статьи
  Статьи :: Россия и мир
  
  Удар в колокол
12.01.2009


В издательстве «Книжный мир» готовится к печати русское издание американца Томаса В. Читтама «Вторая гражданская война. Грядущий распад Соединенных Штатов Америки».

Сейчас гораздо позже, чем вы думаете
о. Серафим (Роуз)


Разразившийся мировой кризис обострил интерес к футурологии. Что будет с нами, что будет с миром? Те предостережения, над которыми обыватель смеялся, а чиновник старался убрать с глаз долой, вдруг оказались верными, а если так, то катастрофические прогнозы тех же футурологов, говорящих, что самые мощные государства в ближайшие два-три десятилетия могут быть разрушены, требуют пристального внимания.
Томас Читтам не был заметен на фоне американских аналитиков, предпочитавших говорить о миссии Штатов, несущих свободу всем людям во всех уголках Земли. Но теперь его книга стала невероятно актуальна. США, возможно, придется решать проблемы «столкновения цивилизаций» не в операциях по «принуждению к миру» и «гуманитарных интервенциях» за пределами своих границ, а на собственной территории. Тем не менее, подобные прогнозные сценарии вызывают у американского официоза крайнее раздражение. Именно поэтому книга Читтама, написанная более десятилетия назад, была позабыта. И о ней постараются не вспоминать. Зато американские публицисты обрушились на российского политолога Игоря Панарина (http://www.inosmi.ru/translation/246444.html) , который опубликовал статью о грядущем распаде США, повторяя свои прежние тезисы, которые прозвучали также около десятилетия назад. Конечно, предсказание распада США уже в 2010 году может выглядеть слишком экстравагантно, но и  за два года до краха СССР мало кто мог его предсказать.  Читтам прогнозирует расовую гражданскую войну в США на десятилетие позже.
Российского читателя, безусловно, интересует не только судьба США, сколько судьба России, которая также поставлена под вопрос. В прогнозах, касающихся американцев, мы как в зеркале видим свои собственные проблемы и угадываем предвестие распада нашей страны. Будет ли любить Родину поколение, которое за нее не сражалось? Ответ очевиден. Возможно, именно поэтому история больших народов, оказавших существенное влияние на мировую цивилизацию, происходит таким образом, что каждое поколение участвует в своей большой войне. Война неотвратима, она «отец всего» (Геродот).
Американцы давно не воевали за свою страну – с 1945 года. Они воевали во Вьетнаме, в Афганистане, в Ираке... Не за свою страну, а за интересы интриганов, пытающихся стать мировым правительством. Русские тоже не воевали за свою страну с 1945 года. Когда русские солдаты сражались в Афганистане и в Чечне, народ смотрел на эти войны со стороны.
Из великих народов без войн выветривается воинский дух. И они попадают под власть ростовщиков и спекулянтов – проныр с глобальными амбициями. Именно поэтому США и Российской Федерации придется пройти не только через мировой кризис, но и через жесточайшие внутренние конфликты, которые изменят границы, устройство власти, установят новые основополагающие законы. Иначе наши народы умрут, как это не раз бывало с другими народами.
Книга Томаса Читтама – это не строгая аналитика. Это удар в колокол. Мы знаем и другие предупреждения, которые бывали более обоснованы результатами исследований и разнообразной фактурой. Но книга о будущей гражданской войне в США – это прямое указание на возможность самого жестокого сценария будущего, к которому никто не готовится, а значит, не ставит преград такому сценарию. Чем меньше американцы озабочены грядущей катастрофой, тем она вероятнее.
Российские аналитики также прогнозируют распад США, базируясь на информации и авторитетных мнениях самих американцев. Почти одновременно с Читтамом гипотезу о грядущем распаде США высказал И.Н. Панарин http://online.wsj.com/article/SB123051100709638419.html. Он указал на три фактора: моральное разложение, экономическую несостоятельность и растущее неприятие американского доминирования в мире.
