статьи
  Статьи :: Русская нация и национальная демократия
  
  Русофобия в России, 2010, Часть 3
19.01.2011


Аналитический доклад

Кривозащитники


 


Если истина многогранна, то ложь многоголоса.


Уинстон Черчилль


 


Общественная палата


Комиссия по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты РФ и Федерация мигрантов России провели II Международный форум «Миграция в России: сотрудничество и безопасность», который провели. Итоги форума предназначены к услугам Рабочей группы по вопросам развития институтов гражданского общества Российско-Американской президентской комиссии (группа Суркова - Макфола). На форуме выступили известные русофобы.


Директор Московского бюро по правам человека, член Общественной палаты Александр Брод традиционно пытается представить Россию как страну, где процветают ксенофобия и этническая дискриминация, причем антииммигрантские настроения также стали нормой и для публичных политиков. Его измышления основаны на жалобах, поступающих в Общественную палату от иностранных граждан, которые сетуют на поборы и вымогательство со стороны правоохранительных органов, а также на статистике из этих органов, касающейся лишь одной стороны проблемы. Брод сообщает: за три месяца в России зафиксирован 31 факт нападения на этнические меньшинства, 10 человек погибли, 28 тяжело ранены. Сколько нападений со стороны представителей этих меньшинств произошло на представителей большинства не известно. Оценки показывают, что агрессивность меньшинств многократно превышает агрессивность русского большинства.


Недовольство граждан массовым переселением в страну иммигрантов, Брод считает ксенофобией. С его точки зрения, если лишь 15% населения России считают миграцию позитивным явлением и лишь 25% толерантно настроены,  то необходимы федеральные программы по воспитанию толерантности и умению вести межкультурный и межнациональный диалог.


Член Общественной Палаты Максим Шевченко, ведущий телепрограммы «Судите сами» по-своему представил облик нашей страны, которую он вызвался освободить от «стереотипов»: «Россия не является православной страной. Да, это страна, выросшая на православии. Но какая она? Православная церковь является самым влиятельным институтом. Но помимо нее есть много центров и религиозных и национальных». Еще один мешающий «стереотип», по мнению придворного журналиста: «Россия – мирная страна, земля дружного сосуществования братских народов». Шевченко считает, что «Россия всегда расширяла свою территорию за счет агрессии, за счет войн. Многие завоеванные народы имеют тяжелые исторические травмы. Если мы хотим, чтобы наше государство было сильным, надо услышать голоса народов, которые вели войны. Башкиры в ходе четырех восстаний потеряли половину населения. Я уже не говорю о Кавказе. Задача историков и политиков, перейти к оформлению общественного договора, с теми народами, которые считают территорию России своей родиной. Мы уже потеряли наши братские народы, которые могли бы быть с нами и сегодня, из-за слепой бездумной политики».


Страстная русофобия журналиста выразилась в словах: «Реальность становится понятна, если посмотреть, как проходят презентации России на международной арене. Лично я в подобных мероприятиях больше участвовать не буду. Это не моя страна, когда представлена только одна конфессия, один этнос». «Мы единственная страна, в которой нет министерства национальной политики. Потому, что есть влиятельная общественная организация, которая блокирует принятие решения о создании такого министерства, полагая, что это нанесет вред их религиозным интересам». Имеется в виду РПЦ. «Я побывал на многих фуршетах элиты. С поросятами, осетрами, пирогами, пляшущими казаками и Надеждой Бабкиной. Это не Россия. Это злобная и преступная пародия на мою страну».


При поддержке Общественной Палаты РФ Федеральной еврейской национально-культурной автономией (ФЕНКА) в Москве создана бесплатная телефонная консультация для пострадавших от национальной дискриминации и антисемитизма. Позвонившие на телефон доверия могут получить квалифицированную помощь юриста или психолога. Помощь может быть оказана и в подготовке документов для обращения в правоохранительные органы.


Работа, осуществляемая с использованием бюджетных денег, особым образом выделяет еврейское население и предоставляет именно ему развернутый спектр правозащитных и психологических услуг. Тем самым ущемляются другие народы, прежде всего – русский.


В связи с событиями в Зеленокумске, где чеченские бандиты расстреляли безоружных казаков, вступившихся за девушку, рабочая группа Общественной палаты России по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе обнаружила попытки развязать в России этнический конфликт по югославскому типу и призвала подписать меморандум о противодействии экстремизму и межнациональной розни: «Посредством искажения фактов, преднамеренно ложной интерпретации каждого нового происшествия идет целенаправленная кампания по столкновению христиан и мусульман, кавказцев, татар и русских». «Откровенные неонацисты и экстремистские группы разного толка, прикрывающиеся как Православием, так и исламом, преследуют общие интересы – разрушить конституционные основы российского государства, многонациональный народ Российской Федерации, создать между гражданами России атмосферу взаимного недоверия, страха, ненависти и нетерпимости»


Подписали это диверсионно-подрывное заявление известные русофобы: Александр Брод, Алла Гербер, Николай Сванидзе, Павел Гусев, Максима Шевченко и другие.


 


Московское бюро по правам человека


Данная организация, спонсируемая российским правительством и зарубежными фондами, изготавливает крайне низкопробные «доклады» и «обзоры», перенося в них собственные измышления и данные милицейской статистики. Некритично относясь к получаемой информации, МБПЧ предпочитает относить все «нападения» не к криминальным, а к политизированным группам, стараясь направить правоохранителей по ложному следу, создать сложности русским общественным объединениям и усугубить ответственность тех русских людей, которые совершили правонарушения или преступления.


Вот так выглядят данные, приводимые в апрельском докладе МБПЧ:


Среди объектов нападений: киргизы (2 погибших, 2 пострадавших), корейцы (1 погибший, 3 пострадавших), русские (1 погибший, 67 пострадавших), абхазы (1 погибший), черкесы (1 погибший), узбеки (7 пострадавших), таджики (5 пострадавших), уроженцы Африки (2 пострадавших), вьетнамцы (2 пострадавших), китайцы (2 пострадавших), арабы (1 пострадавший), азербайджанцы (2 пострадавших), буряты (1 пострадавший), немцы (1 пострадавший), тувинцы (1 пострадавший), евреи (1 пострадавший), мексиканцы (1 пострадавший), татары (1 пострадавший) и другие.


В том же духе сообщаются данные о вандализме, к которым отнесено расклеивание листовок и наклеек. В качестве опасных «акций националистов» представляется обычная общественная активность. Например, акция в Новосибирске, посвященная памяти жертв терактов в московском метро, расшифровывается в ином контексте: а на самом деле – «в защиту русских от геноцида на Кавказе в 90-е годы». При этом на учет МБПЧ берет самые незначительные события с участием нескольких человек. Даже минимальная общественная активность русских этой структурой рассматривается как опасная.


МБПЧ – единственная организация, отреагировавшая на аналитический доклад «Русофобия в России, 2009 год». Реакция была в прежнем духе, лишенном всякой логики, зато наполненной новыми клеветническими измышлениями.


В докладе МБПЧ лживо утверждается, что целью нашего доклада является доказательство тезиса о наличии в России русофобии. В таких доказательствах нет необходимости. Само существование МБПЧ уже доказывает господство русофобии. Также наш доклад не ставил цели «представить радикальных националистов, как лиц, невинно пострадавших от властей». Фальсификаторы МБПЧ представляют все, что делают русские в политике как «ксенофобию».


Ненависть хозяев кривозащитников к русскому народу выражается в тотальном негативизме к любому проявлению русского национального самосознания. Они пытаются отрицать широкомасштабные репрессии властей против русских организаций. Обслуживая интересы правящей олигархии, МБПЧ вообще отрицает русофобию как войну власти против русского народа. С нашей точки зрения, состояние войны очевидно и доказано массивом фактов и самой обстановкой в стране.


МБПЧ ни в коем случае не может признать, что русские ущемлены в правах, в системе власти, бизнеса, культуры, социального обеспечения. И отождествляет всех русских с «русским радикальным национализмом». Никакого иного национализма МБПЧ не признает. Кроме того, полагает необходимым репрессировать русских по идеологическим мотивам – уже за то, что кому-то хочется считать, что русские организации «радикальны».


МБПЧ отрицает насилие и пытки в действиях милиции и следствия. Факты пыток и насилия доказаны многократно, и не только свидетельствами пострадавших русских политических активистов, но людьми, никогда не имевшими отношения к политике. Все это для кривозащитников «спорно».


Наконец, МБПЧ выступает в защиту программ «толерантности», которые подобные идеологической обработке детей и юношей во времена коммунистического режима. Логично, что МБПЧ отрицает очевидную противоположность православия и иудаизма, которые зафиксированы на уровне доктрин и подтверждены множеством исторических фактов.


Не будучи способной защищать кого-либо от противоправных действий властей и правоохранительных органов, МБПЧ продолжает поддерживать расширение репрессивных методов в законодательстве. Анализируя Законопроект о введении в УК статьи «Реабилитация нацизма», МБПЧ требует введения в правовой оборот термина «фашизм», который в русском языке имеет исключительно неправовое значение и представляет собой скорее ругательство. Стремясь утвердить представление о каком-то «русском фашизме», МБПЧ утверждает, что некие «человеконенавистнические идеи находят отражение в маргинальных СМИ, книжной продукции. Депутаты осознают эту угрозу и следуют в русле законодательных норм ряда европейских стран» и все это имеет какое-то отношение к решениям Нюрнбергского трибунала.


Авторы «экспертизы» законопроекта даже не скрывают, что стремятся подверстать к «нацизму» не только итальянский фашизм, но и отказ признать ставшую в 2010 году официальной версию «Катынского дела». Сами материалы Нюрнбергского суда считается необходимым подвергнуть ревизии в сторону ужесточения, поскольку приговор имеет «очевидные недостатки» и «компромиссную природу». Расширение представлений о «нацизме» и «фашизме» русофобы планируют с целью расширения собственных возможностей возводить клевету на русских, в чьей деятельности они изыскивают аналогии с тоталитарными режимами, партиями и идеологиями Европы. Фактически речь идет о том, чтобы ввести в российское законодательство широчайше репрессивной практики против идеологии русского национализма и организаций, придерживающихся этой идеологии. Поскольку это единственная идеология, способная консолидировать русский народа, находящийся в опасности, то речь идет о поддержке русофобских сил во власти, которые, по убеждению русофобов, должны уничтожить русский народ как некую историческую ошибку.


Приводится пример из австрийского законодательства, который должен быть перенесен на российскую почву и стать поводом для осуждения русских людей к лишению свободы до 20 лет. В том числе и за распространение идей и даже изображений. Все, что власть теперь творит беззаконно в отношении русских людей, МБПЧ предполагает узаконить. Законодательство Австрии и Германии предложено перенести на почву России, как будто здесь имелись фашистские партии и теперь нашей стране требуется денацификация. Такое перенесение являлось бы геноцидом русского народа. А в настоящее время предложения МБПЧ – это призывы к геноциду.


Особое сладострастие в «докладах» МБПЧ связано с трагедиями русских людей, пытающихся противостоять русофобской власти. С торжеством кривозащитники пишут о гибели «приморских партизан» и насмехаются над «текстами националистических активистов», опрометчиво считавших, что восстание небольшой группы молодых людей против бесчинств милиции является предвестником скорого краха русофобского режима. Между тем, прогнозы обострения отношений русского народа с властью оказались совершенно обоснованными, и всплеск протестной активности пришелся на рубеж 2010-2011 гг. Без крупномасштабных политических перемен пропасть между властью и народом будет углубляться – вплоть до распада систем управления страной (что уже наметилось к концу 2010 года).


Как всегда, МБПЧ с ненавистью относится к русскому интеллекту. Ежегодно кривозащитники выступают с претензиями к Национальной книжной ярмарке-выставке, где русские издательства представляют широкий спектр русских авторов, новые достижения русской мысли. Все это для кривозащитников – «разжигание розни» и «антисемитизм». Они считают возможным предъявлять претензии даже к тем изданиям, которые не внесены в список экстремистской литературы. Само существование русофобских изданий и книг (например, извращающих русскую историю и оскорбляющих русский народ) МБПЧ никогда не признавалось.


 


Центр СОВА


Центр «Сова» используется русофобскими властями для обоснования репрессий. Малоквалифицированные представители узкой группы лиц, скрывающихся за этим названием, привлекаются в качестве «экспертов», не имея никаких профессиональных знаний, опытных только в одном – в сочинении измышлений на счет русского народа и русских общественных активистов.


В феврале 2010 года один из спикеров «Совы» Александр Верховский торжествовал по поводу приговора Константину Душенову, получившему три года лишения свободы за распространение своего мировоззрения. Верховский определил пострадавшего от русофобии общественного деятеля как «одного из самых бескопромиссных пропагандистов церковного варианта антисемитизма». По его словам, «наказан за реальную, осознанную и очень последовательную пропаганду ненависти» «эффективный и влиятельный по-своему пропагандист ненависти».


Верховский вспомнил про «Письмо 500», которое было опубликовано в 2005 году и, по мнению прокуратуры, не содержало никакого антисемитизма или призывов к национальной ненависти. Искажая реальные факты, Верховский обосновывает репрессии против Дущенова тем, что он «не просто порочил евреев самыми разными способами, но и прямо призывал к дискриминации». Ничего подобного в «письме 500», разумеется, не было. Там были цитаты из текстов, оскорбляющих неиудеев. Скрывая это обстоятельство, Верховский обозначает «Письмо 500» как «достаточно серьезный подстрекательский акт в самом прямом смысле слова». Разумеется, это ложь.


Представитель «Совы» советует власти в большей мере применять не лишение свободы «за слова», а крупные штрафы и лишение права заниматься журналистикой и издательской деятельностью на несколько лет. А также соблюдать логику: сначала приговаривать «ксенофобов» условно, а потом – к реальным срокам лишения свободы.


Другой активист «Совы» - Галина Кожевникова – дошла до того, что объявила в интервью «Радио Свобода», что казачество является дестабилизирующим и даже «довольно сильным провоцирующим фактором» на юге России: «Это русские националисты, чего они и не скрывают. Казаки, поддерживаемые властями, ведут себя как доминирующая этническая группа. Именно это является довольно сильным провоцирующим фактором. При обострении каких-то ситуаций, естественно, казаки выступают очень активно. Я считаю, что это очень сильно провоцирует нестабильность. А власти слишком поздно, на мой взгляд, спохватились именно на юге России, поздно осознали: что-то нужно делать». Это заявление было сделано в связи с нападением чеченцев на жительницу Зеленокумска и местных жителей.


4 февраля 2010 года на конференции по вопросу Интернет-угроз и безопасного использования сети Интернет Галина Кожевникова заявила: «Анализ правоприменительной практики показывает, что, во-первых, существующего законодательства о преступлениях и пропаганде ненависти вполне достаточно для наказания интернет-пропагандистов и, во-вторых, наказанию подвергаются в основном интернет-болтуны, не имеющие реального влияния на ксенофобно настроенную аудиторию. Между тем как лидеры ультраправых групп, осуществляющие реальную систематическую ксенофобную пропаганду, вовлекающие в ультраправую активность большое количество людей и провоцирующие в том числе и насильственные расистские преступления либо остаются безнаказанными, либо получают условные сроки без дополнительных санкций». Данное высказывание следует рассматривать как побуждение правоохранительных органов к политическим репрессиям, к преследованию граждан за их взгляды и мировоззрение.


Кожевникова набросилась на организацию «Русский Образ», заявив в интервью газете  «Ведомости» о ее связи с делом «Белых волков». Поводом для такого заявления является убийство судьи Чувашова, осудившего членов этой организации к значительным сроками лишения свободы и наличие на одном из интернет-ресурсов «близких к группе РО» информации о том, что Чувашов на одном из судебных заседаний призывал убивать русских. Также Кожевникова считает РО причастным к убийству адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой только на том основании, что обвиняемые в этом убийстве Никита Тихонов и Евгения Хасис кем-то считаются членами РО. Налицо попытка произвольно придумать связи между людьми и событиями, которых в действительности не существует. Цель – создать иллюзию существования в России «нацистского подполья», чтобы усилить репрессии против русских людей.


В интервью «Голосу Америки» Галина Кожевникова повторила своих измышления на счет «Русского образа», а также выступила с «разоблачением» о том, что русские националисты занимаются коммерческой деятельностью, пишут музыку, собирают средства для заключенных, преподают в вузах. Обычная жизнь русских людей вызывает у Кожевниковой ненависть, поскольку во всем этом она видит подготовку к некоему «фашистскому путчу».


На сайте «Русского Образа» никогда не было материалов, где упомянут судья Чувашов. В уголовном деле по факту убийства судьи никогда и никто из «Русского Образа» не фигурировал даже в качестве свидетеля. Тихонов и Хасис в «Русском Образе не состояли. Преднамеренная ложь Кожевниковой демонстрирует попытку представить себя информированным экспертом, что не соответствует действительности.


Вспомнила Кожевникова и о партии «Родина», которая была разгромлена 4 года назад. Среди депутатов «Родины» в Думе особо упомянут Андрей Савельев – «ультраправый публицист (он публиковался под псевдонимом Андрей Кольев). Савельев был в нескольких созывах Государственной Думы. Любопытно, что это – человек, долгое время считавшийся первым переводчиком и издателем «Майн кампф» в России. Правда, впоследствии выяснилось, что он ни то, ни другое, однако своих гитлеристских взглядов он никогда не скрывал… Воззрения его – вполне расистские; он и книжки публикует на эту тему… Правда, почему-то обижается, когда его публично называют расистом и гитлеристом – даже в суд подает».


