статьи
  Статьи :: Этнополитика: русские и нерусские
  
  Исламизация России - полумесяцем по кресту
14.09.2002


Попытки “перепрограммировать” исторический путь России, превратить ее если не в собственную противоположность, но в нечто “иное” – соблазн всех мировых потрясателей, революционеров и князей мира сего.

 В ХХ веке за право определять путь России началась глобальная конкуренция, которая сталкивает нашу страну в сторону от парадигмы русской цивилизации – то к вере в “светлое будущее коммунизма”, то к вере в неизбежность и благотворность либеральных реформ. Но в начале ХХI века отчетливо стало ясно, что Россия так и не уклонилась безнадежно от своей миссии. Большинство русских, как выразился Пушкин, не хотело бы иметь никакой иной истории, кроме той, которую Бог дал. Русские остались в рамках русской истории, и либеральные реформаторы проиграли – это видно невооруженным взглядом во всех их политических пароксизмах.


И вот когда политические технологии “перепрограммирования” России провалились, ее начинают испытывать другими соблазнами – соблазнами если не западнических и атлантистских доктрин, на которые в русском социальном организме уже готов иммунитет, то хотя бы евразийскими выдумками, за которыми стоит пока еще достаточно скрываемая, но уже ощутимая агрессия политизированного ислама. Если не состоялась иудаизация России, если отвергнуты русскими протестантские секты и папоцезаризм католиков, взамен этим “проектам” на передний план выходит иная мечта “реформаторов” русской цивилизации – мечта сделать Россию из наследницы Византии наследницей ислама, житницей исламской цивилизацией.


Католическая агрессия, о которой много писали, для России уже не столь опасна, поскольку стала слишком явной. Общество заняло оборонительную позицию на этом направлении, и католикам, извечно пытавшимся подмять Россию, никакими силами не обратить русских в свою веру. “Желтая” агрессия еще не столь опасна – государствоохранительные механизмы и география сами собой ставят барьер дальневосточному переделу России. Именно поэтому на авансцену выходит исламская экспансия – отмеченная особой настырностью и заряженностью на длительную борьбу за доминирование в России, на перспективу превратить православные народы в мусульманские, на то, чтобы переиграть русских в политической борьбе и демографической конкуренции.


Никакая иная религиозная конфессия в России не имеет того сочетания внешней и внутренней поддержки и того уровня лояльности со стороны безнациональной кремлевской власти, как ислам. Именно поэтому возникли политизированные формы ислама, лишь слегка прикрытые “евразийским” антуражем.


Какие же силы делают ставку на исламизацию России?


1) Поволжский плацдарм


Наиболее опасный путь исламизации для России разворачивается вокруг бывшего премьера С.Кириенко, которому нынешняя власть отдала в ведение Приволжский округ, где местные ханства давно уже подготовили почву для проекта новой Хазарии. Поволжье становится полигоном для масштабного этно-конфессионального эксперимента, который, согласно планам Кириенко, в самое ближайшее время получит продолжение в остальных округах.


Проект исходит из нескольких положений: а) межконфессиональных границ не существует и “страну не поделить на территории ислама и христианства” (что означает, что исламу место везде, а у православных нет своей священной земли), б) “многонациональный и многоконфессиональный состав России вообще, и нашего округа в частности, - не проблема, а богатство, но надо уметь им распорядиться”, “Мы не построим мусульманскую культуру “под себя”. Нам тоже придется меняться” (то есть, Россия перестает быть православной страной, превращаясь в поле для “пахарей” исламизации), в) “Поволжье - с его опытом мирного сосуществования разных конфессий - это колоссальный ресурс (...) взаимодополняющего развития традиционного ислама и православия” (православные обязываются “взаимодейтствовать” с исламистами под угрозой быть объявленными “нетрадиционными”).


Традиционность ислама для “Поволжского эксперимента” вещь достаточно условная. Как говорит Кириенко, “новое исламское духовенство в России имеет более высокий уровень образования, умеет работать с прессой, с правоохранительными органами. Значит, внутри исламской элиты в России будут кардинальные изменения”. Кириенко ожидает, что в исламском духовенстве ключевые посты займут “молодые энергичные ребята, которые получили хорошее образование в Саудовской Аравии”.


