизни. То есть, отталкиваясь от определённой законотворческой идеи, я высказываюсь в пользу перенесения в закон о партиях конституционной нормы. Нет необходимости соотноситься с тем законом, который вы называете базовым. Я соотношусь с тем законом, который называется  основной - Конституция.
Председательствующий. Я прошу прощения, хорошо, я ведь только один базовый называл. А есть ещё один - о выборах. А с тем законом что делать?
Савельев А.Н. Понятно. Если бы у меня была задача регулировать в целом всю политическую жизнь, то это было другое дело. В данном случае речь шла только о достаточно узкой идее - перенести конституционную норму и адаптировать её к данному закону. Ничего другого больше. Если эту поправку убрать из законопроекта, для меня существенно ничего не изменится.
Теперь о том, что существенно меняется концепция закона. Я думаю, что из того, что написано, ни один правоприменитель не сделает вывода, что следует какое-то чрезвычайное изменение. Например, то, что было запрещено, оно остаётся запрещённым и сейчас, но запрещённым другими законами.
Вы упомянули закон об экстремизме, там это упомянуто. Поэтому никакой деятельности, скажем, связанной с отстаиванием исключительности интересов, например, какой-нибудь нации, расы или религиозного объединения, не будет возможно, даже если этот абзац, о котором я говорю, исключить. А я предлагаю ещё и закрепить этот запрет в уставах партии. То есть не регистрируются те партии, которые предполагают какую-то исключительность в порядке приёма. Ничего подобного в уставах партии и не было до сих пор. Убирается только некая нелепость, которая, очевидно, здесь присутствует. Она связана с тем, что партии всё равно будут отстаивать чьи-то интересы, хотя и не исключительные. Но в каком-то смысле это и профессиональные, и национальные, и религиозные интересы - в каких-то элементах. Например, интерес защиты от дискриминации будет отстаиваться, безусловно. Если мы это уберём или это оставим, всё равно это будет. Мы просто приводим законодательство в соответствие с жизнью и с определённой логикой.
Председательствующий.  Но тогда надо всё же ту фразу, которая была, оставлять. Потому что одно дело интересы, а другое дело по признакам. То есть там-то было сформулировано, как и действует? Не допускается создание политических партий по принципам профессиональной, расовой, рациональной и религиозной принадлежности.
Савельев А.Н. А это расшифровано у меня более подробно - в уставе.
Председательствующий.  Нет. Это не устав. Нет. Это не устав. Это жёсткий запрет сформулирован. Причём здесь устав?
Савельев А.Н. А чем он сформулирован? В чём он выражен?
Председательствующий.  Не допускается создание. Прошу прощения, не допускается создание - это значит, что ты не можешь выйти уже сразу на учредительную конференцию, а не то, что ты потом провёл учредительную конференцию, всех избрал и не напишешь в уставе для регистрации. Это принципиально разные вещи. Принципиально разный подход.
Савельев А.Н. Я думаю, то, что вы говорите, связано с некими неформальными правилами. То есть, из этого не следует, что эта фраза как бы останавливает такого рода процесс. Я, правда, не замечаю, чтобы такого рода процессы у нас были, но даже эта фраза никого не остановит. "Не допускается создание". Но они не будут декларировать - ничего подобного, а по факту создадут. А я лишь упоминаю, что этого не должно быть в уставе. Вот и всё. То есть, я эту фразу превратил в регулирующую норму, запрещающую регистрацию определённого рода партий. Вот и всё. А эта норма, которая присутствует, она такая абстрактная и фантастическая.
Председательствующий.  Нет. Подожди. Но вот с точки зрения просто написания статьи в законе. Ты сам себе противоречишь. Тогда первая часть обязательно должна остаться, та, которая сегодня есть в законе, потому что она целевая. Ты же сам говоришь: дополнение записи к уставу - это механизм, который должен способствовать решению этой задачи. Но если задачу не сформулировал и убрал формулировку цели, то причём здесь только один механизм, который остаётся? Но это же нелогично. Понимаешь меня?
Из зала. (Микрофон отключён.)
Председательствующий.  Конечно.
Так. Коллеги, ещё какие вопросы? Нет. Ну, понимаете, наш коллега, я хочу проявить максимум уважения, чтобы он понимал, что как бы здесь тоже не формалисты, а достаточно серьёзно стараемся к каждому вопросу подойти. Поэтому вот я, например, для себя выводы сделал, с чем могу согласиться, с чем нет. Значит я выкидываю тогда из закона 80 процентов.
И остаются новые термины, которые, надо давать специальные определения в законе о партиях. Спрашивается, надо ли ради этого делать новый закон? Вот у меня вопрос возникает. Вот с чем я могу согласиться - 20 процентов, а 80 - не могу.
Есть ряд вещей, которые, Александр Викторович абсолютно прав, что они пока носят дискуссионный характер, их надо обсуждать с учёными, с экспертами, готовить позицию. Давайте будем заниматься. И действительно мы благодарны, что ты вот так серьёзно к этому делу подошёл. И мы как раз не хотим никаких там специальных подтекстов видеть. Но мы вынуждены как бы подходить с точки зрения общих требований, поскольку, вот можешь проверить, мы любой законопроект рассматриваем именно вот так всесторонне, скрупулёзно по всем позициям.
Так, проект заключения подготовлен, проект решения есть.
Коллеги, какие есть замечания к одному и второму документу? Я хочу, чтобы все высказались.
Александр Викторович, есть замечания?
Чуев А.В. Я здесь хочу сказать, что я, к сожалению, не смогу поддержать это заключение. Хотя я своё мнение здесь уже высказал. Но, на мой взгляд, всё-таки вот эту тему всё равно придётся, ну, стоит всё-таки вернуться хотя бы через некоторое время. Я понимаю, что сегодня будет отклонён закон, предложение будет отклонить, тем не менее... (Микрофон отключён.)
Итоги голосования: "За" - все присутствующие члены Комитета, кроме Чуева А.В. ("воздержался").


