статьи
  Статьи :: Партия "Великая Россия"
  
  Русская Доктрина (основы идеологии)
05.05.2007


Политическая партия «Великая Россия» (неофициальный документ)

Доктрина создана на основе краткой версии «Русской доктрины», разработанной ведущими российскими учеными и экспертами


Русская Доктрина выдвигает непременным условием выживания и развития нации – духовную суверенность: не просто “суверенитет” и формальную “независимость” (охраняемые границы и таможенные посты), но самостоятельность духа и воли. Возрождение и новое восхождение Русской цивилизации не начнется без “возвращения к себе”. Необходимо искать свое, органичное. Именно в нашей инаковости, непохожести на других, в нашей цивилизационной самостоятельности – залог наших возможных приобретений и успехов на путях Истории.


Осознав свою духовную суверенность, на базе традиции и с учетом вызовов времени творчески переосмыслив свою цивилизационную программу, мы можем (и перед лицом Истории – обязаны) сформулировать свой Русский глобальный проект. Интеграционный потенциал русской цивилизации вновь востребован Историей. Опыт наших предков, сумевших в схожих исторических условиях сделать из вчерашних “варваров” своих партнеров по государственному строительству, становится необычайно актуальным.


Русская Доктрина содержит программу консервативных преобразований. Отличительной ее особенностью является стремление к активному формированию условий политического и духовного существования нации, общества и человека. В отличие от либерального консерватизма, идеологии “устойчивого развития” и т.п. – это осознанное овладение новыми историческими технологиями ради защиты и раскрытия Традиции. В отличие от революционного консерватизма – это отказ от иллюзий, что можно переучредить государство, создав заново некогда разрушенные радикалами традиционные институты. Целью становится не снос нынешнего государства, а его смысловое преобразование.


Наша идеология исходит из традиционных, проверенных веками принципам русской цивилизации. Нельзя исключить, что переход государства к этим принципам станет вынужденным, произойдет в результате глубочайшего кризиса, граничащего с катаклизмом. В этом случае наша идеология должна стать платформой национального развития. Есть вероятность эволюционного перехода к идеологическим основаниям, близким нам. Но такая вероятность с каждым годом уменьшается.


 


ДУХОВНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАЦИЯ


Идеи племенного “национализма” нередко работают как подрывные (так называемые “цветные революции” в постсоветских государственных образованиях, сепаратизм внутрироссийских республик, этнические кланы во власти и т.п.). Национализм рассматривают как повод для обособления и разложения сложившихся государственных порядков, старых цивилизаций. Для исторической России такой национализм не характерен. В истории России государство-нация выступает не как отдельное племя, а как Русский Дом, усыновляющий многие племена, дающий им возможность становиться русскими. Многие иноплеменники по мере осознания ими своего подданства Русскому государству стали называть себя “русскими”. России удалось добиться небывалого в истории гармонического синтеза культур и племен, мирной христианизации и ассимиляции, создания сверхнациональных и сверконфессиональных коалиций и союзов. Эти уникальные свойства России – Третьего Рима – становятся вдохновляющим примером в свете предстоящего противостояния ценностей высокой культуры и цивилизации, традиционных ценностей “новому язычеству” Запада и “новому варварству” Юга.


Нация представляет собой силовое поле истории, которое удерживает в себе различные этнические и социальные группы, сообщая им единство. Нация первоначально, в момент зарождения, – племя, наделенное свойствами и качествами, позволяющими сплачивать другие племена и группы, образуя на основе этого сплочения иерархические структуры, исторически устойчивую государственность; затем, на следующем этапе своего становления, нация, уже обладающая своим государством, предстает как ядро расширяющейся культуры и государственности, развивающийся круг сплоченности, в который включаются все новые и новые части, ранее к данной общности не относившиеся.


Россия как тип своеобразной империи представляет собой исключительное государство, она является историческим шедевром, которым мы как нация можем гордиться. “Всечеловечность” и “пластичность” русской цивилизации соединилась с принципиальной независимостью, “неотмирностью” и “миродержавием” русских как духовно-политической нации. Россия вела в основном оборонительные войны, ее экспансия носила характер защиты от набегов и от агрессии. Россия постоянно проводила “политику принципов” и шла навстречу тем, кто уповал на ее помощь исходя из духовных и нравственных представлений. Политика принципов проявила себя и в царствование династии Романовых, и в советский период, когда поддержка многих иностранных государств была нередко не менее бескорыстной – на этот раз она обосновывалась “интернациональной солидарностью” и “дружбой народов”.


Русские как нация обладают целым рядом сильнейших и устойчивых позитивных черт, на фоне которых очень заметны недостатки, обернувшиеся трагедией русского народа, - отсутствие этнической солидарности, разобщенность, беззащитность перед чужаками, увлеченность чужой культурой, что ведет к ослаблению патриотизма, к презрению к Отечеству и соотечественникам, к психозу самоненависти, “смердяковщине”. Всем этим недостаткам противостоит государственный характер нации, стремление к самостоятельности, нешаблонности мышления, сочетающиеся со способностью к хоровой согласованной работе и творчеству. Русским свойственен не столько коллективизм, сколько тяготение к не стесняющим личность формам кооперации. Русская терпимость сочетается с упорным национализмом -  преимущественно духовно-политического, а не расового характера. Русским свойственна сердечная терпимость, великодушие и сострадательность к другим народам, широта, щедрость, артистизм и пластичность самовыражения.


Русская формула терпимости – не всесмешение «толерантности», проповедуемой Западом и западниками. Русская терпимость - в нераздельном и неслиянном порядке, гармонии личности и общества, русского большинства и дружественных ему национальных меньшинств. Русское государство – не интернационал, а коалиция народов вокруг русского государствообразующего стержня.


 


РУССКИЙ ДУХ


1. Несомненным условием будущего возрождения и усиления России станет союз государства с Церковью и, с другой стороны, теснейший союз Церкви с обществом. Последнее даже еще важнее, поскольку православие сможет решать социальные, политические и культурные задачи, опираясь на корпус верующих, деятельность которых может только частично опираться на официальные церковные структуры. Важно, чтобы эта общественная сила действовала и самостоятельно. Основной задачей этого движения станет проведение общенациональной кампании, которая сделала бы распространенными представления о России как стране традиции, о православии как источнике высочайшего потенциала всей нации, включала бы защиту прав и интересов граждан России с позиций традиционных, а не абстрактных гуманитарных ценностей.


