статьи
  Статьи :: Россия и мир
  
  Римские наблюдения
21.11.2007


Очерк впечатлений от визита в итальянскую столицу

Величие Рима «не по карману» современным римлянам. Как было бы оно «не по карману» любой другой городской общине, возникшей многие века после того, как руины разрушенной столицы Империи заросли бурьяном. Как не по карману современным «россиянам» величие русской Империи.


Туристические ориентиры
Туристическая карта Рима имеет три опорные точки – собор св. Петра в Ватикане, Колизей и Пьяца дель Пополо (Народная). Пеший поход между этими точками по разным маршрутам дает возможность осмотреть большую часть исторических достопримечательностей. Еще одна опорная точка – привокзальная площадь, где пересекаются две линии метро. К ней примыкают такие важные объекты, как Национальный музей, Термы Диоклетиана и Пьяца делла Република.
Осевыми линиями являются прямые как стрела улицы, рассекающие город на кварталы, где мелкие улочки идут как попало. Главная торговая улица  Виа Корсо соединяет Пьяца дель Пополо с Центральным музеем с заметной фигурой памятника Виктора Эммануила II (и здесь же музеи Капитолия), от которого несколько под углом идет улица Императоров с императорскими форумами по сторонам и Колизеем в конце. Примерно в середине этой улицы – перекресток, от которого к вокзальной площади ведет улица Кавура. А немного не доходя до конца Виа дель Корсо перекресток, где можно свернуть на улицу Виктора Эммануила, добраться до Тибра и совсем рядом – Ватикан.
Странно, почему на Народной площади торчит столб, усеянный египетскими символами? Этот вопрос я не успел разрешить, а в путеводителях на этот счет ничего не сказано.


На руинах
Современный Рим приобрел черты столичного города только при Муссолини, который решился проложить прямые проспекты прямо через древние руины. Теперь, когда показывают форум Цезаря, то говорят, что вторая его половина находится под проспектом. Ругают Муссолини, но парады проводят по проложенным им проспектам.
Всерьез раскапывать древний Рим начали только в середине XIX века. И что выкопали за это время? В общем-то, ничего особенного – множество битого кирпича и обломки колонн, а также статуи, большая часть которых безголова и безрука. Статуи убраны в музеи, а под открытым небом остались не очень привлекательные и совсем неопрятные остатки прежней роскоши. Гробница императора Адриана близ набережной Тибра убрана под стеклянный колпак, через который с улицы толком ничего не видно. Колизей выглядит как заброшенная руина.


Национальные блюда
У каждого свой вкус, и о вкусах не спорят. На мой вкус, римская пицца – нечто совершенно несъедобное. Это постный блин толщиной в миллиметр, прожаренный почти до подгорелой корки. Внутри блина тонкоструганное копченое мясо. Ни разрезать, ни прожевать. Я не сразу заметил, что итальянцы отрезают и не используют толстый край пиццы. Они расправлялись с этим блюдом достаточно быстро. И я смог дожевать пиццу без всякого удовольствия и обрубив края, которые просто вязли в зубах. Пицца, какую я ел в Москве, разделывалась легко, начинка была легкая, хлебный блин пышным и мягким. Не будучи большим любителем этого блюда, я все же могу его употребить. Но римская пицца для меня совершенно непригодна.
Иное дело – подкопченный сыр моцарелла. Тут никакой «пикантности». Промоченные в рассоле и слегка подкопченные сырные шарики напоминают творог.


Макароны итальянцы любят готовить. У нас почему-то не принято делать из них больее, чем просто вареное тесто. Простой рецепт - добавить жареных кабачков и маленькие кусочки креветок (совсем немного). Получается очень вкусно. Только итальянцы поедают такие порции макарон, которые мы бы легко и без обид делили на троих.