 



  Комментарии читателей
16.12.2006 16:25:46
Евгений

Прошу прощения, что отвечаю с задержкой.

Относительно ПБОЮЛ-ИП нужно отметить, что он является не простым субъектом гражданских правоотношений, а обладает статусом предпринимателя. Отношения между предпринимателями или с их участием специально выделяются в структуре гражданского права (п. 1. ст. 2 ГК). К деятельности ПБОЮЛ применяются нормы ГК, регулирующие деятельность коммерческих организаций. Не думаю, что необходимо ориентироваться на статус ПБОЮЛ. Вообще, распространение коммерческо-правовых начал на общины опасно. Община не должна преследовать цели извлечения прибыли в качестве основной и в этом смысле ее статус ближе к некоммерческим организациям.

Что касается статуса главы общины при рассмотрении дел судами, то аналогия статуса главы общины со статусом законных представителей-родителей невозможна. Родители восполняют отсутствие процессуальной дееспособности детей. Законные представители в отличие от других представителей вправе самостоятельно совершать любые процессуальные действия, в том числе совершать отказ от исковых требований, признание иска. Делегировать такие права главе общины не представляется возможным.

По вопросу о ликвидации, укажу на закрепление в статье 24 проекта перечня оснований, при наличии которых община ликвидируется органом местного самоуправления. В качестве оснований предусмотрено нарушение норм закона. В этой связи, непонятно почему авторы определили административный порядок ликвидации, а не судебный.
Судебный дает больше гарантий от произвола.

В целом, идея законодательного закрепления общины как возможной формы организации представителей одного рода или жителей одного поселения мне нравится. Может быть потому, что среди моих родственников по отцовской линии было сильно чувство общности. Проблема в том, что теперь многие семьи разделены расстояниями: молодежь уезжает в поисках лучшей доли из деревень в города, из областных городов в Москву и Петербург.

Идея минимального контроля со стороны государства привлекательна, но также несет с собой риски, которые сложно пока оценить, но можно предположить.

С уважением,
Евгений.
Андрей Савельев:

Увы, не могу полностью согласиться сзамечаниями.

Община должна иметь одной из целей извлечение прибыли - хотя бы чтобы оправдать свое существование. Она должна быть совершенно свободна в том, вести или не вести предпринмательскую деятельность. Причем, в отличие от прочих субъектов, полностью быть закрытой для вмешательства чиновника во внутренние дела. Имнно в этом аналог с ПБЮЛ - в признании, что община равнознача индивиду, регулируемых внутренних отношений в ней нет или почти нет. Общественный или некоммерческий статус не подходят, поскольку законодательство регламентирует внутренниюю "демократию". А в семье (или общине как расширенной семье) никакой демократии не должно быть.

Статус руководителя общны должен быть именно таков: остальные члены общины должны видеть в нем Отца, а не переизбираемого представителя. Все самостоятельные действия - только за пределами общины.

Что касается субедных гарантий от произвола, то их просто нет. Современный суд в России - гарантия самого бесстыдного произвола. Судьи - самые бесстыдные чиновники. Вообще посылать людей в суд - все равно что посылать их грубой руганью. Я противник какой-либо связи жизни людей с современным судом.