Главное здесь – прорыв в политику. Не только российскую: “если мы не найдем цивилизованного входа ислама в международное сообщество, то он будет прорываться путем смены элит. Проблемы политического ислама порождены глобализацией, так как традиционный ислам перестал справляться с ударом, нанесенным глобализмом”. (НГ 24.11.2001)


Шантажируя нас всемирным американизмом, Кириенко и его пособники пытаются протащить в России вселенский исламизм и бросить русских в топку межцивилизацинных конфликтов.


2) “Евразийская” партия


Политизированный ислам в России представляет собой вовсе не противостояние унификации мира. Напротив, речь идет об унификации, но по несколько иному сценарию, чем американский. Лидер Евразийской партии России (ЕПР) Абдул-Вахед Ниязов (как-то уж очень быстро прошедший путь от сторожа мечети до Госдумы, где место ему было предоставлено “партией власти” – движение “Рефах” вместе с Ниязовым временно вошло в партию “Единство”) говорил: “Мусульманский мир крайне заинтересован в глобализации, поскольку этот процесс может решить многие внутриисламские проблемы, в том числе проблему отсутствия страны-лидера и проблему "зависимости" исламских стран”. И стратегия тут вырисовывается простая – Россия, открытая всем ветрам, становится базой для политизированного ислама и его “мирового правительства”, контролирующего общеисламские СМИ (вроде телекомпании "Аль-Джазира"), исламские экономические институты. А для спокойствия властной элиты России, ей дают поиграться в “китайскую угрозу”, которой, будто бы только и есть одно препятствие – исламизация России. Об этом Ниязов говорит напрямик, не стесняясь.


Перепрофилирование “Рефах” в ЕПР проявило связи Ниязова с русофобскими политиками вроде лидера Исламского конгресса депутата Госдумы от мятежной Чечни Асламбека Аслаханова; давнего “специалиста” по подрыву межэтнического баланса в России, а ныне - внезапного члена Совета Федерации от Саратовской области Рамазана Абдулатипова; шейха с криминальным прошлым Нафигуллы Аширова, а также татарской и башкирской номенклатурной камарильи. Воинственный дух этого крамольного клубка должен поддерживать, по всей видимости, Совет духовных наставников “Рефаха”, который возглавляет вездесущий глашатай исламизма председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин.


Эти люди собрались, чтобы “решить национальный вопрос в России” и “пропагандировать точку зрения, которая рассматривает возникновение российского государства как результат совместного социально-политического творчества славянских и тюркских народов”.


3) Интеллигентская секта


Общественно-просветительская около“рефаховская” организация “Прямой путь”, возглавляемая “русскими” исламскими интеллектуалами Валерией Пороховой (переводчик Корана) и Вячеславом Али Полосиным (философ, экс-священник РПЦ) также используют исключительно политизированные методы исламизации – но ориентируются, прежде всего на “перепрофилирование” образованных слоев русского общества, где должна появиться мода на ислам, а прежде – мода на сомнение в достоверности христианства как религии.


Валерия Порохова говорит о своем исламизующем “ликбезе”: “Мы это делаем на более высоком уровне, и в гораздо более изысканной форме. Мы выбираем формы общения более интеллигентные, человеколюбивые. Мы взываем к душе, мы взываем к разуму, вот к этой комбинации научного и духовного знания”.


В Манифесте российского Единобожия (брошюрка “Прямой путь к Богу”) Полосин пытается придать христианству вид секты невеж, язычников, толком не понявших, что такое монотезим: “То, что в фольклоре тянулось к Единобожию, то, что служило целям национальной самоидентификации, рождению образа национального Спасителя, было подавлено, а самые невежественные суеверия выжили под иудейскими и греческими именами, остались непобежденными в мифах народного сознания и господствуют до сих пор”. Вся русская история выдается за недоразумение, метания бессильных людей с раздвоенной психикой: “Реальное историческое Христианство воспитывает не сильного человека-борца, а смиренного хлюпика, который вместо активной социальной позиции и физической нейтрализации зла может лишь подражать "смиренному до смерти" Машияху в его крестном самопожертвовании, подставлять под удар зла другую щеку в надежде исключительно на будущее избавление от зла за гробом. Именно иудеохристианская "богочеловеческая" раздвоенность, привитая к цельной русской природе, обусловила и пресловутую "раздвоенность" русской души"”.


