статьи
  Статьи :: Монархия и империя
  
  Долг патриота — служить отечеству
07.10.2010


Интервью монархическому журналу "Русский орел" (№1, октябрь 2010). О "Родине", "Великой России", Русском движении, Церкви и монархии.

1. Андрей Николаевич, в настоящее время Ваша партия "Великая Россия" ведет борьбу за получение государственной регистрации. Каковы, на Ваш взгляд, шансы получить от Росреестра "зеленый свет" и принять участие в очередных думских выборах?
- Наша борьба за регистрацию на данном этапе закончена. Были противозаконные (прямо скажем, преступные) действия Росрегистрации в 2007 году, противозаконные решения судов (от районного до Верховного) в 2007-2008. Была тщательная подготовка документов в Страсбургский суд (там они лежат мертвым грузом с апреля 2009). Система недвусмысленно посылает нам сигналы, что никакой регистрации нам не дадут, как бы мы не готовились. Ведь фактический запрет партии считается законным (и это отражено в судебных документах) даже при единственной опечатке в поданных на регистрацию документах. Мы прекрасно видим: пока Кремль не даст сигнал Минюсту, партия не получит прав на участие в выборах. А ведь собрать партийную структуру по действующему закону (во всех отношениях абсурдному) - дело крайне сложное и недешевое. Поэтому мы не будем предпринимать никаких шагов к регистрации, пока не будет проявлена воля властных верхов к восстановлению законности в стране. До тех пор мы считаем политическую систему полностью фальсифицированной, народное представительство – имитацией, выборы – обманом, а власть – нелегитимной даже в рамках действующего законодательства, которое крайне далеко от русских правовых традиций.



2. Свои убеждения Вы не раз определяли как монархические и даже присягнули на верность Российскому Императорскому Дому. Для монархиста конечной целью политической борьбы в республиканской стране обычно является реставрация. Реально ли поспособствовать достижению данной цели средствами, которые дает парламентская трибуна? Можете ли Вы привести исторические примеры эффективной и результативной политической деятельности в Парламенте, которая бы велась монархистами?
- Монархические взгляды у меня сложились почти одновременно с обращением к русскому философскому наследию – где-то в 1992 году. Имперскую присягу я принял в 2005 году в Мадриде. И рассматриваю ее как присягу Государству Российскому. Иной присяги, освященной историей, у нас нет.
Говорить сейчас о реставрации крайне сложно. К ней не готовы не только народ и власти, но и сами монархисты. Монархические воззрения еще не сложились, не вошли в интеллектуальную среду, не стали частью политики и публицистики. Монархисты в большинстве своем ждут, что монархия упадет им в руки с небес. И предпочитают рассматривать историю отдельно от современности. Отсюда – множественность политических взглядов, непонимание того, что в России монархия может быть реставрирована только в случае торжества русского национализма и установления национальной диктатуры. И только тогда переход к монархии будет утверждением национальной демократии, сменяющей необходимую в чрезвычайном положении диктатуру. Примерно так была восстановлена монархия в Испании.
Парламентская трибуна дает только возможность превратить тему монархии из маргинальной в стержневую, в ключевой элемент политического дискурса. Только в этом случае можно ожидать, что о монархии будут не только мечтать, но и добиваться ее возрождения. Парламент, как мы видим по современным европейским странам, вполне сочетается с монархией. Наш собственный опыт говорит о том, что парламент – рассадник измены. Но на данный момент это единственный официальный орган, где мнение народного представителя может быть открыто заявлено в противовес узурпаторам из исполнительной власти. Восстановление монархии может оставить за парламентом лишь законосовещательную функцию. А на период диктатуры должен быть введен запрет на деятельность антинациональных партий. Собственно, это все официально зарегистрированные на данный момент партии.
Это идеальная схема. Как пойдет исторический процесс, мы достоверно предсказать не можем. Мы можем только констатировать, что очень скоро он может закончиться совсем – Россия будет разрушена изменнической властью, разграблена олигархией. Поэтому вопрос о монархии – это и вопрос о существовании России.