Моральный надлом выразился в невиданной волне преступности и распаде семьи. По данным ФБР 25% девочек до 12 лет подвергается изнасилованию. Около 25% американских мужчин являются гомосексуалистами. Ежегодно около 200 тысяч гомосексуалистов устраивают шествия в Лос-Анджелесе. В Вашингтоне, убивают в 17 раз больше (в расчете на 100 тысяч человек), чем в европейских столицах, «Война культур разъедает американское общество подобно коррозии. Представители различных рас и национальностей в США просто “не смешиваются”. Чуждая ментальность, чужая культура вызывает неприятие, раздражение». Внешний долг США составляет около 8 триллионов долларов (в 1998 году - 2,2 триллиона долларов), внутренний долг – более 20 триллионов долларов. Ежегодно внутренний долг увеличивается на 500 миллиардов долларов http://www.panarin.com/doc/25.
Хотя во второй половине 90-х в США наблюдался существенный спад преступности, но в целом его уровень говорит о чудовищных противоречиях, которые могут разорвать США в клочья. Наблюдатели отмечали, что в США происходит почти в 20 раз больше вооруженных ограблений, чем в Канаде, Германии, Великобритании, Австралии, Швейцарии, Швеции, Австрии, Японии и Новой Зеландии вместе взятых (2004 год). В США  на 100 тыс. американцев приходится 726 заключенных, в России (второе место в мире) 638. http://www.washprofile.org/ru/node/3526. Тяжкие преступления демонстрируют очевидный расовый конфликт: по данным ФБР за 2005 год белые совершили 5 452 убийства, а черные - 6 379. При этом белые составляли 68% населения Америки, а черные - 12,5%  http://www.fbi.gov/ucr/05cius/offenses/expanded_information/data/shrtable_03.html .
Русскому читателю хорошо известна книга Патрика Бьюкенена «Смерть Запада», где приводятся многочисленные примеры того, что государственность США находится на грани краха. Менее известна книга Френсиса Фукуямы «Великий Разрыв». Быть может потому, что в ней аналогичные факторы преподносятся в мягкой форме, а общий вывод о том, что Америка все же «выкрутится», дан без веских оснований. В книге широко известного в России Самюэля Хантингтона «Кто мы?» говорится о тяжелом кризисе идентичности среди американцев: в их сознание вошли такие концепции, как глобализация, мультикультурализм, космополитизм, иммиграция, субнационализм и антинационализм. Книга  Томаса Читтама стоит в ряду этих публикаций.
Да, Читтам не так сведущ в политической теории, как другие американские футурологи. Он не обладает достаточными историческими знаниями, во многом его представления зависят от пропаганды, рабами которой стали многие американцы. Но опыт солдата и гражданина позволил ему увидеть главную опасность – опасность гражданской войны и распада государства.  Увы, такой же опасности не видели руководители и граждане СССР. За это была заплачена огромная цена. Прежде всего, государствообразующим русским народом, который в отпавших государствах всюду стал изгоем, да и в своем родовом государстве – России -  вынужден терпеть русофобию власти и средств массовой информации. То же самое грозит теперь американцам.
Глупец не способен учиться на чужих ошибках. Иногда не способен осмыслить и свои собственные. Вряд ли американцы умнее русских, чтобы понять, что система, в которой они живут, ценности, которые они исповедуют, приведут их к столь же тяжкой расплате за глупость, что и русских. Поэтому прогноз расовой войны в США является вполне реальным.
Если мы, русские, не считаем себя глупее американцев, мы должны понять очевидные аналогии между теми угрозами, которые существуют и для американцев, и для нас. Никто не обещал России вечного существования. И нам не защититься от будущего заклинаниями о своей тысячелетней истории (которой не могут похвастаться американцы). 