Реформационный подход Полосина к Евангелиям выглядит совершенно так же, как подход протестантских проповедников, который одно время хлынули в “одемокраченную” Россию, чтобы учить русских христианству. Полосин, как и эти “душеведы” говорит: читайте, что написано и понимайте буквально. То есть, отрекитесь от вековых смыслов, от Церкви в пользу собственного толкования текста. Мол, и Коран именно так учит читать Евангелия.


Характерно, что “ниспровергая” христианство, подобные Полосину ниспровергают в себе и русского человека. Только законченный русофоб может писать: “Русский человек должен по капле выдавить из себя византийский вирус политического СПИДа - вирус раба и холопа, смиренно ожидающего "доброго царя-батюшку". Сегодня русская национальная мифология должна родить своего сверхчеловека... России пора вернуться к Единобожию, отвергнутому князем Владимиром из-за пристрастия к пьянству и деспотизму”.


Отмечая успехи “Прямого пути”, Полосин поведал о новообращении всего руководства издательства “Аванта-плюс” (специализируется на выпуске энциклопедий, включая многотомную детскую энциклопедию) и его владельца Марии Аксеновой, специально посетившей Швейцарию, чтобы принять ислам. Прежние же успехи исламизации русских Полосин видит в наивной рационализации веры у Льва Толстого, который отрекся от христианской Троицы, от Богородицы и признал Мухаммеда пророком, а Коран - пророческой книгой, даже читая “не тот” перевод.


Внешне невеликие успехи секты “Прямой путь” на самом деле чрезвычайно опасны, поскольку смущают нестойких интеллектуалов и создают базу для тиражирования антихристианских псевдоисламских “мудростей”.


4) Прямая экспансия


Исламизаторы действуют все наглее. Фактически уже состоялось официальное внедрение ислама в Россию и образование исламских анклавов, где все русское пока еще не прямо, но последовательно третируется и изводится. Зато с распростертыми объятиями встречаются эмиссары из Саудовской Аравии и Турции, которые формируют местную элиту в закрытых учебных заведениях и помогают русских свыкнуться с лидирующим положением ислама для начала хотя бы на части русских земель.


С захваченных плацдармов исламисты стараются внедриться и там, где отродясь не было исламских центров. Наиболее легкое утверждение исламистов состоялось в Москве, где местная власть всегда полагала “межконфессиональность” неотъемлемой чертой фасадной демократии. Именно поэтому в Москве происходит последовательное смывание черт русской православной столицы и образование вавилонского смешения блудливых версий самых разнообразных вер. Православная “сакральная география” размывается иноверной под лозунгами “межконфессионального диалога”. И тогда появляются мечеть и синагога на Поклонной горе – настоящее оскорбление для русского православного человека. Так мусульманская номенклатура находит общий язык с бюрократией, чтобы в порядке “диалога” откусить от разграбляемого общенационального достояния свой кусок.


“Пробным шаром” недавнего времени было решительное вторжение исламистов в Петрозаводск, где мечеть должна была стать главной достопримечательностью русского города. Одновременно была развернута масштабная пропаганда ислама среди русских. Были найдены уступчивые лица разных национальностей и кровосмесей, готовые служить примером “русских мусульман”. Благо, тут местная казачья общественность возмутилась, не дав затеять строительство. Но это не значит, что исламисты выпустили город из своих лап и оставили свои планы. Их возбуждает успех в других, уже заметно обисламленных землях России.


Светское государство предстает перед нами вместе с правом на конфессиональную агрессию, рассчитывающую на терпимость русских к иноверцам. Если русские от этой милой исламистам “толерантности” не избавятся, кончится это Косовским вариантом.