Римские расценки, римские сувениры
Средняя зарплата римлян составляет, как нам сказали, где-то 1200 евро. При этом плотный ужин в ресторанчике обошелся на троих в 130 евро. Такси от окраины до центра – 25-30 евро, чашечка чая (почему-то всегда заварка чаем в пакетике) или кофе – 1 евро, билет в музей – от 6,5 до 13 евро. Эти расценки явно не для самих римлян, а для туристов. Итальянцам на свою зарплату в центре Рима не особенно разгуляться. На такси они точно не ездят. Очень много мотоциклистов (прямо город байкеров!) и двухместных авто, похожих на обрубки нормальных машин. Легко на свою зарплату римляне могут купить только всякую дрянь, которой торгуют с земли почти сплошь негры. Они раскидывают табор где-нибудь у Ватикана или на набережной и при малейшей опасности разбегаются, ловко хватая свой товар, кто куда. Я лишь раз приценился – простая вязаная шапочка стоит 5 евро, торговец готов отдать за 3, а за 2 не согласился.
Рим заполнен бутиками, в которых совсем нет посетителей. Мы полюбопытствовали – зашли в некоторые из них. Чаще встречаются магазины одежды и обуви. Кожаная куртка, вполне обычная – 450 евро, обычный костюм – 600 евро. Смешно: трусы за 25 евро.
Сувенирными лотками усеяны все подходы к Ватикану. Подобные товары – в магазинах сувениров. Но более высокого качества. Есть также особый магазин, на который мы забрели, где сувениры уже не сувениры, а произведения искусства. В первом варианте вас «обслужат» в основном арабы. При выходе из Ватикана они «впарят» цену втрое выше и быстро согласятся скинуть ее раза в полтора. Через пару сотен метров обнаруживается, что в таком же лотке цена вдвое ниже, и ее тоже можно сбить в полтора раза. В магазинах за прилавком все же преимущественно итальянцы. Цены здесь лишь немного выше. А вот в последнем магазине цены уже запредельные, мало кому доступные.
Самые распространенные сувениры – головы императоров из мраморной крошки, римляне на колесницах, фигуры Венеры, Артемиды, Антиной, Давид и т.д. Характерно: ни одной философской головы! В зависимости от размера в дешевом варианте это стоит от 20 до 50 евро. В магазине с качеством получше – до 100-120 евро. В музеях Ватикана бюст Цезаря в натуральную величину можно было купить за 200 евро (сравнительно с другими подобными изделиями в других точках, это очень дешево). А вот в магазине-салоне бюсты императоров из мрамора шли по сходной цене в 5000 евро. Я купил только одну недорогую фигуру конного римского воина - сувенирного качества. Мне для памяти хватит. Правда потом я разглядел, что римлянин опирается на стремена. На самом деле Рим стремян не знал, отчего конница была лишь вспомогательным средством в сражениях пеших армий. Позитив: такой фигуры в десятках осмотренных нами лотков и в магазинов я больше не встречал.
Рим не выглядит зажиточным. Ближе к окраине есть «золотая» улица – улица миллиардеров, как ее называют местные жители. И шикарный «Хилтон». Но весь центр явно одряхлел, выглядит непразднично. Чисто. Но это чистота застиранного с годами костюма.


Итальянская зима
Когда отправлялся в Рим, погода там была вполне для нас весенняя – 10-13 градусов днем и 3 градуса ночью. Соответственно, оделся я тоже по-весеннему. Оказалось, ошибся. Зима всюду зима, и одеваться надо было именно по-зимнему. Сказалось, что туристу большую часть времени приходится находиться на улице. Вечером совсем прохладно, особенно когда ветер.
Рим встретил нас утренним солнышком. Я обрадовался: выйдут хорошие фотографии. Но пока мы добрались до гостиницы, все переменилось – небо затянуло тучами. А когда начался первый осмотр Рима – пошел сильный дождь. Меня спас зонтик. А мои спутники предпочитали мокнуть. Один из них на следующий день за 2 евро купил зонтик у араба. Второй вынес непогоду стоически. Но простудился именно я – вроде бы прикрытый зонтиком.
Итальянская зима принесла только один позитив – удивительные фотосъемки с радугой, которые довелось сделать в первый день пребывания в Риме. На полчаса, или даже больше, вечернее солнце пробилось под тучами и осветило Замок святого Ангела, что на берегу Тибра напротив Ватикана. Над замком вспыхнула радуга, перед которой в закатных лучах на фоне тяжелых туч летали чайки.
К слову, еще раз я увидел удивительные скопления птиц на закате в последний день. Это были не чайки. Может быть, скворцы. Их было очень много, и в высоте они летали группами, как будто задавшись целью привлечь внимание тех, кто ходит по земле. Стаи, меняя направление полета во всех плоскостях и, перетекая одна в другую, создавали причудливые композиции, которым трудно найти подобия. Примерно так ведут себя косяки рыб. Но они двигаются преимущественно в горизонтальной плоскости. А тут была просто фантастическая картина.