3. Какие задачи Вы в первую очередь перед собой поставить в случае возвращения в парламент?
- Об этом можно судить чисто гипотетически. Я бы продолжил то, чем занимался ранее – законодательными инициативами в области гражданства, миграции, этнополитики, демографии, самоуправления и др. А также делами по письмам граждан – антирейдерством, защитой от русофобии, противодействием коррупции. Работы – непочатый край. Только учел бы два обстоятельства, которые ранее мне казались выдумкой: 1) крайний непрофессионализм в госслужбе, 2) доходящий до цинизма правовой нигилизм на всех этажах власти. Такого развала государственной службы, который я видел в 2003-2007 гг, будучи депутатом Госдумы, до получения депутатского мандата я представить себе не мог.


4. Вы в своих статьях критиковали лидеров Белого Движения за то, что они не объявили целью своей борьбы реставрацию монархии. Тем не менее, политической вектор своей партии определили как консервативный и националистический, но не монархический. Не повторяете ли Вы ту же самую ошибку, в совершении которой обвиняете белых вождей?
- Нет, здесь не может быть аналогий. Партия не может быть монархической в принципе. Монархия может терпеть придворные «партии», но никак не политические. В настоящих условиях нет иного механизма консолидации единомышленников, кроме партийной. Потому что в народе сложилось убеждение, что политическая борьба связана исключительно с организациями, именуемыми «партиями». Национал-консервативный вектор для партии «Великая Россия», безусловно, включает и монархическую ориентацию, но не как основную. Монархисты еще не стали ведущей силой даже среди консерваторов и традиционалистов. Я уже не говорю о том, что сам национал-консервативный сектор просто раздавлен репрессиями и беззаконием. Мы прокладываем путь к истинной и вечной России, а монархия – это ее спасение.
Что касается Белого движения, то оно нашло бы союзника в крестьянстве и в среде квалифицированных рабочих, если бы выдвинуло идею реставрации монархии. Потому что русские оставались стихийными монархистами. Народ не мог понять и принять республиканские фантазии, а тем более «непредрешенчество». Объявить о восстановлении монархии и раздать землю – вот и все, что было необходимо. Увы, самые деятельные силы реставрации полегли на фронтах германской войны, а в Белом движении составляли лишь незначительную часть.


5. Что Вы обычно отвечаете недоброжелателям, которые, мягко говоря, намекают на "анахроничность" Ваших монархических убеждений?
- Я предпочитаю не говорить об этом с досужими людьми. У нас много желающих почесать языки без всякой пользы. Что касается «анахроничности», то монархия очень даже современна. Примеров действующих монархических государств предостаточно. Но самое главное, что сама природа власти монархична. И почти вся история человечества – это история монархий. Республики до XX века были редким исключением. За монархическими принципами – практически вся история, за республиканскими – последний век, принесший миру чудовищные войны и революции, каких не знали монархии.


6. В России проживают представители различных национальностей. При этом если русское население постепенно вымирает, то инородное очень быстро разрастается. При нынешней демографической динамике в течение ближайших нескольких поколений русские могут уже не составить и половины от всего населения страны. Дальновидно ли ввиду данной перспективы делать ставку в долгосрочной государственной политике на русский национализм? Не ведет ли пропаганда любого национализма сегодня лишь к дальнейшей розни между народами и распаду страны?
- Мне дорога Россия русская – какой ее Бог нам дал в истории. Нерусская Россия – это не Россия. Даже если от нее сохранится название. Русское население вымирает не оттого, что это свойство русского народа, а от условий, в которых русские живут. Это условия геноцида – систематического уничтожения всеми средствами, включая социальные, информационные, политические. Изменим власть – переломим и демографическую ситуацию.
Надо понимать, что национализм в России может быть только русским. Только русские сложились в историческую нацию и создали культуру мирового уровня. Все остальные народы лишь в незначительной степени соучаствовали в создании России, а иные прямо сопротивлялись ей. Поэтому, если мы хотим воссоздания величия России, не может быть никакого равенства между народами. В России все должно быть русским. А для нерусских – защита от дискриминации в рамках культурной автономии. Кто хочет жить по шариату – пусть себе живет. Но не может быть такому ни политических прав (разве что на уровне местного самоуправления), ни должностей на госслужбе, ни бизнеса, который вовлекал бы в качестве производителя или потребителя тех, кто живет по имперским (русским) законам. Всякий нерусский национализм в России не имеет права на существование, поскольку утверждаться суверенно на данной территории может только одна нация.


