статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Фальшивые слезы о Солженицыне
08.06.2008


Официозная скорбь по Солженицыну – свидетельство скорее против того, что он сделал для России что-то существенное. «Об умершем либо хорошо, либо ничего» - это семейная, а не общественная традиция. Никто из значимых фигур истории общества и государства не может рассчитывать, что после смерти о нем либо будут говорить хорошо, либо забудут. Александр Солженицын фигура заметная. И она обязательно будет оцениваться. Сегодня – полярными точками зрения, позднее – более обстоятельно, но уже другими поколениями. Наши оценки для них тоже кое-чего будут значить.
Когда-то давным-давно я прочел книгу первой жены Александра Исаевича – совершенно незлобливую, написанную с печалью, а не со страстью к разоблачению. Именно поэтому в книге проскользнула истинная сущность писателя: его уверенность в том, что он может быть и будет великим. Все оборвалось случайной глупостью – какими-то неаккуратными строками во фронтовом письме. Если бы не это, то Солженицын наверняка стал бы известным писателем-фронтовиком – в ряду других советских писателей того же поколения. Но волей судьбы он прикоснулся к другому слою населения СССР – заключенным. И здесь напитался ненавистью и разного рода «историями». Они и сложили мировоззрение писателя.
Стал ли Солженицын великим? На мой взгляд, нет. Отдельные вполне качественные произведения не сделали его даже собственно писателем. Он стал публицистом, которому довелось первому начать «открывать глаза» на сталинскую эпоху. Как пристрастный первопроходец он не был объективным и не мог быть принять советским обществом. Зато его с удовольствием приняло и объявило «великим» западной общество. Этому обществу в России ничего не было жалко, и никакой объективности и взвешенности в отношении нашей страны ему нужно не было. Напротив, нужен был «компромат». И Солженицын дал его. За что и получил Нобелевскую премию. Вовсе не за литературу. Это была политика.
Возвращение Солженицына в Россию не стало триумфом. Его вообще мало кто заметил. И сам он к тому времени серьезно устарел. Его публицистические выступления оказались повторением того, что уже не раз звучало. Боль его за Россию не была чем-то новым. От Солженицына-писателя ждали чего-то нового именно в литературе. Ничего не вышло. «200 лет вместе» - это не литература, а историческая публицистика.
Вина Солженицына – в его ударе по единству страны работой «Как нам обустроить Россию». Он не покаялся за нее. Или не сделал это публично. Враги нашей страны растиражировали ее основательно. Многим показалось, что «антиимперский» пафос Солженицына очень кстати.
Достоинство Солженицына в том, что он все же не дал «демократам» втянуть себя в политику, ни в чем их не поддержал с момента приезда в Россию. Напротив, он был против «демократов». А поскольку и против коммунистов, то стоял на русских национальных позициях. Как мог, так и стоял. Криво-косо, но все же Солженицын ближе русским людям, чем коммунисты и либералы. «Россия в обвале» - публицистика умеренного русского националиста, социал-патриота и почвенника (если классифицировать взгляды писателя «политологически»). Солженицын не дал наградить себя государственными орденами и премиями. Последняя награда была втиснута ему насильно, когда он по немощи уже не мог сопротивляться. Это его достоинство.
Недостаток Солженицына как публициста и мыслителя – в его фатальном отставании от жизни. Именно поэтому, как мне представляется, он не нашел в России круга общения для себя и тех, кого мог бы поддержать в политике. Он все еще пытался быть «великим затворником», а получилось, что заранее похоронил себя.
Кто сейчас объявляет Солженицына «великим», вряд ли вообще читали хоть что-то из того, что он написал. Даже очень большому поклоннику писателя не одолеть «Красного колеса» и преодолеть зевоту от «Архипелага». Это публицистика с претензией на эпос. Для каких-то поколений интересная (как в свое время зачитывались «Огоньком»). Но уже теперь видно, что испытания временем эта публицистика не выдержала. Нет в ней ни исторической правды (разве что правда «бытовая», заимствованная отчасти у литературы), ни глубины.
Официозная скорбь по Солженицыну – свидетельство скорее против того, что он сделал для России что-то существенное. Чужая власть прославляет писателя, который ее проклял. Значит, что-то в этих проклятьях было такое, что перечеркивало их, делало безопасным для власти.


  Комментарии читателей
11.12.2008 13:52:57
Владимир Лосев

Солженицинские книги читал-тоска и скучища. Порочить всегда легче, особенно, чувствуя безнаказанность.В нашей стране только на словах все равны перед законом и господом. Если ныняшняя власть, доведшая большую часть населения богатейшей страны мира до НИЩЕТЫ, с восторгом говорит о "творениях" А.И., то ГУЛАГ у нас продолжается.
23.08.2008 19:50:21
Елена С.

При всём уважении к Вам, Андрей Николаевич, не могу согласиться с Вашей точкой зрения. Я считаю А.И. великим писателем и человеком, прочтя и Колесо, и Архипелаг, и практически всё им написанное (и без малейшей зевоты). И совершеннно, на мой взгляд, неправильно делать выводы из "официозной скорби". Если либералы превозносят Столыпина, то он был плох? Если г-н Немцов сокрушается о святых мучениках, то долой этих мучеников? Примазаться-то у нас завсегда горазды! А, вот, по тому, что писали об А.И. оголтелые либералы и русофобы, с какой ненавистью воспринимали его, выводы сделать можно. Простите, но Вы не правы в данном случае.
Андрей Савельев:

Вряд ли тут просто дело вкуса. Есть литературные произведения. Они мне кажутся вполне на уровне лучших советских образцов. Но их мало. Архипелаг и Колесо - это не литература, согласитесь. Это политические памфлеты. Мне трудно представить, как их можно читать без зевоты. Признаюсь, Архипелаг я до конца не осилил, а Колесо забросил в самом начале. Больше всего меня отталкивает произвольные суждения и свободное обращение с фактами. Личный мотив сильно искажает эти факты. Некоторые так и просто составлены по слухам и выдумкам. Ужасно, если историю нашей страны кто-то начнет учить по Солженицыну.

Если Немцов начинает сокрушаться о святых мучениках, то это не может не настораживать. Дело не в мучениках, а в том, почему это таким людям "примазаться" кажется удобным? В данном случае я вижу состояние Церкви и священноначалия. Немцов точно знает, что за свои "художества" извергунт из Церкви не будет. В церковной бюрократии полно таких же, как он.

Власть примазывается к Солженицыну по той же причине: это удобно. Сам Солженицын сделал такое примазывание удобным. Кстати, его неинформированные суждения о современной Церкви тоже играют свою негативную роль. Наряду с чисто политическими произведениями - разрушительным "Как нам обустроить Россию" и бессильным и запоздалым  "Россия в обвале".




Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100