статьи
  Статьи :: Русское зарубежье
  
  Как относиться к демаршам Путина против Белоруссии?
10.01.2007


Из стенограммы заседания фракции "Родина" 9 января 2007 года

 


Никитин В.П. Что касается ситуации с Белоруссией, есть разные возможности и варианты реагирования на ситуацию. Потому что меня лично поразило, когда вице-премьеры со стороны Белоруссии говорят: премьер подъедет. А разговаривают с представителями Газпрома, Транснефти. И Андрей Шаронов комментирует всю сложившуюся ситуацию.
На мой взгляд, вопрос чисто политический. Государственная Дума Соглашение и сам Договор о создании Союзного государства ратифицировала. Все понимают, что всё зависит от президентов. Потому что никогда Газпром не будет учитывать ситуацию с Вилейко или там Барановичами, где стоят очень важные военные объекты, связанные с безопасностью Российской Федерации. И масса других есть вопросов. Калининград подвисает, потому что если будут изменены условия транзита автомобильным транспортам, то сейчас уже заткнулась Латвия с её переходами, дальше будет ещё хуже. Поэтому может быть много документов. Есть Парламентское Собрание Союза Беларуси и России, там тоже депутаты собирают подписи.
Но, на мой взгляд, было бы логично сделать обращение Государственной Думы в адрес президентов России и Беларуси, для того чтобы они всё-таки сняли вот это мельтешение по узким вопросам поставок газа и нефти, платы за транзит, а чтобы действительно оценили весь комплекс достигнутого и что поставлено под угрозу. Если поставлена задача накачать деньгами Газпром и ещё кое-кого, то она обернется только ущербом для России. Потому что Белоруссия выкатит в конце концов столько требований, которые и наши отношения испортят. Посмотрите, что в Европе сейчас происходит.
И, кстати, ведь комментируют неверно всё. Вчера в шесть часов в Интернете появляется сообщение о том, что Транснефть прекратила перекачку нефти на Беларусь. Наши СМИ вчера и сегодня утром продолжают долбить, что Белоруссия перекрыла вентиль.
Поэтому если бы наша фракция внесла подобного рода проект обращения Государственной Думы, я считаю, это было бы уместно, поскольку понятно, что, наверное, эти чиновники не сами принимают это решение уровня Шаронова и Газпрома - иллюзий ни у кого нет. Но для того чтобы придать общественное звучание этому моменту, чтоб всё-таки президенты ещё раз встретились, и их же легко снять, все эти проблемы. По сути дела, компенсационные вещи, они всегда были между разными государствами. Чтобы мы оставили, во-первых, строительство Союзного государства, иначе всё это рухнет очень скоро. Во-вторых, оставили единственного союзника на Западе. Потому что мы просто затыкаем всё западное направление. По сути дела, у нас проводниками политики в ближнем и дальнем зарубежье стали Газпром, Транснефть, некоторые другие структуры. Даже не МИД. То есть это просто удивительно, когда такие глобальные принципиальные геостратегические вещи сброшены на уровень таких чиновников.
Конфликт с Украиной в прошлом году показал, что всё-таки встречались премьеры, перезванивались президенты. Здесь понятно, что зашло далеко. Но чиновники такого уровня просто не смогут разрулить ситуацию. По-моему, в Госдуме было бы уместно с учетом того, сколько мы потратили сил на ратификацию и основного договора, и соглашений многочисленных по социальным вопросам, здравоохранению, трудовым правам, собственности и так далее, всё-таки в этот процесс вмешаться.
Поэтому я предложил этот текст проекта. Постарался его написать достаточно осторожно, делая вид, что во всём виноваты мелкие чиновники. Вот моё предложение.
Чуев А.В. Уважаемые коллеги, но я в принципе согласен с тем, что мы должны обратиться, наверное. Надо подумать: к президентам ли или по отдельности?
Но я бы всё-таки здесь действительно был более осторожным и  в том смысле, чтоб идеализировать позицию Белоруссии. Конечно, я бы не сказал, что все действия Белоруссии выглядят очень союзническими, особенно изменения правил въезда на территорию Белоруссии для наших граждан. Я, конечно, понимаю, что изменения экономической ситуации можно по-разному оценивать, как это было и с Украиной. Но всё-таки Украина подобных действий не предпринимала, а сегодня мы видим ответные действия, мягко говоря, не очень адекватные. Поэтому давайте быть здесь всё-таки более аккуратными.