Государство должно подхватить инициативу Церкви, поддержать курс на духовную, моральную и политическую консолидацию народа. Само же православие нужно рассматривать не как сегмент общественной жизни, но как силу, тождественную всей национально-государственной традиции России. Иными словами, требуется сделать Традицию тем, чем ей быть естественно: полем общенационального политического единства.


Православная традиция постоянно давала примеры и социально-экономической, и политической, и культурной модернизации – без нарушения догматической стороны своего вероучения. Русская вера всегда включала в себя задачи построения социальной системы, не бегства от мира, но его преображения и, как результат, миродержавия (созидание духовно-политической цитадели против разрушительных сил). Православие не сводится только к мистической, таинственной составляющей, но и выполняет функцию поддержания национальной идентичности.


Право русской нации состоит в изменении главенствующих принципов вероисповедной политики: в возможности предусмотреть переход из режима светского государства в режим государства конфессионального (по примеру Израиля, Таиланда, Мавритании, Иордании и др.). В нынешних своих границах Россия не может считаться многоконфессиональной страной по общепринятым меркам (к религиозным меньшинствам, включая атеистов, относятся немногим более 10% населения). В настоящий момент следует признать целесообразным режим светского государства, высшее руководство которого принадлежит первенствующей религии – православию. При этом не допускается слияние религиозных организаций в России с государственными институтами, хотя ведущая религиозная организация может участвовать во внутригосударственной деятельности. Признанным религиозным организациям, представляющим три традиции – православное христианство, ислам и буддизм, должен быть придан особый статус (корпораций публичного права). Именно они должны стать приоритетными партнерами государства. Желательно изменение календаря официальных праздников в России с учетом православного календаря.


2. Неспособность либерального общества найти ключ к созиданию Большой Культуры – одна из главных наших бед. Русская доктрина видит в ближайшем будущем формирование нового большого стиля России, преодолевающего тенденции культурного расслоения между поколениями, направлениями и ветвями, субкультурными “мирками”, элитарными (эксклюзивными) и массовыми (стереотипными) формами; ориентацию России на глубинные культурные традиции Запада и Востока, выстраивание ровного взаимодействия с исламским миром, Индией, Китаем и Японией. Конвергенция с традициями наших континентальных соседей даст новое прочтение русской глобальной миссии. Большая Культура России должна гармонично соединить в себе малые культурные стили, включающие элементы конфуцианской экономики, самурайской чести, исламского эсхатологизма, индийского гуманизма, германского социального и научного педантизма, скандинавского почитания предков и т.д.


Движущей силой в России станет сохранившийся консервативный интеллектуальный класс, обладающий иммунитетом против культурного разложения. Оборотной стороной подъема интеллектуалов к Большой сверхнационально-русской Культуре станет и переход народа от массовой к универсальной национальной Культуре. Ведущий слой интеллектуалов будет сплачиваться и активизироваться в форме сетевой иерархии, которая будет существовать параллельно с органами иерархической государственной власти, компенсируя их недостатки. Смыслократичесике сети, а не мертворожденное и искусственное “гражданское общество”, позволят реальному обществу организоваться и донести свой голос до государства. В этих сетях будут храниться и творчески переоткрываться смыслы нашей цивилизации, вырабатываться молниеносная реакция на внешние вызовы, строиться прогнозы и модели предвидения таких вызовов и угроз, отрабатываться инновации. Сетевая самоорганизация подлинной элиты России не только политический процесс, но и процесс воссоздания Культуры.


Государство должно вернуться к формированию активной культурной политики. Необходимо принять программы по защите и поддержке национальной культуры (в сравнении с зарубежной, которая должна ограничиваться квотами), по защите русского языка, по госзаказу и госзакупке новых образцов культурного творчества. Везде, где только существует национальная школа, государственная власть должна поддерживать ее. В сфере новейших технологий, в мультимедиа, компьютерных играх нужно позаботиться о формировании национально ориентированной эстетики, поощрять создание футурологического образа России, могущественной и справедливой “русской цивилизации будущего”.


3. Россия должна не подладиться под сложившуюся мировую ситуацию, но использовать ее для воссоздания гармоничного порядка, для отвоевывания культурного и жизненного времени и пространства для нашей Традиции-Цивилизации. Культурные ценности мирового значения всегда имеют национальный характер и создаются на национальной почве, на базе национальной традиции. Дело воспитания чувства национального достоинства, самоуважения не может быть пущено на самотек в виду его чрезвычайной важности для нашего будущего. Русские дети должны расти уверенными в себе как носители национального начала, осознавая себя представителями великой цивилизации, исторической семьи, принадлежность к которой – великая честь.


В обязательные программы государственных и муниципальных школ должны быть введены предметы, позволяющие изучать религию не со скептической точки зрения. Что предполагает не идеологизацию образования, а более фундаментальное выстраивание его национальной и культурной идентичности. В центр национальной педагогической системы должна быть помещена интеллектуально-ориентированная школа, дающая начальное научное образование, руководимая научной средой. По всем регионам России необходимо выстроить сеть сильных, элитарных школ для детей, проявляющих повышенный интерес к более серьезному образованию.


В России предстоит построить образовательную систему воспитания и обучения как сеть центров подготовки полноценных граждан с выделенным звеном подготовки здоровой элиты из наиболее способных учеников. Школа призвана сформировать носителя национального и культурного самосознания. Образование не может и не должно являться производной функцией экономики. Идеология образования – дело государственное и оно не может отдаваться на откуп рыночной стихии.


4. Мы нуждаемся в отвоевывании пространства для “внутреннего самодержавия” в сфере информации, оттеснении медиатирании на обочину информационного потока. Средства массовой информации нигде в мире не доказали, что могут обходиться без цензуры, не скатываясь в информационное насилие и нравственную беспринципность. Свобода слова не должна автоматически считаться правом на общедоступность к выражению своего частного мнения перед массовой аудиторией. СМИ и массовая культура в целом должны соотноситься не с развлекательной функцией, которая сама по себе не имеет ценности, но трем своим главным миссиям: беспристрастного информирования (прямая миссия), участия в воспитании граждан и формировании национально ориентированного общественного мнения (политико-идеологическая миссия), образовании и распространении высших культурных образцов (образовательно-просветительская миссия). Даже развлекательная программа и продукция должна соответствовать какой-то из названных миссий, иначе она бесполезна или вредна для нации.


