статьи
  Статьи :: Этнополитика: русские и нерусские
  
  Зачем нужна расология?
15.08.2007


человек любопытствует не только по поводу происхождения Вселенной и жизни других галактик, но и по поводу самого себя – своего происхождения и основ собственной жизни.

Недавно меня пригласили в утренний эфир русской редакции ВВС для обсуждения вопроса о книгах издательства «Белые Альвы», запрещения которых требуют некие «правозащитники». Предполагалось, что я отвечу на вопросы, расскажу, что это за книги и почему требование их запрета является абсурдным. Вместо этого в эфир, наряду со мной, был выпущен очередной клеветник, а сама передача была поставлена в стык с материалом об изуверском ролике с убийством двух инородцев самозваными отморозками, объявившими, что они – некая «партия». Передача пошла кувырком. Все, заготовленное мной для слушателей, осталось на бумаге и в мыслях. Виртуально отхлестать клеветника по щекам мне удалось, а вот обсудить серьезные вопросы, поднятые в публикациях издательства и авторов серии «Библиотека расовой мысли» – нет.
- Действительно, - вправе задать вопрос непросвещенный обыватель, - а зачем нам все эти книги, в которых слово «расология» так напоминает «расизм» и связанный с ним политический режим гитлеровской Германии?
Собственно, на такую постановку вопроса и рассчитывают клеветники, продолжая естественную для обывателя логику в стиле «нам тут подбрасывают…» Вслед за этим клевета развивается в донос – якобы, от книг-то вся ненависть в нашем обществе и происходит. Вот если бы запретить… При этом избирательная атака клеветников обращается на небольшой круг монографий и персон. Например, не звучит требование запрета порнографических публикаций. Нет требования прекратить заполнять эфир сценами насилия. Нет протеста против аморализма. Нет призывов остановить фальсификацию русской истории и опошление классического наследия русской культуры. Нет ни звука против публикаций, оскорбляющих Россию и русских.
Все внимание клеветников концентрируется преимущественно на трех книгах, где имеется страшное для обывателя слово «раса» - сборники статей «Расовый смысл русской идеи» (выпуск 1, выпуск 2) и «Расология» В.Б.Авдеева. Однажды претензия была предъявлена к чисто философской книге – переизданию работ Э.Крика «Преодоление идеализма», в которую вошли работы по концепции расовой педагогики. Подверглась нападкам публикация классических работ по расологии довоенного немецкого ученого Ганса Гюнтера, в которой вообще нет никакой политики, никакой социологии. В последнее время клеветники обрушились на мою книгу «Время русской нации», где слово «раса» применяется в двух-трех разделах, да и то скорее вскользь. Здесь, напротив, почти одна политика. На «правозащитников» не угодишь: мало расологии – плохо, много расологии – тоже плохо.
Конечно, публикация классических работ антропологов XIX-XX вв. могут вызывать «культурный шок» у лиц, не знакомых с принятыми в то время терминами. Например, Владимиру Авдееву поставили в вину, что в его книге по отношению к особенностям некоторых африканских народов использован термин «вымеобразная грудь». Что поделать, научная терминология не всегда следует вкусам публики. Как говорится, из песни слова не выкинуть. Терминология порой формируется причудливо и может резать ухо непрофессионалам.
Ведущие ученые сказали в своих отзывах: «Расология» - научная публикация, в которой нет никаких признаков возбуждения вражды и ненависти. Но клеветники не унимаются. Им книга с таким названием – поперек горла. Они теряют работу, если книги с подобным названием будут поступать в продажу и библиотеки, а вопли невежд станут либо игнорировать, либо осмеивать.
Для обывателя скажем: человек любопытствует не только по поводу происхождения Вселенной и жизни других галактик, но и по поводу самого себя – своего происхождения и основ собственной жизни. Поэтому расовые вопросы волнуют многих, даже если они и не называются «расовыми». Ученые книги вообще пишутся «ни для чего». Они – результат работы и возможность поделиться этими результатами с теми, кого это интересует. Вас не интересует – проходите мимо.
Что человечество разделено на расы (разного уровня и порядка) является научной истиной, многократно доказанной и подтвержденной. В последние десятилетия достоверно и надежно подтверждено, что расовое разделение человечества имеет материальную основу в генетике – каждой расе присущ собственный генетический «портрет». Каждому народу тоже. Но народы могут быть введены в заблуждение по поводу своего родства с теми или иными общностями. Культурная идентификация может входить в противоречие с биологической правдой. Особенно, когда народ мал, когда его история не насыщена событиями, а интеллектуальный слой незначителен.
Расы существуют. Отстаивать эту истину вопреки привнесенным и очевидно антинаучным догмам «политкорректности» вовсе не значит быть расистом и проповедовать рознь и вражду.