Савельев А.Н. Уважаемые коллеги, понятно, что даже если мы внесем этот проект, он не будет принят, потому что "Единая Россия" подготовит свой, если ей заблагорассудится. Если не заблагорассудится, то этот проект будет отклонен. В то же время проект этот действительно крайне осторожный и не называет вещи своими именами.
Если мы все-таки политическое объединение, нам надо от себя сделать заявление, раз Госдума откажется действительно называть вещи своими именами, то мы должны это сделать и должны выступить с заявлением. Я считаю, что здесь надо самокритично относиться к собственной государственной власти, по-моему, исключительно кремлевскими махинациями достигнуто то неудовлетворительное состояние, которое сейчас мы наблюдаем, относиться к Лукашенко можно по-разному, он тоже иногда бывает с перехлестом действует, скажем, против своей оппозиции, или иногда слишком резко отвечает на демарши России, но источником нестабильности является Кремль. Нам надо это прямо и открыто сказать, что в последний год или два ведется целенаправленная политика, ориентированная на разрушение Союзного государства, на создание экономической блокады вокруг Белоруссии, и делают это не мелкие чиновники, а высшие чиновники. С этим мы должны обращаться, конечно, не к президенту, а к нашим избирателям, к гражданам.
Поэтому я предлагаю, что если проект попытаться внести, мы снова нарвемся на то, на что нарывались неоднократно. Либо он будет заменен другим аналогичного содержания и от имени "Единой России", либо не будет принят. Тогда надо подготовить нашу политическую позицию и обратиться к избирателям, к гражданам. А уж им будет вольно судить, правильна наша позиция или нет. Но она должна быть. Пока у нас нет никакой позиции.
Павлов Н.А. Уважаемые коллеги, я одну историческую ремарку себе позволю. В свое время великий преподаватель научного коммунизма по фамилии Бурбулис, объясняя Ельцину, зачем нужно грохнуть Союз и создать СНГ, объяснял примерно так, что - Борис Николаевич, ну куда они денутся, приползут на коленях, на животе приползут, дайте только срок. Не приползли. И не приползут.
Вывод. Разрушить легко, построить трудно. Вот эта хрупкая конструкция, которая создана в виде так называемого Союзного государства, конечно, это паллиатив, никакое это не государство, но это хоть что-то. Это первое.
Второе. Сколько платит США Израилю ежегодно? 5 миллиардов. Совершенно верно. Беспроцентно.
Сколько мы, пока пытались быть геополитическим гигантом на мировой арене, оплатили Кубе, и не зря платили, правильно платили, потому что, ну вот остальным не надо было, вот Кубе - правильно, с моей точки зрения, а зато слушали всё западное полушарие.
В политике любви бескорыстной не бывает. Бескорыстная любовь бывает только в жизни, и то в молодости, и то не у всех. Так и здесь. Конечно, мы прекрасно понимаем, что Лукашенко имеет все основания завтра сказать - ребята, вот здесь ваша база стоит, вот здесь фактически он интегрировал всю военную структуру, и если я не прав, два, так сказать, выдающихся генерала советских меня поправят, интегрировал всю военную структуру в нашу военную структуру, да. Это не стоит денег, этих жалких трех миллиардов долларов, про которые Семён Вайншток протрещал уже, так сказать, по всем телеканалам. Но не он сам лично говорил, это говорили комментаторы, но с его подачи.
Поэтому я считаю, что, конечно, Андрей Николаевич Савельев здесь абсолютно прав, говоря о том, что, конечно, и, Александр Михайлович, я звонил, так сказать, не зря тревогу бил вчера по поводу того, что, конечно, нам надо свою позицию обозначить. Мы уважаем президента Путина, мы поддерживаем его внешнюю политику, но он не господь Бог, недосмотрел, возможно ошибся, советники не так посоветовали, у него их очень много.