 


РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО И РУССКАЯ НАЦИЯ


1. Русские идеалы - идеал духовной суверенности и идеал социальной правды. “Социальная правда” должна быть истолкована не в социал-демократическом духе, как бесконечная реализация все новых и новых прав трудящихся, бесконечное их наступление на государство и капитал, но как “социальная ответственность”. Ответственность должна быть усвоена всеми полюсами общества и должна быть пропорционально распределена между всеми его слоями. Все социальные слои должны следовать идее единой и общей для всех Державы, в которой новому возвышению подлежат идеалы гражданской чести и дисциплины - в первую очередь, самодисциплины, как индивидуального выражения “духовной суверенности”.


Система представительства вместе с принципом разделения властей надстраивает над исходным демократическим суверенитетом квази-аристократию (политический класс) и квази-монархию (президентское правление там, где оно существует и где президент понимается как “представитель нации”). При этом подлинный суверенитет размывается — он не принадлежит народу, и самим представителям. Фактически подлинными центрами власти в рамках такой системы являются формальные и неформальные политические объединения — политические клики, олигархические группы, негосударственные, а то и тайные организации – то есть структуры, находящиеся вне какой-либо политической ответственности.


Национальной властью России должна стать совокупность трех государственных начал в их конкретных политических формах – прямой демократии (система советов, плебисциты, институт народных защитников, наконец, Земский Собор, не разрабатывающий, как нынешнее Федеральное Собрание, а принимающий законы), компетентной аристократии (сенат, высшие корпоративные и сословные советы и представительства, органы, разрабатывающие проекты законов и норм, лидеры сетевой смыслократии) и единоначалия (Глава Государства). Что касается местного самоуправления, то оно должно сопрягаться с органами государственной власти, служить их продолжением, а не противопоставлять им себя. При наличии здорового правящего слоя никакая диктатура не способна представить угрозу для национально-государственной традиции. Если же правящий слой болен, то политические формы сами по себе не послужат ему лекарством. Если механизм обновления и оживления правящего слоя будет построен, то под руководством автократической власти и при участии всей нации, вовлеченной в “демократические процедуры”, он сам осознает необходимость перетекания государственной системы в определенную форму организации власти.


2. На протяжении ряда последних десятилетий в политике властей на пространстве России господствовала деструктивная антигосударственная установка: “Реализация русских интересов не должна происходить в ущерб интересам других национальностей”. Российское государство обязано вернуться к правильной расстановке приоритетов: реализация прав и интересов народностей России не должна умалять права и интересы русского большинства. При этом непринадлежность великороссам и славянам не делает граждан России нерусскими – нерусскими их может сделать лишь сознательная конфронтация с Россией, с русским миром. Проект России будущего должен втянуть в себя всех носителей такого русского объединительного начала, не обращая внимания на искусственные границы 1991 года.


Имя “Русского” должно вновь, как и встарь, стать дарованной гражданам России привилегией: на социальную правду и порядок, на награды за верное служение Отечеству, на процветание вместе с нацией и защищенность жизни, здоровья и гражданских прав, на честь принадлежности к великой культуре. Вместе с тем, наполнение “гражданской нации”, выдвижение в качестве политической формулы русского союза не должно переходить в конструирование русских как денационализированных “общечеловеков”. В сердце каждого малая родина сочетается с родиной большой, семья и предки – с духовными и историческими родоначальниками великой нации. Две эти идентичности органически переплетаются и дополняют друг друга, образуя нацию граждан. Русский национализм нацелен на сочетание принципиально различных, устойчивых в себе, духовных, культурных, этнических миров. При этом все они объединяются в единый большой мир России, имеющий свое уникальное лицо.


3. Великороссов в России более 80%, славян – более 85%. Россия -мононациональное государство, в котором есть национальные меньшинства (полиэтничность). При этом неславянская этничность приобретает болезненные формы, требующие жестких «лечебных процедур». Необходимо пресекать развитие нездоровых форм этнического и этнократического обособления каких-либо частей нации, в частности: предотвращать формирование этнократических кланов в системе государственной власти и отдельных секторах общероссийской, региональной и местной экономики; резко ужесточить контроль за иммиграцией нелегальной или происходящей с нарушением законодательных и административных норм, создать систему регулярного контроля за временными трудовыми мигрантами, включая организацию их компактного проживания (общежития, содержащиеся за счет коммерческих структур, нанимающих иностранцев); провести планомерный мониторинг “диаспорных” кланов в российской экономике и разработать адресные меры по антимонопольному (по сути антидиаспорному) регулированию этих сфер; необходимо понять, что подобные клановые отношения опрокидывают Россию в архаичные формы социальной активности и являются средой для процветания различных форм преступности и недобросовестной хозяйственной конкуренции; пресекать все виды провокационного раздувания этнической вражды, в первую очередь в СМИ.


Этнический федерализм (на котором построена РФ) весьма недолговечен и опасен для государственной целостности и суверенитета. Искусственное пестование “национальных государств в государстве” несправедливо и неоправданно в стране, где одно племя составляет свыше 80 % населения, а в так называемых “республиках” является наиболее многочисленным (исключения из этого правила представляют лишь 6 субъектов РФ). Исторические условия сложились так, что Россия может самоопределяться только целиком. Если начинают самоопределяться ее отдельные части, наступает разруха и война.


4. В настоящее время практически все основные критерии военной опасности появляются в отношении России комплексно, в полном объеме, синхронно, интенсивно, что требует концентрации всех национальных сил на обеспечение обороны и выработке эффективной стратегии сопротивления агрессии. Россию втягивают в новые формы войны, характерными чертами которой войны являются: глобальность, тотальность, сетевой характер и широкое использование невооруженных средств. Боевые действия превращаются в сетевые операции, где на первый план выходят инициатива младших и средних командиров, их умение действовать самостоятельно, а целью станет поражение сознания врага, паралич его воли.


Под национальной безопасностью Российского государства следует понимать способность к отражению любых посягательств на традиционные ценности исторической России. Национальная безопасность обеспечивается в трех пространствах: физическом (включая территорию, экономический и демографический потенциал), ментальном (включая политическое, информационное и психологическое пространство) и духовном. Серьезнейшей угрозой является превращение государства в корпорацию чиновников, сырьевиков и силовиков, оторванную от нации и живущую ради себя самой и склонную совместно с глобальными «элитами» использовать Россию против конкурентов мировой олигархии.