Риски бесконтрольности, конечно, есть. Но еще больше риск контроля. Госвласть просто не дает людям жить. Поэтому нужно построить между этой властью и общиной максимально высокий забор. Напомню, что речь идет об общине коренного народа, который в такой форме получит возможность самосохранения.

Впрочем, ничего он не получит. Этот законопроект - лишь своеобразный правотворческий эксперимент, которому не дано воплотиться в жизнь при этой власти. Детали можно обсуждать, но это лишь продолжение мысленного эксперимента.

09.12.2006 16:16:14
Евгений

Спасибо за ответ.

Прежде всего, хочу отметить, что я предполагал наличие замысла, указанного Вами.
Однако проектом предлагается закрепление за общинами гражданских прав, т.е. наделение общин гражданской правосубъектностью. В этой связи необходимо: 1) либо внести в Гражданский кодекс изменения, связанные с появлением нового субъекта отличного и от физических и юридических лиц, и от публично-правовых образований;
2) либо привести положения законопроекта в соответствие с действующим законодательством и доктриной.

Первый путь более долгий, так как требует обсуждения концепции нового субъекта гражданско-правовых отношений в научном сообществе и выработки новых доктринальных положений.

Некоторые законодатели прежде чем внести проект в Государственную Думу направляют его в ведущие юридические вузы. Считаю такую практику обоснованной.

Не понял я, в каком месте моего текста я исказил название. Я вообще не рассматривал вопрос о видах общин.
Мои замечания были выделены подчеркиванием и сводились к следующим положениям:
1) о нецелесообразности установления общих принципов организации и деятельности общин законодательством субъектов;
2) о неопределенности используемого в законе термина «традиционный образ жизни и хозяйствования» (в проекте определен только термин «традиционный образ жизни»);
3) о необходимости закрепления судебного порядка ликвидации общины вместо предложенной законопроектом ликвидации по решению органа местного самоуправления;
4) о необходимости уточнения территориального образования, в границах которого может быть образована соседская община, поскольку понятия «населенный пункт» и «поселение» не тождественны (в тексте это было продемонстрировано примерами);
5) о целесообразности прояснения процессуального статуса главы общины при его участии в рассмотрении дел судами.
Были и другие замечания, скорее чисто юридико-технического характера.

Когда я писал свои замечания, я исходил из необходимости максимального согласования проекта с требованиями юридической техники, с тем чтобы у него больше было шансов на получение положительной оценки Комитета. Здесь конечно не обойдется без политической подоплеки отрицательного заключения. Однако посмотрим, что напишут Ивлиев и Трофимов. Назначен ли Комитет-соисполнитель? Я так понимаю, эта область входит в сферу интересов Комитета В. Н. Плигина. Предстоит серьезная работа по защите законопроекта, особенно если к делу подключится Владимир Николаевич, достаточно въедливо разбирающий каждую фразу в тексте. Успехов Вам!

С уважением,
Евгений.

Андрей Савельев:

Согласен, что по законопроекту еще надо много поработать. Но в этом нет смысла, потому что он все равно пойдет на отклонение. Но заявка прпедставлена достаточно сильная, чтобы ее защищать.

Если всерьез вводить общину, то ГК надо править. Вспомните, что у нас гражданские сделки осуществляют ПБЮЛ. Те же права нужны и общине. Вы правы, что это новый субъект. И не только гражданских отношений. Это новый субъект записи гражданского состояния. Его ввести очень непросто. Кое о чем до времени стоит умолчать.

По поводу представления интересов в суде. Аналогия есть в случае, если родители представляют интересы ребенка. Тот же механизм нужен и здесь. В сумме - минимум регулирования, минимум вмешательства государства (как в семью) и максимум обособленных от бюрократии прав. Как и семью, общину никто не вправе ликвидировать без воли членов семьи (аналог только с лишением родительских прав - редчайшее исключение).

Кстати, многое взято просто из закона о коренных малочисленных народах и из закона об их общинах. Только те законы прописаны с других позиций. Но помогли составить текст.

07.12.2006 19:27:44
Евгений

Как вы оцениваете те замечания, которые были переданы мной по проекту ФЗ "Об общинах коренных народов"?
Андрей Савельев: К сожалению, Ваши замечания происходят от непонимания замысла. А замысел связан с образованием расширенного варианта семьи - рода. Соответственно, необходимо уклониться от образования юрлица, а также обеспечить полное невмешательство государства во внутреннюю жизнь общины. Вы также искажаета название. Речь идет о родовой и соседской общине. Я не стал читать Ваши замечания до конца, поскольку Вы исходите из совершенно другой концепции.



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100