Расологические исследования имеют массу прикладных результатов. Все они дают возможность устанавливать истину о человеке – конкретном или о целом народе. Кто этот человек (народ), откуда он пришел, от кого происходит, кто его ближайшие родственники.
Исторические исследования находят в расологии новую и эффективную методику проверки гипотез. Например, генетика показывает, что современные греки – не родственники славянам. Хотя гипотеза славянской колонизации имеет место в исторической науке.
Для русских расологические исследования дают весьма важные результаты. Например, что русские не имеют никакого родства с монголоидами, а татаро-монгольское иго не оставило в русском роде никаких следов. Это прямо опровергает русофобскую пословицу «потри русского – найдешь татарина». Татары русифицированы – это точно. У них браки наполовину – смешанные. У русских смешанных браков (за пределами расовой группы восточноевропейцев) – всего около 2%. Русские – типичные европеоиды. Другой важный вывод расологии состоит в том, что никакой четкой границы между великороссами, белорусами и украинцами не существует. Напротив, даже широтные особенности пренебрегают политическими границами, доказывая общность трех ветвей единой родовой общности. А уж эта общность достоверно отграничена от других – даже от своих восточноевропейских соседей. Третий вывод из общей россыпи результатов определяет, что для русских немцы оказываются ближе, чем прибалты, с которыми нам приходилось долго жить в одном государстве.
Уникальная методика – воссоздание человеческого облика по костным останкам. Она широко применяется в целях криминологии. Она же применима к древним останкам. На основе компьютерной реконструкции трехмерных образов построен целый ряд просветительских фильмов ВВС. В то же время, увлечение компьютерной методикой, сориентированной на современные расовые типы, привела к явной ошибке – образ фараона Тутанхамона оказался негроидным. В то же время его прижизненные изображения и реконструкции без привлечения компьютера показывают иное – европеоидный тип лица фараона с некоторыми южными особенностями, которые и сегодня присущи средиземноморской расе.
Европейские исследователи и публицисты предпочитают не употреблять слово «расология». Но они используют соответствующие методики. Недавно в Берлине прошла большая выставка, посвященная родству германцев со скифами. При этом демонстрировалась мумия скифского вождя – белокурого европеоида – найденная в западной части Монголии. Тем самым подтверждалась гипотеза о том, что Степь в скифские времена (VII-III вв. до н.э.) принадлежала европеоидам, а вовсе не монголоидам. В этой связи еще более загадочными выглядят монголоидные черты на скульптурных портретах некоторых фараонов, монголоидность некоторых изображений микенской (доэллинской) культуры, монголоидность в реконструкции облика мессенцев (соседей спартанцев). Человеческая история таит немало тайн, многие из которых могут быть раскрыты с использованием расологических методик.
Расология подспудно присутствует во множестве исследований – скажем, в разработке лекарств и методов лечения, ориентированных на особенности организма данного народа, в прогнозировании уровня здоровья потомства в зависимости от генотипов родителей и даже в исследовании феномена красоты, имеющей различные стандарты у разных народов.
Только злобный ум или слепая ненависть могут все это интерпретировать как некий экстремизм. Но именно таковы инициаторы кампании «охоты на ведьм», которые не гнушаются соотносить самые отвратительные сцены насилия с публикациями на расологические темы. Они стремятся переключить внимание с действительных источников вражды и зверства на мнимые. Разве утверждение о том, что люди различны меж собой по типу лица, цвету кожи и глаз, генофонду, психическим особенностям прямо ведут к ненависти? Наука любопытна. Она исследует различия. И только невежды могут пытаться представить это в качестве источника вражды.
Вражда происходит от различий между людьми, это так. Но наука лишь исследует то, что есть. Она не создает различий, она их изучает. А вместе с ними может формулировать гипотезы о причинах вражды. На основе научных данных можно понять, где вражда имеет объективную основу, а где она фиктивна, инспирирована вопреки природе вещей. Конечно, вражда происходит не только от различия в строении тела и типе поведения различных народов. Она чаще всего связана с интересами властных группировок и политическими мифами, направляющими сознание масс. Ни того, ни другого мотива в науке не существует. Наука может выражать свои гипотезы и открытия даже в эпатажной форме, ее выводы могут оскорблять фарисейский взгляд на мир. Но она не возбуждает вражды и ненависти по отношению к другим.