В данном фрагменте снова перемешивается правда и ложь. Савельев – не публицист, а политик и ученый. Был только в одном созыве Думы, а не в нескольких. Не имел никакого отношения к переводу и изданию «Майн камф», никогда не высказывал симпатий к Гитлеру и германскому нацизму. Никогда не публиковал расистских книг. Никогда не подавал в суд на клеветников. Мы снова видим попытку распространения дезинформации и клеветы с использованием СМИ.


Русофобия выражается у Кожевниковой в отчаянной клевете на русских политических активистов: «Судя по контингенту ультраправых, нарастает новая волна. И эти люди выглядят отморозками даже по сравнению со скинхедами четырехлетней давности. Для них типична крайняя жестокость – при абсолютном отсутствии порога опасности. Они словно живут в компьютерной реальности... А главное – именно этот вариант поведения становится все более привлекательным в праворадикальной среде. И это – при параличе власти. Когда никакие проблемы не решаются – не говоря уже о самой проблеме правого радикализма. В общем, прогноз неутешителен. Я опасаюсь, что в ближайшие три-четыре года нас ожидает фашистский путч».


К сожалению, домыслы, переходящие не только грань приличий, но и психологической нормы, стали основой для деятельности правоохранительных органов, которые предпочитают принимать позицию «Совы» и заимствовать формулировки из домыслов этой немногочисленной группы русофобов.


 


Коллективные русофобские акты


9 марта в Москве представители либеральной интеллигенции выступили против военно-патриотического воспитания. Документ подписали глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, вдова Андрея Сахарова Елена Боннэр, руководитель Фонда Андрея Сахарова Сергей Ковалев, лидер движения «За права человека» Лев Понамарев, глава организации «Право ребенка» Борис Альтшулер, писатель Борис Стругацкий, сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман и ответственный секретарь оппозиционного движения «Солидарность» Михаил Шнейдер.  Авторы документа отмечают, что само понятие военно-патриотическое воспитание  выходит за пределы воспитания любви к родине, естественной привязанности к своей культуре, к своей стране. Это насаждает национализм, внушает детям и подросткам представление о безусловном приоритете интересов государственной власти и национальных чувств над иными ценностями, в том числе общечеловеческими, гуманистическими и подлинно религиозными. По их мнению, система образования должна строиться на основе современных гуманистических и демократических принципов, безусловного уважения прав и достоинства личности, на объективном и всестороннем информировании учащихся.


По мнению столичных правозащитников, судью Эдуарда Чувашова, скорее всего, убили радикальные националисты. Заместитель московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина считает, что это «более чем возможно». «Эта версия кажется вероятной, учитывая, что национал-радикалы и неонацисты известны попытками убийств своих оппонентов», - пояснила она. Такой же версии придерживается и глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, сообщает. «Я верю в версию о том, что судью Чувашова убили радикальные националисты».


Накануне празднования  60-летия победы в Великой Отечественной войне и запланированной к этому случаю амнистии,  правозащитники выступили с требованием не распространять амнистию на «неонацистов» - то есть, на осужденных, в чьих приговорах значится «русская» 282-я статья УК. Питерский правозащитник Руслан Линьков: ни в коем случае не должны быть лишены наказания осужденные за разжигание межнациональной ненависти и вражды. Это было бы кощунством над памятью погибших в годы войны с фашизмом.


После взрывов в Московском метро либеральные правозащитники, многие годы обслуживающие интересы кавказских бандитов, решили потрясти общественность циничным актом коллективного возложения цветов на место гибели людей. Во время этой процедуры, пьяный мужчина отвесил подзатыльник председателю Московской Хельсинской группы Людмиле Алексеевой, которая в этот момент давала интервью. Он был оттеснен, а потом сдан наряду милиции. После чего правозащитники дали слаженный залп лжи в СМИ. Они отчитывались о том, кто из них «оглушил кулаком», кто «дал ногой». Подзатыльник, полученный за цинизм и русофобию, превратился в «жестокое избиение пожилой женщины». Председатель движения «Солидарность» Борис Немцов объявил, что Алексееву ударили по лицу, и она упала. А также отождествил подзатыльник с актом терроризма. Председатель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов подвел под подзатыльник политическую базу: по его словам, напавший на Алексееву гражданин является «русским патриотом» и «слушателем некоего духовного заведения».


Примечательна реакция правозащитников на акции русского сопротивления этнобандитизму.


В подмосковном Хотьково приезжие из Таджикистана зарезали в драке местного жителя Павла Капралова. По словам следователей, иностранцы первыми атаковали местных жителей, называя их не только «русскими свиньями», но даже «русскими чурками». Хотьковцы устроили стихийные митинги и потребовали выгнать всех трудовых мигрантов и навсегда закрыть им доступ в город, грозя в противном случае устроить самосуд. В результате за одну ночь из крупного населенного пункта исчезли почти все «нерусские». После митинга 4 ноября районные управы предпочли поскорее избавиться от «нерусских дворников», а магазины - от «нерусских грузчиков и кассирш». Иностранных работников предпочло уволить и руководство магазина «Копейка», возле которого и произошла драка с фатальным исходом. До убийства мигранты составляли в этом магазине 90% персонала. Тут же в город с «проверкой» приехало самозваное «начальство» член Общественной палаты русофоб Александр Брод, председатель общественной организации «Гражданские силы» Валерий Иванковский и глава Федерации мигрантов России Маджумдер Амин.


Встреча полутора сотен хотьковцев с представителями местной администрации, которая состоялась вечером того же дня в городской школе глава районного ФМС Наталья Морозова объявила хотьковцам, что они могут не бояться - официально в городе их всего 260 человек. Услышав эту цифру, зал взорвался хохотом, и перекричать его краснеющей Морозовой не удалось. Начальник городского УВД Владимир Кузьминов, сказал, что в Хотьково мигрантов не меньше полутора тысяч. Но его освистали, выкрикивая, что только в двух общежитиях в центре города жило по 200 мигрантов. Мэр города Рита Тихомирова пообещала «продолжить курс на самоочищение города» и предложила хотьковцам устраивать облавы на дачников, нанимающих на стройку домов нелегальных мигрантов.


Власть в данном случае пошла по мути удовлетворения требований граждан, русского большинства. На это правозащитники отреагировали с нескрываемым раздражением. «То, что мы видели сегодня, - это настоящая бытовая ксенофобия, а митинг 4 ноября был во многом спровоцирован националистическими организациями», - резюмировал Александр Брод.


О событиях на Манежной площади в эфире «Свободы» правозащитники высказались так:


Евгений Прошечкин: «Да, в последние годы стали привлекать к уголовной ответственности и довольно серьезные сроки получают те, кто непосредственно режет гастарбайтеров, устраивает поджоги, взрывы и так далее. Но пропаганда практически безнаказанна, (…) одна из причин - безнаказанность языка вражды, безнаказанность ксенофобской пропаганды, которая заполонила и средства массовой информации, и на митингах можно услышать бог знает что и так далее», «…это движение масс, колоссальных миллионных масс, которые поддерживают ксенофобские лозунги». «Найдена в России идея – ксенофобия, вот она наша всеобщая национальная идея».


Алла Гербер: «65% жителей нашей страны больны ксенофобией».


Александр Верховский: «Расистское поведение присуще не только ультраправым, которые выступают за великую Русь или что-то в этом роде, что они скандировали, но и некоторым группам кавказской молодежи. У нас нет групп в обществе, которые свободны от расизма».


На фоне этой информации подзатыльник, случайно полученный Людмилой Алексеевой, а в ее лице – всем правозащитникам-русофобам не выглядит вопиющей несправедливостью.



Экспертная русофобия


 


Справедливость без мудрости значит много, мудрость без справедливости не значит ничего.


Цицерон


 


Развернутая в 2009 году система подготовки фиктивных экспертных заключений, отягощающих приговоры русским людям или подкрепляющих сфабрикованные политические дела, в 2010 году стала повсеместной. В совместном постановлении Минюста, ФСБ и МВД предполагается теперь обеспечить приоритет экспертизам по делам, связанным с проявлениями экстремизма. Основными исполнителями русофобского приказа стали Центр судебной экспертизы при Минюсте, Экспертно-криминалистический центр МВД и Институт криминалистики Центра спецтехники ФСБ. В системе госучреждений Минюста России будет создан комплекс судебно-экспертного обеспечения противодействия экстремистской деятельности. Предполагается дистанционное обучение экспертов, организация для них курсов, школ и семинаров. МВД должно создать фоноскопические лаборатории, оснастить учебно-производственный класс и проводить стажировки экспертов-лингвистов. Информационное обеспечение экспертиз будет проводить ФСБ. Также служба также должна оборудовать учебные и рабочие места экспертов в территориальных подразделениях ФСБ. Перечисленные мероприятия запланированы на 2010-2013 годы.


«Недостатками» в экспертной работе считаются как абсурдные заключения об экстремизме лозунгов типа «Долой армейское рабство», «Я люблю людей» и «Миру мир» при проведении акций анархистов против службы в армии, так и признание выкриков «Убивай хача, мочи хача!» и «Бей черных» во время драки школьников только эмоциональными. Складывание «вертикали» экспертных служб, скорее всего, приведет к дальнейшему углублению абсурда и расширению и без того массовых неправосудных решений и репрессий против людей, защищающих свои честь и достоинство.


В феврале 2010 в Санкт-Петербургском государственном университете открылся Научно-исследовательский экспертный центр по изучению проблем, связанных с проявлениями экстремизма. Он должен будет по заявкам правоохранительных органов проводить экспертизу высказываний и текстов на предмет наличия в них экстремистского содержания. В Центр сразу же поступило около 150 текстов, ожидающих экспертизы. Они поступили не только от правоохранительных органов, но и от частных лиц, которые стремятся опротестовать экспертные решения, вынесенные по предъявленным ими текстам ранее.


По словам директора нового центра, доктора филологических наук Сергея Кузнецова, задачей Центра на начальном этапе является формулирование критериев экстремизма и составление методологии экспертных исследований. Лишь после этого возможно будет проводить качественные и убедительные экспертизы.


Как русские правозащитники, так и русофобы беспокоятся о том, что экспертизы Центра могут оказаться безымянными, подготовленными коллегиально экспертами, не имеющими достаточной квалификации.


Политолог Борис Вишневский заявил. «У нас уже есть эксперты из всевозможных академий, которые регулярно пишут заключения о том, что откровенно экстремистские тексты на самом деле таковыми не являются. Но есть и люди, известные в экспертом сообществе. У них есть репутация. И если в центре собираются давать заключения анонимно, то мы совершенно не достигнем той цели, которая поставлена».


С нашей точки зрения, положение обратное: в России множество послушных власти «экспертов», не владеющих необходимыми знаниями и элементарными способностями к экспертной деятельности. И экспертизы, как правило, готовятся для подкрепления стороны обвинения.


О том, что Центр может также стать на сторону обвинения и фальсифицировать экспертную деятельность, говорят слова ректора университета Николая Кропачева: «Мы готовы… оказывать помощь и тем, кто стал жертвами экстремистских проявлений». Тем более, что «на сегодняшний день основной поток обращений идет от правоохранительных органов».


В 2010 году одним из наиболее курьезных судебных решений стало решение Ленинского районного суда города Кирова о признании Васнецова Виктора Михайловича, русского, 1848 г. р., художником-экстремистом. Основание – выводы экспертизы по его картине «Встреча Олега с кудесником», написанной в 1899 году. «Кудесника» поместил на обложку своей брошюры «Волхвы» писатель Алексей Добровольский, он же «Доброслав».


Эксперты, сотрудники кафедры педагогики и психологии Кировского института повышения квалификации и переподготовки работников образования в своем заключении вскрыли указали: «Признаки манипулятивного психологического воздействия обнаружены в брошюре «Волхвы», использованы вербальные (словесные, речевые) и невербальные (неречевые) средства. К невербальным манипулятивным воздействиям относится оформление обложки «Волхвы», на которой изображен старец, указывающий отряду воинов направление действия. Старец одет в простую одежду: длинную рубаху, лапти, он только вышел из леса. В описании старца читается образ язычника. Указующий жест руки старца в отношении воинов свидетельствует о его повелевании, обладании определенной властью над ними. Исходя из положения о том, что обложка книги выражает ее ключевую идею, можно сделать вывод о стремлении автора к повелеванию, власти над другими людьми, направленности на борьбу».


10 марта в Москве активист Левого Фронта, молодой оппозиционер Владимир Акименков был осужден на 1 год лишения свободы условно (с испытательным сроком один год) по ст. 282 УК РФ. Осужден за найденные в кармане листовки, изъятые год назад. 27 листовок содержали призывы «Убей в себе раба!» (цитата из Вольтера), «Будь тверд в борьбе с системой!» и адрес сайта Nazbol.ru. По мнению судебных экспертов, данные призывы разжигают рознь в отношении социальной группы, а факт раздачи листовок говорит об участии Владимира в деятельности запрещенной НБП. Эксперты , сотрудники Российского института культурологии , Н.Крюкова и В.Батов. Фраза " Убей в себе раба!", как считают культурологи, «сама по себе бессмысленная», а главное в ней выделенное слово «Убей». Следователям все стало ясно на счет «экстремизма», когда у Акименкова при обыске дома нашли книги и статьи лидера нацболов Эдуарда Лимонова.


В апреле 2010 власти Омска предприняли действия по подавлению организации «Русско-Славянский Национальный Союз», возбудив уголовное дело против руководителя организации Владимира Дмитриева, обвиняемого в распространении печатной продукции экстремистского содержания. Установлено, что 4 ноября 2008 года в Омске в актовом зале профилактория «Восход» В.Дмитриев распространял среди членов своей организации информационный бюллетень «Вести РСН» (выпуск N2 за июль 2008 г.), в котором размещена статья «О национальной идеологии русского народа». Согласно выводам психологического и лингвистического исследований, в данной статье содержались сведения экстремистского характера, направленные на возбуждение ненависти и вражды к лицам, исповедующим иудаизм. Согласно заключению лингвистической экспертизы, данной в ходе предварительного расследования от 27 ноября 2009, в тексте статьи «имеются негативные сведения о … тех, кто разделяет сионизм». В тексте содержится «информация о неполноценности всех, кто разделяет идеологию сионистов (евреев-сионистов)». Газета же оправдывает и обосновывает «экстремистскую деятельность» и имеет «признаки политической и идеологической пропаганды».


22 июля 2010 Кировский районный суд города Омска оправдал В.Дмитриева за отсутствием состава преступления по уголовному делу по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Приговор обжаловался в кассационном порядке и 2 сентября 2010 года оставлен без изменений Омским областным судом. Суд пришел к выводу, что «указание экспертами в заключениях на конкретные фразы текста статьи, которые, по их мнению, направлены на возбуждение ненависти либо вражды по признакам национальности, отношения к религии, вырваны из контекста всей статьи, явно субъективно истолкованы». «Оценивая предъявленное обвинение, суд исходит из того, что сионизм непосредственно связан с идеологией части евреев, а значит написание «евреи-сионисты» не противоречит объективным фактам, вопрос об отношении к сионизму является делом совести каждого гражданина, если гражданин не призывает решать его экстремистским путем».


В марте 2010 в Лазаревском районном суде г. Сочи началось рассмотрение заявления прокурора района в интересах неопределённого круга лиц о признании информационного материала, статьи «Идём на выборы. Да! Нет... Почему я не иду на выборы?» экстремистским. По факту опубликования Атаманчуком В.Л. в еженедельной информационно-развлекательной газете «Лазаревская панорама» № 2(15) от 01.03.2008 статьи «Идём на выборы. Да! Нет... Почему я не иду на выборы?» следственным отделом по Лазаревскому району г. Сочи 24.11.2009 возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Согласно комплексному психолого-лингвистическому исследованию содержание данной публикации может восприниматься читателями как возбуждающее чувства национальной и религиозной розни.


Автор опубликовал указанную статью также в информационно-аналитической газете «Сочи другой взгляд» № 5 (5) от 25.12.2009, в связи с чем, 20.01.2010 в отношении него вновь возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 282 УК РФ. Оба дела соединены в одно производство. Избрана мера пресечения в виде подписки о не выезде. Кроме того, в соответствии со ст.ст. 8 и 13 ФЗ от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» прокурором района Атаманчуку В.Л. и главному редактору газеты «Лазаревская панорама» Терехову Д.В. объявлены письменные предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности.


В 2010 году продолжились попытки русофобов пресечь издание и распространение книги Владимира Авдеева «Расология. Наука о наследственных качествах людей». На этот раз за дело взялся зав. кафедрой социокультурного образования Института регионального развития образования, к.п.н. С.Т.Погорелов. Экспертиза, направленная в правоохранительные органы носила форму доноса. Она не была оформлена в надлежащем виде: эксперт не сформулировал задачу исследования, не обозначил научную и методологическую базу исследования, выводы изложил хаотически, вне связи с возможными юридическими последствиями. А экспертизе также не содержится данных о стаже экспертной практики эксперта, которая, надо полагать, отсутствует. Кроме того, текст экспертизы в целом свидетельствует о некомпетентности эксперта в вопросах, которые он пытается анализировать. Будучи кандидатом педагогических наук и культурологом, С.Т.Погорелов по своей квалификации не в состоянии осмыслить данные естественных наук. Эксперт не владеет элементарными научными знаниями и даже общедоступными сведениями, распространяемыми СМИ в порядке популяризации научных достижений. В частности, предопределение множества черт личности генетическими причинами доказано давно и надежно и не является откровением для минимально образованного человека.


