статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Что я думаю об этой войне
13.08.2008


Комментарии накапливались день за днем…

Грузия совершила акт государственного терроризма против населения Южной Осетии, состоящего преимущественно из российских граждан. Тем самым совершено вооруженное нападение на Россию, посягательство на основы ее суверенитета и конституционного строя.
Президент Грузии Михаил Саакашвили попытался скопировать поведение своих американских хозяев, рассчитывая совершить максимальное число убийств мирных жителей и разрушить систему управления и жизнеобеспечения Южной Осетии. Его планы в значительной степени были реализованы. Провалился лишь расчет на пассивность России.
Руководство Российской Федерации впервые за многие годы предприняло в целом адекватные действия, решившись силой оружия защитить жизни российских граждан. Впервые от слов Россия переходит к делам. И это вселяет надежду, что последний закавказский рубеж, символизирующий геополитическую значимость России, не будет сдан.
Вместе с тем, человеческие жертвы в Южной Осетии – прямой результат реактивной внешней политики и отсутствия каких-либо предупредительных действий со стороны России. Именно поэтому на массированную ночную бомбардировку Цхинвала и осетинских сел не было адекватного ответа, а российские миротворцы из препятствия для агрессора превратились в мишень.
Непризнание в течение длительного времени фактического и юридически обоснованного суверенитета Южной Осетии также является причиной того, что грузинские шовинисты все еще питают надежды вооруженным путем и актами геноцида присвоить себе территорию, на которую Грузия не имеет никаких прав.
Вызывает тревогу и готовность российских вооруженных сил. Их выдвижение навстречу грузинским агрессорам нельзя назвать стремительным. Грузинская авиация, начиненная смертоносным грузом, действовала вблизи российских границ беспрепятственно, грузинские самолеты не были сбиты российскими ПВО.
Выступления журналистов даже на государственном телевидении в этой сложной ситуации изобиловали неточностями и нелепостями. Утверждения, что въезд в Южную Осетию со стороны России является пересечением российско-грузинской границы, распространяют опасные заблуждения. Государство обязано допускать к общероссийскому эфиру только подготовленных специалистов, чтобы подобные глупости не получали широкого распространения.
Ситуация опасна повторением антигрузинской истерии, которая развернулась в связи с "винной" войной. Не стоит неприятие агрессии со стороны режима Саакашвили распространять на весь грузинский народ. В Грузии есть здоровые силы, способные выступить против зарвавшегося шовиниста, пришедшего к власти в результате государственного переворота. В России грузинская диаспора также не состоит сплошь из приверженцев террористического режима Тбилиси.
От российских властей с самого начала грузинской агрессии следовало требовать большей решительности и приведения российских Вооруженных Сил на Северном Кавказе к достаточному уровню боеготовности и мобильности, чтобы пресекать любую агрессию в зародыше и наносить агрессору в кратчайшие сроки такой урон, который отбил бы у него всякую охоту применять оружие против российских граждан.
Необходимо немедленное признание Южной Осетии и Абхазии как суверенных государств и заключения соглашений о размещении на территории этих государств российских вооруженных сил, гарантирующих поддержание мира на границах с Грузией. Присоединение Южной Осетии к России и воссоединение осетинского народа является сегодня насущной задачей, которая может быть решена в самые короткие сроки.
С самого начала боевых действий меня тревожили следующие симптомы, которые угадывались в интонациях выступлений высшего чиновничества и подконтрольных власти СМИ:
1. Отсутствие достоверной информации. Такое впечатление, что в зону болевых действий лезет все, кто не лень, но информации не поступает. Лишь по отдельным сообщениям становится ясно, какая там мясорубка. Информация о потерях среди российских войск, добровольцев и осетинской армии отсутствует или дается фрагментарно. Информация об успехах тоже. Там, похоже, заварилась страшная кровавая каша. А нам показывают истеричных баб, чтобы "пробить слезу". Там людей кидают в топку, как в Чечне. Там те же "паши гречевы" планируют операции и заводят войска в засады. Там бессильны российские ПВО и успешны грузинские. Полный хаос и кладбише для техники и людей.