Внешнеполитическая миссия России – содействие формированию устойчивого мира, разоблачение технологий дестабилизации и “управляемого хаоса”, предложение иной глобализации и новой схемы интеграции. России предстоит инициировать геополитический проект “больших скреп” в Евразии: альянс Москва-Пекин-Дели-Тегеран, открытый для других участников, должен базироваться на договоре о коллективной безопасности и масштабном (на несколько порядков более активном, чем теперь) экономическом и культурном сотрудничестве. Такой альянс может и должен стать трансконтинентальным. Это качественно изменит геополитическую роль России, вернет ей статус мировой державы. Одним из косвенных следствий геополитики “больших скреп” станет смена центробежных тенденций в СНГ на центростремительные (политика “малых скреп”). В результате вырисовывается образ будущего для России как ключевого звена нового альянса – северная коалиция во главе с цивилизацией воинов и ученых, выковывающих самые совершенные технологии и воссоздающих образцовую армию, гарантии коллективной безопасности.


Наиболее динамичным и продуктивным источником формирования новых полюсов мирового устройства становятся так называемые “новые индустриальные страны”, в первую очередь КНР и государства Юго-Восточной Азии. Россия должна рассматривать развитие отношений с этими государствами как приоритет. Кроме того, России предстоит добиваться развития отношений стратегического партнерства с исламским миром, сверхзадачей которых являются создание “защитного барьера” в Центральной Азии и взаимовыгодное повышение субъектности исламского сообщества в системе международной политики. Россия заинтересована в повышении роли развивающихся стран в мировом процессе.


Членство в международных организациях не должно ущемлять суверенитет России – формат этого участия подлежит ревизии на предмет соответствия национальным интересам.


5. Откладывать далее обновление административных кадров - значит ставить под угрозу существование России как суверенного государства. Бюрократия занимается преимущественно тем, что осуществляет юридическое и бухгалтерское прикрытие своего потребления. Все туже затягиваются петли коррупции, изобретаются новые способы извлечения ренты из беспорядка, формируются новые источники сверхприбыли для близких чиновникам паразитических структур.


Необходимы масштабная ротация элит и масштабные репрессии идейно-политического характера и связанные с лишением постов и конфискацией имущества. Рекрутирование новых кадров должно пойти через конкурсный отбор на государственную службу с независимой от чиновника оценкой сетевого сообщества по принципу “дорогу наиболее способным”.


Перед Россией стоит сложнейшая задача заменить постимперскую бюрократию на административный корпус нового русского империализма, воссоздать органическую систему власти, которая встала бы на службу традиционным духовно-политическим ценностям России. Сетевая организация нового корпуса специалистов будет встраиваться в государственную иерархию, меняя ее внутренние правила. Сети и государственная иерархия взаимно погасят недостатки друг друга.


 


РУССКОЕ ХОЗЯЙСТВО


1. Неолиберальная хозяйственная система доживает последние годы, опираясь только на корысть бюрократии. Модель “максимальной либерализации движения товаров и услуг” фактически означает становление не экономики развития, которая действительно необходима сейчас России, но экономики перераспределения активов и концентрации капитала. Неолиберальная модель не согласуется ни с христианским, ни с мусульманским, ни с буддистским цивилизационными кодами, а “транснациональная лояльность” означает войну “глобальной элиты” со старыми традиционными элитами. По существу неолиберальная модель представляет собой модель застоя, хорошо приспособленную не для роста производства, а для паразитических сообществ, которые стремятся к захвату чужой собственности.


Вместе с неолиберальной моделью уходит в прошлое и тенденция глобализации. Возникает несколько самостоятельных эмиссионных центров со стойким валютным суверенитетом (помимо доллара появился евро, готовится третий валютный суверенитет мирового масштаба – китайский юань). Нет никаких оснований для продолжения адаптации экономики России к процессу хозяйственной глобализации. Ни о каком глобальном рынке, контролируемом западной элитой, не может быть и речи; место глобальной интеграции заняла региональная интеграция, происходит быстрый рост суверенитета региональных экономических моделей.


“Постиндустриальная экономика” – это всего лишь производный, “надстроечный” сектор. Утрачивая позиции в мировом промышленном производстве, Запад не сможет долго удерживать за собой технологическое доминирование. Постиндустриализм – это всего лишь символ надежд на сверхобогащение путем использование компьютеров и построенных на их основе информационных систем. Данная тенденция может иметь серьезный смысл только в приложении сферы НИОКР (научных исследований и опытно-конструктурских разработок) – но как раз для развития данного сектора экономики России в период реформ у нас ничего не делалось.


Экономический суверенитет России должен быть восстановлен, приоритетом должна стать антикризисная программа, направленная на наращивание экономической массы, воспроизводство населения и повышение его качественных характеристик.


2. В середине 80-х годов XX века Россия (СССР) была одним из наиболее индустриально развитых регионов мира. Промышленное производство России составляло около 50% от уровня США, а в расчете на душу населения – около 75%. СССР–Россия 80-х годов – это мировой лидер в области производства товаров инвестиционного назначения. В расчете на душу объем инвестиций в основные фонды в СССР в 1984 году в 1,3 раза, а в России примерно в полтора раза превышал уровень США. В ценах 2004 года инвестиции в экономику России в 1984 году составляли не менее $1 трлн.


Экономические причины краха СССР на поверку оказываются ничтожными – недопроизводство потребительских товаров, дефицит жилья, столь болезненно воспринимавшиеся в обществе в конце 80-х годов, могли бы быть сравнительно легко компенсированы в рамках мощной индустриальной экономики и благодаря высокому исходному уровню инвестиционной нагрузки (с учетом переноса ее вектора в гражданский сектор).. Вместо решения этих проблем “новое поколение” политической элиты увлеклось либерализацией, приватизацией, политическим прикрытием и статистической маскировкой огромных издержек, сопутствующих этим процессам. Российский ВВП составляет не более 50%, размеры инвестиций в основные фонды - не более 20% от уровня 1990 года. Амортизация основных фондов промышленности не обеспечивается, страна деиндустриализируется. Реальное потребление товаров и услуг - 70-80% к уровню 1990 года. Доходы 70-80% населения в 2 раза ниже, чем в 1990 году. Россия считается промышленной страной, однако доходы лиц наемного труда в России искусственно опущены до уровня развивающейся страны. Государство, обладая рычагами налогового и тарифного регулирования, не препятствует владельцам предприятий получать сверхприбыль за счет амортизационного фонда и фонда накопления промышленности, то есть за счет деиндустриализации и демодернизации России. Нынешняя инвестиционная политика нацелена на форсированное замещение отечественных инвесторов и собственников иностранными. Почти все инвестиции в Россию из развитых стран дотируются российской экономикой ввиду заниженного курса рубля.