И надо прямо сказать, мы считаем это крупнейшей геополитической ошибкой за последнее время. Всё остальное время мы почти не критиковали внешнюю политику. Здесь мы должны прямо сказать - мы рассматриваем это как провал.
Сейчас враги белорусов и русских по всему миру потирают свои жадные и липкие ручонки от радости, от счастья - наконец-то удалось вбить клин, наконец-то удалось поссорить. Это их мечта была, понимаете?
Мы же это должны понимать, мы это понимаем. И мы понимаем, что у нас последняя была надежда действительно идти вперед по пути интеграции со скрипом, с руганью, с болью, с криками, с издержками, но по пути действительно интеграции, и так интегрироваться, чтобы уже разорвать нельзя было.
И смотрите, раз, и одним движением, так сказать, ручки на бумаге, и так интегрироваться, чтобы уже разорвать нельзя было. И смотрите, раз и одним движением, так сказать, ручки на бумаге устраивается вот такая, как говорили в деревнях, "катаклизьма". Понимаете? Мне кажется, конечно, надо делать всё возможное и включая проект, который Владимир Петрович подготовил, и подготовить более радикальное от фракции. Это мы делаем с расчётом на наше, так сказать, болото трусливое и малодушное. А от себя мы должны, на мой взгляд, подготовить такое ясное, чёткое и понятное заявление.
 Потому что ведь когда союз разрушали, вот мы же криком тогда кричали, мы же чувствовали, куда идёт дело. Нас никто не слушал, над нами смеялись. Этот самый Андрей, как его, Козырев, ни к ночи будет помянут, просто издевался над нами, когда мы говорили: американцы будут маршировать в Крыму. Понимаете?
 И сегодня мы это же самое видим. Всё, завтра граница будет закрыта, послезавтра Лукашенко будет сметён и после-послезавтра там будет сидеть очередной, я не знаю, там Степан Бандера.
 Султанов Ш.З. Я тоже хотел поаплодировать, как Коля сказал всё это. Есть факты, да? Вот.
 Из зала. Так поаплодируй.
 Султанов Ш.З. Я поаплодировал, в душе. Да.
 Вы знаете, что была встреча между Лукашенко и Путиным 23-24 декабря. Планировалось, что эта встреча будет где-то в районе часа, она продолжалась больше трёх часов. Да.
 Практически, что говорилось, да, в открытой печати не было. Но, по моим данным, Владимир Владимирович поставил вопрос о резком убыстрении интеграции между Россией и Беларусь.
 Господин Лукашенко, я говорю, господин Лукашенко он начал мямлить, краснеть, там отходить, потом говорит, что надо всё равно потихоньку это надо делать, решать там вопросы и так далее. Ни к чему не пришли. Через два дня Государственный Департамент Соединённых Штатов выступил с заявлением, в котором он сказал, что США будет резко против если Беларусь будет интегрирована в Россию. Де-факто это означало, что Соединённые Штаты ярый враг Белоруссии, Лукашенко, поддерживает позицию господина Лукашенко. После этого было соответствующее, более мягкое заявление европейского сообщества. Опять-таки те люди, которые на словах против Лукашенко, они на самом деле поддержали. Вот она ситуация.
 Ситуация заключается в следующем: Кремль, против которого здесь некоторые у нас выступают, они требуют в нынешней ситуации. Почему в нынешней ситуации? Потому что началось геополитическое наступление на Россию, да? И действует принцип, кто не с нами, тот против нас. Всё. Разговоры, пустые разговоры, мы друзья, там пятое-десятое и так далее, всё, должны быть отложены. Если не произойдёт консолидации, да, нас раздавят через год, через два, через три.
 И об этом Путин прямо сказал Лукашенко. Он сказал: "Если на нас будет давление, то давление будет и на тебя, тебя первым уберут". Вот и всё. Поэтому, как бы в этой ситуации говорить, что вот, мол, надо там опять встретиться и так далее - это де-факто, поддерживать позицию Госдепа Соединённых Штатов, которое, к сожалению, лучше разбирается. И утечка информации, которая была, она была не со стороны Кремля, она была со стороны Беларуси.
