статьи
  Статьи :: Монархия и империя
  
  Правопреемство от Империи, «царские долги» и несуверенность российской власти
24.03.2007


по мотивам доклада на конференции "Российская монархия в XXI веке"

Российская государственность не может существовать без соотнесения с прошлым – с использованием символов Империи, ее исторической славы, ее культурных достижений. Между тем, проникновению исторической памяти в право поставлен жесткий барьер. Так, МИД уклоняется от возможностей, которые предоставляет династическая дипломатия – пугается каких-либо контактов с Российским Императорским Домом. Перезахоронение праха Императрицы Марии Федоровны, запланированное как яркое мероприятие с государственным ритуалом, превращено в частное дело потомков династии Романовых, а статус царской усыпальницы в Петропавловской крепости так и остается на уровне музейной достопримечательности.
Проблема правопреемства или правопродолжения современной российской государственности от Российской Империи остается не выясненной ни с научной, ни с политической точки зрения. Российские правоведы лишь спорят о том, насколько объемлющим является правопродолжение Российской Федерации от СССР и правопродолжение ли это, если власть отказалась от множества обязательств советского периода – не только внешнеполитических, но и внутренних. Разумеется, безответственная власть хочет пользоваться всеми преимуществами, достигнутыми в предшествующие эпохи, но не желает нести ответственность перед гражданами, подвергнутыми унижению воровской приватизацией, ограблению путем освобождения цен и «дефолта».
Одно из следствий принятия государственной властью всей полноты ответственности по обязательствам предшественников – это ответственность за статус граждан. Изменение контура границ, утрата территорий обязательно ставит на повестку дня проблему репатриации. Соответственно, возникает вопрос, каковы принципы репатриации? Кто имеет безусловные права на гражданство? В отношении кого государство обязано подтвердить статус гражданина? Отсюда возникает проблема континуитета (правопродолжения), если мы имеем дело с тем же политическим субъектом, или проблема правопреемства, если политический субъект изменен.
В государственных делах правопреемство – дело почти невозможное, поскольку новый субъект обязан заново пересмотреть все свои обязательства, а все, кто имело таковые по отношению к прежнему государству, по своей воле могут от них отказаться. Соответственно, если бы РФ была лишь правопродолжателем СССР, то ей пришлось бы отстаивать свое право на место постоянного члена в Совете Безопасности ООН, а также многие другие международные статусы. Ельцинский режим предпочел уклончивые, неправовые формулировки, взяв на себя обязательства правопродолжения от СССР только в отношении международных договоров (преимущественно долгов) и в отношении территории. Внутренний континуитет был полностью отброшен, хотя это и не было отражено в каких-либо правовых актах. Принятие Конституции в 1993 году, напротив, декларирует обратное. В преамбуле Конституции имеется ссылка на историческую ответственность. Тем не менее, эти положения не нашли отражения в праве, правительство в Российской Федерации оказалось полностью безответственным.
Безответственность власти проявляется многогранно. В том числе и в проблеме репатриации. Законопроект о репатриации, внесенный в 2004 году в Государственную Думу депутатами фракции «Родина», получил отрицательный отзыв. Среди аргументов в официальном правительственном отзыве оказался и такой: «…норма статьи 3 законопроекта о признании Российской Федерации правопреемницей Российской Империи противоречит общим положениям российского законодательства. Анализ заключенных международных договоров в этой области (Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 г., Соглашение глав государств Содружества Независимых Государств о собственности бывшего СССР за рубежом от 30 декабря 1991 г., Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июля 1992 г.) позволяет сделать вывод о том, что Российская Федерация является правопреемником только лишь Союза ССР».
Последовавшая депутатская переписка показала, что никакого анализа международных договоров в правительстве не было. Как не было и анализа российского законодательства, якобы, препятствующего введению института репатриации. Вице-премьер А.Д.Жуков не смог также ответить на вопрос, какие нормы российского законодательства мешают реализации правопреемства от Российской Империи. Все последующие выяснения показали, что таковых не существует. Зато существует политическая позиция, лишающая страну суверенитета, а правительство – ответственности перед гражданами.
Таким образом, проблема правопродолжения\правопреемства становится не только научной, но и политической.
Документальной базой для решения проблемы правопродолжения являются, помимо Конституции Российской Федерации, правовые акты советского периода, фактически означавшие реализацию принципа континуитета. Так, советская Конституция установила, что все подданные Российской Империи, за исключением особых случаев, становятся гражданами СССР. Международная деятельность правительства большевиков также была связана не с отрицанием международных договоров, заключенных Империей, а с переговорным процессом. Большевики не отрицали все международные соглашения, а принимали правовые акты по выходу из них. А на претензии по долгам Империи выставляли встречные финансовые претензии за ущерб от интервенции.