7. Русское национальное движение уже на протяжении двадцати лет не может достичь сколько-нибудь ощутимых результатов в политике. Всему виной неумение договариваться между собой или происки коварных спецслужб, которые через своих агентов каждый раз умело разрушают любое более-менее успешное объединение? И в чем главная причина исчезновения с политического небосклона партии "Родина"?
- Уничтожение русских организаций с помощью кампаний клеветы и засылки провокаторов продолжается более 20 лет. Русофобия цвела и в советский период, но не столь открыто и цинично. Русские организации были главной заботой спецслужб. И остаются таковой до сих пор.
Конечно, многое определяется и измельчанием лидеров Русского движения. Потому что толковый человек хочет реализовать себя. Если он с самого начала видит, что в политике ему все пути закрыты, он выбирает другое поприще. И лидеры вырастают из оставшегося материала. Именно поэтому особенно важным сейчас является водительская роль духовной русской элиты, которая имеет правильные ориентиры, но не видит способа их приложения к реальной политике. Нужна среда, в которой нравственный авторитет русской элиты возвышал бы и направлял русских политиков, пока еще не вышедших в своем деле из подросткового возраста. Нужно внушить главное: все наши организационные образования – только форма для Русского движения. Оно должно воссоединиться, рассматривая все действующие организации как свои, как ветви от одного ствола.
«Родина» исчезла потому, что в ней с самого начала гнездилось предательство. В ней были люди с «левыми» взглядами, а соответствующее мировоззрение связано с вождистскими иллюзиями (почему-то каждый лидер примеряет на себя роль Ленина или Сталина). Умная стратегия врастания во власть была сломана конфликтом, в который «левые» втянули нас на президентских выборах 2004 года. А потом договориться о чем-то с властью было невозможно, и пришлось радикализировать публичные выступления. В начале 2005 появилось «письмо 500», подписанное нашими депутатами, потом голодовка в Думе против «монетизации льгот», потом 10-тысячная демонстрация на Театральной площади в двух шагах от Кремля. На это власть ответила репрессиями – сначала кампанией клеветы в СМИ, потом снятием списков партии со всех выборов, потом прессингом против наших активистов через милицию и прокуратуру. Наконец, дело дошло до уголовных преступлений – убийств, покушений на убийства, похищений детей. В этих условиях Дмитрий Рогозин вынужден был оставить все посты, уводя удары, которые сыпались на него и его ближайших соратников, от партии. И тогда внутренняя измена использовала шанс – сговорилась с кремлевской бюрократией, обработала угрозами и деньгами региональные структуры и организовала «слияние» (фактически уничтожение) с другими партиями. От «Родины» был взят только юридический статус, но сменено все – название, идеология, лидеры.
К сожалению, все время существования «Родины» русские патриоты относились к этой партии с ревностью. Иногда лгали даже яростнее, чем нанятые либеральные журналисты. И не признали в «Родине» своего лидера. Мелочность патриотической публицистики и ничтожность мелких вождей разорвала связь между «Родиной» и русским народом. Это урок: надо ценить любой успех и лелеять его результаты. Кто теперь может хотя бы приблизиться к успеху «Родины» и провести в парламент хоть десяток русских политиков-патриотов?


8. Реально ли сегодня создать дееспособное политическое объединение, которое было бы способно отстаивать наши национальные интересы, при том, что без согласия Кремля ни одно движение даже не пройдет регистрацию?
- О регистрации не надо думать больше, чем она стоит. Этот режим недееспособен. Он рухнет. Важно лишь, чтобы при этом не рухнула и Россия. Именно поэтому нам и нужно создавать организации, которые будут видеть свою роль не в том, чтобы зарегистрироваться, а потом получить на выборах несколько депутатских мандатов, а в том, чтобы спасти Россию от гибели.