 Глазьев С.Ю. Понятно, что никто там не присутствовал из здесь присутствующих на этой встрече, но всё же я вот никаких не вижу даже намёков на то, что с российской стороны идёт какое-то давление на Белоруссию в плане углубления интеграции. Кроме того, что отдайте нам трубу, больше ведь ничего не предлагается. Да, отдайте трубу и отдайте свой печатный станок сюда. А что ещё? В чём состоит углубление интеграции, хоть какие-то признаки есть?
Султанов Ш.З. Я отвечу на один вопрос только. Дело в том, что четыре года уже, да, вот Газпром просит, чтобы дали 50 процентов трубы, да, продали, причём по цене, которую Лукашенко, господин Лукашенко сам установил. Газпром при всём моём отрицательном отношении к этому монстру, да, он не требует там 80 процентов, 90, он говорит, ребята, давайте 50 процентов. Почему? Почему четыре года, да, белорусы наши братья они виляют хвостом. Отдайте, договоритесь.
По одной простой причине, потому что на самом деле, да, у Лукашенко есть особое отношение с определёнными группами ФРГ, в том числе там торговля идёт по трубе и там. Об этом не сообщают просто.
Виноградов Б.А. Хотел бы я поаплодировать Шамилю, но никак не получается.
Значит, всё-таки при всём том в США Шамиль не собирается с Израилем делать союзное государство, но поддерживают 5 с половиной миллиардов. Поэтому я думаю, что там проблема на самом деле, действительно, глубже лежит. И всё-таки поддерживаю позицию Савельева. Потому что неуважительное отношение к Белоруссии проявилось ещё во встрече в Институте сердечно-сосудистой хирургии. Помните, мухи отдельно - котлеты отдельно. Вот с этого вообще публично было нанесено оскорбление стране, целой стране, которой показано, что ты маленькая, а к нам приползёшь. Фактически, косвенно. Поэтому с этого-то фактически публично начались процессы.
Что касается технологии. Я не буду говорить о сущности, потому что, по-моему, основная часть всё-таки выступающих, она поддерживает необходимость заявления от фракции политического. Но мне кажется, что здесь важно даже не только о Белоруссии сказать, а  вообще о том, что мы теряем позицию на пространстве СНГ. Мы теряем позиции на пространстве СНГ. И вот это вот ситуация.
И надо сказать о том, что мы считаем, фракция "Родина" считает, (партии уже нет, к сожалению), а фракция "Родина" считает, что необходимость... Если США на протяжении 100 с лишним лет реализует доктрину Монро, влияло на всём южноамериканском пространстве, Южной Америки, то мы имеем право вообще говорить о нашей позиции принципиальной реинтеграции постсоветского пространства, как зоны ключевых интересов России. Это раз. Это первое, что, мне кажется, надо отразить нам, как фракции политической.
И второе, конечно, в два этапа провести технологический процесс.
Первый этап - вот то, что Владимир Петрович Никитин предложил. Здесь, правда, нужна, на мой взгляд, редакционная правка: не "а также наносит", а "уже нанёс прямой ущерб". Уже нанесён ущерб нашим авторитетам двух государств.
И второе - применяемый в настоящее время узкий торгашеско-корпоративный подход. Всё-таки, мне кажется, что вместо МИДа начинает главную роль вот играть, действительно, корпоративный подход. Мы что построили корпоративное государство: Газпрома, Роснефти и ещё кого-то, кто реально решает нашу судьбу. И тогда надо взять интервью годичной давности Дерепаска, и посмотреть, как оно реально в стране происходит, и указать это.
И убрать слова: "на фоне суеты второстепенных чиновников отдельных ведомств". Это мелочь.
Вот я считаю, тогда это обращение годиться, но к нему надо вслед подготовить, независимо оттого, ясно, что оно Госдумой не будет принято завтра, подготовить к нему политическое заявление: фракции "Родина" достаточно... Может быть, не жёсткое по форме, жёсткость по форме, она вовсе не говорит о силе, оно не должно быть, типа, "второстепенных чиновников". Это не нужно. Эти перлы. Они не нужны. Оно должно быть корректное по форме, но, по сути, оно должно быть принципиальным политическим. И оно должно показать как раз нашу позицию фракции, как фракции политической.