Гонения на науку, которые стремятся возбудить некоторые лица,  называющие себя «правозащитниками», на самом деле направляются вовсе не против вражды. Сами эти лица являются источником вражды, потому что судят об общественных настроениях по книгам. Книга, будто бы, виновник всего. Именно книга, будто бы, возбуждает ненависть. Это абсурд! Никакая книга не в состоянии изменить общество. Только весьма недалекий человек может придавать книгам мистическое влияние на массы. Скажем той же гитлеровской «Майн Кампф», тиражи которой до прихода фашистов к власти были ничтожны. А кто знал в России до революции и даже до 50-х годов ленинские работы? Что ряды томов стояли в каждой библиотеке – не в счет. Студенты советского периода хорошо знают, как все это «проходили». Марксизм в России не был идеологией масс - работы Маркса и Энгельса большими тиражами вышли по большей части после войны. Также и расовые исследования в довоенной Германии не имеют никакого отношения ни к расистской доктрине нацизма. Эти работы до сих пор остаются неизвестными не только массовому читателю, но даже профессиональным антропологам.
Возбудителями ненависти становятся как раз те, кто пытается выдать свои фобии за правозащитную деятельность, свои корыстные интересы – за стремление к законности и порядку. Это лжецы или люди с неуравновешенной психикой. Скорее – и то, и другое. А еще третье – возможность наживаться на лжи, получая от заказчиков немалые суммы на дестабилизацию политической обстановки в нашей стране. Судя по всему, у этой генерации «инквизиторов» есть хозяева и за рубежом, и в России. От европейских структур они получают гранты, а в России им дают возможность самим распределять гранты, выступая в роли субподрядчика и нанимая новые отряды клеветников, будто бы озабоченных «правами человека». И делается это под сенью президентской программы поддержки некоммерческих организаций.
Не было бы расологии, они нашли бы что-то другое. В любом случае, задача клеветников - связать зверства, вражду и ненависть с определенной политической позицией, которая выражает интересы и чаяния русского большинства России.
Для русских очень важно понять пагубность интернационалистских мифов, которые безвредны только в период подъема. В период упадка, который испытывает Русский мир, нам должен быть в наибольшей мере свойственен национализм – строгое следование национальным интересам, реализации чрезвычайных программ избавления русского большинства от условий жизни, ведущих к демографической катастрофе, восстановление в правах русских традиций общежития, русского понимания общественной морали. В этой связи естественно обращение к научной проблематике, исследующей отличие русских от остального человечества – биологическое, культурное, политическое, хозяйственное. Расология и политическая антропология, таким образом, откликаются на запрос времени.
В нашей истории был период любви ко всему миру; теперь настал период, когда надо полюбить самих себя и позаботиться о себе. И чутко уловить присутствие «чужого», мешающего русскому возрождению. Это присутствие выявляется не только оценками действий власти, которая зачастую ведет прямо русофобскую политику. Но и путем определения тех групп населения, которые совсем не склонны добиваться успеха России и решения проблем русского большинства. Это и этнические криминальные группировки, добавляющие в обычную ненависть к добропорядочным гражданам еще и «кровный» компонент (в порядке мобилизации на преступную деятельность). Это и нелегальные иммигранты из Средней Азии, Закавказья, Китая. Их беда в неспособности врасти в русский социум без ущерба для последнего. А часто – и в нежелании ассимилироваться. В этом случае отношения вражды с коренным населением – прямое следствие недальновидной или прямо подрывной миграционной политики. Это и клановые олигархические структуры в системе власти и бизнеса, в которых этническая солидарность превалирует над стремлением к законности, над национальными интересами России.
Русские отделены культурно и антропологически от других народов. В этом нет ни вражды, ни дружбы – только факт. Все характеристики русского человека, уместные в определенных контекстах, определяют его тем, что он а) любит Россию (ее культуру, ее народ, ее исторический путь, не желая никакого другого - см. Пушкина); б) составляет с русским народом родовое единство, переплетение семейных связей среди предков; в) выглядит по-русски, представляя русский антропологический тип в рамках его разнообразия. Последнее определение проблематично, поскольку угнетение русского большинства в России порождает извращенное понимание о «своих» и «чужих» - распространение вражды на всех лиц, не совпадающих с неким условным (и весьма невнятным) физиономическим стандартом. Отсутствие знаний в этой области приводит к опасным глупостям, к фобиям, вражде и даже преступлениям.
Мало того, что «кровная» идентификация может оказаться ошибочной, она же может довести человека, увлекшегося своим отражением в зеркале, до автофобии – страха и даже ненависти к своему собственному народу. Вплоть до: «Все нерусские, одни только мы (блондины, нацисты, участники какой-то маргинальной группы и т.д.) – русские; остальные - местисы и инородцы». Чтобы более или менее крупные группы населения не были смущены этим, требуется расологическое просвещение. Но его в России нет. Учебники по антропологии для высшей школы не выдерживают никакой критики, оставаясь на уровне столетней давности. Когда же весь спектр знаний собирается под одной обложкой монографии «Расология», это тут же возбуждает «доброхотов», которые готовы вновь склонить власть к преследованию науки, как это было с генетикой и кибернетикой в советский период. Запрет на публикацию и обсуждение расологических исследований оборачивается враждой; напротив, публикации на данную тему вражду могут смягчать или останавливать. Или, по крайней мере, сделать отношения дружбы-вражды адекватными.