Исламистские силы в России полностью переняли методы демократических и еврейской диаспор. Прежде всего, они поставили целью продолжение развенчания русской. В “популярной” форме это делает Али Полосин в своих “автобиографических” брошюрках, в наукообразной – Л.А.Андреева, выпустившая при содействии тех же кругов отчаянно русофобскую и антиправославную книжку “Религия и власть в России” (издательство “Ладомир”), в которой постаралась перепачкать каждую страницу русского государства и Русской Церкви.


Всюду применяемый исламистами метод захвата привилегированного положения – имитация ущемленности мусульман. Как и евреи, политизированные мусульмане у нас начали беспрерывно плакаться: всюду-то преследуют, везде хода не дают. “Имперские амбиции”, “тюрьма народов”, “русский фашизм” и т.п. – привычная риторика “демократов”, которая именно в среде “демократических” политиков дает свой результат.


Большую поддержку исламистам и их планам расправославливания оказывают СМИ, миллионными тиражами из года в год повторяющие ложь о том, что в России проживает более 20 млн. мусульман. Иные разохотились и называют даже цифру в 30-35 млн., завышая действительную численность российской мусульманской уммы в десять раз. Реальные цифры показывают, что мусульман в России не более 3-4 млн. Да и то это чисто этническая идентификация в основном пожилого населения. Численность действительно отправляющих даже простейшие мусульманские обычаи просто ничтожна – всего несколько десятков тысяч человек, которых старательно собирают под телекамеры на московский Рамадан. Все это ради одного – надувания политического капитала исламистов, уже поставленных кремлевской бюрократией на одну доску с православными иерархами, а подспудно и выше – по мере напускания страхов. Через пару десятков лет, говорят исламисты, мусульмане составят половину населения России. А значит, бюрократам пора с исламской верхушкой вести уважительный диалог. И РПЦ также склонять к диалогу – пусть привыкают.


Чиновники вошли с исламистами в сговор: стараются всячески деполитизировать православных и открыть тем самым поле деятельности исламистам. Заметный публицист на ниве пропаганды исламского “права на жизнь в России” А.Малашенко прямо пишет: “У почти двадцатимиллионной мусульманской общины России накопилось немало проблем, решать которые целесообразнее именно посредством своего движения или партии. Мусульмане имеют право быть представленными на политическом ландшафте России как религиозная общность”. Православным такая возможность заказана – их в политический ландшафт просто не допускают.


Используют исламисты и известную игру спецслужб в “доброго” и “злого” следователя. “Злой следователь” (ваххабиты, экстремисты, террористы) должен умиротворяться “добрым” (традиционный ислам). Не хотите “злого” – сотрудничайте с “добрым”. “Доброму” исламу в России, таким образом, должен открыться простор для деятельности и широкая поддержка государства. Потому так важно для исламистов поддерживать тление чеченского террористического очага и сепаратистских движений в “титульных” республиках.


Трудно сомневаться в том, что на уровне массового сознания ислам в России един. В своем политическом аспекте он выражается в общей черте “простых мусульман”. Замороченные демократической и исламской пропагандой, они перестали любить русскую православную Россию и заразились сепаратизмом и паразитическим синдикализмом. Они мысленно вырезают из России собственный этнический или конфессиональный удел. А дальше – деятельность верхушки исламистов, добивающихся особых отношений с государством за счет демонстрации именно таких настроений мусульманских “масс” и шантажа федерального руководства и региональных администраций.


Хотя ислам в России связан с сепаратизмом - в явной форме в шовинистическом “псевдоисламе” и в завуалированной (“федералистской”) в традиционном исламе – чиновники не хотят замечать источника сепаратистских настроений. Будучи врагом собственного государства, правящий политический класс становится сообщником исламистов, отказываясь видеть в русских и православных опору государственности, признавать очевидное отсутствие среди русских сепаратизма или враждебности к иным конфессиям. Зато выдумывается “русский фашизм”. Очевидных же сепаратистов и шовинистов стараются всячески умаслить и слить с правящей элитой – всюду званы громогласные Гайнутдин и Аширов, участливо помогают в Чечне бывшему бандиту Кадырову, полностью развязаны руки у Шаймиева, Рахимова и других лидеров “внутренних республик”, вечно принят во власти Р.Абдулатипов и т.д.