Эксперт утверждает, что книга В.Б.Авдеева носит ненаучный и идеологический характер. Аргументом является тот факт, что автор книги широко использует данные других авторов, что в действительности является одним из признаков научного подхода. Зато экскурс самого г-на Погорелова в историю науки является непрофессиональным и произвольно трактует взаимосвязь различных научных отраслей. Его представление о том, что новое научное знание возникает только вне контекста привлеченных источников (цитирования и изложения идей других авторов) является абсурдным и высвечивает идеологическую ориентированность. В здравом уме и твердой памяти деятель науки всегда помнит о теоретическом уровне знания, который формируется именно на базе достижений других авторов.


Научный характер книги «Расология» подтверждается также использованием научной методологии: системное изложение источников, комментарии к ним, интегральные выводы. Как известно, систематизация и классификация является одной из основ научного знания. Эксперту, лишенному каких-либо представлений об области науки, к которой относится книга, все это представляется «вырванным из контекста». В лучшем случае подобная оценка - лишь частное мнение частного лица, которое не подтверждено никакими аргументами. Таковые аргументы потребовали бы тщательного исследования текста источников, с которыми эксперт заведомо незнаком.


«Расология» получила множество рецензий от специалистов различных научных направлений и получила от них самую высокую оценку. Уровень экспертов определяется их учеными степенями, компетентность – практикой исследований в тех отраслях науки, которых касается книга «Расология». Тем самым, и уровень научной квалификации, и уровень знаний у авторов ранее проведенных экспертиз на голову выше квалификации и знаний эксперта Погорелова. Оценки экспертов позволили принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту издания книги. В ее содержании эксперты не усмотрели никаких признаков экстремизма.


Ненаучной выдумкой эксперта можно считать претензию к «биологизации» культуры и этноса. Пользуясь, как культуролог, другими научными методиками, эксперт оказался не в состоянии понять, что его подходы не являются универсальными, а знание формируется на основе различных исходных посылок. В этом смысле «биологизация» (если точнее, «биологический детерминизм») является одним из подходов, позволяющих получать новое понимание природных и социальных закономерностей. При этом абсолютизация «социокультурного» подхода к человеческой природе очевидным образом снижает научную продуктивность и превращает науку в идеологию. Что и видно из экспертизы г-на Погорелова. Данный эксперт негативно относится к подходу В.Б.Авдеева, но это вовсе не означает, что ему известны все пути научных исследований. В особенности в тех областях, где компетентность эксперта близка к нулю.


Представляя определение биологии из общеизвестной интернет-энциклопедии «Википедия», эксперт демонстрирует, что его уровень компетентности ограничивается словарными статьями из справочников. Серьезный ученый прекрасно понимает, насколько сложны современные научные подходы, насколько условны границы между дисциплинами, чтобы привлекать для аргументации упрощенные до примитивизма справочные статьи. Утверждая, что «расового уровня организации жизни» биология не знает, эксперт демонстрирует чудовищное невежество и даже отсутствие понимания, в какой области знаний следует искать исследователей рас и расовых различий. Антропология является общепризнанным научным направлением, а в рамках этого направления общеизвестным является наличие человеческих рас и возможность их исследования. Компетентным ученым давно известна связь между биологическими и социальными факторами. Социальные факторы могут влиять на строение тела (например, недостаток питания или определенные традиции в национальной кухне). И наоборот, биологические особенности могут предопределять социальные явления (например, различие в интеллектуальных или физических способностях определяют специализацию профессиональной деятельности).


Эксперт готов обсуждать все, что угодно, но не содержание книги. Его интересует биомедицина, биофизика, физиология труда и т.д., но не содержание книги. При полном отсутствии каких-либо признаков научных знаний и научной методологии анализа текстов, эксперт просто не в состоянии постичь, в чем выражена научность книги «Расология». Именно поэтому он пускается в рассуждения, не имеющие никакого отношения к предмету, и на базе этих рассуждений формулирует не просто голословные, но и прямо оскорбительные утверждения. По мнению эксперта, афористичность стиля и общедоступность изложения никак не совместимы с научным трудом. Это оскорбление не только автора книги «Расология», но и всей науки в целом.


Крайне невежественным приемом, которым пользуется эксперт, является отождествление исследования рас с расизмом. Не имея представлений ни о том, ни о другом, автор экспертизы смеет судить источники, которые привлекает В.Б.Авдеев. В частности речь идет об одном из выдающихся исследователей рас Г.Гюнтере, которого эксперт без всякого на то основания называет «самым популярным расовым теоретиком третьего рейха». Безусловно, эксперт совершенно не знаком ни с историей Третьего Рейха, ни с работами Ганса Гюнтера. Последние не раз переиздавались в послевоенный период в Германии, где законодательство после проведения «денацификации» чрезвычайно щепетильно по отношению к любым публикациям, хоть в чем-то напоминающим идеологию нацизма, неотъемлемой частью которой было утверждение расового превосходства немцев над другими народами. Работы Гюнтера имели и имеют значение научной классики, и до сей поры используются антропологами. Разумеется, эти работы не имеют никакого отношения к идеологии нацизма.


Крайней формой бесстыдства эксперта можно считать ничем не подтвержденное утверждение, что В.Б.Авдеев «опирается на нацистских ученых». Эксперт не приводит ни одной цитаты, не называет ни одного имени. Его изложение «расовой теории» глубоко некомпетентно, а также не имеет к книге «Расология» никакого отношения.


Утверждая, что биологическое единство человечества, будто бы, является общепризнанным в науке, эксперт демонстрирует полное невежество: человек биологически един со всеми живыми существами, вплоть до бактерий. В то же время человечество неоднородно, и это показано как антропологами в ранние период развития науки, так и современными генетическими исследованиями. Человечество разделено как на индивидов, так и на группы индивидов, которые биологически близки между собой и достоверно отделены от других групп. Ярче всего это проявляется в семье, но также видно из геногеографических исследований и выявления родственных цепочек у лиц, давно утративших память о родственных связях.


Эксперт пытается опровергнуть давно установленное. Он считает нацистской простую истину о том, что биологическая природа предопределяет многое в поведении индивида. Совершенно не понимая, о чем пишет В.Б.Аведеев, эксперт утверждает, что «нет научных оснований для утверждения о жесткой связи между физическим и духовным обликом человека». Между тем никакой «жесткой связи» в книге «Расология» и не декларируется. Что такое «духовный облик» ее автор вовсе не исследует. Соответственно, и никакой «жесткой связи» не устанавливает. Но даже если бы и устанавливал, это не имеет никакого отношения к нацизму или, как изволил выразиться эксперт, «неисправимым расистам».


Для эксперта утверждение о вреде расового смешения превращается в культурологическую идею, которую он исходно не приемлет. Между тем, обратная идея – о полезности расового смешения – выглядит уже совершенно дикой и очевидно расистской. Если обособление расовых групп сохраняет их уникальность, а также уникальность их генетического разнообразия (следствие – большая устойчивость к резким изменениям условий жизни), то смешение расовых групп – чудовищная расистская выдумка, которая нацелена на слом имеющихся социальных закономерностей, заложенных в традиции и представляющих очевидную картину разнообразия и обособления расовых групп различного уровня. Тем самым, эксперт, голословно обвиняя других в расизме, демонстрирует самые очевидные расистские взгляды, которые как раз только и могут возникать из глубокого невежества и неуважения к людям с другими представлениями о научной истине.


Экспертом Погореловым совершается бессовестная подмена: им отождествляется диалог культур и расовое смешение. Тем самым, эксперт показывает, что как раз в его подходах наличествует примитивный биологизм, который он тщетно пытается отыскать в книге В.Б.Авдеева. Для эксперта культурный диалог непременно связан со смешением. Проповедуя этот «диалог», эксперт предполагает, что в миграционной политике непременно нужно открыть границы страны для афро-азиатской иммиграции (против чего выступает В.Б.Авдеев, полагая, что в таком процессе в страну заносятся опасные генетические болезни, ведущие к деградации здоровья нации). Фактически эксперт пропагандирует идеологию уничтожения природных черт и свойств коренных народов России путем затопления страны иммигрантами. Так экспертиза превращается в пропаганду антинаучных и опасных взглядов.


Культурологический экскурс эксперта не выдерживает никакой критики. Он утверждает спорную идею о том, что древние культуры возникали «в местах схождения разных культурных традиций». Помимо того, что данный пассаж не имеет никакого отношения к книге В.Б.Авдеева, он безграмотен. Поскольку для существования «мест схождения», должны быть в наличии исходные культурные традиции. Разумеется, культурная периферия – место для новаций. Но новая культурная традиция возникает только в связи с упадком старой, а не в результате «смешения». Ничего подобного история не знает. Налицо фантастическая некомпетентность эксперта даже в той области, которой он занимается профессионально. Не удивительно, что культурологические аспекты, вытекающие из книги «Расология», эксперт не в состоянии понять и правильно осмыслить. Ему во всем чудится расизм – говорится ли о культуре или о биохимии. Собственно, тематика дискурса ему не важна. Эксперт исходит из расистской установки: все смешения (культурные, биологические) полезны, все разделения – вредны.


Очень не нравится эксперту (и это еще одно свидетельство, что «вкусовщина» является методом его анализа), что расовые группы имеют расовое ядро и периферию. Применяя понятие «ценность» В.Б.Авдеев, разумеется, не мог ожидать, что его будет интерпретировать столь бесцеремонный невежда, как г-н Погорелов. Данное понятие отнесено к перспективам сохранения расового разнообразия. Поэтому расовая периферия определяется как «менее ценная». Эксперт же понятие «ценности» произвольно обобщает и относит к собственной системе взглядов, в которой смешение должно поощряться, разделение осуждаться, русский народ оценивается как результат некоей смеси и склоняется дальше смешиваться с потоками инородных иммигрантов. В таком подходе нет науки, но явно высвечена идеология, крайне опасная для судьбы крупнейшего коренного народа России - русских. Предвидя подобные нападки, Владимир Авдеев написал строки, которые цитирует эксперт, и которые посвящены чужеродным интересам. Г-н Погорелов как раз и демонстрирует подобный поход: он считает, что прикладные аспекты науки также интернациональны, как и ее истины, а применение этих истин к социальным процессам, никак не может быть использовано в интересах собственного народа.


Эксперт утверждает: «Не являясь научной, но, паразитируя на науке, книга В.Б. Авдеева своей направленности является враждебной научному знанию в областях биологии, антропологии, социологии, этнографии. Объективно эта работа представляет собой агрёссию дилетантизма и ксенофобии, особо опасную в современных условиях социальной неустойчивости и стремительных перемен. Утрата Россией того международного статуса, которым обладал Советский Союз, многими воспринимается как  унижение личностного достоинства и вызывает внутреннюю, агрессию, стремление найти виновного, найти врага. Расовые псевдотеории, подобные работам Авдеева, способны направить эту агрессию в межэтническое, межрелигиозное русло с непредсказуемыми последствиями».


Не имея никаких представлений о биологии, антропологии и этнографии, эксперт смеет выносить приговор серьезному научному исследованию! Будучи сугубым дилетантом и даже невеждой во всех вопросах, которых касается экспертиза, г-н Погорелов смеет обвинять в дилетантизме других. Будучи явным ненавистником русского народа, он приписывает ксенофобию Владимиру Авдееву. Наконец, на автора книги он смеет возлагать ответственность за неустойчивое положение страны, а также униженность личностного достоинства людей и поиски униженными врага.


Хуже всего, что в экспертизе обнаруживается политический заказ – повторение вздорных суждений, которые направлены на усиление репрессий, прежде всего, против русской молодежи. Эксперт утверждает без всяких оснований феноменальный вздор: мол, идеи Авдеева, «формируют ультрарадикальные националистические установки массового молодежного сознания, открыто оправдывают правомерность применения насилия в межрасовых и межэтнических отношениях». Где доказательства этого утверждения? Их нет. Есть только вольная интерпретация экспертом термина «расовое строение». Он не понимает этого термина и делает из него далеко идущие выводы. Включая очевидно ксенофобские: «если бы развитие социальной организации имело отношение к генетике, то, славянам пришлось бы до сих пор жить племенной жизнью в силу их “расового строения”». Тут же возникают какие-то «радикальные идеологи», которые что-то там навязывают «скинхедам»… О чем ведет речь эксперт? О книге или о том, что он прочел во вчерашней газете?


Пытаясь выразиться наукообразно, эксперт городит невнятные «соображения на тему»: мол, нет и не может быть «у отдельных человеческих популяций каких-либо биологических характеристик, не совместимых друг с другом». О чем вообще ведется речь? Что такое совместимые или несовместимые биологические характеристики? Группы крови – совместимые или несовместимые характеристики? При переливании крови это очень важный вопрос. И частота тех или иных групп крови в конкретной популяции – важная ее характеристика, позволяющая делать резервные запасы крови на случай массовых переливаний (например, при большом числе раненных во время стихийных бедствий или войн).


Выводы г-на Погорелова невежественны и абсурдны. Они не имеют ничего общего с текстом книги «Расология» и выявляют скорее политические убеждения эксперта, настроенного крайне негативно к русскому народу и утверждающему безусловную позитивность любому процессу смешения народов и культур. Заключения г-на Погорелова в целом не просто антинаучно. Оно аморально и носит клеветнический характер. Можно также предположить, что его сочинение обусловлено прямым политическим заказом с целью возбуждения страстей и посягательства на конституционные права граждан, которые по каким-то признакам кажутся г-ну Погорелову опасными.


Текст представления прокурора Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга В.И.Минеева некритически переносит произвольные фрагменты текста экспертизы в юридически значимый документ и тем самым демонстрирует факт полного невежества лица, которое занимается столь непростой проблематикой, как противодействие экстремизму. Причем, прокурор использует не выводы эксперта, а аргументацию из той части экспертизы, которая должна была содержать доводы специалиста. Данное обстоятельство является следствием того, что прокурор не поставил перед экспертом конкретной задачи исследования, а также не мог найти в выводах эксперта юридических значимых утверждений. Отсутствует постановление о проведении экспертизы, эксперту не разъяснены в соответствии со ст. 199 УПК РФ права и ответственность эксперта, предусмотренные ст.57 УПК РФ, в экспертизе отсутствует упоминание о подобном разъяснении.


Кроме того, в представлении отсутствует юридическая аргументация. Например, указание на обстоятельства, которые свидетельствовали о наличии умысла, без которого экстремистские преступления и правонарушения в принципе происходить не могут. К сожалению, даже использование текста Конституции прокурор не смог провести в своем представлении с должным уровнем компетентности. Книга не может быть никакой формой «ограничения прав и свобод граждан» (ст. 19), равенство прав и свобод никакой книгой нарушено быть не может, а тем более – не может затронуть статус народа как источника власти и носителя суверенитета (ст.3). Ссылки на данные статьи Конституции демонстрируют отсутствие у прокурора представлений о смысле этих статей, а также о указывают на произвольность внесения соответствующих фрагментов текста в представление путем заимствования их из каких-то других документов, подготовленных для других случаев, не имеющим отношения к данному.


Прокурор обязан был проследить наличие или отсутствие логической связи между текстом книги и экспертизой, наличие логической связи между нормами закона и выводами  и доводами эксперта. Ничего подобного в представлении не наблюдается, что превращает этот документ в аморальную и юридически ничтожную профанацию.


 


Образцовым для 2010 года является «Кировское дело», сфабрикованное старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел след­ственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Кировской области Нобелем А.Р. против группы общественных активистов в феврале 2010 года.


Вынеся постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении Дениса Тюкина, следователь грубейшим образом нарушил права гражданина:


1.                  Нарушение ст. 13 Конституции, декларирующей идеологическое разнообразие. Следователь А.Р. Нобель самовольно установил, что приверженность национал-социалистическим взглядам является аргументом для определения виновности гражданина или квалификации его противоправных действий.


2.                  Нарушение ст. 29 Конституции, декларирующей свободу мысли и слова. Следователем А.Р.Нобелем произвольно установлена ответственность гражданина за нега­тивное отношение к существующей в стране власти и ее представителям. Отношение является выражением мнения и не подлежит преследованию.


3.                  Нарушение ст. 30 Конституции, декларирующей право граждан на объединение. Следователь А.Р. Нобель произвольно применил в качестве правового аргумента принадлежность гражданина Д.В.Тюкина к ДПНИ. Таковая принадлежность не может быть самостоятельным правовым аргументом при возбуждении уголовного дела.


Помимо прямых посягательств на конституционные права граждан, автор постановления демонстрирует глубокую некомпетентность, непонимание основ законодательства о деятельности общественных организаций, незнание значения применяемых им терминов, а также зависимость от заученных речевых штампов, произвольно вставленных в текст Постановления без всякого смысла.


 


1.      Следователь А.Р.Нобель дал произвольную характеристику общественной организации ДПНИ как «выступающей за национальное превосходство русского и других коренных народов России и депортацию иммигрантов с территории России». Данное утверждение не только не подтверждено официальной ссылкой на документы организации, но является абсурдным само по себе, ибо смысл слова «превосходство» автором Постановления понят в расширительном ключе и отнесен к неверному объекту. Очевидный элементарно образованному человеку смысл положений Конституции связан с дискриминацией прав указанных в ст. 29 групп, объединенных по социальному, расовому, национальному, религиозному или языковому признаку. Кроме того, превосходство одних наций над другими может быть объективным и не затрагивать интересов и достоинства последних (превосходство в росте, спортивных результатах, экономических достижениях и т.д.). Утверждения, отражающие такое превосходство не подпадают под определение пропаганды и не могут никакого дискриминировать.


