статьи
  Статьи :: Россия и мир
  
  Внешнеполитический паралич
08.02.2008


Почему Россия обездвижена, когда НАТО продвигается на восток

Пример Украины
Вопрос о членстве Украины в НАТО парализовал работу украинского парламента и вновь обострил конфронтацию двух противостоящих сил. Властная группировка уже заявила о своем стремлении в НАТО, а руководство Альянса уже сообщило, что позитивный ответ последует уже в апреле, после чего обеим сторонам грядущего соглашения останутся формальности. Такие, например, как выяснение мнения граждан Украины. Мнение России и возможные проблемы в российско-украинских отношениях (такие, например, как введение визового режима и переориентация военной инфраструктуры в направлении Украины как потенциального противника) публично обозначены как несущественные.
Действительно ли данный вопрос является столь принципиальным? В чем, собственно, его принципиальность? Для Украины она заключается лишь в том, что «оранжевая» группировка стремится гарантировать вмешательство США во внутренние дела Украины с целью удержания у власти «оранжевых», готовых идти в фарватере американской политики. Такое вмешательство может быть символическим (угнетение оппозиции окончательным выбором в пользу атлантической солидарности в противовес панславянской), но также обещает геостратегические последствия – организация военных баз НАТО, полная ликвидация военно-технического сотрудничества с Россией.
Что преследуют сторонники Януковича, столь жестко требуя немедленного референдума по поводу возможного членства в НАТО? Скорее всего, они полагают, что этот вопрос вновь качнет общественное мнение в пользу Партии регионов. Откладывание референдума снизит интерес граждан к нему, превратит вопрос о членстве в НАТО в рутину.
Антинатовские силы на Украине явно не имеют внятной стратегии. Заявлять о пророссийской ориентации они уже не могут и не хотят. Их расчет только на текущую конъюнктуру, из которой они стремятся «отжать» максимум. Можно предположить, что определенный расчет есть также на ухудшение положения «оранжевых» в связи с крайними затруднениями выполнять свои обещания, в особенности те из них, которые были озвучены Ю.Тимошенко при вступлении в должность премьера. Тогда, действительно, можно будет ожидать перелома настроений избирателей, которые выразят свое недовольство на референдуме по НАТО.
Парадокс заключается в том, что «оранжевые» рассчитывают на в целом успешное развитие своей страны, а «бело-голубые» - на провал политики нынешних властей. Баланс политических предпочтений в чем-то аналогичен сербскому варианту, где расчет на поддержку России не оправдался, и общественное мнение сдвинулось в сторону Запада. Подвижка была небольшая, но этого оказалось достаточно, чтобы власть осталась у либералов-западников, а национальные силы по-прежнему вынуждены довольствоваться ролью оппозиционеров.
Частный интерес «оранжевых» в борьбе за власть очень легко презентируется в качестве национального интереса. В позиции «оранжевых» звучит стремление к обособлению от новой экспансии усиливающейся России и погружению в европейские «правила игры», где перераспределение бизнеса и власти более предсказуемо. Россия пугает украинцев как «страшный двойник», который пришел вернуть свое и никого не пожалеет. Россия воспринимается как реванш советского строя и бюрократического диктата. В этом беда украинцев и вина России.
Позитивный образ нашей страны никто и не думал создавать, включаясь в борьбу за «пророссийский курс». В результате имеем высокую популярность идеи вступления в НАТО и получения гарантии Запада, что Россия уже никогда не вернется и не предъявит своих требований.
Позиция «бело-голубых» не прикрыта столь же эффективной мифологией, в ней частные интерес просматривается более зримо. Отчего поддержка идеологически невнятной Партии регионов непрочна и имеет тенденцию к ослаблению. И только экономический кризис может дать шанс Януковичу претендовать на власть.
Курс «оранжевых» имеет очевидную перспективу: вступление в ВТО, НАТО, ЕС. Трудно винить Украину за то, что этот курс выбирается в порядке обороны от России. Ведь Россия до сих пор не делала серьезных шагов, чтобы упорядочить свои собственные дела, но также и не сдерживала частного и даже криминального интереса российских бизнес-структур, внедряющихся на территорию сопредельного государства. Россия же позволила себе массированное вмешательство в президентские выборы на Украине, заставив играть  в них весьма сомнительную роль даже собственного президента. И до сих пор внутренняя политика Украины не остается без внимания российских «политтехнологов», действующих там почти безрезультатно, но не менее цинично, чем на территории самой России.
Пример Украины показывает, что антинатовским силам не на что опереться. Проросийский курс дискредитируется самой Россией, а альтернатива прозападным устремлениям власти носит скорее ситуативный характер. Любое продвижение во власть, как можно было убедиться, приводит Партию регионов ровно к тем же установкам, которые исповедует блок «Наша Украина».