Российская Федерация наследует имперскую символику в государственном гербе, наследует сокровища Империи, наследует ее историческую славу и культурное достояние. Но всячески уклоняется от фиксации полномасштабной ответственности – реализации принципа континуитета. Тем не менее, когда преемство от Империи сулит выгоду, оно все же к случаю признается. Так произошло с выплатой российским правительством «царских долгов» Франции – в порядке удовлетворения французских претензий по обязательствам до 9 января 1945 года. Долги были выплачены в 1997-2000 г. Доля долгов Империи в общей сумме в 400 млн. долларов не была оговорена или указана. Но в межправительственном Соглашении были указаны источники возникновения долгов, которые покрывались данной выплатой. Среди них – целый перечень, относящийся к событиям имперского периода.
Проблема «царских долгов» возникла еще в советский период. В письме, полученном из МИД РФ, утверждается: «Из-за неурегулированности проблемы царских долгов Франция была закрыта для размещения советских облигаций. В контексте создания странами ЕС единого рынка имелась реальная опасность того, что вслед за Францией и остальные страны ЕС откажутся приобретать советские облигации. Поэтому решением ЦК КПСС от 13 октября 1988 года Минфину СССР и МИД СССР было поручено возобновить переговоры с французской стороной по царским долгам». «На переговорах в Москве в октябре 1990 года были согласованы основные принципы урегулирования претензий: Франция признает ущерб, нанесенный СССР интервенцией в 1918-1920 гг., а СССР признает обязательства по займам, выпущенным или гарантированным до 1917 года Российской империей, и оплатит в виде окончательного расчета некое сальдо, призванное компенсировать ущерб французским держателям российских ценных бумаг».
Разумеется, для советского периода выплата указанной суммы не была фатальной, а новые кредиты – неподъемным бременем. Правительство СССР обладало огромной собственностью и огромным государственным бюджетом. Правительство РФ обладало на момент выплаты (да и в настоящее время) многократно меньшими возможностями. Поэтому в высшей степени нелепо было продолжать те же переговоры. Они были продолжены в прежнем формате только потому, что только новые кредиты могли обеспечить выживание ельцинского режима.
Выплата «царских долгов» могла быть оформлена только в порядке правопродолжения от Российской Империи. Причем, для этого требовался отдельный правовой акт, выражавший как общий принцип правопродолжения, так и принятие обязательств по данному комплексу эпизодов взаимоотношений Российской Империи и Франции. Без этого выплата 400 млн. долларов является более чем очевидным преступным деянием. Во-первых, никаких обязательств до 9 мая 1945 года в отношении Франции у Российской Федерации быть не может, поскольку СССР и Франция до победы над гитлеровской Германией находились в состоянии войны. А война отменяет любые взаимные обязательства. Либо они должны восстанавливаться отдельным правовым актом. Такого акта ни во времена СССР, ни в РФ не было. Во-вторых, данной выплатой правительство вышло за пределы российского законодательства. У него не было никаких правовых оснований для уплаты «царских долгов» (не было признания даже частичного преемства обязательств от Империи). Следовательно, требовалась ратификация международного договора парламентом, а не подписание межправительственного соглашения. И таковая ратификация была бы фактическим признанием правопродолжения от Империи – по крайней мере, в части долговых обязательств в отношении Франции. Поскольку этого не было, мы можем говорить о совершении преступления.
Симптоматично, что в письме министра финансов А.Л.Кудрина говорится, что, подписав межправительственное соглашение от 27 мая 1997 г., Россия не признала никоим образом «царские долги». В прямом противоречии с этим утверждением из того же письма следует, что Франция никогда не отказывалась от претензий в связи с обязательствами Российской Империи. В Соглашении эти претензии прямо перечислены, а значит – признаны основательными. В том числе и российской стороной. Признание «царских долгов» прямо следует из сообщения МИД о том, что переговоры представителей РФ о выплате долгов были прямым продолжением переговоров советского периода, а в них (и это прямо следует из вышеприведенного текста письма МИД) предполагалось именно признание долгов, возникших до 1917 года. Таким образом, мы выявили еще одного лжеца среди высших должностных лиц правительства. А также установили явную заинтересованность министра финансов в сокрытии реального положения дел. Не случайно свою переписку по этому поводу Минфин снабдил грифом «секретно».
Выплата «царских долгов» состоялась под давлением обстоятельств, когда Минфин тем самым создавал «благоприятный финансовый климат» (иначе говоря, финансовую «пирамиду»), чтобы получить новые кредиты, заплатив по старым, пусть даже и не оформленным надлежащим образом. Но уже самим фактом официальным признанием «царских долгов» правительство оформило акт преемства от Российской Империи – в стыдливой и лукавой форме и в связи с не слишком приличным поводом. Это свидетельствует о том, что государство (даже такое нестабильное и несуверенное, как Российская Федерация) не может существовать без обращения к принципу континуитета. Увы, Минфин путает «Божий дар с яичницей», пытаясь оправдать свои действия, вместо того, чтобы вписать их в более серьезный контекст – в дело восстановления непрерывности российской государственности. Это противоречит статусу России как великой державы, которая должна выстраивать в международных отношениях и в собственной правовой системе стратегическую перспективу. В этом смысле принцип континуитета является ключевым, а «хитрые» расчеты с добыванием кредитных ресурсов на текущие нужды – второстепенной задачей.