За счет перекраивания доли прибыли и доходов предпринимательского типа внутри ВВП и собственно реального производства у нас сложилась паразитическая экономика. Неучтенная в ВВП компонента предпринимательской прибыли составляет 20-25% от величины номинального ВВП. С учетом реального паритета покупательной способности (ППС) рубля Россия стоит на втором месте после США по массе производимой предпринимательской прибыли. Но при этом у США экономика в четыре раза больше российской. Чрезвычайно низкий уровень оплаты труда (25% от ВВП по сравнению с 50-70% в развитых странах) и резкое расслоение общества по доходам формирует модель “двух экономик”, которая характерна слаборазвитых стран. Суть этой модели состоит в сосуществовании практически не пересекающихся видов спроса: спроса богатых (менее 20% населения России), направленного преимущественно не на внутренний рынок, и постоянно сокращающегося спроса бедных (около 80% населения), недостаточного для развития отечественной экономики.


К порокам действующей экономической системы следует отнести игнорирование задачи строительства эффективного фондового рынка, что привело к тотальной недооценке приватизируемых активов и формированию собственника с психологией барахольщика, сознающего крайне низкую легитимность своей собственности. Поэтому многие предприятия эксплуатируются хищнически, на износ, со стремлением получить максимальную прибыль в кратчайшие сроки. В России возникла специфическая структура корпоративной системы, рассчитанная на генерацию сверхприбыли и выведение ее в значительной степени за пределы России в условиях быстрого уменьшения производственных фондов.


3. России необходим переход к разумному протекционизму, который является важнейшим фактором обеспечения экономического суверенитета. Прежде чем открывать шлюзы для конкурентов, нужно позаботиться о приведении своей экономики в конкурентоспособное состояние. Концепция “открытой экономики” является противоестественной для России с ее емким внутренним рынком, огромными природными ресурсами, значительным и качественным человеческим потенциалом.


России необходима новая логика валютно-денежных отношений. Сегодня при значительном разрыве официального курса и паритета покупательной способности (ППС) рубля наблюдается огромная недооценка экономических возможностей России, преувеличение возможностей иностранных инвесторов, пропагандируется вредная идея поднять внутрироссийские цены на продукцию ТЭК до уровня, в 3 раза превышающего средний уровень цен в стране.


Необходимо сосредоточение налогообложения в тех отраслях и производственно-сбытовых цепочках, где формируется сверхприбыль, введение высоких рентных платежей за использование природных ресурсов, повышенной ставки при налогообложении крупных имущественных сделок и роскоши. Базой налоговых доходов следует сделать косвенные налоги: налог на конечное потребление (или налог с продаж), налог с оборота, а также, возможно, НДС. Подоходный налог тоже должен взиматься как оборотный. Должны быть установлены высокие акцизы на алкоголь и табак, в ближайшем будущем – государственная монополия на производство и продажу алкоголя. Налоги на фонд оплаты труда следует поэтапно снизить и в перспективе отменить.


Антикризисная программа предполагает следующие меры: опустить цены на продукцию ТЭК до среднего уровня цен исходя из ППС рубля; проводить политику низких цен в сфере железнодорожных тарифов; пресечь утечку капитала из России (фактически вывозятся амортизационные фонды российских предприятий), установить твердые нормы амортизационных отчислений; проводить приватизацию при наличии к тому особых оснований, исключив дешевые распродажи активов, на период нормализации национального хозяйства вообще остановить приватизационные процессы; принять законы, исключающие дешевые земельные распродажи; по японскому образцу послевоенного периода создать группу банков для целей средне- и долгосрочного инвестиционного кредитования, обеспечить переброску кредитных ресурсов в инвестиционный сектор; перестроить кредитную банковскую систему на началах специализации (по образцу Франции 60-х и Южной Кореи 80-х годов); ликвидировать налог на доходы банковских вкладов, гарантировать российским банкам монополию на отечественном рынке; ввести программу по оптимизации фондового рынка, увеличению его способности реалистически оценивать основные активы, способствовать увеличению их капитализации; реализовать комплекс мер по увеличению легитимности частной собственности в виде корпораций и предприятий, при необходимости прибегая к национализации (необходимо национализировать активы, являющиеся объектом хищнической эксплуатации, активы ТЭК и отраслей, важных для безопасности государства, систему винно-водочной торговли, все латифундии).


Бизнес-сообщество в России разделено на две группы. Одни хотят строить свой бизнес в России на перспективу и передать его детям – это “свой” бизнес. Другой, “чужой” бизнес ориентируется на скорейшую прибыль, отсутствие долгосрочных инвестиций и вывоз капитала. Конечной целью для “чужого” бизнеса является продажа своих активов международным корпорациям и собственная “легализация” на Западе. Этому разделению соответствует наличие двух типов предпринимателей: обладающих устойчивой легитимностью и экономическим суверенитетом и полукриминальных.


“Чужой” бизнес заинтересован в создании конфликтов между местными и мигрантами, между представителями коренных народов и иноэтничных диаспор, между православными и мусульманами, культивирует “классовую нетерпимость” в обществе (раскол на “своих” бедных и “чужих” богатых). Раскалывая общество, этот враждебный национальным интересам России паразитический слой стремится отсрочить перспективу объединения снизу патриотической волны с национально ориентированным бизнесом. Между тем, сегодняшние условия фактически благоприятствуют иностранным производителям и международному финансово-торговому капиталу, способствуют их конкурентной победе над отечественным предпринимателем и посредником. Русская доктрина объявляет ключевой общественно-политической задачей нации выстраивание триады Бизнес – Общество – Власть. Эта неклассовая коалиция “своих”, патриотических сил позволит быстрее сплотиться вокруг программы консервативных преобразований, вывести страну из тупика.


4. Проектируемые правительством планы по приватизации образования и здравоохранения не имеют под собой никаких оснований, кроме стремления создать дополнительные центры генерации сверхприбыли. Подлинная элита в нынешних условиях выдвинула бы стратегию восстановления ответственного отношения государства к нации в целом, к ее большинству, которое становится все беднее. Одной из ключевых мер по нормализации положения должно стать увеличение и сбалансированное выравнивание доли оплаты труда в ВВП – и в добавленной стоимости дифференцированно по отраслям экономики. Тем самым будет обеспечена синхронизация динамики фонда оплаты наемного труда и роста ВВП. В свою очередь возрастет покупательная способность населения в целом.


Нашей экономике нужна не вообще рабочая, а квалифицированная рабочая сила. Реально же происходит импорт неквалифицированных рабочих и криминальных элементов, нехватки которых в России не ощущается. Восстановление традиционного производственного сектора автоматически призовет на рабочие места многих нынешних безработных или работающих не по специальности – вчерашних советских профессионалов, по международным меркам образованных и конкурентоспособных.