Ничтожность русской России в системе ценностей политизированных исламистов делает их самыми последовательными и циничными сторонниками кремлевской бюрократии. Мусульманские политики в ответ готовы прильнуть к власти настолько плотно, чтобы политическое пространство России уже не мыслилось без их участия. Исламизация России должна идти через признание интересов исламских народов и движений приоритетными, что и даст в руки исламистской верхушке необходимые средства воздействия на российскую власть. На первом месте не судьба России, а судьба мусульманских активистов.


Большая часть исламистов ошиблась, поставив в 1999 на лужковский ОВР. Второй эшелон (и второй сорт) оказался в “Единстве” (“Рефах”). Но теперь предстоит новый передел мест вблизи властной иерархии – слияние в “Единой России” всех исламистских группировок, а также их административных “носителей”, начиная с татарского президента Шаймиева. При этом обособленно в качестве элитного клуба формируется новый облик движения “Рефах”, преобразованного в партию. С ним конкурирует и необратимо смыкается дугинская “Евразия”, также нашедшая покровительство в Кремле.


Политизированный ислам скрывается под лозунгом защиты интересов всех народов России и реально становится во главе интернационала сепаратистов. Эта сила консолидирует всех, кто спит и видит вместо России какую-нибудь Федерацию народов Евразии. “Евразийский” проект скрывает попытку общемировых сил исламской глобализации перетянуть Россию из проамериканского проекта на свою сторону. Именно эти силы пытались толкнуть нас на невыгодные действия в период разгрома Талибана – на конфронтацию с Западом под диктовку Востока. Исламские авторитеты в данной ситуации постарались выглядеть ультра-патриотами и антиглобалистами, лишь бы вынудить Россию к необратимым шагам и бросить в объятия исламского мира.


Сюда же относятся постоянные попытки насадить среди российских патриотов дурное представление: палестинцы – хорошие, израильтяне – плохие. “Оба хуже” – такой ответ для исламистов неприемлем. Поэтому наших международников небезуспешно склоняют к примитивному двуличию: “все хороши”.


Чем нам грозит исламское “евразийство”, помимо разрыва исторического времени и исчезновения России из исторического контекста (что само по себе ужасно)? Для каждого русского победа Ислама над Россией означает прерывание родовых линий, которые Богом положено продлить до конца времен. “Плодиться и размножаться” под русским небом будут уже не русские и не православные люди, и некому будет отмаливать наши грехи.


Для русского мира исламизация несет в себе страшную политическую стратегию, реализованную в исламском мире – бесконечный раскол, немощь даже перед слабым противником, вспышки бесплодной ненависти, задирающие весь мир. Как потенциальной периферии Ислама нам не грозит пройти даже относительно успешные периоды истории Халифата или Османской империи. Только дикость – вот наша перспектива при успехе исламизации России. Вот до чего мы можем “докатиться” на пути, казалось бы, мелких уступок “второй традиционной религии”.


Заходя по этому пути достаточно далеко, мы еще можем вернуться. Но какие жертвы для этого потребуются от будущих поколений? Не проще ли уже сегодня жестко объявить: ислам в России должен знать свою традиционную нишу и снова стать маргинальным явлением, уделом малых субкультурных групп местного уровня. Россия – не место для возрождения ислама. Для этого у мусульман достаточно других мест. У православных же нет другого места для возрождения православия – только Россия. Поэтому мы ни за что не отдадим Россию мусульманам.


Страхуясь от все больших и больших претензий исламистов, русские просто обязаны вернуть исламу то место в России, которое было у него изначально – вдали от государственных институтов, вдали политики, вдали от влияния на души и умы народов нашей страны.



А.Н.Савельев


Русский дом №11, 2002



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100