2. Нападение Грузии явно "прошляпили".  Расчет на быстрый разгром грузинских агрессоров не оправдался. Операция по вытеснению ведется как будто без плана и точных установок для вооруженных сил.  Расчет "двумя полками за полтора часа" не прошел, ресурсов северокавказской группировки оказалось явно недостаточно. Пришлось подтягивать десантнтиков и силы из других регионов. Значит, обстановка не была верно оценена.
3. Такое впечатление, что война ведется не против Грузии (то есть, всей ее военной машины), а против отдельной группы вторжения. То есть, на военные действия наложены ограничения вроде тех, кто имелись в войне против чеченских бандитов: то не бомби, туда не ходи, здесь отступи и т.д.
4. Поддержка действий российских властей и военных вписывается в ранее разработанную систему фиктивных гражданских акций, проводимых проституированными группами молодежи, созданными властью. Власть сама себе создает иллюзию поддержки, не заботясь о реальной поддержке со стороны самодеятельных общественных организаций.
5. Ложь мировых СМИ осуждается так, как будто отечественные СМИ - образец правдивости. В действительности, наши СМИ - рекордсмены лжи, зависимые от заказчиков этой лжи в еще большей мере, чем любые зарубежные. Теперь всюду требуют правды, не намереваясь сами быть правдивыми. Этот моральный выверт еще очень дорого нам обойдется.
6. Война может обернуться не только победой, но и поражением. В Чечне было пролито столько крови, а результат - фактическая капитуляция. Опасность, грозящая России со стороны собственной власти - аналогичная сдача, когда "конфузия будет объявлена викторией". Напротив, стремление к победе в войне будет менять всю систему управления страной, основы идеологии, которой следует власть. Пойдет ли власть в этом направлении? Если нет, то нас ожидает очередной общенациональное унижение. Если да, то нас ожидает масштабная кадровая революция и принципиальная смена политического курса.
Объективно картина войны выглядит многослойной. Внешне - ура-патриотические донесения, глубже - догадки аналитиков, что не все так хорошо, еще глубже - "окопная правда" о низкой боеспособности российской армии и нерешительности политического руководства идти в войне до конца. Что надо делать, специалисты знают. Но кто же даст специалистам право решать? Решать будут те, кто торгуется с Западом. Может быть, уже делит средства Стабфонда, которые закулисные игроки могли заранее расписать. Куш немалый. Чтобы его сорвать, можно и войну развязать, и всемирную кампанию клеветы и даже ООН обвалить.
Вспомним, что "Родина" в свое время предлагала совершенно иную внешнюю политику, в том числе и в Закавказье. Предлагалось в 2004 году не дать Саакашвили захватить Аджарию. Кремль сдал Абашидзе и позволил бесноватому Мишико с триумфом въехать в Батуми. В 2005 году предлагалось принять поправки к закону о принятии в РФ нового члена федерации. Чтобы не надо было спрашивать на это разрешения в Тбилиси. "Единая Россия" эту инициативе отвергла. В том же году и на следующий год неоднократно предлагалось начать процесс признания государственного суверенитета ЮО и Абхазии. Ноль эмоций из Кремля. Уже в 2008 был образован "Комитет за признание Россией суверенитета Абхазии и Южной Осетии". В Кремле не пошевелились.
И теперь, упустив все политические средства решения вопроса, заплатив тысячами жизней, кремляне прозрели? Кто в это верит? Многие хотят поверить.
Если нас не обманывают, то ситуация должна смениться не только в военной области. Есть ли какие-то симптомы перемены политического курса? Никаких. Что из этого следует? Следует страшное: поражение в войне, национальный позор. Иначе не выйдет. Мы либо суверенная страна со своими интересами, либо сателлит США.
