статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Обсуждение причин раскола оргкомитета Русского марша
11.01.2007


Мое выступление не стоит считать докладом, потому что доклад это нечто фундаментальное, а я хотел бы сегодня поговорить не о фундаментальных вещах. Я думаю, у нас, скорее технические проблемы. Когда я сравниваю то, что писалось 10 лет назад в патриотической печати с тем, что пишется сейчас, у меня складывается ощущение, что ничего не изменилось. То есть, как новые истины в массе публицистических работ говорится то, что и 10 и 15 лет назад писалось. Все те же самые тезисы, их можно найти и в массе публикаций, и в программных документах. Поэтому, расхождение у нас не от программ, а от недопонимания своей позиции и от недопонимания позиции собеседника.


Поэтому я хотел бы поделиться субъективным ощущением, которое может быть и ошибочно, но может быть, из него возникнет понимание того, что же нас развело, почему не удалось провести единый Русский марш, почему он фактически развалился на политическое мероприятие и мероприятие, скорее религиозное, чем политическое.


Вспомним Русский марш 2005 года. Многие организации тогда не были приглашены, и меня на него никто не приглашал. Партия «Родина» в тот день проводила свой митинг, и поэтому о том эпизоде, который произошел после марша из-за нацистской символики, мне известно только с чужих слов.


Марш 2006 года готовился по-новому, как бы «с чистого листа», это подтверждается и тем, что меня довольно неожиданно пригласили в состав оргкомитета. Я узнал об этом приглашении накануне, тогда же мне стало известно и о конфликте, возникшем во время пресс-конференции, когда небезызвестный Александр Севастьянов оскорбил Святейшего Патриарха, а в лице Патриарха всех православных людей. Именно это стало предметом дальнейших разбирательств, хотя и происходили они не при мне. Зато тут же локальный конфликт стал обрастать дополнительной мифологией, в частности, о том, что Союз православных граждан, например, отказывается участвовать, хотя я разговаривал с Владимиром Махначом, и, по его словам, таких решений никто не принимал, и сам он готов был участвовать в марше.


В оргкомитете я увидел уже вполне сформировавшуюся команду, которая, как потом оказалась, была внутренне противоречивой. Тот же Севастьянов присутствовал на заседаниях оргкомитета как его член. Тогда уже сформировался совершенно определенный состав оргкомитета, и мы с Рогозиным оказались там только потому, что предоставили помещения и некоторые другие ресурсы, и отчасти именно из-за этого не считали возможным активно вмешиваться в возникшую до нашего появления конфликтную ситуацию между православными и националистическими организациями в оргкомитете.


Можно понять, что православные организации решили не участвовать в Русском марше из-за ожидаемых провокаций со стороны некоторых националистических организаций, но сам по себе способ выхода из оргкомитета понять трудно. Если было бы сказано, к примеру, что «нас не устраивает участие в марше таких-то лиц и организаций, поэтому мы объявляем, что пока они здесь, мы не возвращаемся». Но ведь этого сделано не было. Весь конфликт протекал вне какого-либо диалога. Никакого диалога не было. Они просто ушли. Даже те люди, которые были между собой близки, прежде всего, по вере, по мировоззрению, которые никогда прежде претензий друг другу публично не предъявляли, оказались разделены. Претензии они своим соратникам предъявили только потом. Потом, когда уже все слова, все оскорбления были сказаны. То есть за круглым столом мы ни разу не собирались и не обсуждали вопрос, с кем нам идти на Русский марш, под какими флагами, под какими лозунгами.


Уход тех, кто потом провел правый марш или молитвенное стояние на Славянской площади, не сказался на работе оргкомитета, хотя в принципе мог и сказаться. Оказалось, что ни Севастьянов, ни Демушкин никакой роли в том составе оргкомитета. Да и если судить по итогом - не было никакой нацистской символики, не было никаких антихристианских демаршей, всё закончилось нормально, так, как планировали, и в рамках того, что дозволила власть. Не буду пересказывать то, что она дозволила. Но и до марша, и после марша, поток оскорблений от тех, кто ушел, не прекращался в течение недели. Это меня поражает больше всего, и я не могу понять, чем это было мотивировано. Выдумки самые фантастические. Всё, что я читал на эту тему, я не мог не читать, потому что меня эта ситуация изумляла. Что происходит? Почему группа лиц, которая идеологически близка организаторам русского марша, которая находится с нами в рамках православной церкви, предпочитает оскорблять самыми последними словами тех, с кем могли бы быть в одной колонне. Я до сих пор этого не понимаю, и не понимаю, почему и сейчас продолжается поток оскорблений. Ну ладно, если бы отошли в сторону, но продолжается неприятие.


Чтобы не сделали те, с кем не пошли в одних колоннах, все равно все не так. Скажем, Конгресс русских общин проводит восстановительный съезд - он воспринимается этой группой ушедших абсолютно негативно. Не понимаю, почему. Пусть не всеми, но теми, кто, по крайне мере, публикует свои статьи, абсолютно негативно. И что еще меня удивило, что во всей этой полемике, в основном односторонней, используются все мифы, которые были в последнее время о русских националистах: что оранжевые, что национализм - это вообще изобретение либералов, и прочая чушь собачья. Всё это вывалено на страницах православных Интернет-ресурсов. Как будто люди не читали Ильина, не читали Леонтьева, не читали евразийцев, вообще не понимают, что такое нация, что такое империя, всё валят в одну кучу, теоретические домыслы разводят. Уже дошли до того, что начали повторять, что русские - это вообще не чистые люди потому, что они от смешанных браков все рождены, хотя все антропологические исследования говорят, что это не так. Нет, значит нам надо доказать, что мы не расисты тем, что мы повторяем либеральный бред о том, что русские кровно не чистый народ, что он весь смешанный; мол, потри русского - найдешь татарина. Ну, нет этого. Наука говорит, что этого нет. Зачем нам противоречить науке? Зачем нам отдавать эту тему какому-нибудь полоумному Севастьянову для того, чтобы он это ставил как бы нам в пику, что мы оскорбляем так русский народ. Вот этот поток оскорблений, он удивителен.