Россия должна вернуться к себе
Чем ответить России на продвижение НАТО на восток – прямо на историческую территорию Руси? Понимая, что это не результат случайной игры ума полоумных политиков, а сочетание американской стратегии со сложившимися для нее благоприятными обстоятельствами, России необходимо продумать принципиальные изменения в собственном понимании международной жизни и своей роли в мире. Чем может ответить Россия на агрессивный курс США, на упреки в возврате к тоталитарным методам правления и агрессивным намерениям во внешней политике? Мы могли бы ответить предъявлением своих истинных намерений, подкрепленной государственными решениями концепцией собственной государственности. Но можем ли мы это сделать?
Нетрудно заметить, что Москва перестала быть русским городом, стала проходным двором для миллионов мигрантов, архитектурно утратила все признаки русской столицы. Москва может предъявить витрины и небоскребы, но этим никого не удивишь. Облик столицы России оказался столь же неинтересен, как и вся ее международная политика – много стекла и бетона, заявки на державную мощь, но при этом очевидное списывание с чужих образцов, неудачное копирование нерусской городской среды, в которой жить уже практически невозможно.
Москва проигрывает многим столицам мира, но более всего – украинской столице. Киев за период, когда Москва лишилась своего исторического лица, стал красивейшим городом и вполне готов играть роль древней столицы Руси. Именно у Киева оказываются все основания присвоить себе древнерусскую историю, отказав в причастности к ней «москалей». И это отражение определенной концепции. Киев предстает перед взглядом иностранцев столицей древней цивилизации, Москва – гротескной пародией на провинциальный европейский город с проблемами полувековой давности.
Россия всем своим обликом, всеми своими трансформациями власти и экономики последних лет прямо говорит о том, что она отказывается от своей истории, обрывает ее в 1991 году. То есть, отказывается от своей самобытности и прав на то, что делало государство великим и самобытным. Это хорошо видно не только из Вашингтона и Киева. Мы сами это видим. Если жесткая внешнеполитическая риторика может тешить наше самолюбие, то оценка всего, что нас окружает в повседневной жизни, никак не свидетельствует, что Россия обладает какой-то цивилизационной стратегией, что у нее есть свой стиль государственного строительства. Ну а если России – не государство-цивилизация, то претензии на экономическую, культурную, политическую экспансию выглядят совершенно необоснованными. Ведь ныне экспансия не может обеспечиваться лишь угрозами. Надежды на военную силу и вовсе не продвигают интересов России за ее нынешними рубежами. Эта сила гарантированно блокируется международными институтами, включая НАТО. Россия и сама использует международное право, чтобы гарантировать себя от больших и малых войн.
Чтобы эффективно противостоять продвижению НАТО, России нужно стать носителем цивилизационной идеи, которую искать совершенно не нужно – она перед глазами и заключена в русской традиции. Попытка выдумать некое «многонациональное государство» может вести только к одному: с Россией никто считаться не будет, ее не за что будет уважать или любить, она не сможет быть центром притяжения.
Привлекательность Запада для бывших союзных республик (да и для значительной части российских граждан) выше, чем привлекательность России. Именно поэтому на Запад стараются уехать все более или менее успешные ученые, там стремятся получать образование те, кто может его оплатить, туда перетекает бизнес и финансы, состоятельные люди туда отвозят своих жен, чтобы рожать детей. А в России все разрушается – культура, образование, здравоохранение, наука. Бизнес и все прочие формы активности граждан опутаны обнаглевшей до предела бюрократией, которую уже трудно отличить от уголовщины. Россия пугает, а не привлекает. Это надо признать и разрабатывать стратегию государства, которая преодолеет обезличивание страны и разложение институтов государства и общества. Цивилизационная концепция Европы и США не впечатляют, но они есть. Это либо концепция равных возможностей, которую в России в последние годы удавили окончательно, либо концепция повелевания миром за счет экономической и военной мощи, на которую у России сил нет и в ближайшее время не будет.
Изменение облика самой России, обретение ею стратегии и собственного лица – главная проблема, которую власть обязана решать, если намерена править долгие десятилетия. Манипуляция выборами и промывание мозгов населению через взнузданные СМИ – это временные меры, эффективность которых достигается лишь за счет того, что страна утрачивает связь между народом и правящим слоем, а значит – какую-либо перспективу. Еще три-пять лет, и крах придет сам собой, ему никто даже не удивится. Неизбежное падение цен на нефть подорвет и без того непрочную опору власти, а народ лишит элементарных средств выживания. Кто же захочет иметь дело с партнером с таким неустойчивым будущим?