На двух стульях не усидеть. Тем более, на штыках.
Страх быть сувереном останавливал не только власть. Он останавливал граждан, которые начинали судить, что «дальше идти не надо», «не надо провоцировать Запад» и т.д. Люди не понимают жестокой правды войны и свирепых нравов мировой политэкономической конокуренции.
Запад вмешается в любом случае. Но в одном варианте наши войска стояли бы во всех ключевых точках Грузии, а в другом в этих точках будут стоять какие угодно войска. Принцип "победителей не судят" циничен, но работает всегда. В первом варианте новый удар со стороны Грузии был бы проблематичным, во втором он будет обязательно.
Запад как культурное пространство погибает на глазах. Это уже не оплот христианской цивилизации. Европа давно сгнила изнутри. Кто поездил не по туристическим центрам, а по настоящей Европе, это прекрасно знает. Все то же, что в России, но в более мягких формах - деиндустриализация, раскультуривание, бандитизм и воровство, жулики-чиновники, тотальная бюрократизация, обезлюживание и т.п. Но при этом бюрократия правит, а она ненавидит Россию всеми фибрами. На этом они сойдутся всегда, как сходились под флагами Наполеона и Гитлера.
Грузия государством-фантом, где правительство получает зарплату от зарубежных грантодателей. Саакашвили окончательно угробил экономику. А военные расходы в грузинскому бюджете не грузинские, а натовские. От Грузии "расходный материал" только в виде "пушечного мяса". Экономически самодостаточная Грузия никому не нужна. А "пушечного мяса" там еще хватает. Подкинут вооружения, валютных фантиков - и готова новая армия вторжения.
Саакашвили просто больше нечего делать. Страну он не восстановит, популярность прошла. Остается оправдаться только войной. Значит, он может разве что затаиться на срок, но воевать будет обязательно.
Наши дипломаты (в смысле "их", кремлянские) всегда занимались только одним - сдачей национальных интересов. Никогда другой парадигмы им в головы не закладывали. В лучшем случае они просто пили-гуляли за государственный счет и приворовывали, смешиваясь с аборигенами. МИД - дорогостоящая структура, состоящая преимущественно из тунеядцев, отчасти - из предателей. Они в принципе не могут действовать правильно.
Наш "кулак" в Грузии выглядит как кулачишко в сравнении с натовскими морскими группировками в Персидском заливе и в Средиземном море. Наш ЧФ ничтожен даже в сравнении с турецким. Россию никто захватывать не будут. Нужны только трубопроводы и их обслуга. Остальное можно изничтожить высокоточным оружием. Отвечать нам нечем.
Единственный шанс - решить вопрос до того, как его начнут обсуждать. Но тогда надо вслед менять всё и всех. Потому что при такой политике нужна нефиктивная подпорка - поддержка общества, патриотизм как самодеятельный творческий акт, а не пикеты "мегер", оплаченные по 200 р. за тело.
Потенциал агрессора не уничтожен. Он восстанавливается мгновенно. Причем все может быть очень плохо, как в Чечне - переход к диверсиям и террору. Даже того, контингента, который прибыл из Ирака, достаточно, чтобы надолго сделать жизнь в Южной Осетии невозможной. Все остальное делается элементарно. "Пушечное мясо" должно не побеждать, а умирать. Два месяца интенсивной стрелковой подготовки - и уже готовы многочисленные банды, который можно засылать, куда хочешь. В Чечне ведь все сложилось без многолетней подготовки. Долбили годами, а без политической воли пришли к полному поражению. Именно такая война, чтобы Запад все время использовал ее в закулисных торгах, как раз очень вероятна. Она может начаться хоть завтра. И не прекратится многие годы. И все потому, что в Кремле раз и навсегда решили, что у России не может быть побед.