9. Как Вы относитесь к тем русским людям, которые, отчаявшись добиться справедливости мирными и законными средствами, призывают к началу партизанской войны с национальными врагами?
- Главное, чтобы люди не обманывали себя. Взявшись за оружие, кого они будут из этого оружия убивать? Своих же русских? Можно оправдаться тем, что люди в милицейских погонах давно потеряли связь с русским народом, стали «ментами». И это будет в значительной степени правдой. Но если целью партизанской войны будет убийство людей, которые еще способны осмыслить себя и свое место в жизни, то это будет жестокой глупостью.  Надо понимать, что партизанская война может иметь успех только при поддержке народа – не только пассивной, но и активной: общественными акциями, продовольствием, деньгами. Все остальное выглядит авантюрой, отчаянием или даже игрой в «войнушку», которой предаются некоторые молодежные группы «прямого действия».
Да, очень вероятно, что нам, русским, придется брать в руки оружие чуть ли не поголовно. Потому что власть подселяет к нам в соседи инородческие кланы, сформированные как банды. И защищает их против нас средствами милицейского, прокурорского и судебного произвола. Но и в этом случае нам придется сначала произвести переворот в собственном сознании. Если он произойдет, возможно, не нужно будет и никакой партизанщины.


10. Будучи депутатом Государственной Думы, Вы вели борьбу за признание нынешней России преемницей Российской Империи. В чем преимущества такой постановки вопроса, и почему Вам не удалось убедить коллег в собственной правоте?
- Все правовые институты утверждаются прочно только в случае действия принципа континуитета (правопродолжения). Если происходит разрыв правовой истории, то никакие статусы, никакая собственность не будут законными в глазах людей. Потому что все это захвачено в условиях нетвердого закона, правового хаоса, торжества мятежников. И в международных делах на государство, отказавшееся от преемства, будут смотреть как на случайность, как на временное образование под руководством самозванцев. Тогда логичны планы отторжения территории, захвата и раздела богатств страны. Напротив, правопреемство позволяет вернуться к вопросу о легитимности власти. Она может быть основана только на законной преемственности, которой на сегодня не существует. Власть получена из рук мятежников, а те ее получили также из рук мятежников. Какой же может быть правовой статус у органов власти, какая может быть правовая традиция? Никакой. Сплошное беззаконие. Что мы и видим в повседневной жизни: власть не утруждается исполнять даже те законы, которые приняты по ее соизволению.
Я пытался найти хоть какие-то зацепки в системе власти, чтобы нащупать процедуры восстановления принципа континуитета. Могу точно сказать, что подобное не под силу правящим кругам. Они просто интеллектуально не способны освоить эту проблему. Они не понимают, о чем речь. Идиотизм тех ответов, которые я получал на отправленные в разные инстанции запросов, выходит за все мыслимые пределы. Мозги у этих людей отключены, потому что они рассматривают власть как воровской бизнес – грабить страну как можно интенсивнее, а когда грабить будет нечего или запахнет жареным, просто сбежать.


11. Значительная часть населения РФ сегодня живет советскими стереотипами, некоторые из которых в собственных интересах продолжает поддерживать власть. Какие действия необходимо предпринять для скорейшей десоветизации массового сознания? Что здесь может сделать совершенно рядовой человек правых взглядов, который просто любит свою страну и верит в ее будущее?
- Страна загажена коммунистической символикой. А больше всего загажены «советизмом» мозги высшей власти. Свежий пример: готовый к переименованию Ленинградский вокзал в Москве сохранил прежнее имя в результате вмешательства премьер-министра, который предпочел удовлетворить претензиям лидера КПРФ. Связь нынешней власти прослеживается в закулисном альянсе руководства КПРФ и мэра Москвы. И эта связь не прерывалась никогда – ни в 1991, ни в 1993, ни в 1996.
Восстановление России как государства с тысячелетней историей требует очистить ее от символики временщиков и наполнить именами и образами исторической России. Это требует воли и решительности. Действующая власть не имеет ни того, ни другого.  Рядовому человеку надо понять, что для него эта власть чужая. Чужда она и русской истории, которую старательно фальсифицирует. Поэтому вопрос о власти – основной. Мы всегда упираемся в него, какой бы вопрос ни обсуждали. Таким образом, на вопрос «Что делать?» самый краткий ответ: «Участвовать в создании Русского движения, в русских политических организациях».