Неразработанность принципов существования современного российского государства отражена как в лукавой позиции Минфина, так и в уклонении Правительства РФ отнестись к проблеме континуитета с должным вниманием. В конце концов, обязанность ответить на депутатские вопросы в связи с «царскими долгами» была делегирована руководством правительства руководству МВД, где с большим трудом нашли экспертов, способных подготовить более или менее связанный текст.
Поначалу МВД, получившее явно непрофильное задание, в своем официальном письме заявило: «Вопрос признания Российской Федерации правопреемницей Российской Империи до настоящего времени остается предметом научной и общественно-политической дискуссии. Вместе с тем, в Конституции Российской Федерации не установлено, что Российская Федерация является правопреемницей Российской Империи. Кроме того, данное положение не закреплено в международных договорах, определяющих правопреемство Российской Федерации». Здесь налицо некомпетентность: если чего нет в договорах и Конституции, это не значит, что этого нет в жизни. Кстати, в отзыве Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству на упомянутый выше законопроект «О репатриации…» было сказано о том, что преемство от Империи лишь не оформлено! Очевидно, налицо обстоятельства, когда такое оформление необходимо, чтобы не сесть в лужу настолько, насколько это удалось сделать российскому правительству с «царскими долгами».
В дальнейшем МВД силами привлеченных экспертов оформило письмо-справку, где с возможной подробностью отразило позицию власти со всеми ее нелепостями, алогизмом и политической несостоятельностью. В Справке сказано: «Российская Федерация является, наряду с другими бывшими республиками, правопреемником СССР, а СССР - государством-предшественником Российской Федерации. В свою очередь СССР является правопреемником Российской Республики, провозглашенной Актом Временного правительства 1 сентября 1917 г. и просуществовавшей до 25 октября 1917 г. И, наконец, Российская Республика явилась правопреемницей Российской Империи. Таким образом, можно утверждать, что в формально-юридическом смысле Российская Федерация действительно является правопреемницей Российской Империи (Российского государства)».
Казалось бы, надо радоваться тому, что хотя бы правопреемство признано и в перспективе можно вести речь о правопродолжении, пока занимаясь следствиями из такого признания. Но не тут то было! Следующие строки Справки опровергают предшествующие: «Российская Федерация является государством преемником Российской Империи не непосредственно, а опосредованно, следуя вышеописанной последовательности правопреемства. При этом существенно, что никогда, ни на одном из указанных этапов правопреемство от государства-предшественника в целом, в полном объеме не признавалось». При этом в международных договорах Советский Союз, как сказано, признавался «не правопреемником, а просто государством, находящимся в пределах территориальных границ бывшей Российской Империи».
То есть, в Справке проблема правопреемства выносится на суд иностранных государств. И с полным нарушением логики говорится о том, что РФ сама принимает решение, что она преемствует, а что не приемствует от Империи. То есть, может произвольно (решением правительства) менять свою позицию.
В Справке указывается, что «у законодателя пока нет при обсуждении и принятии конкретных нормативных правовых актов, а у правоприменителя - при реализации соответствующих нормативных правовых актов никакого единого, общего, принципиального основания для решения вопросов правопреемства автоматически». «В каждом отдельном случае вопрос о правопреемстве решается отдельно». Правительству, таким образом, предоставляется карт-бланш: раз нет закона с указанием общего принципа, то оно пожжет действовать произвольно «в каждом конкретном случае». Это все равно что приватизировать часть государственной границы размером в торец чемодана. В данном случае правительство приватизирует право действовать по принципу: разрешено, раз не запрещено. Но этот принцип не может быть применен чиновниками без чудовищного ущерба государству! Он может распространяться только на граждан. Именно поэтому международные договоры, если они противоречат национальному законодательству, подлежат ратификации.
И, что интересно, в Справке это обстоятельство признается: «…не всегда государственное решение выступить правопреемником по отдельным вопросам можно считать обоснованным и законным. Например, факт выплаты Российской Федерацией в 1996 г. (так в справке! – А.С.) 400 млн. долларов так называемых “царских долгов” Франции является скорее не правилом, а исключением. Кроме того, Договор о вступлении России в Парижский клуб до сих пор не ратифицирован Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, что свидетельствует о спорности юридических обоснований данных выплат». Для гражданина «исключение» из правового поля считается правонарушением или преступлением. Для правительства, выходит, нет?
Тема ответственности правопродолжателя перед гражданами некогда единой страны подается в Справке таким образом: «вопросы правопреемства решаются: индивидуально, на обычной и договорной основе. Поэтому преамбула закона “О государственной политике...” указывает лишь на возможность юридического решения конкретных вопросов о правопреемстве, а вовсе не об обязанности Российской Федерации быть государством-преемником “вообще”». То есть, МВД трактует закон не по букве закона, а также игнорирует очевидное положение, что нормы любого закона имеют общее значение, а принцип, если это не оговорено, применим всюду.
Все эти псевдоправовые аргументы мало чего стоили бы, не будь политической позиции власти – антигосударственной по своей сути. Именно такую позицию отражает Справка. В ней с наивной откровенностью изложены позиции руководства страны в вопросе об исторической ответственности.
«1). Никто не оспаривает, что Россия является древним государством с богатейшей историей и культурой. Российская Федерация занимает достойное место в мировом сообществе государств и ей нет необходимости “...восстанавливать средствами права честь и славу”». Разумеется, это вкусовое определение. От того, как посмотреть, можно оценить и достоинство Российской Федерации. Если РФ сама отреклась от всего, что связывает ее с Империей, то с какой стати будет уважаться ее суверенитет над занимаемой территорией? Ведь РФ – не монархия, не империя, не православное царство, не ведущая экономическая держава, не культурный образец и т.д. К России предъявляется множество претензий – и моральных, и территориальных. Но главное, за РФ никто не признает мощи прежней исторической традиции – она не наследует мощи СССР и величия Российской Империи. И это устраивает действующую власть.
«2). Признание правопреемственности современной России от Российской Империи может вызвать непредвиденные последствия. Например, тогда может возникнуть вопрос о правопреемственности Российской Федерации от СССР? На основании чего Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН? Может встать вопрос о принадлежности части территории острова Сахалин, островах Курильской гряды, входивших в состав Японской, а не Российской Империи. Нынешняя Калининградская область не входила в состав Российской Империи, а город Выборг входил в состав Великого княжества Финляндского и т.д.»
Это странная логика. Во-первых, правопреемство от Империи не противоречит правопреемству от СССР. Все это может быть решено декларативно, и никто не посягнет на территорию, которая, собственно, является основой фактического правопреемства.
Все эти страхи опровергаются другой Справкой, подготовленной по тому же кругу вопросов экспертами Совета Федерации РФ: «Современное международное право полностью исключает возможность изменения государственных границ “по историческим основаниям”. Неслучайно поэтому подпункт (а) пункта 2 статьи 62 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года предусматривает, что даже при коренном изменении обстоятельств, которое обычно является основанием для одностороннего выхода из международного договора, государство не должно прекращать свое участие в международном договоре, если он устанавливает границу».
«3). Современной России многие страны предъявляют претензии как правопреемнице СССР. Правопреемственность Российской Федерации от СССР признана мировым сообществом, соответствует принципам международного права. Неизвестно, как отнесется мировое сообщество к заявлению о правопреемственности Российской Федерации от Российской Империи. Можно предположить, что это будет расценено как очередное проявление “имперских амбиций”». Повторение антироссийского пропагандистского штампа достаточно характерно и отражает несуверенность российской власти, ее зависимость не только от позиции иных государств, но и от мнений зарубежной публики.
Надо сказать, что и эксперты Совета Федерации полностью находятся в плену исключительно международного характера принципа континуитета и не понимают значимости ответственности власти перед собственным народом. Также, как и эксперты МВД, они исходят из делимости континуитета, продолжая тем самым проводить в жизнь порочную концепцию делимого и делегируемого суверенитета. С нашей точки зрения, отчуждение у государства части суверенитета и делегирование его международным институтам по воле собственного же правительства является ни чем иным, как государственной изменой.