Следователь не соотнесся с текстом ст. 29 Конституции, где запретительные положения касаются пропаганды, а не вообще любого выражения превосходства («выступления за…»). Также следователь проигнорировал необходимость доказать наличие пропаганды как со стороны ДПНИ, так и со стороны Д.В.Тюкина. Чем продемонстрировал прямое пренебрежение принципами законности и оказал противозаконное давление на общественную организацию и ее активиста, охарактеризовав их позиции как криминальные и фактически совершая нарушение ст. 29, п. 3 Конституции РФ (принуждая к отказу от мнений и убеждений).


Требование депортации иммигрантов с территории России ни в коем случае не может быть использовано в качестве аргумента обвинения, поскольку является мнением. Законодательство РФ нигде не запрещает выражения подобного мнения или его пропаганду.


1.      Полностью необоснованным и противозаконным является описание деятельности Д.В.Тюкина в ДПНИ и представление этой деятельности как противоправной. Сведения о том, что он «взаимодействовал с лидерами ДПНИ», «пропа­гандировал националистические идеи, цели и задачи ДПНИ» на публичных мероприятиях и с использованием интернет–сайта, а тем более, «среди лиц, раз­деляющих программные установки ДПНИ» являются в Постановлении либо лишними, не имеющими отношения к делу, либо злонамеренно туда включенными и представляющими ДПНИ в качестве экстремистской организации, что может быть законным только на основании решения суда. Такого решения не существует, что означает нанесение следователем прямого ущерба репутации общественной организации и тысячам людей, в нее входящим.


2.                  Разумеется, пропаганда «националистических идей» российским законодательством не запрещена, квалификация идей, целей и задач ДПНИ со стороны следователя  как «националистических» ничем не обосновано и является свидетельством низкой профессиональной квалификации следователя, его незнания значений слов, употребленных в составленном им документе.


Безграмотным и нелепым является указание на пропаганду идей, целей и задач ДПНИ среди тех, кто и без того разделяет программные установки ДПНИ. Это показывает, насколько следователь далек от реальности и от общедоступных представлений о деятельности общественных организаций. Некомпетентность следователя в этом вопросе ставит под сомнения и все Постановление в целом, поскольку оно целиком и полностью представляет собой измышления на счет деятельности общественного активиста и его взглядов.


Во всех отношениях нелепым является утверждение следователя о том, что некие лица, причисляющие себя к «неформальному движению скинхеды», выполняя просьбы Тюкина, не были осведомлены в его целях. Якобы, они распространяли листовки, освещающие деятельность и публичные мероприятия ДПНИ в Кирове, ничего не понимая в целях такого распространения. В данном случае следователь совершенно необоснованно применяет термин «неформальное движение» к одной из молодежных субкультур, которое никогда никакого движения не образовывало. Из чего следует, что отнесение к данной субкультуре может быть ситуативным, произвольно устанавливаемым гражданином и не имеет никакого отношения к делу. Следователь применяет термин «скинхеды» скорее всего с целью продемонстрировать дурные связи обвиняемого. И при этом исходит из распространенной, но неправовой установки, которая негативную квалификацию «скинхедов» считает обоснованной и дискредитирующей всех, кто так или иначе связан со «скинхедами».


3.      Полностью необоснованным является утверждение о создании Д.В.Тюкиным экстремистского сообщества, ставящего себе цели совершение «преступлений экстремистской направленности». Подобное утверждение является произвольным вменением вины гражданину, чьи намерения следователю не известны. Домыслы на этот счет лишены каких-либо оснований. Беспрестанное повторение в Постановлении рефрена об экстремистских замыслах и деяниях гражданина отражает психологическую зависимость следователя от определенного набора терминов, которыми он стремится описать явление, которое не может охватить своим сознанием. Слово «экстремистский» в лексике Постановления имеет характер мифологемы, закрепленной в сознании, вероятно, под влиянием вышестоящего служебного авторитета или текущей газетной публицистики и не имеющей никакого отношения к праву.


4.      Следователь произвольно трактует естественные приемы работы общественного активиста, выдавая их за дискредитирующие обвиняемого факты. Негативной нагрузкой текст Постановления произвольно наделяет такие действия, как разработка и тиражирование агитационных материалов, обеспечение присутствия на публичных мероприятиях (акциях) большого количества участников, использование интернет-сайта, выступление с речью на публичных мероприятиях, регулярные собрания сторонников организации, обсуждение уплаты членских взносов и др. Оговорка следователя о том, что публичные мероприятия могли быть «в том числе экстремистской направленности» подтверждает, что Постановление имеет целью не преследование только предполагаемой экстремистской деятельности, но и деятельности общественного активиста вообще. Описывая в подробностях общеизвестные направления деятельности общественной организации, следователь стремится представить их как подготовку к преступлению или прямо как преступление. При этом он лишь изредка снабжает описание этой деятельности такой характеристикой, как «экстремизм».


Следователь А.Р.Нобель описывает детали деятельности ДПНИ-Киров так, как будто эта организация уже признана судом экстремистской, и любое проявление ее активности является криминальным. Об этом говорят, например, такие слова: «проводили политическую агитацию действующих и вновь вовлекаемых сторонников ДПНИ путем изложения программных задач ДПНИ и предоставления листовок, пла­нировали проведение публичных мероприятий, обсуждали результаты про­веденных сторонниками ДПНИ публичных мероприятий в городе Кирове и других регионах страны. В ходе собраний разъяснялись и обсуждались по­ложения действующего законодательства, касающиеся производства по де­лам об административных правонарушениях и предварительного следствия по уголовным делам, разрабатывалась атрибутика ДПНИ-Киров». Данный фрагмент либо не имеет отношения к делу, либо представлен в Постановлении с целью дискредитации общественной организации и ее активистов.


5.      Не понимая смысла правовых норм, следователь представляет деятельность членов группы, предположительно экстремистскими направленности, как противозаконную в тех аспектах, которые по законодательству не запрещаются и не являются криминальными. В ряду деяний участников группы следователь перечисляет не только возбуждение ненависти и вражды к социальным группам (при этом следователь совершенно не понимает значение термина «социальная группа»), но и к «действующей власти». Возбуждение ненависти и вражды к власти законом не запрещено, что свидетельствует о том, что следователь планирует репрессивные меры против обвиняемого, произвольно добавляя в трактовку закона свои собственные измышления, которые, скорее всего, связаны со страхом перед вышестоящим начальством и властью вообще, которую, как предположительно считает следователь, нельзя не только ненавидеть, но даже критиковать. Текст Постановления делает такое предположение обоснованным, а само Постановление – плодом рассудка, потрясенного какими-то внешними факторами, не имеющими отношения к профессиональным обязанностям.


Не случайно следователь А.Р.Нобель среди мероприятий по подготовке преступлений перечисляет не только померещившуюся ему цель «возбуждения у значительного количества людей ненависти и вражды к действующей власти и отдельным социальным группам» (данный рефрен, безумно часто повторяемый в Постановлении, характеризует его в полной мере как безграмотное и не имеющее никакого отношения к праву сочинение), но также и «привлечения к дея­тельности ДПНИ-Киров и проводимым последним публичным мероприятия большего количества лиц». Тем самым следователь уже саму общественную деятельность представляет как преступную.


6.                  В Постановлении указывается лишь на четыре «преступления» - фактически четыре публичные акции общественных активистов, к которым следователь без всяких оснований привязывает всю прочую общественную деятельность, выдаваемую либо как самостоятельный состав преступления (фактически – работу общественной организации), либо как приготовление к совершению преступления. При этом состоявшееся, по мнению следователя, «возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства» подтверждается только обрывками стенограмм выступлений и вырванными из контекста фразами из листовок. Фактически на этой информации основан домысел об образовании экстремистского сообщества. Стоит только выяснить, что указанные тексты стенограмм и листовок не имеют признаков экстремизма, и выстроенная следователем конструкция рухнет. Вопреки своим обязанностям, следователь не нашел возможности исследовать все обстоятельства дела, чтобы подкрепить их хоть чем-то, кроме чужого мнения – недобросовестных экспертов (а также, предположительно, начальства, требующего успешных дел по пресечению экстремизма).


7.                  При рассмотрении эпизодов общественной деятельности следователь допускает недоказанные им утверждения о целях таковой, вменяя участникам общественных акций преступный замысел. При этом никаких доказательств замысла в Постановлении не приводится. Взамен таких доказательств приводятся различные высказывания и строки из листовок, допускающие разнообразные трактовки и отнесения к самым разным категориям лиц. Следователь произвольно определяет, к кому отнесены эти высказывания и фрагменты текстов, и только на этом произвольном выборе строит свое обвинение.


8.                  Вопиющим в Постановлении является отнесение «высшей государственной власти» к социально-профессиональной группе. «Власть» не является понятием, которым очерчивается какая-либо группа вообще. Власть – это всего лишь способность и возможность осуществлять свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей. Политическая власть – это свойство социальной группы, позволяющее навязывать свою волю другим социальным группам, способность государственного института, позволяющее навязывать свою волю гражданам. Высшей государственной властью наделены институты власти. К сожалению, А.Р.Нобель не понимает разницы между субъектом и его свойством. И это демонстрирует его профессиональную неподготовленность, чрезвычайно низкий уровень квалификации.


9.                  В Постановлении фальсифицирован смысл понятия «злоупотребление правом», когда речь идет об использовании гражданами ст. 19 Конституции РФ. Злоупотребление правом - использование субъективного права в противоречии с его социальным назначением, влекущее за собой нарушение охраняемых законом общественных и государственных интересов или интересов другого лица. Спрашивается, каким образом можно злоупотребить равенством прав в суде, запретом на любые формы ограничения прав по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, равенством прав мужчин и женщин? Вероятно, А.Р.Нобель просто не читал эту статью Конституции, а использовал клише о злоупотреблении механически, не понимая, что равенством прав в принципе невозможно злоупотребить. Тем более, когда мы имеем дело с конституционной нормой – нормой прямого действия.


10.              В комплекте цитат, приведенных в Постановлении по первому эпизоду, лишь одна из них содержит слово «власть». В нем дается обобщенная диспозиция: «Наша власть громогласно заявляет…» Связи с какой-либо социальной группой здесь не прослеживается. Как и во всех остальных приведенных цитатах. Определение «держиморда», «болтун», «двуличный политикан», «олигарх», «упырь-политикан», «марионетка», «шакал», «гадина», «оборотни в погонах» не выражает отношения к какой-либо группе или конкретному лицу (за исключением президента Грузии Саакашвили, названного по имени). Ряд выражений носит исключительно информационный характер (например, о числе абортов и недостатке бюджетных денег) или является обычными призывами вступать в организацию.


Приводя ссылку на социально-психологическую судебную экспертизу текста листовки, следователь пишет, что в листовке «имеются признаки манипулятивного психологического воздействия на читателя с целью побуждения к политиче­ской агрессии в отношении существующей власти, стремление внушить ис­ключительно негативный результат деятельности власти» При этом следователь демонстрирует полное непонимание того, что «возбуждение политической агрессии» не является  наказуемым деянием. Даже если она направляется в адрес существующей власти и внушает исключительно негативное понимание итогов ее деятельности. Перенося механически слова из текста экспертизы, А.Р.Нобель не удосуживается исполнить свой профессиональный долг: отделить наказуемые деяния от ненаказуемых, пусть и негативно воспринимаемых отдельными экспертами, начальством, властью.


Полностью голословны также и ссылки на утверждения лингвистической судебной экспертизы о том, что в тексте листовки имеются высказывания и выраже­ния, направленные на унижение достоинства человека (группы лиц). В приведенных фрагментах текста нет признаков какой-либо реальной группы лиц. Негатив выражен лишь в отношении лиц, обладающих негативными чертами, указанными авторами листовки, или ведущих неблаговидную деятельность. Такое понимание текста листовки является общедоступным, а его отсутствие у следователя демонстрирует либо об отсутствии у него элементарных способностей понимать русский язык, либо о злонамеренном замысле, направленном на злоупотребление своим должностным положением и нарушение прав граждан.


11.              По второму эпизоду «доказательства» несколько изменены следователем. Приводя фрагменты текста листовки, А.Р.Нобель объявляет, что в ней присутствует цель «возбуждения у них ненависти и вражды в отношении соци­ально-профессиональной группы “государственные служащие”, в том числе сотрудников органов внутренних дел России, а также унижения досто­инства этой социальной группы и конкретных представителей государ­ственной власти». Конституционная норма запрещает лишь пропаганду и агитацию социальной ненависти и вражды. Что не имеет отношения к негативной оценке тех или иных групп, включая государственных служащих или сотрудников МВД. Напротив, негативное отношение к подобным группам является общепринятым элементом политической полемики, политической жизни вообще, когда в данных профессиональных группах (наименование сотрудников МВД или госслужащих «социально-профессиональными» группами совершенно не обосновано) проявляются негативные тенденции, массовые нарушения законодательства и прав граждан (коррупция, произвол, бюрократизм и др.).  Данные негативные свойства оказываются именно признаком профессии в силу их повсеместной распространенности, а вовсе не отдельными правонарушениями отдельных лиц. Тем самым выражение негативного отношения к определенным профессиональным группам, проявляющим как правило асоциальное поведение, является оправданным и не может преследоваться, поскольку является мнением. Возбуждает оно вражду и ненависть или нет, значения не имеет, поскольку распространение мнения о профессиональной группе в любом случае не является наказуемым деянием. А ненависть и вражда к такой группе может существовать объективно и возникать на основе имеющейся информации о массовых нарушениях закона и законных прав граждан со стороны членов этой группы.


Не соотносятся ни с одной социальной или профессиональной группой экспрессивные характеристики листовки: «банда воров, обличенных властью», «каста потомственных парази­тов», «антирусская «элита»», «банда разбогатевших плебеев», «гнилая про­слойка», «негодяи», «кровавые карлики, находящиеся у власти». То же самое можно сказать и о фрагментах текстов, передающих переживания ее авторов: «идут гонения на тех, кто считает своим долгом говорить правду», «управляют нами с помощью лжи», «уничтожили десятки миллионов рус­ских людей», «утратили способность мыслить государственными интереса­ми», «занимаются грабежом», «окружили себя кучкой телохранителей-убийц», «отравляют собой все сферы государства», «власть дрожит как осиновый лист, зная о своих преступлениях», «стремится уничтожить всех, кто может призвать ее к ответу», «лгут вам, называя русскую молодежь «экстре­мистами», сажая в тюрьмы, убивая», «два карлика, находящиеся на высших должностях страны, целенаправленно привели страну к полному краху, вы­косили миллионы русских, способствовали спаиванию миллионов мужчин, заражению СПИДом молодого поколения».


Также данный эпизод сопровождается утверждением, что в нем унижено достоинство «конкретных представителей государственной власти». Данное утверждение является ложным, поскольку в цитированных фрагментах упоминается лишь одно конкретное имя: «На отдельных сотрудниках ведомства Рашида Нургалиева находится кровь Дмитрия Боровикова, Максима Базылева, Максима Сахарова и мно­гих других». В данном случае речь идет не о личности, а о ведомстве  и отдельных его сотрудниках (не поименованных). Несколько фамильярно выглядит последующее предложение: «Рашид-Оглы, напоминаем тебе, что татаро-монгольское нашествие и его методы были осуждены судом ис­тории и заклеймены позором!» «Оглы» у мусульманских народов означает «сын». В данном случае приставка к имени применена неграмотно, но это не создает никаких посягательств на достоинство руководителя МВД. Напоминание исторического факта не может рассматриваться как унижение достоинства. Кроме того, если достоинство частного лица задето, то защита своего достоинства – это его дело, а не дело следователя А.Р.Нобеля, который в данном случае вышел далеко за пределы своей компетенции.


Бездумно перенося в Постановление выводы социально-психологической судебной экспертизы, следователь не принял во внимание, что данные выводы не определяют никакого состава преступления. Поскольку законодательство не запрещает «интенсивного стимулятивного воздействия на политическое сознание и подсознание читателя» и цели такого воздействия – «побуждение его к асоциальным действиям и поступкам в форме активного противодействия власти». Законодательство не запрещает в общем случае ни асоциального поведения, ни активного противодействия власти. И у того, и у другого могут быть вполне законные формы.


12.              В третьем эпизоде следователь использует ранее примененное клише: «придерживаясь на­ционал-социалистических взглядов, негативно относясь к существующей в стране власти и ее представителям, с целью возбуждения ненависти и враж­ды к действующей власти и отдельным социальным группам, унижения их достоинства, действуя в составе организованной группы в виде экстремист­ского сообщества, спланировали и совершили преступление против основ конституционного строя и безопасности государства». При этом одна часть этого утверждения не описывает криминальных деяний (взгляды, отношения), а другая, описывая событие, подобное предыдущим двум эпизодам, дает ему уникальную характеристику, которая в дальнейшем ничем не доказывается. В следующем эпизоде данный фрагмент дословно повторен и также совершенно неоправданно.


Следователь явно не знаком с определением экстремизма в законе «О противодействии экстремистской деятельности» (где преступление в основном связывается насилием и призывами к насилию) и текстом статей уголовного кодекса. Не случайно в Постановлении не указываются статьи УК, которые можно было бы подвести под деятельность обвиняемого. Если бы следователь попробовал это сделать, то ложность примененной им формулы о покушении на основы конституционного строя и безопасности государства стала бы очевидной.


Отличие от предыдущих эпизодов отражено в определении целей публичной акции: возбуждение «ненави­сти и вражды по отношению к социальным группам: “государственные слу­жащие, облеченные властью” и “нерусские”». Здесь возникают новые социальные группы, придуманные следователем. Разумеется, ни государственные служащие, ни таковые же, но отличные «облеченностью властью», ни «нерусские» не представляют собой никакой социальной общности, ибо лишены главной характеристики: признания себя группой, обособленной от других и сплоченной понятием «мы». Государственные служащие разъединены социальными границами, резко различаются по образу жизни, не имеют общих устремлений. То же касается и группы «нерусские», которая состоит из различных национальностей, каждая из которых является социальной группой, но совместно социальную группу не образует в силу очевидных социокультурных границ. Фактически следователем сфабриковано антинаучное представление о социальной группе, что ведет к посягательству на законные права граждан и преследованию их по произвольно выдуманным мотивам.