12. Одной из целей своей политической борьбы Вы называли деприватизацию. Насколько реально проведение сейчас этой процедуры. Не разрушит ли она и без того хрупкую российскую экономику?
- Я бы лучше говорил о «реприватизации». Потому что никакой приватизации не было. Был захват собственности шайкой, подготовленной в недрах КПСС. На поверхности действовали такие выродки, как Чубайс и Гайдар, а собственность попадала в руки вчерашней номенклатуры или просто бандитам. Полагаю, что «реприватизация» должна означать реквизицию крупнейших предприятий и распределение доходов от торговли природными ресурсами на всех граждан. Ни в коем случае нельзя трогать малый и средний бизнес, а в крупном бизнесе смотреть: если хозяйствование эффективно, то оставить предприятие в покое. А вот всяческих приватизаторов, торговцев деньгами, спекулянтов, заполняющих страну колониальными товарами, надо лишить собственности капиталов, отняв у них и их родственников все – вплоть до карандашей. Все, кто сделал себе деньги на торговле Родиной, должны быть арестованы и больше не выходить на свободу.
Российская экономика депрессивна только потому, что реальный производитель задавлен олигархией и проходимцами, сидящими теперь на государственных должностях. Общий враг работодателя и работника – чиновник-бюрократ. Его надо лишить полномочий как паразита и врага нации. Управление должно быть идеологизировано, нацинализировано. Невозможно иметь госдолжность и быть равнодушным к своему народу и Отечеству. Наказание за должностные преступления и правонарушения надо резко ужесточить, а должностные регламенты освободить от любой самодеятельности.


13. Почему, на Ваш взгляд, после перехода к рыночной экономике вопрос о собственности не был решен за счет реституции и возможно ли теперь вернутся к данному вопросу?
- Реституция не имеет перспектив по двум причинам: 1) за прошедшие десятилетия собственность амортизирована, 2) потенциальные собственники могут быть наследниками только в том случае, если они сами или их предки не становились врагами России. Думаю, что оба эти соображения делают реституцию невозможной. Собственность после 1917 года потеряли в огромном числе те, кто не выполнил своего долга перед Царем и Отечеством. Считаю возвращение к данному вопросу бессмысленным. Собственностью надо снабжать за службу, а не за заслуги предков.


14. Вы не раз утверждали, что консолидация русских людей сегодня может произойти только на основе православной веры. Однако воцерковленными верующими сегодня являются лишь несколько процентов жителей нашей страны. Немало русских ударились в язычество, буддизм и даже мусульманство. Еще больше атеистов и агностиков. Как Вы относитесь к лозунгу "Вера разделяет, кровь объединяет"?
- Я бы сказал: «Вера объединяет кровно». Кто верит в одно, тот и породняется. Так формируется народ – общей верой. Так создается кровное родство. Без общей веры никакая кровь не объединит.
Православная вера дает правильное направление русскому национализму. Когда выше нации только Бог, ориентир верен. Когда считают, что Бога нет или вере отводят служебную роль, то высшие смыслы утрачиваются нацией. Она становится внеисторической, в ней исчезает героизм и подвижничество. И люди замыкаются в своих бюргерских мирках, рассчитывая прожить как-нибудь в стороне от бурных процессов современности. И тогда они либо живут в созданных ими самими резервациях, либо порабощаются более деятельными, сильными, героическими народами.
Воцерковленность, увы, у нас носит формальный характер. Миряне придумывают для себя что-то вроде личного или семейного монашества. При этом перестают жить в миру – проблемами своего народа. Поэтому воцерковленность в нынешних условиях ни о чем не говорит. Зачастую она умерщвляет веру, лишая ее воплощения в деятельности. Напротив, порой совершенно лишенный каких-то знаний о церковных порядках человек, может оказаться праведником. Потому что его душа имеет талант видеть Бога, не подхлестывая себя изнуряющими ритуалами. Я не представляю, как может человек рассчитывать на духовное спасение, отказавшись от участия в деле спасения России.