Багратиону ничто не мешало быть русским генералом, Далю - русским филологом и т.д. Им нетрудно было следовать идентичности первого порядка: «Я русский, потому что я люблю Россию». При этом можно быть русским генералом и грузинским князем. В иных случаях целые народы имели в России свой дом и двойную идентичность. Например, греки и армяне, с древних времен жившие вдали от своих «титульных» государств. Или остзейские немцы, становившиеся лучшими чиновниками и генералами на службе русскому царю. Можно быть, скажем, русским армянского происхождения: антропологически, в кровно-родовом смысле – армянином, культурно – русским.
Есть формула русской идентичности второго порядка: «Я русский по крови, мои предки - русские. Поэтому я люблю Россию». Здесь возникает объяснительный момент, который в принципе для чувства любви необязателен, но важен как средство самоконтроля, самообязывания, глубокой рефлексии – понимания и осмысления реальности и собственных задач. Данная формула может быть либо доказательством любви, либо обязательством любить. По аналогии с вариантами утверждений: «Я люблю своих родителей» и «Я люблю отца и мать, потому что они меня родили и вырастили». Разумеется, одно другому не противоречит. В случае ассимиляции лица иной крови, объяснительный момент может быть другим: «Я люблю Россию, хотя и нерусский человек. Потому что я живу здесь. Потому что я воспитан в русской культуре. Потому что я гражданин своей страны и желаю ей блага». И т.д. Оба варианта русскости требуют внятного понимания своей собственной родовой принадлежности, понимания родовой принадлежности русского большинства и сознательного выбора любви (а не ненависти) к своей стране – русской России.
Расизм – опасен, расология – благотворна. Таков вывод, который прямо следует из целей, задач того и другого, а также из результатов. Расизм – деструктивная установка, рассчитанная на невежество. Расология – напротив, дает позитивное знание, понимание родства, близости, семейного тепла для целого народа. А также понимание и уважение отличий других народов, знание возможных источников вражды и ненависти. Последнее дает в руки инструмент изживания вражды, если это возможно, или эффективного отражения угроз существованию нации и государства со стороны неисправимых, «кровных» врагов.
О причинах вражды мне довелось написать и издать книгу «Образ врага. Расология и политическая антропология». Скорее всего, к ней в самое ближайшее время «правозащитники» предъявят самые абсурдные претензии. Потому что здесь есть слово «раса» и потому что моя личная политическая позиция противоположна позиции этих «правозащитников». Их я считаю врагами России и русских. Они этого не опровергают. Но зато стремятся представить защиту России и русских как экстремизм, как нечто, подпадающее под действие репрессивных законов. Они не дискутируют, они не опровергают написанного мной или В.Б.Авдеевым. Они клевещут, используя единомышленников в СМИ. Это способ их существования, способ добывания средств к существованию. Они (за малым исключением) никогда не занимались наукой и не знакомы с основами научного знания. Поэтому в своих доносах в прокуратуру они легко допускают алогизмы: цитируют и делают выводы из цитат, которые мало-мальски образованный человек сделать не сможет. Потому что образование создает культурный запрет на фальшь, на нарушение формальной логики, на подтасовку смыслов. Чтобы переступить черту, надо быть еще и бесстыдным. Сочетание невежества и бесстыдства создает бинарное оружие клеветы. Оно срабатывает, когда клевета усиливается государственным аппаратом, где невежд, лжецов и прямых изменников немало.
Фактически сейчас государственная власть в России балансирует на хрупкой грани. Либо она быстро превратится в репрессивный аппарат, который в считанные годы доведет страну до краха. В этом направлении уже немало сделано, и «правозащитники» внесли здесь свою гнусную лепту. Либо власть обратится к интересам народа. И тогда расология будет научным подспорьем в решении множества проблем – от демографии до пропаганды здорового образа жизни. Если ситуация склонится к первому сценарию, нам всем «мало не покажется». Тревожный обыватель, пугающийся слова «раса», попадет в такой оборот, что ему будет не до прежних страхов. Если мы убережемся от скатывания власти к полицейским методам управления и преодолеем олигархическое присвоения всех материальных богатств России, то страна расцветет, станет национальной демократией, в которой расология займет свое место среди научных дисциплин и не будет никого пугать.