Анализируя речи, прозвучавшие на митинге, А.Р.Нобель приходит к выводу о том, что они содержали «от­рицательную эмоциональную оценку представителей социальных групп: “государственные служащие, облеченные властью” и “нерусские”». Следователь не видит разницы между «отрицательной эмоциональной оценкой» и законными составами преступления. Таковая оценка не является противозаконной, гражданин имеет конституционное право не только иметь свои оценки, но и свободно распространять их в виде мнений.


Ни одно из приведенных следователем высказываний на митинге («Во-первых, эта власть держится на лжи»; «Вы молодежь, это кадровый резерв русской власти, сотни отважных сердец, которые призваны спасти Россию от оккупантов»; «Россия сейчас находится в яме, в котловане, в который ее загнала современная власть!»; «По стране идет кризис, в котором виновата власть»; «И вот такой мразью власть наполняет наши области, наши районы, а русские рабочие при этом не имеют работы!») не содержит указания на какую-либо социальную группу; термин «власть» употреблен обобщенно; о «нерусских» нет ни слова. В целом видна полная несостоятельность аргументов следователя.


Также в данной части Постановления повторены те же нелепые и безграмотные штампы, что и в других частях Постановления. Характерно, что следователь применяет к понятию «нерусские» характеристику «социально этническая группа». Чем снимает в принципе возможность характеристики вышеприведенных высказываний как преступных, поскольку в праве понятие «этническая группа» отсутствует, а значит, к ней невозможно применить нормы законодательства. Кроме того, подобная характеристика в отношении «нерусских» является, с научной точки зрения, безграмотной. «Нерусские» не этническая группа и не социальная группа. Нерусские ни в какую группу не объединены.


Точно те же соображения можно высказать и по поводу второй группы высказываний, приведенных следователем. Все они либо являются информированием  с элементами экспрессии («мира нет - идет война», «нам предлагают вступить в диалог с властью» и др.), либо личной оценкой ситуации («это геноцид», «ползучая оккупация под видом перестройки», «власть воров», «власть паразитов» и др.)  В высказываниях отражено только неприятие действующего в стране политического режима, обобщенно названного «власть», дается эмоциональное обоснование этого неприятия. Это обычная риторика оппозиционных публичных выступлений, не более того.


Необходимо отметить: даже касаясь фиктивной общности «нерусские» (в понимании следователя), выступавший говорил о конкретных лицах, а не о группе. И даже перечислил их поименно: «…лица других национальностей сумели приобрести наши фабрики и заводы, наши национальные богатства. Вы все их знаете, можно перечислить их по фамилиям: Лисицкий, Бере­зовский, Ходорковский, Фридман, все эти Абрамовичи». Перечисленные лица, по мнению выступавшего, нерусские. Подобное предположение не создает никакого состава преступления. Как и обобщение «все эти Абрамовичи», которое отнесено не к национальности, а к типу деятельности – приобретению фабрик, заводов и захвату национального достояния. Никакая социальная, национальная, религиозная, расовая общность в данном высказывании не затрагивается.


То же касается и высказывания в отношении должностных лиц: они перечислены поименно: «Помимо того, все эти шулерманы, приняв русские фамилии, занимают высокие государственные посты в нашей стране. Это и МИД Лавров, это и Минфин Кудрин, это и наш премьер-министр Путин, это и наш президент Медведев». Нет сомнений, что в данном случае не говорится о какой-либо национальности или социальной группе. Оскорбительное «шулерманы» (то есть, «шулеры») может быть предметом частного иска о защите чести и достоинства, что не входит в компетенцию следователя А.Р.Нобеля, даже если он рассматривает подобные суждения как покушение на основы конституционного строя и безопасность государства.


13.              В четвертом эпизоде следователь изобретает очередную социальную группу – «лица, обличенные государственной властью». Безграмотность подобного изобретения очевидна, аргументы изложены выше. В данном фрагменте дословно воспроизведены те же текстовые клише, включая заявление о покушении на основы конституционного строя и безопасность государства и нелепые домыслы о конституционных нормах.


Большая часть приведенных речевых фрагментов является информированием – изложением фактов и их эмоциональной характеристикой. Эмоциональная оценка касается планов заселения области «инородцами» (дословно: «людьми иного рода»). Излагаются и другой общеизвестный факт: использование «абортированного материала». Ему также дается эмоциональная оценка. Следуют эмоциональные характеристики непоименованных лиц, которые, по мнению выступающего, ведут неблаговидную деятельность: заселяют землю «инородцами» и используют «абортированный материал» ради омоложения негодяев, находящихся во власти. При всей оскорбительности характеристик («жирные дегенераты в костюмах», «ничтожные, ник­чемные предатели», «власть пидарасов», «при­служники оккупантов»), они не относятся ни к конкретным лицам, ни к реальным группам лиц, ни к социальным или каким-то другим группам. Они оценивают только лиц, совершающих неблаговидные поступки, на которые указал выступающий. Звучит призыв к аресту этих лиц, поскольку их деятельность расценена как преступная, направленная на уничтожение русского народа. Все эти высказывания никак не могут формировать состав преступления, поскольку являются мнением, не затрагивающим никакой социальной, религиозной, национальной, расовой группы. Как не касаются они и фиктивной группы «лица, обличенные государственной властью».


Характерна небрежность следователя: в тексте Постановления им повторен целый абзац, цитирующий выступление. Что свидетельствует в целом о крайне низком профессиональном уровне А.Р. Нобеля, который не удосужился составленный им текст перечитать.


Большая часть Постановления представляет собой клише, аналогичные формулам подобных документов при возбуждении уголовных дел в отношении организованных преступных групп, которые применены без всяких оснований. Клише повторены в Постановлении многократно, но никак не соотносятся с описанием предполагаемых преступных деяний. Между описаниями таковых и формулировками многократно повторенных текстовых фрагментов не усматривается никакой логической связи. Аргументация А.Р. Нобеля носит алогичный и антинаучный характер, а также идет вразрез с основами права. Следователю не известны основы конституционного права, государственного права, законодательства о противодействии экстремизму, законодательства об общественных объединениях. Им выдуман целый ряд понятий, не имеющих хождения ни в праве, ни в научной литературе. В целом Постановление характеризуется крайней степенью невежества и правового нигилизма.


К сожалению, суд не принял во внимание изложенных выше доводов и предпочел выполнять политический заказ – организовать репрессии против активных участников митингов в Кирове. Для этого были привлечены услужливые эксперты, стремящиеся словесной эквилибристикой доказать недоказуемое или фальсифицировать содержание текстов и речей граждан.


В конец мая 2010 года было составлено экспертное мнение Алексея Анатольевича Калинина, кандидата филологических наук, декана гуманитарного факультета Кировского филиала Московского гуманитарно-экономического института, анализирующее тексты речей на митинге 1мая 2009 года, а также текст листовки «Русские трудящиеся!», в которых, якобы, содержится оправдание терроризма. Эксперт бы выбран начальником ЦПЭ по Кировской области Э.В.Макаровым.


Особенностью текста экспертного мнения является недостаточная осведомленность эксперта в современной политической лексике и привлечение в качестве методологической литературы отдельных источников, не имеющих серьезного авторитета в научной среде. Без сомнения, вся указанная экспертом литература может использоваться им в собственных научных исследованиях, но не является источником принятых в науке суждений, авторитетных концепций и методологических подходов. Имена авторов указанных литературных источников не известны в науке. Также эксперт при обсуждении терминов не привлекает юридические формулировки используемых понятий, предпочитая словарные значение – достаточно упрощенные и не отражающие всего спектра возможных контекстов. И только понятие «оправдание терроризма» соотнесено экспертом с нормой права.


В понятийном блоке экспертизы используются также становящиеся все более популярными ошибочные трактовки. Например, трактовка понятия «национальная, религиозная исключительность» или «превосходство». Автор экспертизы произвольно заменяет понятия «исключительность» и «превосходство» на «преобладание», а также дополняет определение рядом смысловых противопоставлений: «ущербность» и «порочность». Подобная трактовка может иметь место наряду с множеством иных. В частности «исключительность» может обобщать представления об особых талантах или отличительных особенностях отдельного человека, группы людей, народа в целом. То же касается и понятие «превосходство», которое имеет трактовки, далекие от дискриминации. Преобладание, например, может выражаться в объективных обстоятельствах: более высоком культурном, интеллектуальном уровне, более высоких спортивных достижений. При этом могут отсутствовать какие-либо утверждения об ущербности и порочности иных лиц, групп, народов.


Длинный перечень признаков возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды в экспертизе носит очевидно внеисторический характер и составлен произвольно, без должных оснований. Так, отрицательный образ расы, нации, религии может складываться исторически. Следовательно, мы будем иметь дело со стереотипом массового сознания, а вовсе не с возбуждением вражды. Если вражда уже имеется, то возбудить ее невозможно. Она уже возбуждена в прежние исторические периоды.


Экспертом демонстрируется непонимание принципиальной несовместимости развитых религиозных систем, что приводит в духовной сфере к принципиально разному пониманию своих интересов в религиозной сфере. Следовательно, несовместимость интересов складывается в силу особенностей религиозного сознания вообще и не может быть признаком возбуждения вражды. В данном случае речь идет не о вражде, а об исторически сложившихся различиях и естественном отчуждении между теми, кто следует принципиально различным представлениям о религиозной Истине.


Практически все заявленные экспертом признаки несут на себе отпечаток этого непонимания: там, где вражда (в более мягком положении – непонимание, подозрительность, отчуждение и т.д.) существует, ее невозможно «возбудить». То, что сложилось в общественном сознании, не может быть вменено в вину отдельному лицу. Максимальная санкция за отражение в своей публичной деятельности стереотипов общественного сознания – осуждение с неких моральных позиций.


Ссылка эксперта на Методические рекомендации «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды» не извинительна. Данные рекомендации не могут служить источником научного знания. Они подготовлены более десятилетия назад. За это время существенно изменилось законодательство и в научный оборот введена большая масса литературы. Применение явно несостоятельного источника говорит о низком уровне проведенной экспертизы.


Эксперт допускает серьезную неточность в понимании национального вопроса. Так, им на одну доску поставлены следующие экспрессивные выражения: Чурки заполонили город, Русские свиньи не дают нам жить, Продажные жиды оккупировали правительство. В данном случае формирование негативного отношения по этническому принципу непосредственно касается только русских. Определение «чурки» не затрагивает никакой народ непосредственно, характеризуя скорее присутствие «чужого» - инородного, инокультурного этнического элемента. Определение «жиды» в прошлом касалось только и исключительно евреев, не имея никакого негативного оттенка (см., например, произведения Н.В.Гоголя), затем приобрело пренебрежительное значение, а в современном русском языке стало ругательством, не затрагивающим исключительно евреев. Словом «жид» сегодня превратилось в ругательство наравне со словом «фашист». Следовательно, только из контекста можно понять, относится ли слово «жид» к евреям или к размытой общности неэтнического типа, в адрес которой направляется негативная оценка.


Столь же искаженно воспринимается автором экспертного мнения высказывание типа «Бей русских свиней». Эксперт полагает, что это всего лишь призыв к совершению действий, направленных на возбуждение национальной розни, унижение национального достоинства. В действительности глагол «бей» однозначно свидетельствует о призыве к осуществлению насильственных действий по этническому признаку.


В целом можно заключить, что эксперт пользуется произвольными трактовками, которые могут не иметь никакого отношения к исследуемому материалу.


Ряд утверждений эксперта обусловлен низкой информированностью о состоянии политической среды и компетентностью в политической терминологии.


Совершенно нелеп домысел эксперта о значении символа в листовке, который он распознает как «фрагмент свастики». В то же время, изображение с очевидностью демонстрирует символ с очевидной асимметрией. Даже если представить, что это часть изображения, то оно открыто лишь частично. Под каким бы углом ни была бы развернута свастика, половина ее изображения может включать только два луча. В данном случае мы имеем вдвое больше лучей, имеющих также нехарактерный для свастики вид гамматического изгиба – заостренную форму. Если симметрично продолжить открытую часть изображения, то получится вовсе не свастика, а один из элементов традиционного русского орнамента. Если бы эксперт соотносил свои замечания с нормами права, то он не применял бы термин «свастика» произвольно, а сравнивал бы изображенный символ с символикой Национал-социалистической партии Германии. Символ в листовке с нацистским символом не имеет ничего общего, кроме принадлежности к центрально-симметричным символам (да и то, если считать восстановление скрытой части символа однозначным).


Надо отдать должное, эксперт не рискнул соотнести «свастику» из листовки с нацистским символом и сделал вывод, что символики, сходной с нацистской до степени смешения, в листовке нет. Тем не менее, эксперт оставил возможность для неадекватного использования его текста и применения иных выводов. Определение изображения как «свастики» дает основание следствию или суду сделать ошибочный вывод о том, что «степень смешения» все-таки присутствует.


Недостаточная осведомленность эксперта в характере и типах общественных движений приводит к грубой ошибке. Эксперт верит на слово авторам листовки: если они себя называют национал-социалистами, то все, сказанное ими, относится именно к национал-социализму. И даже к некоему «движению». В действительности, в листовке нет никаких признаков «движения». Разве что тираж листовки может быть основанием для предположения о том, что существует некая группа лиц, ее выпустивших. Признаков принадлежности к какому бы то ни было движению в листовке нет.


Политологическое определение национал-социализма может быть достаточно строгим только в отношении нацистской Германии и следует из программы нацистской партии. Вопрос о том, что такое национал-социализм в современной России, является дискуссионным и однозначного решения не имеет. Сличение заявленных в листовке лозунгов с программой нацистской партии Германии показывает, что ничего общего в данной листовке с германским нацизмом нет.


Хотя эксперт не установил в листовке призывов к экстремистской деятельности, он оставил возможность иной интерпретации его вывода. В частности, произвольно причислил авторов листовки к некоему движению и определил это движение как национал-социалистическое. Подобные ошибки могут ввести и вводят в заблуждение следствие и суд.


В анализе выступлений ораторов эксперт также совершает ошибку, которая не ведет его к выводам, имеющим правовые последствия, но может привести к таким выводам следствие и суд. Эксперт утверждает, что речь Оратора-2 имеет целью «вызвать недовольство рядом очевидных фактов». Если факты очевидны, то недовольство не может возбуждаться – оно уже есть в наличии. Оно в публичном выступлении только приобретает вербальный вид. Даже если эксперту кажется, что факты «подаются под особым углом зрения», это всего лишь произвольное суждение. Любое выступление будет иметь «особый угол зрения» - авторскую интерпретацию.


В анализе речи Оратора-3 эксперт снова верит на слово говорящему: утверждает, что его программная речь отражает намерения некоего движения. Но это движение не названо. Программа может быть средством формирования движения, сбора сторонников. Но эксперт относится к речи Оратора-3 так, будто движение уже существует.


Эксперт совершенно бездумно использует клише, предложенное ему для оценки текстов и символов. От этого при анализе устно звучащего лозунга появляется попытка найти в нем демонстрацию символа, который, безусловно, может иметь только графическое выражение. Тот факт, что символа эксперт все-таки не находит, говорит в его пользу, но сам поиск подобного символа – как минимум о небрежности при подготовке экспертного отзыва.


Эксперт совершенно верно оценивает лозунг «Слава Боровикову (Базылеву, Доброславу)!» как восхваление имен людей, без уточнения, кем они являются и за что прославляются. Действительно, обстановка митинга может быть такова, что во время скандирования лозунгов, их значение для большинства оказывается неясным или же причины поддержки лозунга со стороны собравшихся могут быть многообразными.


К сожалению, такой подход эксперта не используется при анализе им лозунга «Слава Николаю Королеву, взорвавшему рынок!» Эксперт однозначно утверждает, что уточнение «взорвавшему рынок» является именно элементом прославления самого взрыва и отделено от имени. Якобы, в данном случае прославление касается конкретного деяния – взрыва рынка. Из этого ложного посыла легко вытекает следствие: оратор, выкрикнувший лозунг, поддерживает взрыв рынка, который является террористическим актом. Следовательно, оратор публично одобряет терроризм.


Подобный анализ не может быть признан состоятельным в силу его заведомой неоднозначности. Уточнение «взорвавшему рынок» может иметь совершенно другое значение, чем то, которое приписывает ему эксперт. Прославляемые в других лозунгах лица имеют достаточно редкие фамилии и прозвища – Максим Базылев, Дмитрий Боровиков, Доброслав. Николай Королев – такое сочетание имени и фамилии является чрезвычайно распространенным. Уточнение может касаться имени, а не деяния. Собравшиеся могут легко вспомнить имя по факту – взрыву рынка. И именно с этой целью оратор мог сделать уточнение. Этим уточнением он определил для участников митинга не прославление факта взрыва рынка, а прославление имени конкретного человека, который отличается от других Николаев Королевых признаком причастности к взрыву рынка. Заслуги Николая Королева в глазах участников митинга и автора лозунга вполне могут быть не связаны с террористическим актом.


Необходимо учитывать экспрессивную форму, в которой лозунг прославляет то или иное лицо. В высказывании «Слава такому-то!» нет содержательной стороны. Это лишь эмоциональное выражение поддержки. Иначе «Слава КПСС!» или «Слава Сталину!» можно было бы толковать именно так: раз прославляются лица и организации, применявшие в своей деятельности террористические методы, то подобное прославление представляет собой публичную поддержку терроризма.