Бесовщина
Вся поездка в Рим у меня была такова, как будто какой-то бес увивался вокруг. Началось все в аэропорту. Я не заметил, что одел куртку, в кармане которой лежал небольшой, но очень хищный нож. Куртку вычислили. Таможенники посмотрели на меня и на нож с откровенной неприязнью, а дама, осмотревшая лезвие, поцокала языком и нервно швырнула нож в специальную корзинку для конфиската.
Второй эпизод связан с тем, что я чуть не лишился свого весьма дорогого фотоаппарата, который я умудрился забыть в такси. Хотя это массивный предмет в сумке. Все произошло оттого, что мне в руки сунули пакет с сувенирной бутылью. Пока я расплачивался с таксистом, мои спутники уже начали быстро удаляться, и я заторопился. Привычно ощутив в руке сумку, я захлопнул дверцу машины, сделал шаг от нее и понял, что чего-то не хватает. Такси было на расстоянии вытянутой руки. Но водитель дал по газам и умчался. Я предпринял невероятный спурт, пробежав метров двести, но не поспел. (Возможно, от этого спурта я и получил простуду, интенсивно наполнив легкие холодным воздухом.) Спасти фотоаппарат удалось только потому, что мы заказывали такси в гостиницу, и у портье остался его номер. Удалось связаться с парком, и через час таксист привез мне фотоаппарат. Обошлось мне это в пару седых волос и 20 евро.
Третий эпизод произошел в музейных собраниях Ватикана. Я намеревался там сильно пополнить свою фотоколлекцию античной скульптуры. И надо же, аккумулятор у моего фотоаппарата умер уже после десятка снимков. Но даже если бы он не умер, все было предрешено тем, что мы начали осмотр с Сикстинской капеллы. Выйти из нее мы смогли только через 3,5 часа – за полчаса до закрытия музея. Я успел только почти бегом пробежать античную коллекцию, изумиться ее богатству (там не было позорно отбитых голов, как в других музеях) и пришлось двигаться к выходу.


Ватиканский синдром
Зима по-итальянски – два дня сплошного дождя и холодного ветра. В последний день, когда мы пошли осматривать музеи Ватикана, я уже серьезно температурил. Поэтому реакция на росписи Сикстинской капеллы у меня была необычная. Все видел как в тумане, ноги подкашивались, гул людских голосов и шагов воспринимались как прямое давление на мозг. Все эти росписи в нормальном состоянии скорее оставили бы меня равнодушным, а в болезненном вызывали отторжение, ощущение попытки проникновения в душу чего-то инородного.
Удивительно, что поток людей в Сикстинской капелле направляется так, что все потолочные росписи смотрятся вверх ногами. Все время приходится останавливаться и поворачиваться спиной по ходу движения. Изобилие картинок на потолке заставляет задирать голову так, что уже через полчаса шея начинает основательно болеть.
Роспись Микеланджело вызывает особый интерес. В зале, где происходят выборы Папы, галдят одновременно до тысячи голосов. И сквозь них охрана регулярно провозглашает: «Ноу фото!» Как бы не так! Фотографируют так же нагло, как и шумят - вопреки запретительным плакатам и громким объявлениям. Обстановка как на вокзале. Дополняют эту обстановку скамейки по стенам, на которых сидят изможденные туристы, тупо глядя на страсти Христовы в интерпретации деятелей Возрождения. Фигуры людей и небесных существ нереально мускулисты. Это какое-то упоение плотью! В прочих представления библейских сюжетов и церковной истории много также разного рода зверств. С удивительным натурализмом и в масштабах на 3 к 1 расписаны пытки и убийства.


Церковный интерьер
В первый день мы бродили по Собору св. Петра. Сначала, правда, свернули с прямого пути и неожиданно попали в папский склеп. Неприятное впечатление – потоки праздной публики лупоглазят на папские гробницы. Толпятся особенно у могилы Войтылы. Его святым признали еще при жизни. Не официально, конечно. Я видел  памятник ему в Мадриде – в ключевой точке близ королевского дворца. Здесь же Войтыла на дешевых памятных медальках и брелоках, что пригоршнями лежат на каждом сувенирном лотке. А в соборе возвышается над бронзовой фигурой св. Петра.
Собор сумрачен. На полу вдоль всего собора выгорожен от публики длинный участок с какими-то латинскими надписями. Что там написано, понять было невозможно, но слово «Вашингтон» сразу бросилось в глаза. К чему бы это?
Толпа бродит по собору, задирая головы. Как и в Ватикане, здесь все находится не на уровне глаз. Скульптурные изваяния очень искусны, но где же Иисус Христос? Я искал, но не нашел. Там, где у нас был бы иконостас, почему-то висят часы. Не сразу и только присмотревшись понимаешь, что это изображение Духа Святого - вместо стрелок на циферблате маленький голубок с рспростертными крыльями. А не присматриваешься - полная иллюзия часов.