Обороняют страну граждане, а не ракеты
Вступление Украины в НАТО серьезным образом не подорвет обороноспособности России, поскольку уровень этой обороноспособности более всего подрывается в самой России. Если в Крыму, в Одессе возникнут военные базы США, если Черноморский флот фактически исчезнет, если НАТО возьмет Украину под свою защиту, ничего существенного в положении России не изменится. Просто военная ничтожность России станет еще более очевидной. Но для нас она очевидна не потому, что НАТО приближается к нашим границам, а потому что нынешнюю Россию некому защищать. Патриотизм, который навязывается сегодня молодежи, идейно пуст. Это всего лишь шумный праздник.
Уже сейчас защита Отечества перестала быть моральным императивом. Армия народом рассматривается скорее как аналог тюрьмы, куда отправляют юных граждан с неизвестными целями, с очень вероятными трагическими последствиями для здоровья и неизбежным унижением человеческого достоинства. Такая армия не может противостоять никакому внешнему противнику. Поэтому она стремительно сокращается. В армии уже совсем нет смысла учить граждан военному делу, а потому остается держать лишь технические структуры для угрозы вероятному противнику неприемлемым ущербом. Это все равно что сидеть на мине, в надежде, что ее осколки поранят приблизившегося обидчика.
Мы должны вспомнить страшные уроки Великой Отечественной войны, когда техническая мощь армии была невероятно высока и наступательные операции в начальный период войны казались более чем возможными. Но управленческая несостоятельность, организационный провал, психологическая неготовность к войне стали трагедией – огромные трудовые усилия народа, потраченные на создание оборонной мощи, пошли прахом. В первые месяцы войны миллионы советских солдат сдались в плен, тысячи самолетов погибли, не сделав ни одного боевого вылета, десятки тысяч танков пришлось взорвать собственными руками, потому что негде было пополнить боекомплект или заправить бензобаки. Неужели с тех пор мы позабыли, что такое «человеческий фактор» в возможной войне? Неужели нам не понятно, что нашей властью начисто проиграна ничтожная по масштабам Чеченская война? Неужели не ясно, что мы провоцируем агрессию своей слабостью, а потенциальный противник может спокойно ждать окончательной деградации нашего «человеческого фактора», чтобы взять страну голыми руками?
Собственно, новые методы ведения войны уже широко применяются против России, и многие об этом прекрасно знают. При этом поражение наносится, прежде всего, пресловутому «человеческому фактору». Если Россию некому будет защищать, то весь наш стратегический потенциал – это груда железа. Если наших генералов можно будет купить так же, как купили генералов иракской армии, то что стоят все бюджетные затраты на оборону? Да и зачем с нами воевать, если мы сами отдаем все – ведущие производства, энергоносители, финансы, секреты, технологии. Мы все «сплавляем» за рубеж чуть ли не в порядке репараций за проигранную холодную войну, и многим нашим гражданам не остается даже минимума – вплоть до того, что самые дееспособные поколения отказываются от деторождения.
Как видно, НАТО совсем не самый страшный наш противник. Если это и противник, то вполне разумный. По крайней мере, более рассудительный и рациональный, чем паразитический класс бюрократии, явившийся нам в «вертикали власти», совершенно не озабоченной ни благосостоянием народа, ни стратегическими перспективами страны.
Перед Россией стоит задача остановить не столько НАТО, сколько разложение гражданского самосознания, происходящее от разложения власти.