Кроме того, эксперт совершает недопустимую подмену. Якобы, «прославление во время митинга лица, совершившего террористический акт, следует признать, с языковой точки зрения, публичным оправданием терроризма». Эта подмена осуществляется за счет ошибочного определения личности прославляемого исключительно как террориста. В действительности, Николай Королев, взорвавший рынок, мог быть известен оратору по каким-то другим делам и характеристикам его личности. Аналогичным образом, например, родственники и друзья человека, совершившего преступление, видят в нем, прежде всего, не преступника. Они знают и другие характеристики его личности. Они могут также не признавать приговор справедливым, а потому вообще не считать осужденного преступником.


Экспрессивное высказывание является ситуативным, а потому не может приниматься в расчет как изложение определенной и устойчивой точки зрения. Тем самым, любой лозунг беден содержанием. В данном случае привязка экспертом к лозунгу глубокого содержания, является спекулятивной. Ссылка не Толковый словарь русского языка является неубедительной. В данном случае не просматривается никаких признаков соотнесения «почетной известности как свидетельства всеобщего уважения, признания заслуг, таланта» с террористическим актом. Напротив, невсеобщность знания имени Николая Королева является побудительным мотивом для уточнения, внесенного в текст лозунга. Без уточнения участники митинга могли не вспомнить, о ком идет речь. Вспомнив же, могли отметить «почетную известность», но таковая может быть вообще не связана с террористическим актом. Люди могли просто откликнуться на эмоциональный призыв и поддержать оратора, сказавшего до сих пор много того, что собравшимися разделялось целиком и полностью. Разумеется также, что эта поддержка не могла касаться взрыва рынка как террористического акта. Не всякий взрыв есть террористический акт. Не всякий взрыв рынка есть террористический акт (например, взрыв здания, предназначенного под снос таким методом). Следовательно, в лозунге не содержится прямого указания на террористический акт. Чтобы усмотреть такое содержание, нужно предпринять домысливание.


Эксперт впадает в ошибку, полагая, что всем известно то, что известно ему – что Николай Королев совершил террористический акт и осужден за это. С формальной точки зрения, эксперт не мог этого знать, поскольку в документах, представленных на экспертизу, отсутствуют данные о деяниях Николая Королева, а в экспертном отзыве нет ссылки на подобную информацию. Тем самым, у эксперта не было никаких оснований предполагать, что за словами «взорвавшего рынок» стоит реальное преступление, террористический акт.


По тому же поводу эксперту Низовских Нине Аркадьевне, кандидату психологических наук, доценту кафедры практической психологии Вятского государственного гуманитарного университета, по постановлению следователя Шавейникова А.В. было предложено проанализировать те же материалы с целью обнаружения в речах ораторов признаков унижения или оскорбления этнической, расовой, религиозной или социальной группы, побуждения к действиям против таких групп, а также публичного оправдания терроризма.


Экспертиза проведена на крайне низком уровне, специалистом, не владеющим необходимыми знаниями и методиками, а также способностью усвоить содержание поставленных перед ним вопросы. На это указывает крайне скудный перечень литературы, привлеченной для проведения экспертизы. Это всего четыре наименования, а два издания – просто словари. Словари, в силу компактности статей, посвященных каждому из слов, не могут вскрыть всего многообразия контекстов словоупотребления, а в быстро меняющейся политической лексике они давно устарели и не могут применяться с достаточной продуктивностью. Указанные словари составлены более полувека назад. Две литературные ссылки на методологические материалы не представляют авторитетных источников и не могут быть серьезным основанием для экспертизы. Из сказанного следует, что экспертиза, проведенная Н.А.Низовских, заключается в изложении частно-бытовой, а не научной точки зрения. Что следует также из анализа текста экспертного заключения.


Эксперт продемонстрировала полное непонимание того, что такое социальная группа. Именно поэтому к социальной группе Н.А.Низовских отнесла правительство, власть и либералов. Подобные группы в научной литературе никогда не называются «социальными группами».


Правительство в правовом отношении - группа чиновников с определенным статусом, установленным законом. Это не социальная группа. В обычном политическом лексиконе «правительство» - неопределенная группа «правящих». Это может быть правительство РФ, правительство региона, государственная власть в целом. Неопределенность примененного оратором термина не позволяет говорить не только о социальной группе, но и о группе вообще.


Власть также не является социальной группой. Власть ассоциируется в большей степени не с людьми, а с некими функциями, которые они осуществляют. В данном случае никакой определенности ни в круге лиц, ни в их функциях установить невозможно. Оратор говорит «власть», а слушатели каждый по-своему понимают, о чем идет речь. Объединять их может только понимание функции, с которой они сталкиваются в жизни, – властвования, а не отношение к какой-то социальной группе.


Либералы – также неопределенная группа лиц, не имеющая какого-либо социального статуса. К тем, кто определяет себя как либерала, могут относиться люди самых разных профессий, этносов, уровней материального достатка и т.д. Этот термин отражает лишь идеологическое направление, по поводу сущности которого в науке отсутствует однозначная определенность.


Если уж эксперт так увлекается словарными значениями терминов, то стоило бы ему заглянуть в словари и уяснить для себя самые примитивные описания того, что такое «власть», «правительство», «либералы», «социальная группа».


Вопреки утверждениям эксперта, невозможно определить, что имел в виду оратор, когда презрительно назвал представителей неких взглядов «либерастами». Вполне возможно, он отделил некую группу либералов, как это делают некоторые политологи, выделяя либертарианцев как представителей идейного течения, серьезно отличающегося от классического либерализма времен Просвещения. Но это лишь гипотеза. Строить на ней какие бы то ни было умозаключения о позиции оратора невозможно. Также и утверждать, как это делает эксперт, наличие «оскорбительно-бранной идеологемы» нет никаких оснований. Здесь нет никаких признаков «идеологемы». Эксперт некорректно использует термины или не знает их значения.


Пренебрежение в данном случае (если он и было), может быть отнесено не к группе, а к взглядам. Эксперт явно не в курсе политического дискурса и путает критику взглядов неопределенной группы лиц, которую можно искусственно примыслить только по последствиям этой деятельности – попранию конституционных норм (о чем говорил оратор) и бедственному положению народа (о чем известно подавляющему большинству), с социальной группой. То, что оратор считает правительство бессовестным («хоть ссы в глаза, скажет – Божья роса»), не может его дискредитировать ни в чем. Это его мнение, на которое он имеет полное право. Оно выражено в народной присказке не вполне приличного свойства. Что, впрочем, не формирует никакого состава преступления. Ибо нет даже объекта преступления. «Правительство» - не объект, поскольку в данном контексте оно не может быть отнесено ни к какой группе лиц.


Просто поразительно, что для определения значения экспрессивной народной поговорки эксперт пользуется обсуждением на каком-то интернет-форуме и приводит выдержки из досужего обмена фразами! Эксперт называет все это «опросом», вероятно, не имея представления, что означает слово «опрос» и какого типа исследования могут быть экспертным или социологическим опросом. Подобный подход к экспертизе демонстрирует полную несостоятельность эксперта. В общем-то, достаточно было бы одного этого факта, чтобы забраковать целиком весь текст экспертного заключения.


Также эксперт совершенно не в курсе прав граждан на свое мнение, а также на его публичное изложение. В том числе, и о политических правах граждан. Критика правительства (даже вполне конкретного правительства как органа власти) – неотъемлемая часть политического процесса. Выдвижение моральных претензий – обычный фон политической полемики. Эксперт об этом не догадывается, и полагает, что правительству как социальной группе предъявлена «недопустимая эмоциональная оценка» и формируется «негативная установка».


Эксперт Н.А.Низовских позволяет себе заведомо несостоятельные умозаключения, недостойные научного работника: пользуется для определения значения экспрессивных выражений академическими словарями и энциклопедиями! Нет сомнений, что речь идет об изданиях, выпущенных задолго до появления в политическом лексиконе слова «либераст». Да и ожидать появления экспрессивных выражений в академических изданиях заведомо невозможно. Ссылки эксперта на публикацию, датировка которой ничем не подтверждена (кроме указания в сети Интернет авторства некоего И.Смирнова), дело не экспертного исследования, а досужего искания в глобальной сети. Домысел о порядке словообразования («либерал» соединяется с «педераст») является совершенно произвольным, бытовым. Классификатор «либерастов», также почерпнутый экспертом из сети Интернет, не может иметь никакого отношения ни к научным определениям, ни к политической литературе.


Совершенно несостоятельны обсуждения экспертом применения в выступлении одного из ораторов слова «задница». В выступлении говорится: «Когда к вам стоят задницей, выражать в эту задницу протест бесполезно. Ее нужно только пнуть». Это высказывание экспрессивного характера, безусловно, относится к власти, и оратор сам на это указывает. Его слова – из разряда образных и экспрессивных высказываний, достаточно обычных не только для митингов, но и для всероссийских СМИ. Значение экспрессии и образа не может быть универсальным. Попытка вменить однозначный  характер смысла не может быть признана научно обоснованной. Но даже если предположить смысл фразы: «С властью бесполезно разговаривать», это вовсе не означает, что негативная оценка власти в чем-то может дискредитировать оратора. Что означает «пнуть власть», мы тоже не можем судить, не переходя к произвольным суждениям бытового характере.


Никакой группы «власть» не формирует, никакого социального слоя не затрагивает. Критичное отношение к власти является общим местом в политической риторике не только в России, но и вообще всюду, где публичная политика существует. Попытка со стороны эксперта представить дело так, что какой-то фрагмент публичного выступления формирует негативную оценку правительства, не соответствует действительности (она давно уже сформирована), а также не может рассматриваться как задевающая какую-либо национальную, расовую, религиозную или социальную группу.


Присутствие в выступлении оратора словосочетания «Ельцин-кровопийца» касается отдельного лица и не затрагивает какую-либо группу. Собственно, эксперт и не удосуживается назвать такую группу. Вставка соответствующего фрагмента в экспертизу лишь еще раз высвечивает полную некомпетентность эксперта.


Глубина невежества эксперта настолько невероятна, что он не замечает содержания обращенного к нему вопроса. Если вопрос гласит: «Содержится ли в данном материале информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии, социальной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей?», то эксперт Н.А.Низовских мысленно сокращает вопрос до: «Содержится ли в данном материале информация, побуждающая к действиям?» Поэтому весь соответствующий фрагмент экспертного заключения выглядит полным абсурдом. Как будто любое побуждение к действиям несет в себе нечто противозаконное!


Получается, что экспертиза вырождается в крайне неумную, не основанную на законе защиту власти от какой-либо критики власти вообще. Причем под критикой власти понимается все, что угодно. Эксперт совершенно произвольно собирает цитаты, не удосужившись поиском не только социальной группы, но и любимой им власти! Фактически эксперт предполагает ущемление конституционных прав граждан: запрет на общественную деятельность, запрет на политическую агитацию. Набрав цитат из трех выступлений, эксперт и не думает их анализировать. Вероятно, полагая, что цитаты говорят сами за себя. И действительно, они говорят лишь о стремлении граждан пользоваться своими конституционным правами. Очевидно, эксперт за гражданами этого права не признает.


Аналогичным образом, перед экспертом поставлен вопрос: «Использованы ли в данном материале языковые средства или иные средства (какие именно) для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии, социальной группы или отдельных лиц как ее представителей?» Эксперт вопроса не читает, отвечая на какой-то другой вопрос: «Да, в данном вопросе использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи негативных установок и побуждений к действиям против правительства и власти в целом». Ответ не имеет отношения к вопросу. Правительство и власть не подходят ни под одну категорию, упомянутую в вопросе. Все остальные измышления эксперта на данную тему можно опустить. Эксперт совершенно не в состоянии следовать поставленным перед ним вопросам.


Не менее невежественно эксперт анализирует наличие в представленном для анализа материале наличие признаков поддержки терроризма. Эксперта спрашиваю про терроризм, а он говорит о наличии публичного оправдания экстремизма. Эксперт, таким образом, не видит разницы между экстремизмом и терроризмом. В таком случае никакой квалифицированной экспертизы ожидать не приходится.


Также эксперт не утруждает себя анализом лозунга «Слава Николая Королеву, взорвавшему рынок!» Эксперту кажется достаточным голословное утверждение, что в данном случае имеет место публичное оправдание терроризма. Никаких аргументов эксперт не приводит.


Вся эта бессмысленная и постыдная деятельность экспертов и правоохранителей закончилась смехотворным судебным решением. В суде не удалось доказать наличие «экстремистского сообщества», а обвинение в оправдании терроризма оказалось ничтожным в сравнении с ответственностью за разжигание социальной ненависти к «кровавым карликам», которых эксперты идентифицировали как президента и премьера. Суд также признал социальными группами милиционеров и государственных служащих. В декабре 2010 приговором суда Денису Тюкину назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно, Ивану Михееву и Александру Тюфякову - 1 год 2 месяца и 1 год лишения свободы условно соответственно. Для этого понадобились сотни страниц экспертиз и даже социологическое исследование, в котором с помощью уникальной методики оценивалось влияние тех или иных слов на слушателей и читателей. Политический заказ был выполнен только благодаря услужливости экспертов, некомпетентности следователей и зависимости судей от указаний начальства.


 


Репрессивный характер разного рода «экспертиз», которые следователи, прокуроры и судьи некритично принимают как истину (или прямо заказывают итог этих экспертиз»), находится в противоречии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и статьей 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации.


Выступления общественных и политических активистов с нелицеприятной критикой является естественным для любого политического процесса. Судам и правоохранительным органов при рассмотрении дел, имеющих связь с политикой и общественной активностью, следует знакомиться ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 года на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы: «Политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий».


Свобода выражения мнения распространяется не только на «информацию» и «мнения», воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными, но и на негативные, воспринимаемые отрицательно и даже оскорбительные. Правовая система не может и не должна выдавать госчиновникам, милиционерам, политикам индульгенции в их непорочности  и нравственной чистоте помыслов.


 


 


Фальсификация истории


 


Попытки фальсификации истории становятся все более жесткими, злыми, агрессивными.


Д.А.Медведев


 


Создав Комиссию по противодействию фальсификациям истории, кремлевская администрация сама стала главным источником фальсификаций.


Наиболее циничной стала фальсификация «Катынского дела» в которой власти РФ ищут политических дивидендов, перекладывая чужую вину на русский народ («русские расстреляли поляков») и тем самым подстраиваясь под русофобские настроения, вошедшие в плоть и кровь многих западных элит.


Проводимая при участии Кремля фальсификация «Катынского дела», ставшего инструментом для дискредитации России и русских в глазах других народов, вполне может сегодня использоваться под прикрытием борьбы с фальсификациям. О том, что именно так «едросы» собираются применять новые репрессивные нормы, свидетельствуют слова одной из активисток этой партии Ирины Яровой: «Все мировое сообщество было едино в правовой и человеческой оценке тех преступлений, которые были совершены в годы войны. Поэтому мы считаем недопустимым, чтобы сегодня кто-то из политиков или других деятелей пытался исказить историческую память, переписать прошлое, полагаясь, таким образом, на изменение будущего».


Тем самым будущее русского народа предопределено: он должен исчезнуть. А исторические фальшивки должны стать поводом для того, чтобы заткнуть рот всем тем, кто не желает соглашаться с тем, что его страна выставляется как варварская, а русские люди – как «нацисты», не желающие мириться с навязанными им извне оценками собственной истории.


Придворный аморализм наблюдается в высказываниях известных по кинематографу лиц, обласканных властью. Так, при обсуждении фильма «Катынь» Анджея Вайды на русофобском радиоканале «Эхо Москвы». Никита Михалков несколько раз повторил «мы расстреливали поляков». Для давнего приятеля высших должностных лиц, выпускающего лубочные фильмы, грубо искажающие историческую действительность и не имеющего о ней ни малейшего представления, в этом деле все очевидно. Уже по той причине, что власти определились, что им выгодна фальсификаций, организованная еще в 1943 году Геббельсом.


Той же позиции придерживается и Константин Косачев, председатель международного думского комитета, постоянно демонстрирующий антироссийскую позицию. В данном случае его фраза отождествляла русских со сталинскими расстрелными командами. Косачев произнес: «А как они расстреливали наших во время гражданской войны?» Факт массового уничтожения русских в польских лагерях в 20-е годы ставится на одну доску с фальшивкой, заготовленной русофобами за рубежом и во властных структурах. «Мы» и «наши», по исторической правде, были по обе стороны фронтов гражданской войны. Среди них гораздо больше расстрелянных в сталинских лагерях, чем расстрельщиков. Косачев, отождествляя себя с власть и только властью, но не с народом, стал на одну сторону с расстрельщиками – денационализированными интернационалистами, врагами русского народа.


С целью подавления русского движения постоянно предпринимаются попытки ужесточить и без того насыщенное русофобией законодательство. В марте 2010 года в Госдуму была внесена обновленная редакция законопроекта об ответственности за одобрение или отрицание преступлений нацизма. Инициатором таких изменений стал спикер Госдумы Борис Грызлов и большая группа его соратников депутатов-единороссов.


Предлагалось дополнить УК РФ статьей «Реабилитация нацизма». Согласно данной статье, «одобрение или отрицание установленных приговором Нюрнбергского трибунала преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично, наказываются штрафом в размере до 300 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до трех лет», а при использовании служебного положения или с использованием СМИ - штрафом в размере от 100 тыс. до 500 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет «с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».