Чуев А.В. Уважаемые коллеги, вот я хотел бы тоже для себя такую вещь прояснить. А что мы хотим сейчас, чтобы было сделано со стороны России: пересмотрены условия поставок по уже подписанному договору, то есть мы должны показать. Что  с нами можно разговаривать с позиции силы, что любая страна, которую что-то не устраивает, даже подписав договор, и введя какие-то санкции, может добиться того, что мы изменим эти условия. Они же подписали этот договор. Что мы сейчас будем делать?
Савельев А.Н. Я бы как раз и предложил, в нашем заявлении указать, что нужно делать. Нужно ликвидировать таможенные посты на границе, нужно ввести на энергоносители внутренние российские цены, единые для России и для Белоруссии (этого нет), надо договориться о тарифах на прокачку энергоносителей по внутрироссийским ценам. И тогда всё будет нормально. То есть, тогда мы пойдём по сути Союзного государства, то есть стирания различий, стирания вот этой границы, которая нас разделяет. А на этой границе возникают и завышенные тарифы, которые не нравятся Газпрому, и на этой же границе возникает энергетический шантаж против нашего самого ближайшего союзника. Вот это мы и можем сказать. Мы знаем, что делать, мы и предлагаем сделать: вот это, это и это.
Никитин В.П.  Есть договор о Союзном государстве, где все это есть.
Савельев А.Н. Совершенно верно. То есть надо реализовать те планы, которые были уже согласованы двумя государствами.
Глазьев С.Ю. Я вот поддерживаю то, что Андрей Савельев сказал. Сейчас, Игорь Николаевич, я буквально в дополнение к этому. На самом деле, я думаю, что вот это обращение надо сделать в адрес двух президентов, но нужна политическая позиция действительно фракции, которая... не нужно даже никому адресовать. Я считаю, что наша задача: сказать, где "собака зарыта", а "собака зарыта" в Газпроме, конечно.  Газпром разрушает сегодня не только Союзное государство с Белоруссией, он разрушает все планы по единому экономическому пространству и Таможенному союзу. Политика Газпрома на Украине привела к тому, что всё, уже можно забыть про то, что Украина будет в едином экономическом пространстве. Правительство покрывает просто вот эту верхушку газпромовскую, которая просто уже обезумела от этих газодолларов. Российское правительство потакает этому делу.
Первое, что они сделали втихаря, значит, в одностороннем порядке денонсировали соглашение по ценам. Это ещё было год назад, в прошлом году, но где-то полгода назад. Так тихонечко не продлили... Скажут, что Россия... А как может быть Таможенный союз без общих условий ценообразования? Его быть не может. Поэтому, я считаю, что в заявлении нужно чётко сказать, что политика российского правительства и Газпрома ведёт к тому, что именно по вине России никакого единого экономического пространства и Таможенного союза не будет, и не будет Союзного государства, чтобы потом не искали крайних. Ситуация именно такова, она предельно прозрачна - руками Газпрома, я не знаю, кто за этим стоит, я не думаю, что дело только в доллары упирается, но руками Газпрома сегодня разваливают единое экономическое пространство. Это очевидно. И это совершенно чётко, я считаю, требует политического определения, потому что по последним даже планам, многократно отсроченным, подписание документов по ЕЭПу планировалось на декабрь. В декабре... Вот в Сочи они собирались в августе, по-моему, или в сентябре, в декабре они планировали закончить формирование ЕЭП. Всё, об этом теперь не говорят.
За этим, на самом деле, кроется ещё один момент - желание втянуть нас в ВТО отдельно от всех других участников ЕЭПа потенциальных с тем, чтобы окончательно на этом поставить крест. Вот, собственно, что происходит. Белоруссия здесь лишь эпизод этого...
Родионов И.Н. Я считаю, что нам надо быть независимой, самостоятельной, не зависящей от конъюнктуры, от политических влияний со стороны Запада страной, чтобы принимать решения в интересах своей страны и своих союзников.
Уважаемые граждане, коллеги, мы это потеряли качество и продолжаем терять. Надо это восстановить, тогда всё будет понятно.
Председательствующий. Пожалуйста.