Читтам не касается экономики, но чутьем угадывает, кто стремится нажиться на грядущей резне – транснациональные корпорации и банки. В перевернутой системе изжившего себя капитализма тайный монополист использует государство как инструмент получения сверхприбылей. Нация, у которой отнимают труд и превращают в сообщество рантье, живет только до момента, когда монополист станет сильнее государства. И сможет отменить его. Ведущие политические теоретики Запада уже так и сделали: они отменили государство в теории. Теперь дело за практикой.
Если ростовщик и спекулянт будут стоять над производителем – мастером, творцом, управленцем, крах нации неизбежен. Считавшие себя защищенными от кризиса и уже ничем не связанными с собственной нацией бизнесмены грубо просчитались. Они стали банкротами всего за несколько месяцев 2008 года. В мировой игре ценами на нефть и биржевыми индексами крупные акулы пожирают тех, кто добровольно оторвался от народной почвы и стал «гражданином мира».
В США, конечно, внешнее управление чувствуется гораздо меньше, чем в России. Ведь только в России провозглашалась предельная открытость экономики и проводилась политика отказа от каких бы то ни было признаков суверенитета, кроме сугубо декларативных. В России нет ни дееспособной армии, ни самообеспеченности продовольствием. В США есть и то, и другое. В России до недавнего времени высшие чиновники без стыда заявляли, что «у нас нет идеологических противоречий с Западом», показывая тем самым, что у нас и идеологии-то своей, национальной, нет. В США, напротив, есть идеологический догмат, который навязывается всему миру с целью устранить все истинные и мнимые противоречия этому догмату. То есть, идеологическое противоречие не только фиксируется, но  ведется настоящая идеологическая война против всех других доктрин. И все же Штаты ослабевают – в них вянет чувство патриотизма, теряются черты мирового лидера, происходит сдача национальных интересов в пользу глобальной «элиты» - секты сверхбогачей, предпочитающих учредить в мире новое рабовладение, но не дать народам того качества жизни, которое складывается в развитии национальных традиций.
Читтам плохо понимает различие между империей и национальным государством, достаточно примитивно судит о том и другом. Для него империя – обязательно нестабильна, а национальное государство (которое он считает «государством одного народа») – некий идеал. Противореча самому себе, Читтам приводит список государств, в которых назрели или уже ведутся гражданские войны. Среди них нет ни одной империи. Если обратиться к истории, то как раз империи оказывались самыми стабильными образованиями. Моноэтнические государства либо превращались в империи, либо попадали под власть империй. Либо выпадали из истории, оказываясь на обочине – неопасными, но и никому не нужными.
Да, империи всегда многонародны и всегда распадались. Но они существовали многие столетия и даже тысячелетия. А распадались только когда утрачивали то, что позволяло им завоевывать огромные пространства – внутреннюю национальную солидарность и цивилизующую миссию. Империи рушатся, когда власть теряет способность вести нацию, а нация перестает вести за собой союзные и подчиненные народы. Как раз попытка превратить империю в национальное государство (общее гражданство для всех жителей) убивает ее наверняка. Потому что общий и равный статус означает распад национальной солидарности ведущего народа и подкрепление этим статусом скрытой этнической солидарности союзных и подчиненных народов. Тогда власть перестает быть национальной, армия перестает быть национальной, культура утрачивает национальные черты. И наступает коллапс государственности – либо под ударами внешнего врага, либо в результате гражданской войны. А чаще – и того, и другого.
Читтам и сам замечает, что США, будучи империей, имеют черты национального государства, поскольку все еще сохраняется господство англоговорящих европейцев. В России – то же самое. Если не господство, то бесспорное численное доминирование русских сохраняет в нашей стране признаки национального бытия, а значит – национального суверенитета. Россия также остается империей, как и США.  Пока лидерство ведущих наций не исчерпано, империи имеют шанс возродиться.