15. В каком-то смысле борьба с советским наследием развернулась сегодня в том числе и в Церкви. В лютые годы гонений на веру митр. Сергий Страгородский издал свою знаменитую Декларацию, в которой призвал христиан служить большевикам не на страх, а на совесть, и радости советской "отчизны" считать своими радостями. Радости советской отчизны состояли в числе прочего: в уничтожении миллионов православных, как потенциальной "контры", и в искоренении во всем мире той самой веры, которую по своему званию должен был бы защищать митрополит. Сегодня в Московской Патриархии распространился такой взгляд, будто действия Сергия Страгородского были совершенно оправданы, так как он таким образом "спасал Церковь". Вы согласны с подобной постановкой вопроса?
- Церковь как общественный институт может быть так же поражена изменой – изменой Отечеству, изменой Вере. В 1917 году она была поряжена изменой Государю.
Мы, православные, обычно смотрим на католиков как на людей, принадлежащих к церковной организации, за которой такие грехи, что их просто невозможно не видеть. Но обернемся на собственную Церковь. Она присягнула мятежникам Временного правительства, потом большевикам, а потом получила от Сталина назначенца на должность Патриарха. Последние измены – это отречение высшей иерархии от идеала православной монархии и от Соборной клятвы 1613 года. То есть, от связи с русской историей.
Церковь спасается чистотой веры, а не присягами князьям мира сего. Церковь может молиться и за неправедных правителей, за спасение их душ. Но она совершает предательство Спасителя, когда прославляет таких правителей как праведников и подобострастно поет им «Многия лета». Это слияние церковной и государственной бюрократии, которое мы видим собственными глазами.


16. Другая церковная проблема, которая сегодня активно муссируется - это участие Московской Патриархии в так называемом Всемирной Совете Церквей. На одном из заседаний Генеральной Ассамблеи ВСЦ в 1991-м году в Канберре нынешний патриарх МП Кирилл публично исповедовал свои экуменические убеждения. Вот дословно его слова, которые сегодня любой желающий может услышать в Интернете, где сохранилась видеозапись выступления: "Всемирный Совет Церквей является для нас общим домом. И тот факт, что православные воспринимают его как свой дом и хотят, чтобы этот дом был колыбелью ЕДИНОЙ ЦЕРКВИ, вот из этого следует их особая ответственность за судьбу Всемирного Совета Церквей, и желание способствовать развитию экуменического движения. Я глубоко убежден, что то, что происходит на Ассамблее, церкви должны взять с собой и понести к себе, донести до своего народа. Если они делают это, то это означает, что экуменическое движение есть движение церквей, а не отдельной богословской элиты". Готовы ли Вы разделить усилия патриарха и способствовать объединению всех религий в одну единую церковь?
- Патриарх Кирилл любит говорить. Монаху же надо знать, где промолчать. Бесы очень часто дергают за язык словоохотливых людей. И они начинают городить околесицу. Мне не раз было стыдно за митрополита Кирилла, когда доводилось наблюдать его публичное поведение. Оно было высокомерным, пренебрежительным к людям, холодным и формальным. Это тип священнослужителя, вокруг которого нет теплоты.
Другое увлечение Патриарха Кирилла – дипломатия. Он любит ритуалы с участием иностранцев и иноверцев. А в таком случае говорить надо много. И почему-то этот разговор неизменно становится «толерантным» - не отнесенным к Истине. В России высказывать экуменические идеи невозможно, а вот на международных и межцерковных форумах – милости просим!
Объединение в единую церковь с еретиками – это, конечно, противоречит всем церковным канонам. За это полагаются церковные взыскания. Но у МП отношения к канонам примерно такое же, как в правительстве к Конституции.


17. Ну, и напоследок дайте, пожалуйста, короткое напутствие тысячам молодых людей в разных уголках России, которые вместе с Вами разделяют такие, казалось бы, несвоевременные теперь монархические идеалы.
- Средние годы не дают мне права напутствовать молодых. Только советовать. Молодому человеку, чтобы войти в жизнь достойно, нужно многое знать и уметь пользоваться своими знаниями. Если монархические убеждения сложились, то их надо подкрепить пониманием исторических, философских, правовых оснований монархии. При этом никогда не чваниться своим знанием. Оно должно служить не возвышению самого себя, а просвещению тех, кто этого знания лишен. При этом не всякому быть публицистом или политиком, но всякому придется подумать о своем долге. Долг монархиста – служить Отечеству, а не текущему политическому режиму, служить людям, а не своим прихотям. Быть верным Отечеству Небесному можно только в Отечестве земном, где требуется честность, профессионализм, труд, подвиг, любовь к людям.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100