статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Итоги года и взгляд в будущее
23.12.2010


Интервью порталу Folksland Андрей Николаевич, какова ваша общая оценка итогов прошедшего года. Какие события прошедшего года, по-вашему, были наиболее знаковыми: эпопея приморских партизан; летний визит Медведева в США; пожары в центральной России; отставка Лужкова; события на Манежной и их последствия; что-то другое?

Прошедший год дополнил кризисные явления в российской экономике еще и явно выраженным и всеобщим недоверием к власти.

Аналитики говорят: дни режима сочтены. Кончено, никакого «путча» или «народного восстания» с сегодня на завтра не будет. И не стоит считать, что выступление молодежи на Манежной площади – это предвестник какого-то романтического спектакля со штурмом Кремля. Десятикратно более масштабные события в Европе не ведут не только к смене режима, но даже к смене правительства. И наши «полицаи» еще не перешли к применению водометов и слезоточивого газа. Поэтому представления о том, что ОМОН вот-вот разбежится или даже перейдет на сторону бунтующей молодежи, совершенно ошибочны.

Экономический кризис не преодолен, а усугублен. Прежде всего, это следует из того, что ФРС США печатает доллары триллионами.[] Это означает, что мир стоит на пороге фантастической инфляции и распада экономических связей. По России это ударит очень больно в связи с тем, что власти полностью разгромили сельское хозяйство и продолжают добивать его остатки. Нам просто нечего будет есть, даже если нефть будет поступать в Европу в прежних объемах. За корку хлеба голодный отдает все свое достояние.

В Кремле нет стратегов и даже более или менее путевых прогнозистов. Иначе большая часть там уже давно начала бы паковать чемоданы. Страна фактически не управляется. Управление заменено пиар-акциям и телемостами. Но беда в том, что подхватить падающую власть некому – контрэлитная группа не сложилась, а общественные движения ведут себя вразброд, насыщены провокаторами и просто дураками. Бузить могут, взять на себя бремя власти – никогда.

Какие, по-вашему, наиболее острые проблемы стоят перед Россией? Разрешимы ли они в принципе, и каким способом?

Как всегда, наиболее острая проблема во власти. Нам предлагается власть олигархии и коррумпированной бюрократии с этнобандитскими формированиями, подавляющими протест русского народа. Нам же нужна русская власть, которая реквизирует собственность олигархии, уничтожит коррупцию, в десятки раз сократит число чиновников и управленцев, не занятых продуктивным трудом, подавит этнические банды и кланы. Это «программа минимум». Без этого страна загнется в ближайшие годы. Но помимо этого нужна и перспективная программа, которая в значительной мере разработана русскими интеллектуалами.

Еще в 2005 году была издана «Русская доктрина». Также очень важным документом я считаю вышедший в прошлом году «Национальный манифест», а в этом году – материал «Народного Собора» под названием «Мы верим в Россию». В этих документах намечены конкретные преобразования в самых разных сферах. Но лишь в «Национальном манифесте» есть ключевой момент, который предопределяет все остальные, – необходимость полного пересмотра принципов финансовой системы, которая должна разорвать нашу зависимость от мировой олигархии, прекратить торговлю деньгами, запретить банкам делать деньги из воздуха и превратить их в счетные конторы. Это ключевой момент – уничтожение ростовщичества, пожирающего национальное достояние и служащего силам мирового зла.

Как вы считаете, имело ли место в 2010 году коренное изменение массовых настроений, в результате которого большинство населения отвергает нынешний политический режим и негативно относиться к нынешней российской элите в целом?

Настроения недоверия к власти в этом году сменились настроениями ненависти. А Манеж показал, что ненависть к режиму является всеобщей. Подавляющее большинство граждан (прежде всего, русских) полностью поддерживают стихийный протест молодежи. Пусть в нем не было ничего конструктивного, кроме требования к правоохранителям исполнить свои обязанности. Главное, что в этом выступлении граждане увидели единственно возможную на сегодня форму послания к власти. И это было послание ненависти.

Говорить с властью на языке конструктивных предложений нет смысла: власть ничего не желает слышать, не желает ни с кем советоваться, не желает вообще учитывать интересы народа. Такую власть можно только ненавидеть и желать ей скорейшего конца.

Здесь кроется опасность перехода в деструктив, если не будет найдено организационной и идейной платформы для того, чтобы предложить ее будущей, иной власти. Уже появились провокаторы, которые настроения граждан пытаются увести в тупик, отождествляя режим и государство. Пытаются повести тех, кто против режима, против России. Например, хотят расчленить ее на несколько республик, «отпустить» национальные образования и т.д. Эти планы – планы наших врагов. Даже если они являются также и врагами режима. Враг моего врага – далеко не всегда мой друг. Это стоит понимать.

Каковы, по-вашему, сценарии улучшения ситуации? Насколько они правдоподобны и вероятны?