Ясно, что империя – высшее достижение нации. Не надо сжимать свою государственность, чтобы стабилизировать ее. Напротив, такое сжатие как раз и свидетельствует, что национальный дух подорван. Уступки территории – всегда проявление слабости национального самосознания. Русское самосознание старательно уничтожалось коммунистической бюрократией, теперь – уничтожается бюрократией либеральной. И новые территориальные потери, сопряженные с новой гражданской войной, будут свидетельствовать, что необъявленный альянс коммунистов и либералов все еще успешен, а национальный дух все еще подавлен. Сжавшись до «национального государства», мы просто отойдем на периферию истории. Сколько нам оставят земли и исторической славы другие народы, заселяющие наши вотчины, зависит только от их энергии и готовности пощадить врага. Напротив, вновь став полноценной империей, мы возьмем на себя ответственность за мир на огромных пространствах и восстановим историческую миссию русской цивилизации.
Мы, русские, не проявляем достаточной солидарности, чтобы сохранить государство – удержать границы и вернуть своё. Но и американцы, как пишет Читтам, страдают тем же пороком – они готовы распределиться по расовым сектам. И на этом распад может не остановиться, как на некоторое время остановился у нас, когда союзные республики были «отпущены на свободу» и, не став полноценными государствами, превратились в этнократии. Далее могут последовать разделения по прочим «культурным» основаниям. Так из Канады выделяется Квебек.  Так бунтуют католики в Ольстере, обособляются баски в Испании, так идут кровавые гражданские войны в Африке, религиозные конфликты в Азии. Если расовый конфликт не исчерпал энергию противостояния, то энергия найдет себе выход. Поэтому прогноз Читтама о том, что США распадутся на мексиканский Юго-Запад, негритянский Юг и «белый» Север, еще не так жесток. Политическое легкомыслие народа в сочетании с алчностью бюрократии может повести процесс дробления и далее. Либеральный догмат предполагает безбрежный «федерализм» - объединение в общины самого разного толка. Если солидарность этих общин будет выше, чем национальная, то распад неизбежен. Государство превращается в фикцию и «война всех против всех» (либеральная антиутопия) становится реальностью.
Научный метод и чутье ответственного гражданина позволяют видеть исторический процесс на несколько лет вперед. Бюрократия, напротив, закрывает глаза на будущее. Не только свои. Она отгораживает народ от собственного будущего системой тотальной пропаганды, скабрезностями масс-культуры, фиктивными авторитетами и репрессиями против любых политических альтернатив. Бюрократия знает, что для неё самой спасение нации означает гибель. Если начальником будет кто-то другой, то бюрократ готов пожертвовать таким будущим и заменить его всем, чем угодно – изменой, войной, разрухой. Поэтому главное противоречие эпохи, проявившееся в Европейском человечестве (включая США и Россию), состоит в несовместимости национальных интересов и интересов либеральной бюрократии – ставленницы транснациональных корпораций и местных монополий ростовщиков и спекулянтов. На одной чаше весов – народы с их традициями, культурой, историей, на другой – Золотой Телец. Если вторая чаша перетянет, то мы переживем крах, подобный краху Античности. Произойдет не только закат Европы, не только смерть Запада, не только Великий Разрыв, но и крах всей христианской цивилизации, всех ее государств и народов.
Не нужно быть профессиональным демографом, чтобы провести элементарную экстраполяцию данных, указывающих на фундаментальное нарушение этнодемографических балансов в США, в России, в Европе. Эти процессы говорят о том, что исторические нации в Европейском человечестве в ближайшие десятилетия утратят большинство. Многие территории уже стали для коренных наций чужими. Чужаки не ассимилируются, стремятся к политической власти и требуют привилегий. Все это они получают от либеральных правительств как откуп от надвигающегося агрессора. Так пала Византия.