Тем самым создаются новые условия для репрессий против русских интеллектуалов, изучающих, например, опыт Веймарской республики и проводящих аналогии этого периода германской истории с современной Россией. Блокируется историческая правда о действительных, а не внешних замыслах инициаторов Нюрнбергского трибунала, а также о вине за развязывание войны со стороны западных держав. Враждебные русским исторические трактовки теперь предполагается защитить репрессивным законодательством.


Косвенно данный законопроект берет под защиту фальсифицированное русофобами «Катынское дело». Если вина за расстрел польских офицеров не была возложена Международным трибуналом в Нюрнберге на Германию, то виноватой придется считать Россию и русских. В особенности тех, кто пытается разоблачить русофобскую ложь.


В числе авторов законопроекта - представители руководства "Единой России" - Вячеслав Володин, Андрей Воробьев, Олег Морозов, Павел Крашенинников, Владимир Плигин, Владимир Пехтин, Ирина Яровая и другие.


 


Самая скандальная история 2010 года произошла в связи с выпуском учебника «История России 1917-2009», написанным профессорами кафедры отечественной истории XX-XXI веков исторического факультета МГУ Александром Барсенковым и Александром Вдовиным. Пытаясь не допустить публикации правдивой информации о войне и месте в ней чеченского народа, уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев обратился в суд, считая, что учебник дискредитирует чеченский народ.


Учебник должен был попасть под запрет в связи с сообщение о том, что что 63% чеченских мужчин, призванных в армию в начале Великой Отечественной войны, «нарушили присягу и стали дезертирами; мобилизацию на территорию Чечни пришлось прекратить». Как полагает Нухажиев, приведенные в учебнике сведения нарушают статью 4 действующего закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 года, в которой сказано, что «не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствования реабилитации репрессированных народов», а «лица, совершающие подобные действия, а равно подстрекающие к ним, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке».


Нухажиева заявил: «…невольно наталкивает на мысль о том, что в руководящих кругах и в научной общественности страны есть влиятельные силы, заинтересованные в дискредитации чеченского народа, дестабилизации обстановки на Северном Кавказе и в целом в России». «Не дать оценку попыткам авторов пособия подвергнуть ревизии официальную правовую оценку органов государственной власти Советского Союза и России необоснованных и преступных действий сталинского режима по депортации народов нельзя. Так как все это самым непосредственным образом сказывается на состоянии межнациональных отношений и вызывает вражду и ненависть между народами России».


Мы полагаем, что оценку чеченскому народу история уже дала. Причем, не только история 19 века, но и современная – связанная с массовыми казнями русских людей в начале 90-х, войной против России в последующие году, чеченским бандитизмом и организованной преступностью, распространившимися по стране в течение 2000-х годов.


Не случайно Нухажиев связал свои требования к историкам с текущей ситуацией, которую он грубейшим образом извратил: «За примерами далеко ходить не надо. Массовое избиение местными жителями отдыхающих в Сочи детей из Чеченской Республики - есть прямое следствие безответственности и некомпетентности в вопросах межнациональной политики, чреватое далеко идущими негативными процессами для всей нашей многонациональной страны».


В действительности имело место нечто прямо противоположено. Поэтому все высказывания адвоката этно-криминальных формирований в области истории следует воспринимать не как попытку восстановить историческую справедливость, а как стремление ее исказить.


К сожалению, руководство исторического факультета МГУ под руководством С.П.Карпова приняло сторону фальсификатора истории и отмежевалось от труда историков. Сами историки, находясь под давлением собственного начальства признали, что указанная ими цифра 63% является непроверенной. В то же время, остальные утверждения авторами не сняты и не признаны неверными. Это в полной мере можно считать отнесенным и к качеству призывного контингента из числа чеченцев, которые, действительно, в массовом порядке изменяли присяге и переходили на сторону врага.


Факт остается фактом: «В январе 1942 г. при комплектации национальной дивизии удалось призвать 50 % личного состава. В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек... В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек» (Источник: Кабулов Б. З.Докладная записка "О положении в районах Чечено-Ингушской АССР"


Русофобскую атаку на историков поддержала Общественная палата. Учебник Барсенкова и Вдовина обсуждался сегодня на заседании комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям. Ее председатель Николай Сванидзе назвал труд ученых «экстремистской литературой». В заключении, подготовленном при участии «экспертов» Московского антифашистского центра и Московского бюро по правам человека, возглавляемого Александром Бродом, учебник назван «ксенофобией, фальшивкой, апологией диктатора».


По словам Брода, учебник Барсенкова и Вдовина - далеко не единственный образец «ксенофобской» литературы, а в нашем обществе «действует целая пропагандистская машина, которая готовит новых погромщиков». Между тем, учебник московских профессоров выдержал уже три издания и был рекомендован Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию (УМО) в качестве пособия для студентов Высшей школы по специальности «История». По информации завкафедрой истории Института переподготовки и повышения квалификации МГУ профессора Анатолия Уткина, это учебное пособие востребовано в элитных вузах - Академиях ФСБ и МВД и других.


Атака Сванидзе (к тому же еще и члена Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России) началась в связи с публикацией в в журнале «The New Times» (2010. № 21) погромной рецензии на учебник, написанной некоей Зоей Световой – «Специфическая история. Учебник как пособие по ксенофобии». Сванидзе устроил рассылку учебника и своих комментариев к нему своим единомышленникам-русофобам. В частности – главе Чечни Рамзану Кадырову, сделав пометки в тех местах, на которые чеченскому лидеру следует обидеться.


Сванидзе возмутили следующие цитаты из вузовского учебника:


«В Советском Союзе из 70 лет его истории значительная часть приходится на годы правления, когда лидерами страны были лица не русской национальности. История национальной политики большевиков с первых лет советской власти была историей постоянного преодоления возникающих в многонациональном государстве трудностей усилиями прежде всего русского народа». (Стр. 12);


«Помимо коллаборационистов, по данным НКВД Советского Союза, начиная со второй половины 1941 года по июль 1944 года по Союзу Советских Социалистических республик было выявлено 1 миллион 210 тысяч дезертиров и 456 тысяч уклонявшихся от службы в армии. К примеру, 63 процента чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушили присягу и стали дезертирами». (Стр. 36).


В защиту профессоров МГУ уже выступили русские ученые и публицисты, которые отметили, что Сванидзе и его сторонники нарушили закон. Общественная палата не имеет права подменять собой суд или проводить экспертизы учебников, а тем более – направлять запросы в прокуратуру. Полномочия Общественной палаты ограничиваются только обсуждением законов и подзаконных актов. В этическом кодексе, принятым Общественной палатой, говорится: «10. Не допускать высказываний, заявлений, обращений от имени Общественной палаты или ее рабочих органов, не будучи на то ими уполномоченным».


Тем не менее, эта структура, порожденная также противозаконным путем и ставшая гнездом русофобии, продолжает свою противозаконную деятельность. В данном случае – требуя фальсификации истории.


По мнению Сванидзе, мнящего себя выдающимся историком и ведущего на телевидении передачу «Суд истории», имитируя судебный процесс под своим собственным руководством, «любые публикации данных о национальном составе правительства так или иначе рождают ксенофобию, они чреваты национальным раздражением. "Ага, вот эти там есть, а наших нет, почему этих там больше, чем наших?" Это не объективно и не справедливо. Любые разговоры о том, сколько представителей какой национальности в каком органе власти, всегда рождают национальную рознь. Поэтому в многонациональной стране они исключительно вредны. Тех людей, которые этими разговорами занимаются, иначе как вредителями нельзя назвать, потому что это взрослые люди, и они прекрасно понимают, что делают».


Мы снова видим прямую связь фальсификатора истории с современностью. В данном случае – попытку скрыть тот факт, что геноцид русского народа предопределен не его собственным менталитетом, а этническими особенностями лиц, которые со своими стереотипами попали во власть.


Примечателен еще один русофобский пассаж Сванидзе на историческую тему: «Не нужно здесь исходить из подсчета того, сколько представителей какой национальности в чем участвовало. А сколько украинцев служило в фашистской армии? Сколько русских? Давайте указывать все национальности?! А зачем это делать? И каждая национальность будет говорить: "ага, этих больше служило, чем наших". Вот в Первую Мировую войну, скажем, русские люди не служили немцам, а во Вторую Мировую войну сотни тысяч русских людей служили фашистам, потому что часто они сражались не против своей Родины, а против сталинского режима. Вот что заставляло их идти под знамена врага рода человеческого по имени Гитлер. Это была страшная ошибка с их стороны, но это так. Зачем писать о том, что там были крымские татары, или чеченцы, или черкесы? Я повторяю – многие там были, зачем об этом говорить? Это и есть разжигание межнациональной розни. Всем нам нужно помнить о том, что беленьких чистеньких наций не существует. Не существует наций плохих и наций хороших. Все хорошие и все плохие, безгрешных нет. Поэтому не нужно лишний раз показывать пальцем на другой народ и подчеркивать, что где-то он, по твоему мнению, поступил не так. Все поступали не так, у всех "рыльце в пуху", все великие и все грешные. Не нужно только раздувать рознь между народами».


Деятельность Свандизе была осуждена многочисленным собранием ученых и общественных активистов. Но у русофоба имеется множество покровителей – негласный во власти и открытых среди «правозащитников». Солидарно с фальсификатором русской истории выступило движение «За права человека». Под заявлением в защиту Сванидзе поставили свои подписи известные русофобы, ведущие свою подрывную деятельность против русских уже в течение многих лет: Е. Г. Боннэр, Л. М. Алексеева, Л. А. Пономарев, Глеб Якунин, Е. В. Ихлов, а также полтора десятка прочих дежурных подписантов, не представляющих ни научную общественность, ни какого либо общественного авторитета.


В заявлении позиция Сванидзе, извращающего историю или пытающегося скрыть важные исторические факты, названа «антитоталитарной и антишовинистической». Подписанты попытались оправдать массовую измену воинскому долгу «антисталинским сопротивлением», которое, якобы, «стало предлогом для широкомасштабных этнических чисток и депортаций». Это, безусловно, ложь.


Не имея профессиональных знаний и переступая через нравственные нормы, авторы заявления призвали подменить историческую правду юридическим формализмом: «У каждой стороны своя правда, своя система ценностей. Поэтому единственным общеприемлемым критериям оценки содержания курса истории должно быть право -  в нём не должно быть прямой либо косвенной апологии того, что в данном обществе официально признано преступным, имеющим высокую общественную опасность».


Русофобы грозят историкам и нам  масштабными социально-политическими кризисами, поскольку этнические меньшинства должны быть вне критики, и только это может нас уберечь от страшных бед. Они грозят нам гражданской войной. Ключевой проблемой авторы заявления считают антисемитизм. В действительности, антисемитизм в России никогда не играл никакой роли в ее историческом пути. Фальсификаторы пытаются убедить нас в обратном, выворачивая наизнанку всю историю ХХ века.


Русофобы откровенно декларируют свою цель: «учебник должен быть предметом не научной дискуссии, но изучения с точки зрения наличия пропаганды ненависти». Тем самым, русская история должна целиком и полностью зависеть от идеологии «толерантности» - непротивления злу, которое пропагандируют ненавистники нашего народа, желающие, чтобы мы не знали своей подлинной истории.


Сторонниками Сванидзе общественное порицание русофоба было использовано для пропаганды своей собственной концепции истории, которая полностью уничтожает какую-либо нравственную основу нашего государства, клеймя его как антисемитское, террористическое, недостойное существования и даже осужденное всеми мыслимыми способами. Всех своих противников они обвиняют в «недемократизме», который отождествляется с гитлеровским нацизмом, власовцами, сталинистами. Клевета на учебник русской истории становится клеветой на весь русский народ, на всех, кто стремится дать русскому народу неискаженное знание о своем прошлом, о его союзниках и врагах. Подлинная история русского народа всегда будет для его врагов «ксенофобской» и «псевдонаучной» и даже настраивающей людей «профашистски».


Используя обычный для русофобов метод массированной обработки общества и начальства, сторонники Сванидзе устроили целую кампанию по его защите и разоблачению авторов учебника А.С.  Барсенкова и А.И. Вдовина.


Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода написал ректору МГУ Виктору Садовничему письмо, в котором он просит положить конец «антисемитской пропаганде» и «разрешить вопрос» о профпригодности авторов учебного пособия  «История России. 1917-2009».  «Беспокойство и недоумение вызвала у нас националистическая и предвзятая позиция вышеупомянутых преподавателей в оценке современной истории России», - говорится в письме Бороды. С откровенным цинизмом Борода опровергает тезис авторов учебника, что история должна писаться «с позиций защиты интересов и ценностей государствообразующего народа». Прежние исторические концепции, написанные в угоду антирусским политическим доктринам или в интересах «малого народа», надо полагать, - единственно достойные и возможные в условиях «демократии».


Бороду возмутил отрывок из учебного пособия, где говорится, что «на неоккупированной территории еврейский вопрос обострялся из-за явного несоответствия представленности этой национальности в руководящей и культурной элите среди эвакуированных и на фронте»: так, по переписи 1939 года, евреи насчитывали 1,8% населения СССР, к началу войны их доля увеличилась до 2,5%, к началу декабря 1941 года евреи составляли 26,9% от всех эвакуированных, а среди мобилизованных на фронт они составляли 1,4%.  «Непонятно, почему в общем курсе истории России ХХ века такое большое внимание уделяется подсчетам пропорционального присутствия евреев в различных властных, научных и культурных структурах и институтах, а также разбору сюжетов, связанных с еврейской тематикой. Кроме того, данные подсчеты не соответствуют действительности», - утверждает Борода.


И снова мы видим смыкание фальсификаторов истории с текущей политикой. Председатель ФЕОР полагает возможным связать критику учебника истории с тем, что один из дипломников профессора А.И.Вдовина Никита Тихонов написал под его руководством работу «Чеченский сепаратизм (1990-1991)», а теперь обвиняется в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, совершенном в январе 2009 года. Подобные домыслы целиком изобличают русофоба, который призывает к политической цензуре и требует репрессий против профессора за поведение его ученика, вина которого еще не доказана, но «по некоторым данным» он является членом «неонацистской группировки».


Президент ФЕОР потребовал от ректора МГУ провести внутреннее расследование и принять меры по пресечению «антисемитской и другой ксенофобской пропаганды» в стенах университета, а также дать оценку деятельности авторов учебника и «разрешить вопрос об их профпригодности».


Николай Сванидзе является лидером русофобских высказываний и одним из самых рьяных фальсификаторов русской истории и клеветников на выдающихся деятелей русской истории.


Предметом агрессивной клеветы со стороны Савнидзе стал св. блгв. князь Александр Невский. Именно благоверный князь, по мнению российских либералов, основал «полицейское государство», с которым им приходится бороться и в ХХI веке. Сванидзе провел две передачи «Суд времени» посвящает теме «Внешняя политика Александра Невского была спасительна, или губительна для России?».


Привлеченный в качестве обвинителя русской истории русофоб Леонид Млечин объявил, что об Александре Невском «почти ничего неизвестно». Он попытался убедить телезрителей, что фигура Александра Невского – не более, чем выдумка. Для этого утверждения ему нужно было сделать вид, что не существует  ни русских летописей, ни жите святого. При этом совершенно достоверными Млечин представляет «жажду личной власти и поступки, в которых ничего патриотического найти невозможно». Млечину вторил историк-фантазер профессор Пивоваров:  «Богомерзкий Сталин создал отвратительный культ Александра Невского и лживый миф о нем. До революции этого не было». «Невский - это идеал Сталина. Выбрав именем России Александра Невского, Россия выбрала ставленника Сталина».  «Таких людей, как Александр в то время было - пруд пруди. И никакого особенного влияния этот князь не оказал на развитие событий». При этом: «Именно Невский и заложил основы самодержавия, деспотизма, полицейского государства». И «именно Невский виноват, что к власти в стране пришли большевички».


Пивоварова поддерживал второй «свидетель обвинения» профессор Данилевский: «Какая могла быть в то время угроза с Запада для России? Да и Запада в нынешнем понимании тогда не было», «две небольшие битвы, в которых Невский одержал победу, никакого значения в то время не имели». Согласно либеральным воззрениям, русским летописцам и русской народной памяти верить ни в коем случае нельзя. Надо верить вот таким ученым, ангажированным русофобами.


Другим объектом клеветы и измышлений в течение трех передач «Суд времени» стал первый русский царь Иван Грозный. Общее название передач ставило проблему, которую русофобы разрешили для себя однозначно уже давным-давно: «Иван Грозный: кровавый тиран или выдающийся политический деятель?» 


Сванидзе заявил том, будто Грозный был первым, кто счел себя Божьим помазанником. На самом деле, Грозные не «счел», а был помазан в 1547 году. Сванидзе приписал Грозному даже стремление к «модернизации» государства. Хотя Грозный лишь продолжал дела своих предшественников и ни о каких «модернизациях» не помышлял. Не случайно к подобной русофобской мешанине прибавляется мнение такого «эксперта», как режиссер клеветнического фильма «Царь» Павел Лунгин. Чтобы фальсифицировать историю, Сванидзе не позволяет вести в передаче дискуссию ученым, специализирующимся на данном историческом периоде. Поэтому его передача превращается в фальсификацию и пропаганду русофобии.


25 мая 2010 состоялось заседание Объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации на тему «Противодействие явлениям межнациональной розни: приоритетные задачи государства и гражданского общества». Вел заседание председатель Совета Федерации Сергей Миронов, который фактически призвал к пересмотру истории в угоду национальным меньшинствам: «Не секрет, что многие проблемы возникают именно из-за незнания нашего национального и культурного многообразия. Это особенно актуально с учётом того, что сегодня развернулась настоящая борьба за интерпретацию российской истории, и в том числе - истории межнациональных отношений. Нам нужно, наравне с передовыми знаниями и технологиями, созидать и передовую культуру, общую систему ценностей и смыслов для всего многонационального российского народа».