Павлов Н.А. Я хотел сказать, Шамиль Загитович, что я понимаю о чём он говорит, прекрасно понимаю. Более того, мне всё время приходилось говорить, что два родных брата - дети Александра Невского, выросшие в одном доме и вскормленные одной матерью, рубили друг друга насмерть, потому что в своё время Стефан Цвейг сказал: о власть с её взглядом Горгоны-медузы! Так понимая это, тем не менее, мы должны выполнять свою функцию, Шамиль, понимаете? Мы должны сделать вид, что мы не понимаем, что Лукашенко только принудить можно к тому, чтобы он жил в едином государстве. То, что он не хочет жить, будучи человеком, склонным и диктаторству, как любой диктатор он не никому не хочет подчиняться. Это может не понимать только наивный человек, который к политике даже близко не подходил, который не читал ни одной книжки по истории и так далее... Мы это, конечно, понимаем, но мы... Если мы исходим из того, что Владимир Владимирович сегодня, после трёхчасового разговора, решил Лукашенко принуждать таким образом, мы должны сделать вид, что мы не до конца это понимаем, мы должны сделать вид, что мы вообще этого не понимаем. Более того, потому что мы можем понимать и другое, что у нас непонятно сейчас кто для кого - Газпром для государства, о чём говорит Сергей Юрьевич и многие другие или государство для Газпрома.
Вот я всё-таки бы думал, что у нас Газпром для государства. А сегодня получается, и очень много веских оснований считать, что сегодня государство для Газпрома, что сегодня государство обслуживает Газпром, что сегодня весь государственный механизм обслуживает 10-15 сырьедобывающих компаний, которые нас тащат в ВТО, и потом мы будем разгребать это лет 50 после того, как туда вступим.
Так вот, мы, конечно, понимая и то, и понимая другое, мы должны тем не менее свою-то позицию высказать. Мы должны высказать, что, да. Когда Немцов кричит: зачем это нам кормить белорусов? Во-первых, мы их не кормим, мы кормим себя, мы обеспечиваем свою обороноспособность, через эти структуры, которые финансируются, в том числе за счёт того, что мы им давали дешёвую нефть, дешёвый газ. Мы это должны сказать от себя, не призывая президентов.
Я поэтому, Александр Михайлович, и предлагал, что мы должны сделать заявление от фракции и высказать нашу принципиальную позицию, что, да, если мы хотим иметь союзнические отношения, то мы должны понимать, что сегодня мы в эти союзнические отношения должны вкладывать свой вклад, свои денежные средства в том числе. А Газпром, конечно, не хочет их вкладывать. С чего ради они будут вкладывать их?
Председательствующий. Коллеги, если позволите, суммирую.
Сегодняшняя наша дискуссия показала, что заявление необходимо. Вот я не знаю вашего мнения относительно поправок, но, наверное, Борис Алексеевич то, что сказал, это в рабочем порядке можно учесть. Необходимость этого заявления не обсуждается, завтра выходим с этим заявлением.
Что касается обсуждения и подготовки политического заявления по ситуации, не только связанной с Белоруссией, но и с пространством бывшего Советского Союза, то я предлагаю, что, видимо, одним заявлением не ограничимся, давайте с вами продлим время. Это может быть либо на очередной фракции, либо между фракциями. В любой рабочий день сядем, обсудим. Давайте поручим, создадим небольшую группу, которая подготовить подобного рода заявление, потому что оно тоже не может быть легковесным, если мы хотим, чтобы это уже была позиция. А позиция не может быть сформулирована только лишь одним заявлением.
Если принимается такая версия, то давайте мы в рабочем порядке. Я готов любые инициативы у вас принять. И мы, не откладывая, начнём прямо с завтрашнего дня, отрабатывать подобного рода позиции. И тогда с этой позицией, сформулированной не только в связи с Белоруссией, но и с Украиной, и с другими государствами, мы сможем выступить. Если принимается так, то...
Савельев А.Н. Я бы всё-таки предложил сконцентрироваться на нынешней ситуации и продемонстрировать, что она отражает действительно тупиковую политику. Если мы будем сейчас вообще о политике в СНГ какой-то документ готовить, то мы просто увязнем в нём. Нюансы есть по каждому направлению: среднеазиатское - одно, Украина - второе, Закавказье - третье. Мы просто в этом увязнем, это получится трактат.