А.Н.Савельев



  Комментарии читателей
23.08.2007 09:18:58
Александр

Андрей Николаевич, ознакомился с книгой Юргена Графа "Великая ложь XXI века". Вы поддерживаете его позицию, ведь верно, что холокост есть величайший миф и обман - имеется ввиду конечно не собственно преследования евреев, а эта жуткая истерия, раскрученная последними после войны и доселе, что соответственно отразилось и в законодательстве многих стран на сей счет. Взять те же преследования на западе по поводу "отрицания Холокоста" (у Мела Гибсона, кажется здесь были проблемы?)
А вообще говорят это вещи сугубо непубличные, но у нас по крайней мере пока сроки за это не дают.
И вообще: сколько мы не говорили об несвободе, а на Западе пожалуй что дела похуже. Недавно от Нарочницкой слышал, как там во Франции мусульманским девушкам запрещают в платки головы кутать; это значит красить головы в фиолетовый цвет можно, раздеваться догола можно, а платки нельзя - демонстрация религиозной принадлежности. Так, пожалуй, и кресты потом запретят нательные - из соображений толерантности и политкорректности. Но и мы идем к тому, и как наша страна лет так через 20 выглядеть будет?........
И еще: моногие склонны и привыкли уже во всем власть ругать и стонут, что мы в оккупации окончательной и гайки закручены туже некуда. Но ведь на самом деле, есть же в печати официальной не один толковый журнал ("Имперское Возрождение" "Русский общенациональный" "Русский дом" и др.), а некоторые, правда либеральные и местами оранжевые, ресурсы (Новая газета и др., Эхо Москвы, Белковский и пр.) клеймят Кремль и хвастаются "объективностью суждений".
А многие не верят в совершенную неподконтрольность и независимость этих самых вышеперечисленных СМИ, таких журналистов, потом таких передач, как "Два против одного", "Наша стратегия", таких проектов, как "Русская доктрина", "Русская линия", "Проект Россия" и пр., таких организаций, как ДПНИ, НСО...Яковы все это продукт "политтехнологов" и извне управляемо и если имеют место благие и самостоятельные начинания, то все идет на службу и под контроль известных сил.....??
Андрей Савельев:

Да, у нас кое-что разрешено. Но только кое-кому. И в узеньких информационных нишах. Лишь бы на власть не было претензий. Если есть - запуск лжи на счет "подконтрольности". То, что называют "контролируемая демократия". Фальшивка, в общем. Иное мнение пордлежит маргинализации. Иные мнения - стравлиманию меж собой. Вот это "технология".

Что касается "холокоста", то это символ религиозный. Одним боком мы видим иудаизм как проявелние закулисной сатанинской секты. Другим боком - светскую религию "холокоста". Смеющий в нее не верить открыто подлежит уничтожению. И даже минимальное сомнение в праве иудеев ненавидеть человечество, а евреев - быть самой привилегированной группой в любом обществе дает сигнал к нападению.

Мне до совсем недавнего времени было глубоко наплевать на "еврейский вопрос". Пока сатанисты не заметили, что мне на них именно наплевать. Вот тогда и начали работать механизмы их секты. Прошло два с половиной года с опубликования "Письма 500". Все его авторы и подписанты прочно забыты. А меня то и дело вспоминают как "подписанта антисемитского письма". Причем такая квалификация дается постоянно, вне всякого информационного контекста.

Думаю, что через 20 лет нашей страны как суверенной и единой державы не будет. Некому будет заботиться о "толерантности", некому будет заниматься конспирологией по поводу подконтрольности патриотического движения. Все это будет в прошлом, которое покажется даже очень успешным. У меня самые мрачные прогнозы. Увы, они совсем не очевидны даже в моем кругу знакомств. Соответственно, сопротивление против русофобов остается вялым.

17.08.2007 18:20:27
sunday_morning

Андрей Николаевич, Вы наверняка знакомы с монографиями Ганса Гюнтера, в которых затрагиваются вопросы соответствия расового типа человека и его, скажем так, психических особенностей.
Так вот, при описании психических качеств восточно-балтийской (беломоро-балтийской) расы
Ганс Гюнтер пишет такую характеритику:


" Психические качества восточно-балтийской расы
Психические качества восточно-балтийских или преимущественно восточно-балтийских людей описал Густав Рециус на примере тавастов, части финнов, у которых преобладает восточно-балтийская раса с нордической примесью. Я взял многое из его описания, но по ряду пунктов вынужден от него решительно отмежеваться. Духовную суть восточно-балтийской расы описал также Норденстренг, но, мне кажется, он больше описывает финнов, восточнобалтийско-нордическую смесь, а не саму восточно-балтийскую расу. Лучше всего духовную суть восточно-балтийской расы можно узнать на примере великорусского населения. Вот описание поведения русских крестьян, взятое из «Моих университетов» М. Горького:
«Это были, в сущности, добродушные животные. Любого из них легко можно было заставить смеяться детским смехом, любой из них мог с детским легковерием слушать рассказы о поисках счастья или о подвигах. Все, что пробуждало мечты о возможности легкой жизни по своему хотению, было дорого этим диковинным душам. Но когда они сбивались в серую толпу при встречах в городе или в портовом кабаке, они забывали все свои хорошие качества и наряжались, как попы, в одеяния лжи и притворства. Они начинали выказывать собачью преданность сильным, и тогда на них было противно смотреть. Или вдруг их охватывала волчья ярость, шерсть у них вставала дыбом, они скалили зубы и дико выли, готовые к драке. В такие моменты было неприятно на них смотреть, так как они могли разнести ту же церковь, в которую еще накануне вечером ходили кроткие и смиренные, как ягнята в загон».
Восточный человек людям других рас кажется поначалу молчаливым, серьезным, даже унылым и мечтательным, мало подвижным и неспособным к воодушевлению. «Он очень скупо выражает свои чувства, если это не раздражение или ненависть» (Норденстренг). Кажется, этот человек довольствуется малым. Но при более доверительном знакомстве обнаруживается гораздо более сложная картина. При доверительном общении молчаливый восточно-балтийский человек может стать очень разговорчивым. «Когда он развязывает язык, он становится чрезмерно многословен» (Норденстренг). За кажущимся довольством своей бедной жизнью нередко обнаруживается безграничное недовольство, которое обычно не проявляется просто из-за неспособности принимать решения. Эмоциональная жизнь восточно-балтийского человека весьма бурная, его внимание постоянно отвлекается от конкретного предмета и конкретного занятия. «Он охотно отдается своей силе воображения и не обращает внимания на окружающую действительность» (там же). Восточно-балтийский человек легко становится фантазером, он может жить в мире призраков, возникших в его мозгу, говорить при доверительных беседах многословно и вдохновенно, даже с лихорадочным вдохновением. В экзальтации он строит неясные планы и готов фанатично проводить их в жизнь. Однако разговоры восточно-балтийского человека, первоначально направленные на определенную цель, могут очень быстро стать бесцельными, хотя всяческие планы продолжают разрабатываться до деталей. В этом сказывается сила воображения, которая никогда не создает четких образов.
Нордический человек кажется восточно-балтийскому холодным, сухим, бесчувственным и расчетливым, потому что нордическая сила воображения, несмотря на смелый полет мысли, всегда возвращается к действительности3.
3. Ленц прав, когда считает ненордическим многое из того, что само себя называет «немецким идеализмом». Восточно-балтийская примесь в Германии противопоставляет себя в качестве «немецкого идеализма» нордическому идейному миру, который она обвиняет в «рационализме».
Нордическая сила воображения более архитектоничная, восточно-балтийская – более музыкальная. Но главный признак восточно-балтийской расы – неспособность к принятию решений. Отсюда и взгляд на преступников как на «несчастных людей».
Недовольство может овладеть людьми восточной расы, они начнут рьяно воплощать в жизнь какие-нибудь идеи и навязывать их другим, но все равно так и не решат, что для них хорошо, а что плохо.
Творческая одаренность восточно-балтийской расы проявляется прежде всего в музыке и литературе. Сила воображения сочетается с хорошим знанием людей и умением их описывать, причем часто в мрачных тонах – вспомним русские романы – и с особой тягой к унизительно-смехотворному, странному и гротескному. При всем внешнем реализме и часто убедительном описании характеров в восточно-балтийской литературе всегда присутствует нечто запутанное, авантюрное, нереальное, одновременно озлобленное и растерянное. Восточно-балтийского человека тянет к колдовству, к спиритизму, потому что душа его никогда не может довольствоваться реальностью. Он все время ищет какого-то «спасения». Поэтому среди восточно-балтийского населения процветают разные секты, отсюда же навязчивая любовь к ближним. Люди восточно-балтийской расы, как и восточные, – но общество для восточно-балтийского человека становится чем-то мистическим.
Восточно-балтийского человека тянет к общению, он старается проникнуть в духовную жизнь других и при этом сам в духовном плане охотно раздевается перед ними догола. Его можно было бы назвать «прирожденным психологом», если бы его описания людей были более ясными. Многие восточно-балтийские люди обладают актерским даром. Музыка восточно-балтийской расы тяготеет к расплывчатым, протяжным мелодиям.
Восточно-балтийский человек всегда готов помочь ближнему и гостеприимен. Он верен своим друзьям. Одиночества он не любит, предпочитает общество и некритично воспринимает общепринятые идеи. Он очень терпелив. Восточно-балтийские люди мыслят масштабами всей страны, поэтому руководителям государства легко использовать их для своих целей.
С точки зрения восточно-балтийского человека, «все в руце Божьей». Он фаталист и очень вынослив в труде. Если он не способен к целенаправленному, обдуманному действию, то он может упорно работать. В делах веры и политики он при всем своем фатализме склонен к фанатизму и нетерпимости.
В отношениях с чужими восточно-балтийский человек всегда сдержан и осторожен, поэтому он часто кажется коварным и лживым. Во всяком случае легко вызвать у него недоверие. Он завистлив и мстителен, умеет рассчитывать планы мести и выжидать подходящей возможности, чтобы отомстить. Он груб с женщинами и груб вообще. На востоке Германии, где сильна примесь восточно-балтийской расы, велико число преступлений, таких как нанесение тяжелых увечий и кражи.
У восточно-балтийского человека чувства легко переходят в противоположные, вообще у него быстро меняются настроения. От необузданной ярости он может быстро перейти к миролюбивой сентиментальности, от упрямства к раскаянию и самоосуждению, от растерянности к зазнайству, от вялости к озлобленности. Столь же своеобразно сочетание преданности ближним и безграничного миролюбия с завистливым эгоизмом и лукавством в одном и том же человеке. Характерна также тяга к расточительству у разбогатевших восточно-балтийских людей. Вообще восточно-балтийская душа стремится к крайним пределам, к безмерному. Тусклая повседневная жизнь вдруг прерывается взрывом страстей. Восточно-балтийские мыслители легко впадают либо в рационализм (пример – Иван Карамазов), либо в мистицизм.
Восточно-балтийскому человеку редко удается сохранить богатство. Он может неделями тупо работать, а потом весело выбросить заработанные деньги, причем в пьяном виде он необуздан и может впасть в слепую разрушительную ярость. Вообще восточно-балтийские люди не очень чистоплотны. У богатых это сочетается с любовью к роскоши.
По умственной одаренности восточно-балтийская раса выше восточной и несомненно выше западной. Восточно-балтийский человек соображает медленней, но в конечном счете все понимает правильно, его ум менее острый, но более гибкий и изобретательный. То, что восточно-балтийская одаренность не достигает нордического уровня, и неспособность этой расы к принятию решений проявляется в том, что в России и Финляндии, как и везде где преобладает восточно-балтийская раса, руководящий слой преимущественно нордический.
Что касается особого дара к изучению иностранных языков, который иногда приписывают восточно-балтийским людям, то я не согласен с этим мнением.
Как видим, образ восточно-балтийской расы таков, что он напоминает нам персонажей русских романов. И это не случайно, так как русские романы родились в народе с сильной восточно-балтийской примесью, и у таких людей, как Достоевский, эта примесь заметна и в физических, и в психических чертах. "