Мнимая стабильность подспудно уже лишилась оснований – подмыта этническими сектами во власти и бизнесе. В США весь Юг, а также целые кварталы крупных городов стали для европейцев враждебными и опасными. Для русских в России неприемлемы для проживания все бывшие союзные республики Азии и Закавказья, крайнюю русофобскую позицию заняло также руководство Украины. И в самой России русским приходится бежать с Северного Кавказа и напряженно следить за умножающимися группами агрессивной кавказской молодежи и азиатских гастарбайтеров в русских городах. Эти проблемы безвольно отдаются на откуп бюрократии, но она отказывается разрешать проблему демографических балансов и вступать в конфликты с этническими и расовыми сектами. Тем самым потенциал будущей гражданской войны и межэтнической резни накапливается, пока у закипающего котла не сорвет крышку. Когда это произойдет, исторические нации окажутся в крайне неблагоприятном положении – национальный дух унижен, историческая память ослаблена, национальная солидарность подавлена. Все это – результат альянса бюрократии с национальными и расовыми меньшинствами, формирующими единый фронт, интернациональную федерацию разного рода сект, направленную против современной цивилизации и традиционных культурных ценностей.
В России никогда не было расизма. Однако бездумно копируя западное «общество равных возможностей», российская бюрократия установила также и режим «расизма наоборот». Это Читтам может без обиняков писать про «расизм наоборот», у нас же такое явление подобно наведенной радиации: мы сами никакого расизма не «излучаем». Зато нас «облучили» тупиковыми либеральными концепциями, в которых никак не обойтись без расизма, который «прогрессивная общественность» должна находить и преследовать. Как и в других странах, следующих либеральной парадигме, России предписано найти расизм в стержневой нации и установить режим «расизма наоборот». Российские власти выполнили этот запрос в полной мере. Это дало им обоснование репрессий для русской оппозиции и широкой раздачи льгот этническим сектам. Как в США, в России правовой статус определяется теперь не гражданством, а принадлежностью к этническому или расовому меньшинству. Сходным образом продвигаются и «гендерные проблемы». С одной стороны – навязывание представительства женщин во власти, с другой – потворство «сексуальным меньшинствам». Русским вживляют в тело те же вирусы, которыми больны американцы.
Равенство для неравных с Античности определялось как несправедливость. По пути несправедливости ведут свои народы американская и российская бюрократии. «Расизм наоборот» направляется против белых американцев в Америке и против русских (и славян вообще) в России. Причем, в обоих случаях дополнительные возможности власть предоставляет не индивидам, а уже сложившимся этническим сектам. Бюрократия своими руками создает армии будущей гражданской войны.
Политика этносепартизма просматривается Читтамом в мексиканской «реконкисте». Последняя как две капли воды похожа на происходящее в российских «внутренних республиках»: обязанность для госслужащих владеть местным языком, снижение требований к владению государственным языком, введение обязательного изучения местного языка в школах, этнизация полицейских сил, этнизация власти... В России все это – не от численного доминирования «титульного» этноса в той или иной республике (зачастую, «титульный» этнос занимает по численности даже не второе место – как, например, в Башкирии, Карачаево-Черкесии, Якутии и др.), а в том, что вся власть передана московской бюрократией в распоряжение этнического клана.  Практически все республики в России похожи не на прообразы национальных государств, а на оккупированные территории. В этом Россия продвинулась к гражданской войне гораздо дальше США.
В действиях российских властей мы видим то же, о чем пишет Читтам в отношении американских. Аналогия настолько глубока, что совпадает даже в такой детали, как разоружение народа. Если в США это лишь попытки пресечь давнюю традицию, закрепленную в Билле о правах, то в России, в начале 2009 года внезапно были введены новые правила использования такого оружия, которые делают его совершенно бесполезным для обороняющегося и безопасным для преступника. Другая аналогия – «уроки чуткости» в США и «программы толерантности» для школьников России. У них – уличные банды из трущоб, у нас – уличные банды из свежесозданных инородческих гетто в крупнейших городах, прежде всего, в Москве. У них – продвижение расового меньшинства до поста министра обороны (Колин Пауэлл), госсекретаря (Кондолиза Райс), президента (Барак Обама), у нас – «моноэтничное правительство» (Гайдар, Козырев, Уринсон, Лифшиц, Чубайс и др.), этнизация милиции вплоть до министра внутренних дел (Нургалиев) и т.д. У нас и у них продолжается процесс узурпации власти через произвольные решения судов. При этом судьями становятся назначаемые бюрократией чиновники, окуклившиеся в профессиональную корпорацию со своими собственными корпоративными интересами, отличными от общенациональных.