Поскольку любой правительственный эксперт находится под прессом начальственного мнения, то для анализа проблемы правопреемства необходимо привлечь независимую экспертизу. Обращение в научные учреждения, увы, не дали результата. Из трех ведущих правоведческих центров откликнулась лишь Академия госслужбы, представившая мнение профессора Барцица, доказывающего правопродолжение Российской Федерации от СССР. Вопрос об Империи остался не раскрытым. В связи с этим к обсуждению вопроса была привлечена независимая юридическая фирма «Брагинец и Ко» (Минск).
Тщательный анализ проблемы правопреемства со стороны указанной юрфирмы заострил многие вопросы и выявил некоторые слабые места в правовой теории государства. Например, возникло противоречие между волей к преемству и правом на преемство (то же и для правопродолжения). Что создает условие правопреемства? Возможен ли отказ от правопреемства? Возможно ли правопреемство при разрыве цепочки правопреемствования? Последний вопрос особенно актуален, поскольку есть немало оснований считать некоторые периоды русской истории ХХ века «смутными» - в них продолжение от предшествующего правового режима явно не наблюдалось. Но также и в условиях достаточной стабильности принимались не просто «новые редакции» Конституции, но и попросту новые Конституции.
При рассмотрении правовой проблемы «Осталась ли Россия тем же субъектом после 1917 года?» возникает соблазн политических трактовок. И тогда неприятие политического режима однозначно отрицает правопродолжение от Империи (что и произошло в экспертной оценке фирмы «Брагинец и Ко»). В то же время, сравнивая политический режим до февраля 1917, в период республики и после завершения гражданской войны, мы видим практически ту же территорию, тот же народ, единственное центральное правительство, прежние народные нормы морали, прежние культурные образцы. Некоторые явные отклонения от прежней жизни (пролетарская «мораль», соцарт, атеизм и пр.) оказались поверхностными и исторически преходящими.
Мы знаем достаточно яркие исторические примеры восстановления правосубъектности – Польша после длительной несамостоятельности, Германия после длительной разделенности, Испания, вновь ставшая монархией и т.д. Различные аспекты правопродложения, таким образом, могут восстанавливаться, а не утрачиваются навсегда.
Нелегитимный режим, действительно, не может претендовать на правопродолжение или на правопреемство. Таковые претензии могут быть опровергнуты как зарубежными партнерами, так и последующими политическими режимами. Но сам факт нелегитимного правительства не означает, что сменился субъект государства. Он лишь временно утратил способность к правопродолжению. Легитимация означает также восстановление этой способности. Если СССР, многократно отрекаясь от прежней традиции, легитимировался выстраиванием народного представительства советского типа, исторической победой в Великой Отечественной войне и обретением статуса сверхдержавы, то тем самым он получал некоторые основания для правопреемства и достаточно широко пользовался им. Современная Российская Федерация, также многократно отрекшаяся от исторического наследия СССР, пользуется тем же самым приемом. Но и Российской Федерации появляются основания для полномасштабного правопродолжения от Российской Империи через «отрицание отрицания».
Для осуществления правопродолжения Российской Федерации необходимо исключить некоторые периоды ХХ века из правовой традиции и считать созданные в этот период правовые нормы фиктивными, не подлежащими применению. Тогда цепочка правопреемства может быть вновь замкнута и по этой цепи может пройти «импульс» правопродолжения.
В принципе, можно даже установить неправомерность всех политических режимов, начиная с февраля 1917 года до настоящего времени. Такой подход возможен, но вряд ли будет конструктивным. Тогда многие международные статусы России окажутся в «подвешенном» состоянии. Для правопреемства достаточно будет отбросить из правовой традиции исторические переломы – период революций и гражданской войны и период разрушения СССР и госпереворотов.