Вы в целом согласны с этими глубокими суждениями?
Мне же интересно, насколько это научно, использовать цитату писателя-педераста для описания, по большому счету, большей части русского народа?
Андрей Николаевич, не имею ничего против расологии.
Но все же..
А не фанатик ли Ганс Гюнтер?
Андрей Савельев: Очень интересный фрагмент Вы процитировали. Он показателен. Во-первых, говорит об источниках Г. Гюнтера. Среди них М.Горький. При всем его таланте писателя, он ограничен как писатель своим взглядом и своей судьбой. Его односторонность очевидна. Его судьба изломана. Солоневич писал, что немцы судили о русских по книгам. Потому и лезли к нам с войной, собираясь сломать, якобы, слабого противника.  И все время получали по зубам. Отсюда во-вторых. Видна методология Гюнтера. О психотипе нации он судит как литератор. Это его впечатление. В наибольшей степени - от романов. Доказательная база в этом ярком описании отсутствует. Вопрос об особенностях восточно-балтийской расы чрезвычайно сложен, как и вообще вопрос о влиянии биологического на социальное. Расы живут чересполосно. Поэтому культурный тип исходит из этничности, в которой есть также и нюарсы расового типа. Здесь уместны осторожные предположения, а не декларация, которую выносит Г.Гюнтер. Суждения Гюнтера о психологии - лишь его впечатления. В них нет науки. В его расовых исследованиях наука есть, пусть ее начала. Его классификация, его подборки иллюстраций - это фундаментальный кровень науки того времени. О психологии суждения Гюнтера - лишь признаки "сумрачного германского гения", который много раз ошибался в отношении русских.
16.08.2007 00:58:41
afina

Прекрасная статья. Коротко и ёмко.



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100