Полностью аналогичным американскому является российский «расизм наоборот», о котором говорилось выше. Он реализуется не только в программах по «воспитанию толерантности», но и в репрессивных действиях и прямом полицейском насилии, проводимом под видом «борьбы с экстремизмом». Симптоматично решение российских властей избавиться от коллегий присяжных, когда ведутся дела об «экстремизме». Народ удаляется из зала суда, а вместе с народом оттуда изгоняются и народные представления о справедливости. Мы идем по тому же пути, что и американцы -  к гибели нации.
Читтам пишет: «Американцы, особенно белые американцы из правящей верхушки, съеживаются от страха, когда кто-нибудь говорит о возможности расовой войны в Америке. Отчасти они делают это из абсурдного представления, что любой, кто затрагивает эту тему – расист, желающий такого конфликта. По этой логике абсурда, метеорологи должны как-то вызывать ураганы, которые они предсказывают».
В России образовался сговор верхушки чиновничества с русофобской журналистикой и русофобами, действующими под прикрытием правозащитных проектов. Обвинение в расизме стало средством расправы над активистами патриотического движения, а также над офицерами, воевавшими в Чечне против этнических банд. Образовался целый слой политических заключенных – русских националистов, осужденных за «возбуждение межнациональной розни». Чеченские боевики в массе своей избегли преследований или попали под амнистию, а  этническая преступность со стороны меньшинств захлестнула крупные города и отдельные малые поселения, где группировки выходцев с Кавказа или из Азии пытаются запугать местное население (Кондопога, Сальск, Харагун, Карагай, Белореченск и др.).
Национальная политика большевиков, направленная против русского большинства и прямо декларировавшая ущемление прав русских в порядке «компенсации» за прежнее, якобы имевшее место,  угнетение других народов Империи, нашла на удивление прямое отражение в документах ООН. В порядке установления «равенства возможностей» государствам теперь предписывается устранять любые условия, которые могут «увековечить дискриминацию». Под этим понимается установление льгот для определенных категорий населения – расовых, этнических, «гендерных». Эти льготы распространяются на порядок расходования государственного бюджета, на продвижение по службе, на медицинское обеспечение, на образование и т.д. Причем речь идет не о некоем минимальном представительстве во власти, не о минимальном соцобеспечении, которое меньшинства не могут себе  обеспечить, а о тотально вводимых преимуществах меньшинств в сравнении с большинством. Разница между государствами лишь в том, что «обратная дискриминация» в США введена в действие решениями Верховного Суда, а в России создание этнических кланов – повсеместная и никем не оспоренная и не осужденная морально практика.
Исторический процесс многим хочется видеть как борьбу идей или классов. Но самым явным образом он материализуется в демографических процессах. Одни народы исчезают с лица земли, другие утверждаются и создают новые государства. Численность народа и скорость его приращения (или исчезновения) позволяют самым надежным образом прогнозировать будущее.