Сейчас конкретная ситуация с Белоруссией. Я предлагаю, давайте, да, совершенно правильно, серьёзно надо подготовить экономический аспект, политический аспект и международный аспект. Но подготовить именно по ситуации с Белоруссией. Не надо про всё СНГ. СНГ вообще-то уже умирающая структура. Просто про это никто не хочет говорить, а может быть и нам стоило бы сказать. Но не в этот раз. В этом заявлении надо говорить о Белоруссии.
Я предлагаю действительно до следующей фракции подготовить такое заявление, тщательно его отработать, включая и предложения, ту позицию, которую мы предлагаем реализовать в отношениях с Белоруссией. Именно с Белоруссией, а не по СНГ.
Председательствующий. Но это не противоречит.
Глазьев С.Ю. Главная проблема юридическая, международная и правовая то, что Россия первая нарушила свои международные обязательства в части таможенного союза с Белоруссией. И именно от этого надо отталкиваться. Иначе мы не можем понять, с чего это всё началось.
Началось всё с того, что Газпром грубо нарушил, потакая при прикрытии Фрадкова и правительства, всё остальное, нарушил наши международные обязательства. С этого начался конфликт.
Председательствующий. По Белоруссии подготовим, это не противоречит одно другому. Давайте начнём с этого, а там посмотрим, потому что даже наша дискуссия показала, что все имеют свою точку зрения не только на ситуацию с Белоруссией, но и на многие другие вопросы. Поэтому, чтобы уйти от подобного рода обсуждений и перевести это в некоторое практическое русло, я предлагаю, давайте мы создадим рабочую группу, давайте сами поработаем, давайте встретимся и обсудим более детально, но сформулируем наши отношения и к этой проблеме, и к тому, что вытекает из неё.
Виноградов Б.А. Да, надо и рабочую группу, конечно. Но единственное, что всё-таки, мне кажется, что актуальность надо учитывать. И мне кажется, что может быть надо подготовить заявление по Белоруссии с учётом того, что говорит Сергей Юрьевич, ещё и расширить то, о чём я говорил, расширить потом одно, может быть одним абзацем, что проблемы по СНГ, они также не решаются, а нарастают. Но всё-таки акцентировано выступить по Белоруссии. Это можно сделать, и мне кажется, необходимо сделать уже заявление в пятницу на "часе заявлений". Допустим, поручить от фракции тому же Савельеву сделать, чтобы это прозвучало. Но сейчас подготовить за два дня. Иначе, если мы начнём долго затягивать это, сами понимаете, политические вещи, они же нужны тогда, когда нужны.
Председательствующий. Борис Алексеевич, мы же говорим о заявлении, об обращении, которое мы сейчас готовим. А что касается группы, ну, сделаем за один день, сделаем. Сделаем за месяц, значит... Это же от нас зависит. Давайте мы с вами реагировать. Ведь позиция,  она есть или её нет. Мы об этом говорим. Да,  нужно реагировать на события, но позиция, она должна быть. Маркелов.
Маркелов М.Ю. Уважаемые коллеги, я бы хотел всё-таки внести два предложения. Первое предложение - давайте всё-таки примем за основу обращение, которое предложил депутат Никитин с поправками, за это проголосуем. А второе предложение - всё-таки давайте не расширять сейчас обсуждение этой проблемы, потому что мы сейчас зайдём в тупик по одной простой причине. У нас вся дискуссия сейчас выльется в отношения не между Белоруссией и Россией, а в отношения между Газпромом и Лукашенко. Сегодня Газпром есть - завтра его нет. Сегодня Лукашенко, прости Господи, есть, а завтра постигнет его участь Саддама Хусейна, и обсуждать будет нечего тогда вообще. К примеру, хватит… Да, я как бы так злобно...
Тем не менее давайте всё-таки примем предложение по подготовке обращений между отношениями России и Белоруссии. Это не вопрос Лукашенко - Газпром, это частный вопрос тогда уже получается. Спасибо.
Варенников В.И. Я, во-первых, поддерживаю и считаю, что не надо никаких изменений делать в тех предложениях, о которых объявил сейчас Виктор Петрович. Там всё отлично отточено.