Россия должна рывком уйти на иную траекторию развития, став новым мировым центром технологического и инновационного развития. На протяжении более чем 15 лет творческому применению универсальных знаний в интересах национальной экономики препятствовало игнорирование науки как производительной силы, хроническое недофинансирование научных исследований, паралич системы госзаказа в области фундаментальной науки, деградация механизмов внедрения научных разработок в связи с распадом индустриальных циклов. Государство должно вести отбор “прорывных” стратегических научных проектов, поиск государственных и корпоративных источников их финансирования, содействовать формированию новых научных школ. Следует решительно отказаться от реформы образования, базирующейся на приватизации учебных заведений и коммерциализации учебного процесса.


Россия должна стать центром производства технологий будущего: рационализаторских, «закрывающих», природовосстанавливающих, миросоздающих (например, развивающих возможности человека). Через принятие законодательного корпуса по инновациям и проведение осознанной политики по привлечению и поощрению изобретателей и внедрителей новых технологий, которых пока ни у кого нет, Россия обеспечит себе уникальное место в мировом разделении труда.


 


РУССКИЙ СОЦИУМ


1. Наиболее болезненный удар был нанесен в XX веке по институту семьи. В начале ХХ века Россия по темпам демографического роста была впереди всех. В начале XXI века Россия оказалась впереди всех по темпам вымирания. Современные социальные системы “развитых” обществ дезориентированы и лишены мудрого государственного управления: возможности “экономической эффективности”, “благосостояния” и сверхпотребления не уравновешиваются достижением эмоционально-духовного благополучия и осмысленности человеческой жизни. Именно это и ведет к демографическому упадку, тогда как все другие причины являются побочными и сопутствующими. Дети становятся не символом смысла жизни и продолжения рода, а конкурентами, отбирающими у потенциальных родителей часть средств, необходимых для сверхпотребления.


Новая демографическая политика должна использовать экономические (система пособий, субсидии на жилье, льготное кредитование), социальные (программы укрепления репродуктивного здоровья нации и социальной защищенности матерей, развитие инфраструктуры государственных дошкольных учреждений) и идеологические стимулы повышения рождаемости. Рывок нужно совершить именно сейчас, не откладывая – совместными усилиями государства, общества и бизнеса. Срочность этой задачи связана с тем, что Россия приближается к “демографической яме”: через 10-15 лет активного репродуктивного возраста достигнут сравнительно малочисленные поколения, родившиеся в 1990-е годы, тогда как многочисленные поколения 1970-х – 1980-х годов рождения выйдут за пределы детородного возраста. России нужен единый государственный орган – Государственный комитет народосбережения, который бы “увязывал” всю деятельность по восстановлению демографического благополучия в единую программу. В ведение Комитета должны быть переданы все вопросы демографии, семьи и брака, рождения, медицинского обслуживания подрастающего поколения. Необходимо объявить в России режим Чрезвычайного демографического положения на 5 лет. Комитет должен иметь право на первоочередное финансирование из бюджета (за счет образующихся излишков и целенаправленной экономии) ключевых программ по восстановлению народонаселения.


3. Депопуляция и старение населения ставят под вопрос перспективы экономического роста. Начиная с 2006 года ожидается выбытие до 1 млн. трудоспособного населения в год. Депопуляция и массовая миграция населения с востока на запад разрушают городской каркас страны, делают невыгодным содержание удаленных инфраструктурных узлов в районах Сибири и Дальнего Востока, приводит к обезлюживанию и опустыниванию ряда геополитически важных территорий.


Сегодня процесс неконтролируемого перемещения рабочей силы из стран СНГ в высокоприбыльную сферу оптовой и розничной торговли захватил практически всю Россию и находит поддержку у либеральных властей. Вместо приведения ситуации с трудовой иммиграцией в порядок, государство организует «нелегатов» в своеобразный слой рабской рабочей силы. Мигранты, не имеющие российских корней (из южных стран СНГ, китайцы, вьетнамцы и др.), могут казаться дешевыми трудовыми ресурсами. На самом деле значительная их часть быстро превращается в участников криминальных структур, на борьбу с которыми государство тратит огромные деньги. Коренные народы России попадают под пресс этнической преступности или вытесняются иноэтническими кланами из престижных и прибыльных отраслей хозяйства.


Иммиграция не должна мешать нации и сохранять структуры национальной идентичности в традиционном состоянии. Современная миграционная политика, отличающаяся отсутствием внятных и осмысленных принципов, не решает ключевой проблемы народонаселения России – предоставления гарантий для стабильности существования оседлого населения и обеспечения преимуществ для переселения в Россию мигрантов, наиболее приспособленных для российских условий – русскоязычных (прежде всего русских и русскокультурных), имеющих высокую квалификацию, имеющих родственные и профессиональные связи в России. Напротив, переселение в Россию осуществляется в основном нелегальными иммигрантами и лицами, готовыми занимать самые нижние этажи социальной иерархии. Особенно опасна миграция больших групп лиц одной этнической принадлежности, которые на территории России начинают создавать закрытые сепаратистские анклавы. Такого рода мигранты являются для России нежелательными.


Образ желательного мигранта – носитель российского культурного менталитета, хорошо владеющий русским языком, желательно представитель христианской культуры, желательно славянин или представитель коренных этнических групп России, предпочтительно великоросс. 20 млн. русских в странах СНГ – это демографический резерв России. Необходима комплексная долгосрочная иммиграционная политика, способная привлечь трудовые ресурсы прежде всего в регионы Сибири и Дальнего Востока – не только из зарубежья, но и из перенаселенных мегаполисов. Она должна открывать перед культурно-русскими мигрантами близкую перспективу достатка и отсутствия бюрократического и криминального диктата.


4. Социальная политика любого правительства является основным источником доверия к нему со стороны широких слоев населения. Ее отражение в общественном сознании является системообразующим фактором общественного мнения. Власть провозглашает достижимые цели, связывающие воедино государство и общество в противовес тормозящим их развитие паразитическим силам. Взамен власть получает моральную и деятельную поддержку населения, активно участвующего в преобразованиях. Вопреки этим задачам либеральная власть проводит реформы прямо противоположной ориентации.