По прошествии пяти дней Президент сказал: «Цель достигнута. Безопасность наших миротворческих сил и гражданского населения восстановлена. Агрессор наказан и понес значительные потери. Его вооруженные силы дезорганизованы». При этом сообщалось, что российские войска ведут бои с грузинской армией в 20 километрах к югу от столицы Южной Осетии. Таким образом, в Кремле войну считали законченной, а на фронте война продолжалась. Кремль вновь начал натягивать постромки, лишь бы российская армия не одержала победы.
Если цель была только ответить ударом на удар, то следующий удар не заставит себя долго ждать. Любая военная или полицейская операция и даже спортивная схватка требует достижения решительного преимущества и обеспечения такого положения, при котором новый удар от противника невозможен.
Таким образом, элементарные представления о национальных интересах России требуют полного уничтожения военной инфраструктуры Грузии, а также взыскание с Грузии контрибуции в счет разрушенного Цхинвала. Иное решение противоречит национальным интересам и является либо изменой, либо вынужденным шагом, признающим недостижимость действительно значимых для России целей.
Иными словами, если политика Медведева не повтор политики Ельцина во время войны в Чечне, то это признание поражения. Цели войны не достигнуты, гибель гражданского населения и значительные боевые потери ничем не компенсированы. Это очевидный тупик.
Цели войны указывают в учебниках для военных училищ. Увы, кремляне "академиев не кончали" и опыта борьбы за национальные интересы не имеют. "Предотвратить новые нападения" в данном варианте организации процесса означает прямо: "обеспечить возможность новых нападений". Реально предотвратить нападения можно только нанесением сокрушительного поражения агрессору и лишением его возможности нападать.
Война в Южной Осетии показала, что российская власть совершенно лишена творческого и волевого начал. Она сама себя кастрировала, репрессировав или коррумпировав оппозицию, рассматривая оппонентов своему политическому курсу как врагов страны и применяя к ним всю мощь аппарата государственного насилия. Понимание того, что сильная оппозиция обеспечивает динамизм власти, ротацию элит, пристальный анализ инициатив власти, в Кремле напрочь отсутствует. Поэтому вся «вертикаль» замерла, ожидая указаний с самых «верхов», где разместились «корифеи всех наук», которые едва успевают пожать руки в порядке дипломатического протокола. Агрессор, напавший на Южную Осетию, именно поэтому показался нашим чиновникам менее опасным противником, чем общественные силы, критически оценивающие их действия.
Война выявила состояние власти, но не изменила его, как ожидалось. В течение нескольких дней власть могла проникнуться мыслью о своей катастрофической неэффективности, повлекшей массовые человеческие жертвы. Но все пошло своим чередом. Победа, которая могла сплотить нацию, была заменена трауром и посулами наград и компенсаций. Россия, как все предшествующие годы, снова отступила, так и не подтвердив статуса великой державы. Для российских элит это означает обрушение международного статуса вместе с котировками акций крупнейших российских компаний. Ведь патронаж со стороны сильного государства – одно из конкурентных преимуществ. Теперь всем ясно, что в России сильной власти нет. Нет ни решительной политики, ни способности использовать силовой ресурс, если уж дело дошло до этого. Все недоброжелатели России поняли, что теперь из нас можно веревки вить и превращать в козлов отпущения, сваливая к нам собственный кризис вместе со всеми его бедствиями.
Провал в Южной Осетии как часть нарастающего экономического и политического кризиса с очевидностью ставит перед российскими элитами вопрос о необходимости и возможности принципиально иного курса, в котором догмат рынка коррупционных проектов должен быть заменен доктриной национально-государственных интересов, фантазии об «информационном обществе» - задачей новой индустриализации страны, приоритет произвола бюрократии приоритетом права гражданина. Разумеется, все это ставит перед страной кадровый вопрос: действовать иначе могут только те, кто принципиально не желает действовать в прежнем пораженческом ключе. Кадровая революция во власти – до крайности необходимое событие, которое только и может решить, что станет со страной в ближайшие годы и даже в ближайшие месяцы.


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100