Что касается политического заявления, Александр Михайлович, я считаю, что нецелесообразно оттягивать. Потому что каждый день меняется ситуация. Мы можем опоздать. Мы должны повлиять на то, что произошло. И в дополнение к этому письму, вернее к тому обращению президента, нам надо сделать политическое заявление. И если мы сделаем к пятнице, это было бы здорово. Сейчас надо определиться, кто будем готовить.
Председательствующий. Ну, Валентин Иванович, я это и предлагаю. Давайте начнём завтра. Я ведь повторюсь, это всё зависит от нас с вами.
Бадалов Р.М. Я, безусловно, поддерживаю. Считаю, что у нас нет времени готовить особенно долго это заявление. Потому что одно или два каких-то заявления одного или других президентов сделают ситуацию вот в сегодняшнем формате необратимой. Вот сейчас мы сказали, что президент Путин как бы имел беседу, и она была неофициальна. Если бы эта беседа была официальна, мы бы уже здесь не разговаривали. И такая беседа может случиться официальной по телевидению или ещё где-то, зная напряжение ситуации, сейчас Лукашенко одно-два слова бросит неосторожных, там по заправке или ещё по каким-то вещам, и всё. И потом мы, любые наши заявления буду уже не в теме и так далее. Поэтому надо, чем быстрее, тем лучше дать повод властьимущим структурам пойти навстречу.
Председательствующий. Коллеги, ещё раз подводя итог, обращение принимается? Принимается. Завтра за основу. Ну, вот я думаю, что Борис Алексеевич и другие желающие в рабочем порядке с Владимиром Петровичем переговорят.
Что касается рабочей группы или работы нашей, если нас, вот в таком составе завтра соберёмся, пожалуйста. То есть давайте определимся просто. Завтра пленарка, я думаю, по крайней мере, все будут. Ну, давайте поручим... Хорошо. Ну, давайте. Всё, договорились. Желающие будут, я уверен. Да, Владимир Петрович.
Никитин В.П.  Александр Михайлович! Если его вносить, как проект от фракции, к нему надо ещё проект постановления по регламенту, как положено. Вот возникает вопрос: наш аппарат, это фракционные...
Ступаков Д.А. Владимир Петрович, но там ведь ещё знаете, какая проблема. Мы тут недоговариваем, там три дня, Правовое управление возьмёт у нас на это заявление.
Никитин В.П. Какое три дня, какое Правовое... Мы его завтра вбрасываем с голоса. Нам дают какое-то время. Идёт вообще дискуссия: принимать - не принимать. Есть Правовое управление. Началась только весенняя сессия. Каких три дня! Сегодня...
Ступаков Д.А. Владимир Петрович! Мы, если с голоса вносим, да. Но я вам сразу говорю, что Ковалёв скажет, и его люди, что вы без заключения Правового управления не имеете права вносить. Вот, как будет реально. Пожалуйста, с голоса вносить мы можем.
Председательствующий. Нет, давайте завтра внесём с голоса. И тут же будем работать  с Правовым управлением. То есть аппарат...
Ступаков Д.А. Я прошу прощения, Александр Михайлович. Я считаю, что вносить в Правовое управление надо сегодня автоматически, независимо, как это будет завтра.
Никитин В.П. Тогда к нему проект постановления нужно, и сейчас внести туда.
Ступаков Д.А. Конечно, конечно.
Председательствующий. Готовьтесь.



  Комментарии читателей
11.01.2007 20:55:12
Александр

Белорусы наше самые близкие братья и самые надежные партнеры в любых делах. Это показала наиболее ярко Великая Отечественная война и вся наша история. Позор тем кто содействует конфронтации между нами и ведет к разрыву наших дружеских отношений. Я был в Белоруссии много общался с людьми и даю высокую оценку белорусскому народу. Не надо жадничать для Белоруссии, она вернёт все это сполна. Да и сама дружба стоит значительно больше чем эти мнимые долларовые потери.
P.S.
Привет всем депутатам поддерживающим дружбу с Белоруссией и лично Савельеву Андрею.
Андрей Савельев: Спасибо!



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100