Американские власти оказались настолько привержены либеральной догматике в сфере иммиграции, что многие годы не реагировали на изменение расовых и этнических балансов, связанных с эмиграцией и разным уровнем рождаемости у стержневой части нации и этнических меньшинств, которые в ближайшем будущем станут интернациональным большинством. Массовое проникновение в США небелых работников, не говорящих по-английски, заставило правительство разве что объявить об абсурдном плане строительства стены вдоль всей американо-мексиканской границы. Тем не менее, стена – это, по крайней мере, реальное действие - в отличие от потока слов российских чиновников, которые продолжают снабжать олигархию миллионами рабов-гастарбайтеров. Иммиграционные амнистии в США, с одной стороны, легализовали множество переселенцев, с другой – ввели их в правовое поле и поставили под контроль, оставив при этом жесткое разграничение между статусом нелегала и статусом гражданина. В России такое разграничение фактически отсутствует. А заявленная программа переселения в России соотечественников в 2008 году охватила лишь около восьми тысяч человек. Да и то, власти стесняются рассказать, сколько среди них русских семей.
Российские демографы указывают на катастрофические процессы в области народонаселения уже с середины и даже с начала 90-х годов ХХ века. Российское общество говорит об опасности неконтролируемых миграционных потоков с 2003 года. Российская власть до недавнего времени была глуха к этим предупреждениям и, напротив, проводила политику «замещающей миграции». Народ, отказавшийся размножаться в неволе, предполагалось заменить более покладистыми азиатами и кавказцами, которым  не нужен ни социальный пакет, ни нормальные условия труда, ни (до поры до времени) политические права. И только связанная с экономическим кризисом  широкомасштабная криминализация нелегальных и легальных иммигрантов (российская власти принята такие миграционные законы, которые фактически легализовали всю иммиграцию) заставила власти в конце 2008 года буквально повторить многие тезисы русских националистов.
В книге Читтама рисуется страшная картина будущего, собранная как мозаика из событий войны во Вьетнаме и Югославии, а также отдельных фрагментов войны в Чечне. Увы, автор осведомлен только по поводу событий и условий вьетнамской войны – как её непосредственный участник. А в остальных случаях повторяет пропагандистские штампы. Впрочем, эти ошибки подтверждают достоверность доводов автора: он вовсе не является каким-то тайным другом России, намеренным доказать ничтожность Америки. Нет, Читтам настроен явно не пророссийски. Он считает русских узурпаторами, которые контролируют каждый вздох власти в Грузии, в Молдавии, в Прибалтике, на Украине. Он считает сербов варварами, уличенными в страшных зверствах. И формирует свои суждения по публикациям американской прессы. Тем не менее, даже этот сырой материал, переработанный сознанием наивного патриота, говорит о том, что США ожидает катастрофа. Патриот своей страны, он менее наивен, чем обыватель, который поверит в ужасы гражданской войны лишь тогда, когда все они внезапно свалятся на его голову. Патриот говорит о том, что бюрократия пытается скрыть от нации.
Американский писатель может не знать об изгнании албанских беженцев в Италии, о выселении вьетнамских торговцев из Чехии, о турецкой диаспоре в Германии, об этнополитическом расколе Украины, о русских «негражданах» в Эстонии, о преследовании русских в Латвии. Но общие тенденции Читтам улавливает совершенно правильно. Он показывает, что уровень этнической разнородности прямо определяет уровень насилия в обществе. Америка находится в зоне нестабильности, и только финансовые инструменты, выкачивающие ресурсы из остального мира, позволяют ей удерживать относительно благополучную обстановку. Но мировой кризис, крах Золотого Тельца превращают США в «большие Балканы». Россия уже прошла это испытание. Впереди испытание для американцев, которым придется платить по счетам – за наивность и равнодушие обывателей, за глупость бюрократии, за подлость играющих в деньги олигархов. Злорадство по этому поводу неуместно. Ужасы распада государства приведут к невинным жертвам, а виновники распада могут уйти от суда человеческого, как это произошло в России, испытавшей распад в 1991 году и до сих пор не пришедшей в себя – не сменившей власть либеральной бюрократии на национальную власть.