Затраты консолидированного бюджета на социально-культурные цели, расходы социальных внебюджетных фондов и затраты по дотирование ЖКХ составляют в России в сумме лишь 1/6 часть ВВП. В США этот показатель вдвое выше. Цена содержания пенсионной системы также искусственно преувеличивается Правительством. Пенсионные выплаты составляют лишь 5% ВВП. Реформа пенсионной системы с передачей части пенсионных накоплений государственной УК Внешэкономбанк равносильна “номенклатурной” приватизации пенсионной системы и перекачке части доходов потенциальных пенсионеров в предпринимательскую прибыль. «Монетизация» системы социальных льгот вызвала дополнительную 300-миллиардную нагрузку на бюджет. Цель реформы и приватизации ЖКХ, здравоохранения, образования и науки – создание новых криминализированных центров генерации сверхприбыли.


Для преодоления отчуждения между властью и обществом необходимо: добиться национального согласия в социальной политике на основе общих ценностей, разделяемых большинством населения. К числу основных социальных программ будущей России следует отнести: преобразование системы социальной защиты, направленное на создание справедливой системы ранжирования заслуг, формирование позитивной демографической динамики, социально ориентированную налоговую реформу.


 


ПУТИ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ


1. Новая правовая система России должна быть свободна от влияния новоевропейской и североамериканской правовой культуры с их принципами “разделения властей” и “верховенства прав человека”. Она будет базироваться на русской традиции, являющей собой синтез римского и византийского права. “Принцип самоопределения наций” в новой системе отменяется. Каждый коренной народ России обладает учредительным статусом на всей территории России, а не в пределах “национальных республик”. Современная Россия является непрерывным продолжением России исторической, то есть Русского государства, суверенитет которого восходит по крайней мере к 1480 г. (окончательное избавление от ордынского ига). Россия современная не признает исторического и правового разрыва с Российской империей до 1917 года и Советским Союзом до 1991 г. Ни Российскую империю, ни СССР никто не упразднял. Их воля, права и обязательства сохраняют свою силу.


В настоящий исторический момент оптимальной для России формой правления является республика с сильной властью выборного Главы государства и регулярно приводимыми в действие институтами прямого народовластия. При этом пути к монархической или смешанной форме правления должны оставаться открытыми и иметь соответствующие правовые обоснования – законодательные акты, связанные с правопродолжением от предшествующих форм государственности. Российские законы имеют в России верховенство перед международными договорами, поэтому при подготовке таких договоров они должны проходить всестороннюю экспертизу на соответствие российскому законодательству.


Действующая Конституция страдает множеством пороков: неопределенность и необеспеченность российского государственного суверенитета; неопределенность субъекта – учредителя государства; признание права “самоопределения народов”; отсутствие положения о неделимости территории и др. В этой связи Русская доктрина допускает и рассматривает два варианта конституционных преобразований: принятие новой Конституции Земским Собором, созванным на основе социально-корпоративного и регионального представительства или ликвидацию Основного закона как правового излишества.


2. При попытке начать наладку кадровой политики в рамках ныне существующей системы управления, власти пришлось бы столкнуться с непреодолимыми трудностями. Госаппарат на всех его этажах глубоко вовлечен в «вертикаль» коррупции и незаконные формы лоббирования интересов бизнеса. Борьба с коррупцией и повышение эффективности госуправления немыслимы без радикального преобразования государственной кадровой политики. Необходимы масштабная ротация элит и статусные репрессии. Проведение качественно новой кадровой политики должно быть вписано в комплекс преобразований государственного управления.


Основой концепции контроля государства за чиновниками должен стать принцип “Глава Государства является руководителем государственной службы”. Реализация этого принципа облегчается путем построения системы аттестационных комиссий, подчиненных верховной власти. И занятых очищением государства от коррупции, некомпетентности и клановости. Подготовительный этап государственных преобразований предполагает качественную реорганизацию контрольных механизмов, создание Комитета по государственному контролю которому переподчиняются все главы государственных надзорных служб и агентств, входящих в состав министерств Правительства, главы служб внутренней безопасности силовых структур, контрольные управления в сферах государственной регистрации, лицензирования, юстиции, управления государственным имуществом и др. Переход к активной санации государства будет ознаменован перетеканием значительных полномочий в новый центр принятия стратегических решений – Совет национальной безопасности, который и будет непосредственно руководить процессами очищения и оздоровления национально-государственного организма, вырабатывать антикриминальную и антикоррупционную стратегию. Наконец, следующими мерами в деле наступления власти на паразитические слои общества станут преобразования системы правительства, инвентаризация и создание реестра национального достояния, формирование Государственной службы расследований, выделенной из системы МВД в целях эффективной борьбы с оргпреступностью и коррупцией.


3. Государству необходимо добиться убедительной моральной поддержки со стороны активных сил внутри нации, ее “решительного меньшинства”, со стороны добросовестных и честных граждан, отчасти изверившихся в возможности справедливой политики, однако, способных распознать в новом курсе близость своим убеждениям. В опоре на эту поддержку власть сможет легко преодолеть сопротивление и саботаж со стороны явных и тайных противников. В СМИ, культуре, образовании, науке должны быть инициированы мощные программы оздоровления и очищения, проветривания нашего нравственного и интеллектуального пространства, поощрения и прямой пропаганды общественно полезных инициатив, создании культа духовных ценностей. Необходимо подобрать лучшие профессиональные кадры, которые идеологически близки доктрине консервативных преобразований. В сферу Слова, в первую очередь в государственные СМИ, придется направить первый “призыв” власти, потому что без обеспечения благоприятного информационного и духовного фона дальнейшее продвижение станет чрезвычайно трудным.


Русская доктрина предлагает свою шкалу, различающая несколько форм борьбы с идейными противниками, несколько моделей взаимоотношений с носителями иных мировоззрений, не совпадающих с концепцией преобразований. Подход взаимного уважения, подход терпимости к одним из них может сочетаться с сознательным осуждением, сатирическим разоблачением, отстранением и активным противодействием другим. Понятно, что противники духовной суверенности России есть во всем мире и в первую очередь это вызвано жесткой и обостряющейся с каждым десятилетием межцивилизационной конкуренцией. Задача русской “смыслократии” – зорко распознавать проявления такой враждебной установки и связанные с ней тенденции в общественном сознании.


4. Русской “смыслократии” важно овладеть всеми орудиями “глобализма”, представляющего собой технику манипуляции общественным мнением и национальными элитами. Современные манипулятивные мифы “глобальных проблем человечества”: международный терроризм, “глобальное потепление”, “нарушение прав человека”, “устойчивое развитие”, “перенаселение”, – это смысловые тараны, призванные пробить бреши в национальных государствах. “Глобализация проблем” нужна для того, чтобы обосновать необходимость глобального контроля и программирования.