Но, с другой стороны, ладно, расхождения между публицистами можно понять. Разошлись навсегда, больше никогда не встречаются, друг другу руку не подают, от этого русское движение не пострадает. Беда скорее в том, что образовались, наметились две колоны, которые идут расходящимися путями, и главное расхождение в этих колонах вовсе не отношение к вере или к русскому народу, а, как оказывается, отношение к власти. С Путиным, или без Путина. Мы Путину во всём верим или мы Путину не верим ни в чём. Есть промежуточные звенья: мы кое в чем верим или мы готовы сотрудничать с властью по определенной тематике, мы готовы искать во власти тех, кто разделяет наши убеждения - это промежуточная группа. Но это промежуточная группа, она начинает рассеиваться, расходиться к двум полюсам, к двум непримиримым полюсам. Либо мы вообще отрицаем власть, какой-либо диалог с ней, либо мы полностью следуем за властью, только во власти видим перспективу для России.


Идем вслед за Путиным, кто бы вокруг него ни стоял, вся эта группировка - Греф, Зурабов, Кудрин… или, скажем, Сурков, который еще в ельцинское время породнился ходорковскими-березовскими. Это не исключается. То есть, промежуточная группировка «мы к власти относимся в зависимости от её поступков» начинает рассеиваться. Мы либо радикально против, либо радикально за. Это, мне кажется, опасно, и смириться с этим невозможно.


Какое может быть понимание? Мне кажется, что этот кризис надо пережить, не дать окончательно разойтись к разным полюсам. Понимание состоит в том, что Россия была русским государством, была православной страной, но сегодня таковой не является. Это наша мечта о том, чтобы Россия вернулась к тем ценностям, от которых отошла. Сейчас большинство русских - это не верующие, либо делающие вид, что они верующие. Но, являясь русскими и стремясь к русской традиции, они находятся на пути к Православию. А отказ от понимания этой ситуации ведет к радикализации: мы сами себя отличаем - святые мы или праведники. Начинаем других учить, и даже не учить, а пренебрежительно-чванливо к ним относиться. Что, вы мол, не понимаете, кто такие на самом деле русские - мы вот настоящие православные, мы держим пост, мы знаем, как читать молитвы, а вы нам будете рассказывать, кто на самом деле русские! А пока вы не русские, пока вы полурусские. Я думаю, что от этого подхода надо отказываться.


И в русском движении есть проблемы, и в православной церкви есть свои проблемы, и в православном общественном движении есть свои проблемы. Все эти проблемы должны быть приняты как свои, как наши, а не как чужие: я отошел в сторону, объявил себя святым, объявил себя праведником, а все остальные люди для меня нечистые, люди второго сорта. Такое сектантство должно быть преодолено. И оно может быть преодолено движением от сект к сети. А в сети принято взаимно уважительное отношение, в том числе и к заблуждениям друг друга. В таких случаях предпринимаются попытки разъяснить, понять и вести прямой диалог, а не в заочные склоки, вплоть до фиктивного теоретизирования, которое вообще не имеет никакой интеллектуальной базы. Начинается столкновение, искры возникают там, где их вообще не должно быть. Отсутствует продуктивный, взаимно уважительный диалог. Я думаю, если мы сможем к нему вернуться, мы спасем свое единство, а если разделимся на два радикальных потока, то не один из них не приведет к успеху. И русское движение просто погибнет а с ним погибнет и русское государство.


В заключении скажу, (возможно, это от слабости) что публикации на Правой.ру не получили должного ответа, но это, с другой стороны, вполне оправдано, так как у нас сейчас нет реальных ресурсов, людей, которые могли бы ответить на такие выпады.


Вопросы


В.Семенко: Ваше выступление достаточно ценно, в плане выявления позиций, но не могли бы вы персонализировать, кто и в каких публикациях отличился…


А.Савельев: Я не буду называть фамилии, но я читал беспрерывный поток оскорблений на сайте Правая.ру. Там не было ни одной публикации более-менее взвешенной. Все как на подбор одного типа.


А.Рогозянский: Что бы надо было сделать, чтобы не получить такой реакции православных публицистов?


А.Савельев: Интересная постановка вопроса: «Что бы надо бы сделать, чтобы не получить оскорблений?» То есть вам самокритика нужна? От тех, кого оскорбили? Занятно. Ну, что ж, попробуем придумать какие-то свои недостатки, которые могли бы смягчить конфликт. К сожалению, у нас не было такого ресурса, а можно было бы попытаться его создать, который освещал бы работу оргкомитета. К примеру, стенограммы вовремя публиковал. Должен признать, что этого сделано не было…


Обсуждение полностью:  http://www.rusk.ru/st.php?idar=8758



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100