К сожалению, Читтам не имеет никакой позитивной программы предотвращения гражданской войны. И даже видит в этой войне позитив: после нее на территории США возникнут монорасовые национальные государства, сообщества граждан, сформированные по все той же либеральной догме. Наши интеллектуальные усилия направлены к тому, чтобы не допустить в России гражданской войны, отстранить от власти  коррумпированные этнические кланы, установить общую для всех законность, жестоко наказывать за русофобский расизм, восстановить Россию как Империю русской нации. Веками отрабатывавшиеся Россией, имперские социальные технологии должны послужить установлению мира и спокойствия и не только не допустить новых территориальных утрат, но и вернуть в единое государство наши исконные земли. Это подразумевает преодоление вздорных либеральных мифов, бытующих в области государственного и общественного строительства, переход от «общечеловеческих» законов к национальному праву.
Позитивная программа русского национализма состоит в том, что жить и работать в России могут только те, кто душой и телом связан с нею – говорит на русском языке, имеет родовые и семейные связи с коренными жителями, лоялен к русскому большинству и его культурным традициям, лоялен к российскому государству. Тот же, кто не желает подчиниться этим простым правилам, может приезжать в Россию только туристом или жить в этнографических заповедниках с особым порядком местного самоуправления.
Читтам, написавший свою книгу более десяти лет назад, сегодня отчаянно провозглашает: «Глупость – единственная вещь, которая объединяет так называемых американцев».  С тех пор не заметно, чтобы американцы поумнели. Угроза распада приблизилась к США вплотную. Но ведь то же самое мы, русские, можем с прискорбием сказать о себе! Первый распад страны нас ничему не научил. Поэтому второй распад не за горами.
Ярлык формального гражданства мало чего стоит. А глупость предопределяет будущее – общие страдания, которые вместе с глупцами придется перенести и умным футурологам, и ответственным гражданами, и наивным патриотам. Мы, русские, уже не можем переиграть проигранную гражданскую войну, в которой мы отдали ранее завоеванные и освоенные территории. Отдали выращенным собственными руками этнократиям, дав опьянить себя зельем коммунизма и социалистическими иллюзиями.  Мы уже не спасем 25 миллионов соотечественников, которых так и не научились считать «своими». Мы так много потеряли, что нынешнее поколение русских будет проклято потомками (если у нас вообще будут потомки). И единственное, чем мы можем оправдаться перед будущим – не допустить второго витка гражданской войны, второго расчленения России, которое грозит нам не в меньшей степени, чем американцам грозит развал США. Межплеменную войну в России организуют бюрократия и либеральные СМИ.
Кто-то из русских читателей может позлорадствовать: Америку раздирают расовые конфликты, а в России такого быть не может. Это ложное утешение. Если русские согласились на расчленение своего народа и государства коммунистической этнобюрократией, то где те силы, которые остановят второе расчленение – силами бюрократии либеральной, глобалистской? Если в США расовый конфликт порождает надежды на расовую солидарность тех, против кого направлена расистская агрессия, то в России мы не видим ничего подобного. У нас «нет расизма», «нет расового конфликта». И даже этнический конфликт (прежде всего, русско-кавказский), не становится для русских надежным фактором самоидентификации и национальной солидарности. Нас, как и американцев, в последние годы плотно обволакивают патриотической риторикой, которая «прошита» либеральной догматикой. Тем самым настоящий патриотизм сковывается, и остается только лояльность к власти – во всем чуждой народу, во всем лживой и алчной. И совершенно не способной к тому, чтобы прогнозировать будущее нации и выбирать адекватные государственные стратегии. Мировой кризис, который на России сказывается самым фатальным образом, обещает народу жестокое разочарование в своей власти. Если это разочарование будет помножено на глупость, закрепленную в либеральных и социалистических догмах, то второе расчленение страны неизбежно. Наш дом будет вновь разрушен и разграблен.
Если мы не слышим набатных колоколов в собственной стране, быть может, мы услышим их из-за океана?  


 



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100