Сценарий катастрофы описать невозможно. Он может быть представлен только вчерне: рассыпание всех элементов правопорядка, всех социальных связей, хаос и насилие в борьбе за элементарное выживание. Это вероятный путь, если в политической элите не найдется группировка, которая вовремя совершит такой маневр, в результате которого прилепившиеся к власти враги нашего народа либо будут раздавлены, либо вылетят куда-нибудь за рубежи нашей страны без шансов оказаться здесь вновь. Этот сценарий раскола в элите желателен и реален. Ему мешает как сплоченность олигархической группировки, которую оторвать от корыта можно только насильственным путем, так и маргинальные элементы в русском движении, которые не дают ему сплотиться в значимую общественную силу, предлагая множество умопомрачительных идеологем, среди которых почти нет основанных на русской традиции и научном подходе к формированию политической программы.

Плановым образом страну уже точно не спасти. Шанс на спасение – это шанс, который предоставляет Божья Воля, случайность и волевые качества отдельных лиц, которые неведомым нам образом могут получить возможность принимать решения. Чтобы спасти страну, формально нужно очень немного: минимальный акт насилия в отношении олигархии, национализация ведущих СМИ и начало строительства нации и государства на естественных и разумных началах, не имеющих ничего общего ни с либеральной, ни с коммунистической догматикой. Это просто явление русского национализма – прагматичного, незлобливого, спокойно-рассудочного и приверженного интересам русского большинства. Если большинство получит приемлемые условия существования, то и меньшинствам будет неплохо – гораздо лучше, чем сейчас.

Сохранится ли в ближайшем будущем Российская Федерация в нынешних границах? Если нет, какие территориальные изменения, по-вашему, наиболее вероятны?

Российская Федерация в нынешних границах – явление нежизнеспособное. Оно еще может протянуть несколько десятилетий, даже если ситуация будет как-то стабилизирована. Но геополитический статус РФ ничтожен, и национальное строительство на этой базе крайне затруднено. Перспективы развития у России возникают только в случае полного государственного объединения с Украиной и Белоруссией. А это может произойти, только если во власти у нас будут здравые люди, русские националисты.

Перспектива распада страны очень реальна. Но это значит исчезновение России. Никакой России в границах Московского княжества уже быть не может. И за нас здесь порядок никто не восстановит. Большая взаимная резня, тотальная криминализация, клановый дележ территорий, блок-посты, драка за ресурсы – все это неоднократно моделировалось в различных анти-утопиях в литературе и кинематографе. Нас это пугает, но не настолько, чтобы считать подобное возможным в реальности. На самом деле, реальность может оказаться гаже и отвратительнее самой изощренной фантазии.

Ответственные граждане должны помнить, что нет ничего ужаснее краха государства. Даже самого завалящего, самого примитивного и подлого. Пример Ирака должен нам показать, что даже условия оккупации ничего не решают. Это дисциплинированные немцы после войны могли сложить хотя бы какой-то остов государственности. Мы так не сможем, и не найдется такого оккупанта, который сможет нас к этому склонить, даже если захочет.

С реальностью, в которую мы можем погрузиться в один момент, знакомы русские жители Чечни начала 90-х. Мы будем такими жертвами, как были они. Хочется нам этого? Если нет, то наша ненависть к режиму должна стать холодной и расчетливой.

Каковы ваши прогнозы на 2011 год в экономической, социальной и политической сфере?

Следующий год создает особую точку, в которой удобно провести ключевые изменения. Она связана с выборами. Речь идет не о том, что на выборах что-то решается. Выборы могут только легитимизировать кардинальные изменения, которые нужны стране, но возникают не в результате выборов.

Скорее всего, политические элиты не смогут использовать этот момент, отложив проблему до президентских выборов. И там будут что-то решать только в том случае, если власть посыплется, если чиновники начнут разбегаться, а указания начальства не будут значить ничего. Вот тогда (вероятно, уже после президентских выборов) начнутся поиски спасителя, которые навел бы порядок железной рукой. И ему можно было бы простить все, и все на него же и списать.

План на следующий год для каждого из нас должен быть связан с накоплением ресурсов, предназначенных «на черный день». Разумно отказаться от любых элементов роскоши и развлечений в пользу необходимого – продовольственных запасов, оружия, теплой одежды, запасов топлива и подготовки жилища к возможному отключению всех коммуникаций. Не факт, что катастрофа коснется вас лично, но лучше к ней быть готовым. Она подступила как никогда близко.

Какие изменения вы бы хотели видеть в стране в наступающем десятилетии?

Наступающее десятилетие может оказаться для России последним. Хотелось бы мечтать о том, что страна не рухнет. Но для этого нужны такие изменения, к которым толком население еще не готово. Например, нужно прекратить хождение в России иностранной валюты. А миллионы людей в этой валюте привыкли хранить свои сбережения. Они будут против. И это лишь иллюстрация самой пустяковой проблемы. Более масштабная проблема – где найти таких людей, которые, подобно древним царям, готовы будут бросить все свое состояние на преодоление кризиса и возрождение страны? Где те люди, которые готовы были бы поставить свою жизнь на карту, рискнуть всем, чтобы Россия не развалилась и не исчезла? Это что-то наподобие воинствующего монашеского ордена, который устанавливает режим «опричнины», уже разработанный идеологами, но совершенно еще не дошедший до разгоряченных протестами и занятых заботой о хлебе насущных голов.

Спасибо за ответы.


  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100