Стратегический подход к государственному строительству в России, безусловно, не может обойтись без восстановления правопродолжения от предшествующих государственных форм. Это своего рода самообязывание традицией, дающее значительные перспективы в различных сферах жизни русского общества.
Суверенность России, как считается, выражена самой Конституцией. Но в Конституции лишь преамбула содержит некоторые элементы правопреемства. О принципе континуитета сказано в законе «О государственной политике в отношении зарубежных соотечественников», но этот закон так и остался декларацией, принципы которой не распространились в других законах и нормативных актах.
Суверенитет России были лишь однажды продекларирован, когда Российская Федерация еще была в составе СССР и данная декларация была скорее формой мятежа против центрального правительства – то есть тем самым историческим разрывом правовой традиции, который мы хотели бы устранить. Таким образом, правового выражения суверенного статуса России до сих пор не существует. Есть суверенитет факта (весьма условный, ибо суверенитет у нас считается делимым и делегируемым), есть суверенитет признания иными государствами (формальный и мало что значащий), но нет правового акта, который бы утвердил суверенитет. Иными словами, не продекларировано и не обосновано право нынешнего правительство владеть данной территорией и размещенными на ней материальными ценностями, править данным народом и рассматривать государственную традицию исторической России как свою. Тем более, это право не подкреплено правовыми нормами, защищающими суверенитет, если он будет поставлен под вопрос – установлениями норм режима чрезвычайного положения. (Впрочем, это отдельная тема для обсуждения).
Таким образом, мы подходим к тому, что суверенитет без континуитета невозможен. Необходима Декларация о континуитете, которая играет роль восстановления полноценного правопродолжения.