Поглощение проектом большего масштаба
Что представляет собой НАТО? Это чрезвычайно громоздкий инструмент скорее политического, чем военного давления, использующий демонстрацию силы. НАТО – это средство обеспечения присутствия военной мощи США на территории членов Альянса, но также и средство ограничения применения этой силы процедурами согласования. Достижение согласованности в действиях желательно, но если оно не удалось, что американцы обойдутся и без согласования.
Мы должны смотреть на НАТО не столько как на военный блок, сколько как на воплощение политической доктрины, в которой самое главное – самооборона Запада от опасностей, исходящих от всего остального мира. Россия с ядерным потенциалом и волюнтаризмом (если не сказать «авантюризмом») во внутренней политике, конечно же, не может не настораживать Запад. Поэтому стратегия продвижения НАТО возможно ближе к пусковым установкам российского ядерного оружия будет неизменной. Это попытка получить дополнительную страховку на случай непредсказуемости Москвы. Протестовать по этому поводу можно, но трудно представить неразумным стремление к возможно большей безопасности, которое Запад демонстрирует пусть и не вполне адекватно, но в целом рационально. Это рациональная реакция на возможные иррациональные решения, способные возникнуть в дестабилизированных государствах.
Нам ежедневно докладывают с экранов телевизоров, что Россия стабильна, что период хаоса она успешно прошла. Но на этот счет есть и противоположные оценки, которые формируются не только у российских оппозиционеров, но и у западных аналитиков. Подстраховка на случай непредсказуемости ситуации в России – вот причина готовности НАТО переступить через собственные правила и включить в состав Альянса Украину и Грузию.
В случае если Россия все же начнет возвращение к совей цивилизационной традиции, если в ней начнется глубокая трансформация политической элиты, что же Москва может противопоставить понятной, вполне отчетливо проявленной стратегии НАТО? Есть ли у нее какая-то оборонительная доктрина, в которой НАТО перестает быть для нас потенциальным врагом?
Такого рода доктрина может быть разработана, а ее идея уже высказана и в экстравагантных записках некоторых российских аналитиков, и в недавнем выступлении Дмитрия Рогозина, ставшего представителем России в НАТО. Политик, имеющий стойкий иммунитет к бюрократическому стилю российской дипломатии, уже в самом начале своей деятельности предложил обдумать создание системы, более эффективной, чем НАТО – союза государств с условным названием ПАТО (PATO — Pacific-Atlantic Treaty Organization). При реализации такой идеи продвижение НАТО на восток потеряет всякий смысл, и возникнут новые гарантии взаимной безопасности между Западом и Россией.
В данном случае мы имеем дело с потенциальным проектом новой системы безопасности, более масштабной, чем та, которую предлагает Западу система атлантической солидарности. Более внятная и обусловленная реальными опасностями система может разграничить Север и Юг. Глобальный Север и глобальный Юг очевидные антагонисты во всех отношениях – и в культуре, и в военной стратегии, и даже в антропологических типах. Север есть Север, Юг есть Юг; и им не сойтись никогда.
Глобальный Север – это та же система солидарности, что имеется в НАТО плюс Россия и некоторые бывшие союзные республики. Замкнуть в оборонную коалицию Глобальный Север, создать взамен атлантической систему атлантико-североевразийской солидарности – значит обозначить перспективы не только для России, но и для Запада, страдающего своей избыточной открытостью Югу.
Стратегия продвижения НАТО может быть нейтрализована, если России удастся убедить Запад в том, что ему выгодна более масштабная система безопасности, и что Россия в этой системе действительно заинтересована. Что это не игра, а вполне реальный проект. А раз это проект, то ему полагается и расчет – расчет глобальных угроз, возможных глобальных конфликтов, расчет «цены вопроса» и т.д. Самой надежной гарантией, что подобный выбор для России является желанным, будет изменение в самой России – отказ от манипуляций общественным мнением, решительная атака на коррупцию, пересмотр миграционного законодательства, ликвидация бюрократических механизмов управления и т.д.
В прежней системе «правил игры», которые приняты во внутрироссийских делах, внешнеполитические вопросы разрешить не представляется возможным. России давно пора переходить к иной стратегии: не говорить «нет», когда это «нет» просто некому выслушать и принять во внимание. Хочет Украина в НАТО? Почему же нам возражать, если это желание получит поддержку на референдуме? Мы сможем выразить только сожаление, что Запад продолжит бессмысленную стратегию и не увидит своей выгоды в том, чтобы заменить ее на более эффективную.