Только ближе к входу я набрел на мемориал какому-то кардиналу или папе, над входом в который была скульптурная фигура Христа вместе с Петром и Павлом, а на переднем плане спиной к Христу размещалась коленопреклоненная фигура, вероятно, этого самого кардинала или папы.
В римском Пантеоне, превращенном в крайне неуютную католическую церковь, также нет Христа. На центральной позиции – икона Богородицы.
Коротая время перед отъездом, мы зашли на вечернюю мессу в собор на Пьяца Навона. Нескладно играют органист и флейтист. Ни одного прихожанина. Туристы вроде нас пришли, посидели, послушали, ушли. Еще группа: перекрестились по-католически и ушли.
Потом мы заглянули в величественный собор Андрея Первозванного. В пять вечера здесь пустынно. Идет служба на английском языке. На службе ровным счетом пять прихожан. И человек десять непричастных болтаются по огромному храму. Свечки везде имитационные – электрические фонарики. В центральной абсиде - три огромные картины казни Андрея Первозванного. Христа нет. Из любопытства я обошел весь храм и нашел-таки большое деревянное распятие в дальнем углу. И рядышком склеп какого-то недавно умершего кардинала. Склеп со стеклянной стенкой, за которой лежит ярко освещенная то ли мумия, то ли кукла этого кардинала; над склепом – его портрет.
Неужели у католиков Христос стал нежелательной или второстепенной фигурой?


Римская аристократия
Открытием для меня было, что современная Италия родилась из конфликта Ватикана и оккупантов, с одной стороны, и монархии и народного движения с другой. Победа гарибальдийцев возвела на престол Виктора Иммануила II, но это вовсе не всех устроило. Тем более что гражданская война была зверской. Противники гарибальдийцев считают, что с 1860 по 1870 от имени народа было казнено 123 тыс. человек и перебита аристократия. В 1870 году гарибальдийцы штурмом взяли Ватикан.
Нам довелось побывать в доме у потомственного аристократа, противника этой революции. Ему принадлежит дом в центре Рима. Дом размером в квартал. Большую часть дома арендуют разные магазины и очень богатые люди. Аристократ живет в квартире, сходной с музеем. Потолки не менее 5 м., по стенам огромные живописные полотна. Аристократу 80, его жене – едва 30-35. Разговор короткий: представления, общие слова и обсуждение проблемы общения Ватикана и РПЦ. Не такие мы важные персоны, чтобы тратить на это много времени.


Итальянская защита
В музей этрусков мы попали по случайности. В путеводителях об этом музее (вилла Джулия близ знаменитой Фламиневой дороги) не сказано ни слова. Очень любопытная экспозиция. Ее бы осматривать несколько дней. Особенно интересны зеркала с рисунками и надписями, которые, как пишет профессор Чудинов, задом наперед читаются совсем по-русски, и в складках одежды также можно найти русские слова. А также сюжеты расписной керамики, которые осмыслить можно, вероятно, только интегрально и с привлечением греческой мифологии.
Меня все это очень занимает. Поэтому я хотел сделать множество фотографий, которые потом разглядеть на компьютере: проанализировать сюжеты, попытаться прочесть надписи. Не вышло. Оказалось, что фотографировать здесь нельзя. В других музеях одни залы допускают фотографировать со вспышкой, другие – без вспышки. А здесь полный запрет.
Поступил я нехорошо, все же начав съемку. Решил: пусть остановят. Но при этом стал торопиться. А фотографирование без вспышки требует твердой руки. Получалось не ахти. Минут через пятнадцать прибежал взволнованный смотритель, который, вероятно, отследил меня по видеонаблюдению. Стал размахивать руками и быстро лопотать на своем языке. Вступить в диалог на английском языке не удалось. Он не знал ни слова. «Ноу фото» - вот и все.
Я убрал фотоаппарат, изумляясь идиотизму правил, которые противоречат принципу музея: дать людям представление об истории. Тема более, что все туристические путеводители крайне поверхностны и всей полноты музейных коллекций не отражают. Да что там полноты, они содержат ничтожную долю того, что прячут от публики музейные монополисты.
Как только нервный смотритель ушел, мне очень тепло посочувствовала смотрящая за залом. Стала смеяться, давая понять, что этот человек, который ругал меня, не совсем вменяем. Я попытался также заговорить с ней по-английски. Она тоже не знала ни слова. Но я почувствовал, что можно было бы попросить у нее сделать еще десяток снимков, и она бы вступила в сговор. Но переходить на язык жестов как-то не хотелось. Получилась моя фотоколлекция этрусской старины усеченной, а качественных снимков оказалось всего несколько штук.
Музеи Рима работают так, чтобы туристы больше ходили по магазинам и ресторанам – почти все до 13.30. Известные нам исключения – один из музеев Капитолия, музей Виктора Иммануила (он оказался единственным со свободным входом, хотя путеводители говорили о другом), а также музей Вилла Джулия, о котором сказано выше. Музеи Ватикана – единственные, что работают в понедельник, но зато закрыты в воскресенье. Эта система мне очень не понравилась. Хорошо, что у нас была деловая часть визита, иначе пришлось бы с обеда болтаться по городу и глазеть на витрины, где цены вызывают изумление.


 


В своем ЖЖ я начал формировать коллекцию "Лица античности"
 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100