В приложении приводится вариант проекта Декларации о континуитете.


Материалы по теме (тексты переписки и справки в разделе "Дневник депутата"):


http://savelev.ru/journal/case/more/?id=47


http://savelev.ru/journal/case/more/?id=48


http://savelev.ru/journal/case/more/?id=49


 


Проект


Декларация о правопродолжении (континуитете)



Мы, полномочные представители народа России,


осознавая, что правопродолжение Российской государственности от предшествующих государственных форм - естественное и необходимое условие существования России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции;


исходя из ответственности за свою Родину перед прошлыми, нынешним и будущими поколениями;


чтя память предков, передавших нам веру в Бога, любовь к Отечеству, уважение к народной традиции и справедливости;


восстанавливая историческую память о принципах существования нашего государства;


возрождая единство и неделимость суверенитета России;


стремясь к воссоединению народов России, связанных исторической судьбой;


принимаем настоящую декларацию и заявляем:


1. Российская Федерация - есть правопродолжатель Российского государства (Российской Империи) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Основой правопродолжения Российской Федерации от всех предшествующих государственных форм является суверенитет над территорией в нынешних границах Российской Федерации, верность Российской Федерации заключенным легитимной властью международным договорам, включая международные договоры о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов, а также о правопреемстве государств в отношении международных договоров.


2. Гарантом правопреемства является легитимная государственная власть, формируемая свободным волеизъявлением народа. Легитимация государственной власти формируется традицией государственного управления, а также длительным периодом обеспечения суверенитета усилиями действующего правительства.