Россия замерла в каком-то параличе, который многим хотелось бы считать стабильностью. Но это не признак стабильности, а признак немощи. России пора начинать двигаться, пора заявить мироустроительные идеи. Проблема продвижения НАТО на восток лишь подталкивает нас к необходимости стать самими собой – той истинной Россией, без которой в Европе «ни одна пушка не стреляла», стать частью «концерта наций», каждая из которых заботится о том, чтобы не быть стертой из истории.



  Комментарии читателей
09.03.2008 11:27:39
Ильин

Предложить более сильному и побеждающему врагу дружить против кого-то. Уже и придуман образ кого-то "Глобальный Юг". Человек, считающий себя политиком верит в это?
Андрей Савельев: Вы предпочитаете смерть для собственного народа? А "человек, считающий себя политиком", это кто?
19.02.2008 03:28:00
Светлана

Проблема состоит в том, что американцы никогда по доброй воле не откажутся от потребления такого количества мировых ресурсов. Всю человеческую историю все войны происходили из-за ресурсов, хоть и прикрывались идеологией.А у нас их предостаточно... Поэтому Западу не нужны с нами никакие союзы против Юга, это глупо, неужели Вы это не понимаете?
Андрей Савельев: Не стоит давать мне такие характеристики, если есть желание о чем-то говорить. Что Вам кажется "глупым", мне представляется целесообразным. Вы полагаете, что история движется одним лишь фактором. Это ошибка. Все самые известные конфликты происходили не из-за ресурсов или не только из-за них. Наполеон, Гитлер за какие такие ресурсы сражались? Может американцев в Афганистане какие-то ресурсы привлекали? Или во Вьетнаме? Думаю, проблема в том, что Вы слишком поверхностно оценили известные Вам исторические факты. Если бы Ваш подход был верен, то Китай с нами воевал бы всю свою историю, Сайдовская Аравия была бы оккупирована, в ЮАР не было бы ни выборов, ни власти черного большинства. И т.д.
17.02.2008 04:56:38
Николай

Гоголь устами Тараса Бульбы сказал "Не верьте ляхам Обианут псяюхи" Мне кажется что Запад наш извечный враг и любые договоры с ним это иллюзия Он их растопчет как это было в 41 году с договором о ненападении. В статье очень верно замечено что на словах мы против Запада а в архитектуре искусстве видим в ним сюзерена Даже котировки наших акций движутся в унисон с американскими Украина - это пробоина сделанная Западом еще давно в теле Руси через которую он и сейчас лезет к нам
Андрей Савельев: У нас есть враг пострашнее. Александр Невский в свое время прогнолся перед Ордой, чтобы отбить латинян, которые хотели нашу веру сломать. Теперь Западу нашу веру никак не сломать. Он проповедует толерантность, как в свое время ордынцы. Это глупость, но ее можно перетерпеть и переждать. А вот с юга на нас накатывается погибель - не только для нашей веры, но и для самой жизни. Восток и Запад - это спор между собой. А с Юга идет новая Орда, которая не оставит камня на камне и от нас, и от Европы.
09.02.2008 15:34:46
Георгий Филолог

Чтобы эффективно противостоять продвижению НАТО, России нужно стать носителем цивилизационной идеи, которую искать совершенно не нужно – она перед глазами и заключена в русской традиции. - ДА!
...создание системы, более эффективной, чем НАТО – союза государств с условным названием ПАТО (PATO — Pacific-Atlantic Treaty Organization). - БОЛЕЕ ЧЕМ СОМНИТЕЛЬНО. ОСОБЕННО "Atlantic" В ЭТОМ НАЗВАНИИ.
В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ЭТО НЕСБЫТОЧНО ПРИ СОХРАНЕНИИ ИНОРОДЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА ВЛАСТИ РФ.
Андрей Савельев: Название может быть любым. Идея - Глобальный Север вместо Глобального Запада. Какая разница, какое название. Европеяне боязливы, им нужны привычные слова. Пусть останется Atlantic, лишь бы политика изменилась. А то тут прокремлевские журналюги уже объявили, что нам войны не избежать.



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100