Перед русской “смыслократией” стоит задача опровергать мифы глобалистской манипуляции и разоблачать их, тем самым создавая на основе негативной критики “глобализма” не столько общественную, сколько межгосударственую, сверхнациональную альтернативу “новому мировому порядку”. Необходим русский стандарт многополярной глобализации, одной из главных составляющих которого должна стать новая концепция качества жизни, принципиально не совпадающая с аналогичными индексами ООН. В новом стандарте благополучия для сверхнациональной коалиции народов должны учитываться: здоровье человека, его трудоспособность и долголетие; способность и желание иметь детей и продолжать род, оцениваемая по уровню естественного воспроизводства населения; радость жизни, удовлетворенность индивидуальными условиями бытия и положением дел в государстве, определяемые с помощью социологических опросов; уровень нравственных аномалий в данном обществе: убийств, грабежей, разводов, брошенных детей; наконец, сознание чести и достоинства, как своих лично, так и своей страны, удовлетворение положением своей нации и культуры (включая, для верующих, и религиозную веру), сознание торжествующей справедливости в обществе и в мире. На основе такого всеобъемлющего индекса можно было бы предложить свой – русский – стандарт для сверхнациональной коалиции народов в многополярном мире. Предстоит также разработать и более адекватный реалиям русский экологический стандарт, разрушающий круговую поруку транснациональных сетевых структур “зеленых”, сторонников Киотского протокола и т.д.


Подавляющее большинство представителей “современной цивилизации” Запада – это класс потребителей, обреченных на некритическое принятие навязываемых им моделей потребления, поиск новых потребностей. Потребители ищут средств для заполнения душевной пустоты и находят для себя те или иные суррогаты духовной жизни. Диагноз современности в ее “глобалистском” варианте позволяет прийти к выводу, что свобода частной жизни не оберегает человеческую личность от подавляющего влияния посторонней воли. России предстоит предложить миру свой взгляд на человека XXI века. “Потребительскую машину” сумеет одолеть человек меры, человек “органического достатка”, человек домостроения. “Постиндустриальным кочевникам” должна противостоять коалиция ученого, воина и домостроителя. Личное развитие домостроителя выражается не в сверхобогащении и не в сверхпотреблении, а в профессиональном преуспеянии и государственном служении, стремлении к образованию, познанию, творчеству, приобщению к духовным и культурным ценностям. Одновременно русский домостроитель получит поощряемое обществом право быть богатым и преуспевающим, а вместе с этим правом – нравственную обязанность содержать свою семью в достатке.


5. Русской цивилизации нужен мощный правящий слой, опирающийся повсюду на сильных и самостоятельных носителей нравственной и культурной идентичности России. Нужно понять, наконец, что СССР развалился не от нашей скудости, а от неприличного в своей глупости культа “сытости”, культа “модных вещей”, культа “подражания” этикеткам и символам массовой культуры, от прочих обывательских “идеалов”. От них же сегодня может развалиться и Россия. Исторически наша цивилизация вырабатывает в себе самобытный нравственный мир. Вероятно, этическая система России близка установке: “Не позволяй другим того, чего ты себе не позволяешь”. Упрощенная формула: “Пусть все, но не я”. К этой установке приближается аристократия, благородное воинское сословие в разных культурах. Эта нравственная система может быть охарактеризована как динамический консерватизм в сфере морали.


Современный Запад можно представить как сообщество индивидов не мешающих делать друг другу что-либо (предпринимать и потреблять), однако стремящихся перековать другие нации по своему образу и подобию, тогда как Россия — страна, в которой вырабатывается новая этическая система: ненависть к злу, упорная защита идеала. В становящейся русской этике человек, который не защищает свой идеал (добра, правды, истины), – сам не добр, не правдив, не истинен. Идеал совместного противостояния злу и варварству, противостояния мародерству (антисоциальной этике новейших транснациональных сетевых сообществ и корпораций) – вот образ России будущего для всего мира. Это образ воинствующей цивилизации справедливости и милосердия.


 



 



  Комментарии читателей
19.08.2010 22:01:59
Александр Николаевич Сукманов

Компьютер и электронный адрес чужие. Почтовый: 410005, г.Саратов, ул.Чапраева, дом 176, кв.1.
телефон № 89063035171.
Не пора ли возрождать "Великую Россию"?
Андрей Савельев: Работа уже идет - http://vr-party.org/
28.01.2008 00:54:04
Александр

Для проекта Великая Россия прежде исего требуется найти государство русов -ЭтРУРию -по этой причине ни государство Великая Россия ни политическая партия того же названия не может состояться без участия в данном проекте исторического наследника первого государственного образования русов которое они называли МИР которое вошло в историю как первый РИМ причем в истории нарисованной писателями РИМа 2-Константинополя . В современной редакции русской истории писанной инородцами-немцами да татарами -по заказу Романовых во всей русской истории настоящих русов всего пятеро Рюрик два его брата да Игорь и Ольга иболее ни одного руса.Миллер и КараМурзин -основатели русской исторической науки А учебники русского языка пишут не русские писатели .Грустно...
Андрей Савельев: Вам грустно от пустых фантазий. Чтоб Вы знали, русские цари исчисляли свой род от императора Августа. Дурные фантазии лечатся усиленным чтением, размышлением и обучением у профессионалов.
06.07.2007 19:10:05
Владимир Чумаков

Хорошая Доктрина !
Есть вопросы:
1.Кто же будет Верховной властью в России? Демократическое государство - такая же утопия как коммунизм. Верховная власть может быть лишь аристократией(олигархией),т.е.властью "элиты" или монархией (тиранией,диспотией) ,т.е. единоличной властью.
2.Кому будет принадлежатьЦентральный банк?
Сейчас он принадлежит анонимной группе людей,частной лавочке отделенной от государства,но имеющей реальную часть Верховной власти,которая в свою очередь принадлежит также анонимной группе олигархов(аристократией со знаком минус).
Андрей Савельев:

1. Совершенно верно. Лучше, как у Полибия и в истории России - сочетание монархии и аристократии с элементами демократии. Или как в Риме: два консула, сенат и народное собрание. Или как в Спарте: два царя, геруссия и народное собрание. Два - правящий и зам для особых поручений. При ЧП - диктатор и совещательные сословно-корпоративные собрания.

2. Такой ЦБ нам не нужен. Якобы, его автономность приносит пользу. Так бухгалтерия начинает командовать дирекцией. Госбанки под целевые программы нужны. Плюс госказначейство. Кажестя так. Есть предложения?




Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100