3. Периодами нелегитимной власти на территории России считаются отрезки времени с 3 марта 1917 года (противозаконный арест Государя Императора Николая II) по 31 января 1924 года (утверждение Конституции СССР II Съездом Советов), с 7 декабря 1991 года (противозаконный роспуск высших органов власти СССР) по 18 января 2000 (первое заседание Государственной Думы Российской Федерации 3-го созыва). В первый из указанных периодов считается действующим законодательство Российской Империи, во второй период нелегитимности – современное законодательство России. По отношению ко второму периоду нелегитимности современное законодательство имеет обратную силу. Деяния этого периода, относимые современным законодательством к преступлениям и правонарушениям, преследуются без срока давности, если они нанесли существенный ущерб интересам России и ее граждан. Соответствующие дела расследуются специальной следственной комиссией и рассматриваются специальной судебной коллегией.


4. Конституция Российской Федерации, принятая в декабре 1993 года считается действующей только в тех разделах, которые с момента принятия имели прямое действие. В течение года с момента принятия настоящей Декларации Государственная Дума Российской Федерации проводит конституционную реформу. Декларативные разделы Конституции считаются утратившими силу, а изложенные в них принципы подлежат конкретизации в соответствующих законах или упразднению без последствий. Положения Конституции, посвященные органам государственной власти Российской Федерации, подлежат перенесению в соответствующие конституционные законы.


5. Российский Императорский Дом приобретает государственный статус. Государственные обязательства перед членам Российского Императорского Дома подлежат законодательному закреплению в процессе проведения конституционной реформы. Объем государственных полномочий, передаваемых Российскому Императорскому Дому, определяется Земским Собором (п. 9).


6. Российская Федерация декларирует постоянную готовность к воссоединению и включению в единое государство отпавших территорий, предусматривая длительные переходные периоды. Промежуточной стадией воссоединения исторически единого пространства с общим суверенитетом является создание Союзного государства, объединяющего внешнюю, оборонную политику и таможенную политику под единым руководством и в рамках общего законодательства. Российская Федерация декларирует готовность к немедленному началу переговоров о полном и всеобъемлющем государственном объединении с Белоруссией, Украиной и Казахстаном.


7. Институт российского гражданства соотнесен с принципом непрерывности (континуитета) российской государственности. Гражданство России в заявительном порядке получают все соотечественники – те жители зарубежных государства, для кого родным языком является русский язык, а также тот, чьи предки проживали на территории России и относились к коренным народам России. Не принявшим российское гражданство соотечественникам Россия обеспечивает защиту и покровительство. Лица, участвовавшие в антироссийской деятельности, теряют право на статус российского соотечественника и право на приобретение российского гражданства.


8. С целью обеспечения хозяйственной стабильности на период конституционной реформы руководители и служащие государствообразующих предприятий зачисляются на государственную службу без права самовольного перехода на другую работу. Учреждается Государственный комитет по национализации, определяющий кадровую политику в отношении государствообразующих предприятий, проводящий анализ их деятельности и установлении их правового статуса. Собственникам указанных предприятий запрещается покидать пределы Российской Федерации и предписывается сотрудничество с Государственным комитетом по национализации по всему кругу его полномочий, включая соучастие в управлении вышеозначенными предприятиями. Немедленной национализации подлежат всероссийские телевизионные и радиовещательные каналы.


9. Для контроля исполнения принципов и положений настоящей Декларации, а также для контроля деятельности органов государственной власти, учреждается Земский Собор, созываемый раз в четыре года не позднее чем за месяц до проведения президентских и парламентских выборов, которые после принятия настоящей Декларации проводятся одновременно. За день до выборов Земский Собор оценивает деятельность президента, правительства и парламента за истекший период. В случае признания деятельности одного из указанных институтов неудовлетворительной, лица, его формирующие, лишаются права в дальнейшем занимать государственные должности.
Земский собор формируется в порядке социально-профессионального представительства с условием равного числа делегатов от традиционных конфессий (пропорционально численности верующих), от государственных служащих (включая армию и флот) и работников бюджетной сферы, от свободных предпринимателей (предпринимательских ассоциаций), от Российской Академии Наук, от творческих союзов, от производственных профессиональных союзов (с отраслевым делением пропорционально численности занятых). Регионы страны и коренные национальности должны быть представлены пропорционально их численности (согласно данным последней переписи населения). Закон о созыве Земского Собора Государственная Дума Российской Федерации принимает в течение срока конституционной реформы (п. 4).


10. Нарушение настоящей Декларации или противодействие ее реализации рассматривается как акт государственной измены и карается в соответствии с соответствующей статьей Уголовного Кодекса Российской Федерации.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100