Председатель Парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов развил эту мысль, подчеркнув, что необходимо в средствах массовой информации рассказывать «о самой сути нашей Федерации, больше говорить о вкладе народов нашей страны в становление российской государственности», создавать больше телевизионных передач и фильмов об истории и культуре народов России. Председатель Государственного Совета Татарстана Фарид Мухаметшин высказался за принятие решения о праздновании  в нашей стране Дня принятия ислама на Руси. Согласно подобной логике, следует проводить также как минимум празднования Дня принятия иудаизма и Дня принятия буддизма.


По итогам дискуссии за основу было принято решение Комиссии, отражающее направленность фальсификаций истории, планируемых властью под давлением этнократий: «борьба с ксенофобией, национализмом и другими проявлениями экстремизма, обеспечение мирного сосуществования национальностей и упрочение многонационального народа России».


Масштабная фальсификация в течение многих лет проводится в системе российского образования, а также в СМИ, в отношении явления, получившего название «Холокост». В ходе визита министра просвещения Израиля Гидеона Саара в Москву достигнута принципиальная договоренность о включении специальной программы по изучению «Холокоста» в курс истории для средних школ РФ. Министр просвещения и науки РФ Андрей Фурсенко согласился также рассмотреть возможность включения вопросов по теме «Холокоста» в Единый Государственный экзамен (ЕГЭ) для российских школьников.


 



Аморализм бюрократии и ее партии


 


Бесстыдство - терпеливость души к бесчестью во имя выгоды.


Платон


 


Аморализм является характерной чертой сложившегося в России правления и отражает состояние умов и душевного склада лиц, принадлежащих к правящей группировке. Сеть интернет за счет общедоступности делает откровения идеологов режима общедоступными и дает основания для их изучения и справедливой оценки.


Аморализм власти выражен в особом отношении к ельцинскому периоду. Похороны Бориса Ельцина наравне с русскими императорами, фильмы, прославляющие «всенародно избранного», проводы в преисподнюю Егора Гайдара и другие мероприятия подобного рода демонстрируют генетическую связь действующего правительства с правительством Ельцина. Именно поэтому власть инициировала создание в Екатеринбурге Центра-музея имени первого президента России Б.Н.Ельцина. Федеральный бюджет выделил средства на музей и библиотеку около миллиарда рублей. Поддержку созданию этого памятника русофобам всех мастей оказал лично губернатор Свердловской области Александр Мишарин.


В России все больше трагедий, связанных с разрушением производственных комплексов и крайним обнищанием работников. Трагедия в Междуреченске на шахте «Распадская», связанная с массовой гибелью шахтеров, не побудила власти и провластные организации смирить свое рвение в организации политических шоу. Когда вся страна скорбела о русских жертвах, власть организовала всероссийский траур по польским чиновникам, погибшим в авиакатастрофе. Кроме того, в день траура по шахтерам центр Москвы был перекрыт ради акции движения «Наши», имитирующих патриотизм и память о Победе. Аналогичным образом после терактов в Москве, унесших жизни десятков русских людей, «нашисты» цинично подменили траурный митинг выступлениями рэперов и радостной «тусовкой».


Характерна позиция ведущих СМИ, которые без команды из Кремля не решились сообщить о событиях в Междуреченске, где сотни людей протестовали против условий жизни, убивающих людей. И все телеканалы были переполнены картинками беснований прокремлёвской молодёжи. В это время ОМОН разгонял демонстрацию шахтеров, а город Междуреченск был блокирован властью как вражеская крепость. Бессовестный губернатор Аман Тулеев объявил, что беспорядки организуют приезжие уголовники. Член Совета Федерации от Кемеровской области Шатиров обнаружил в событиях руку иностранных врагов и «оранжевых».


Администрация Кемеровской области опубликовала циничный пресс-релиз: «Безмерная подлость организаторов и исполнителей отвратительных провокаций в Междуреченске в том, что они бессовестно спекулируют на святом и неприкосновенном - светлой и скорбной памяти людей, погибших в результате тяжелейшей трагедии на шахте «Распадская». В своих корыстных целях, пиарясь на крови, они используют горе, пришедшее в дома кузбассовцев, пытаясь заработать крохи политического капитала и отработать деньги, полученные от зарубежных «оранжевых» хозяев. Для этого им они хотят разрушить результаты многолетнего труда по возрождению земли Кузнецкой. Хотят похоронить все наши достижения, лишить нас и наших детей будущего. Мы говорим «НЕТ!» грязным провокациям, спекуляциям на шахтерском труде, глумлению над людским горем!». Лидеры общественных организаций Кузбасса обращаются к президенту Д.А.Медведеву с просьбой принять все меры, чтобы не допустить развала России».


Чтобы скрыть правду о протесте шахтеров власти организовали «зачистку» блогов и форумов в Интернете. Милицейские чины приглашали блогеров в свои кабинеты, чтобы выяснять причины, побудившие их к публикациям. Предполагалось, что эти причины криминальные, и вовсе не вызваны элементарным стремлением сообщить людям правду.


Глубокий аморализм демонстрируется властью в ее намерении вести за гражданами тотальную слежку. В настоящее время, вопреки отсутствию законных оснований, происходит принудительная дактилоскопия населения, прежде всего, молодых людей. Милицейские чины используют любой контакт с гражданами для того, чтобы выполнить указание начальства для формирование базы данных отпечатков пальце.


Глава Следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин выступил с предложением поголовной дактилоскопии и геномной регистрации населения. Это означает, что все граждане рассматриваются как потенциальные правонарушители и находятся под подозрением. Убедить граждан, что информация о них откладывается базах данных следственных органов в их собственных интересах, невозможно, поскольку использование этих баз гражданами не контролируется, а ошибка или преднамеренное искажение информации станет причиной для приписывания преступлений невиновным.


Председатель СКП мотивировал свое предложение необходимостью идентификации десятков тысяч неопознанных трупов – лиц, пропавших без вести. И сослался на опыт Великобритании, США, Канады, Аргентины. Между тем, следственным органам больше стоило бы обеспокоиться уничтожением причин преступности.


Инициативу тотальной слежки за гражданами поддержал вице-президент Российской академии наук Николай Лаверов: «Тут нет никакого ущемления личных свобод. Это надуманная проблема, потому что речь идет о способах возможной защиты людей - не тебя самого, а твоих соседей, земляков, тех, кто работает рядом». Академик Лаверов, представляет Академию наук в Совете безопасности РФ и в регулярных контактах с другими силовыми структурами. Интернациональная солидарность с бюрократами других стран позволила академику заявить: «Лично меня американцы убедили в том, что идентификация человека является способом защиты общества от терроризма. Одним из важных способов! И чего-то иного, соразмерного по охвату и результативности, лично я не вижу. Взять те же персональные карточки со встроенными чипами - с ними можно и на самолет, и в метро, ими можно расплачиваться в магазинах. И все фиксируется». «Американцы на 300 миллионов своих граждан такие карточки готовы создать... В этом смысле в США сейчас ведут колоссальную работу. Считаю, что мы тут сильно отстаем. И речь совсем не о заграничных паспортах с биометрическими данными, хотя это тоже важно. Речь о том, чтобы каждый человек имел бы персональную карточку, в которой заложен индивидуальный чип». А для борьбы с терроризмом академик предлагает вести за гражданами беспрерывную слежку: «Гораздо более эффективна в этом отношении полная идентификация перемещений человека, например, при покупке билета».


Более двух лет назад в сети интернет появилось высказывание одного из идеологов партии «Единая Россия» Юрия Гусакова. Сохраненный для  истории текст выглядит так:


 


«Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы «Наши», «Молодогварейцы» и прочий быдлоюгенд. Разве не понятно, что при свободных выборах и равном доступе к СМИ победят как минимум ДПНИ и прочие коричневые?»


«Валить из страны надо не сейчас, когда «Наши» и прочие суверенные долбо..бы строем ходят. Валить отсюда надо именно, когда всезвероподобной массе, когда этим животным позволят избрать себе достойную их власть. Вот тогда я первый в американское посольство ломанусь. А сейчас всё прекрасно — бабки зарабатывать можно, в ЖЖ лаять на Кремль можно, летать куда угодно можно. И не надо ребенку еврейскую фамилию на русскую менять, чтоб он в МГУ поступил. Сейчас полная свобода. Просто не надо принимать пропаганду на свой счёт. Ей не нас дурят, ей нас защищают от агрессивной-тупой-нищей массы, которая всё пожрёт, только дай ей волю!»


 


Подобные пассажи вполне отражают отношение власти к русскому большинству и убежденность представителей режима, что они могут пренебрегать интересами русского народа и оставаться безнаказанными.


Как идеология «свободы» воплощается на практике, можно убедиться по информации о торжествах членов партии «Единая Россия» в одном из стриптиз-баров Ижевска. В одном из сетевых дневников были выложены фотографии одного из принадлежащих к правящим кругам победителя избирательной кампании.


Аморализм соседствует с фальсификацией выборов. В одном из избирательных округов Ижевска на выборах в городскую Думу «Единая Россия» набрала 99,9% голосов.


Подобные же по содержанию изображения оказались предметом внимания общества, когда некие студентки журфака МГУ выпустили календарь с признаниями в любви премьеру Путину, снабдив эти признания своими фривольными изображениями.


Показной патриотизм, которым «Единая Россия» бравирует, склоняя молодежь делать то же самое, на деле оборачивается глумлением над русской историей и памятью воинов, павших в Великой Отечественной войне.


В феврале 2010 стало известно об упражнениях, организованных иркутским отделением партии «Единая Россия» для своих молодых соратников из движения «Молодя гвардия». Для пейнтбольной стрельбы было использовано изображение русского офицера времен войны (постер фильма «Мы из будущего-2»). Циничный расстрел символического изображения проводился в честь праздника – Дня защитника Отечества. Новая статья УК должна была получить название «Реабилитация нацизма».


На уровень морально-нравственного состояния партии «Единая Россия» ежегодно указывают безобразия, творимые их молодыми сторонниками-наемниками в выездных шоу на природе. Селигер навсегда осквернен постыдными «состязаниями» и развратным образом жизни сторонников «партии власти» в палаточном лагере, а также освещен визитами и «встречами с молодежью» высших должностных лиц государства.


Деятельность партии «Единая Россия», направленная против русского большинства прямо указывает на тот факт, что в России происходит если не «реабилитация нацизма», то прямая реализация планов Гитлера по уничтожению русского народа. Главным исполнителем этих планов, сформированных за кулисами публичной политики, является партия «Единая Россия».


Указанная статья формулировалась так:


«Одобрение или отрицание установленного приговором Нюрнбергского трибунала преступления нацизма против мира и безопасности человечества, совершенное публично, наказывается штрафом в размере до 300 тысяч рублей либо лишением свободы до 3-х лет. Те же деяния совершенные лицом с использованием служебного положения и СМИ, наказываются штрафом в размере от 100 до 500 тысяч или лишением свободы сроком до 5-ти лет и с лишением права занимать государственные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до 3-х лет».


Подобные формулировки служат базисом для введения репрессивных мер против тех, кто знает и понимает, чем занята «Единая Россия» и какую угрозу она несет России и русскому народу. Всё русское общественное движение «едросы» обвиняют в «нацизме». Произвольная трактовка исторических фактов превращает внешне благие намерения «Единой России» в репрессивную политику, направленную против русского большинства.


О циничном пренебрежении к памяти о войне свидетельствуют многие факты, которые демонстрируют тенденцию: в год 65-летия Победы режим и поддерживающие его социальные слои разложились окончательно.


В апреле 2010 в Набережных Челнах (Татарстан)  накануне 9 мая городские власти распорядились украсить наружную рекламу георгиевскими лентами. Символ победы расположился на рекламе гипермаркета «Эссен», одного из банков города, автомойки, стоматологии и на некоторых других щитах. Особенно цинично выглядит напоминание о Победе рядом с мясным фаршем и прочими гастрономическими продуктами.


Транснацинальная газовая монополия "Газпром", ставшая базисом для олигархических группировок, в преддверии Дня Победы внесла изменения в свой логотип, пририсовав к нему символ вечного огня. Обновленный логотип появился на официальном сайте компании


Московские власти встретили День Победы очередным идеологическим изобретением. На этот раз изобретена нация «россиян». Плакаты, долженствующие напомнить о победе русского народа и дружественных ему народов в страшной войне против гитлеровской Германии, сообщили, что победителем является некая нация «россиян», о которой наши предки ничего не слышали.


Удивительная нечувствительность к исторической правде возникает во всем, что касается нашей истории, когда за дело берутся бюрократы. Именно поэтому на плакатах ко Дню Победы возникают, наряду с портретами ветеранов, изображения гитлеровских солдат (см. иллюстрацию ниже).


Чудовищной подменой смысла и содержания Великой отечественной войны остается всероссийская агитационная кампания, придающая так называемому «холокосту» несообразно большое значение и искажающая восприятие молодежью русской истории. Множество пропагандистских акций проводятся в рамках целевой программы фонда «Холокост» при поддержке гранта Президента РФ Дмитрия Медведева.


В апреле 2010 в выставочном зале  «Манеж» Казанского Кремля прошел республиканский педагогический семинар «Уроки Холокоста – путь к толерантности». Семинары такого рода проходят по всей России с целью «ознакомление педагогов школ с методами преподавания темы Холокоста, а также с необходимостью ее преподавания в рамках изучения Великой Отечественной войны». Сопредседатель  фонда «Холокост» Илья Альтман подчеркнул важность обязательного изучения истории Холокоста в рамках общей школьной программы: «Мы должны воспитать такое поколение, для которого толерантность и уважение не пустой звук. Мы говорим о Холокосте в канун празднования 65-летия Победы. И это разговор о том, почему страна, победившая некогда фашизм, не может победить неонацизм внутри себя самой». Также он прочел учителям лекцию «Новые подходы в изучении истории Великой Отечественной войны». В докладе в основном рассказывалось о зарождения расовой гигиены в Германии, а также Холокосту на оккупированной территории СССР. Чем и исчерпывается у подобных персон понимание войны, которое совершенно чуждо русским людям.


По программе фонда «Холокост» в Казани уже подготовлены 20 педагогов, для чего их вывозили в Иерусалим. СМИ радостно сообщили, что среди сотен работ конкурса «Холокост – путь к толерантности» в число призеров попала казанская студентка.


Чудовищным актом осквернения памяти о войне стало событие в центральном офисе Союза ветеранов Западной группы войск, где состоялось награждение президента Федерации еврейских общин России Александра Бороды и главы Военного отдела федерации раввина Аарона Гуревича, которым была вручена Медаль Жукова. Вручил награду лицам, не имеющим к Великой отечественной войне никакого отношения печально известный своими манипуляциями военным имуществом генерал-полковник М.П.Бурлаков - бывший командующий Западной группы войск.


Награждение раввинов-хасидов было глумлиов приурочено к празднованию 65-ой годовщины Победы в Великой Отечественной войне, а сами медали вручены «принципиальную позицию по вопросу попыток пересмотра итогов войны».


Медалью Жукова награждаются «за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в боевых действиях с немецко-фашистскими захватчиками, японскими милитаристами, и в ознаменование 100-летия со дня рождения Г.К.Жукова». Основанием для награждения являются документы, подтверждающие непосредственное участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов в составе действующей армии или в боевых действиях против Японии. Также медаль может быть вручена военнослужащим Министерства обороны Российской Федерации «за мужество и отвагу, проявленные в боевых действиях при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации». Награждение медалью Жукова производится указом Президента Российской Федерации.


Особые отношения связывают премьер-министра РФ Владимира Путина с главным раввином хасидской Федерации еврейских общин России Берл Лазаром. «Иудаизм относится к традиционной российской религии, - заметил в Путин. - Это закреплено в законе Российской Федерации. Мы видим Ваши усилия, направленные на поддержание этой толерантности. Я Вам за это очень благодарен». Вместе с тем, посетовал российский премьер, «есть идеи хорошие, которые мы не можем как следует продвинуть, в том числе и создание музея, который напоминал бы о холокосте, напоминал бы о жертвах в Великой Отечественной войне, которые понесли многие народы Советского Союза и России, в частности».


В 2010 году под покровительством Путина по всей России прошел еврейский этнический праздник Ханука, который получил от премьера оценку, далекую от понимания интересов живущих в России христиан: «это добрый, веселый праздник, праздник обновления».


В ответном слове раввин Лазар поблагодарил премьера за возможность праздновать Хануку «так открыто» и подчеркнул, что зажженная на Манежной площади Москвы менора - «это и есть символ новой России».


В этих церемониях празднования Хануки участвовали губернаторы российских регионов, мэры городов, дипломаты, представители деловой элиты. В Петербурге президент Российского еврейского конгресса Ю.Каннер зажег ханукальную свечу совместно с главой города Валентиной Матвиенко.


Русофобские ориентации во власти вот уже много лет приводят к тому, что власть и либеральная журналистика отмечают 20 апреля - в день рождения Адольфа Гитлера. Если бы не постоянные заявлений и страхи на эту тему, распространяемые в СМИ и исходящие от власти, никто в России не помнил бы этой даты. В 2010 году в очередной раз о дне рождения Гитлера напомнил на заседании ситуационного центра МВД и ФМС России первый замглавы МВД РФ Михаил Суходольский, который предупредил сотрудников правоохранительных органов о том, что в стране могут произойти «экстремистские акции неофашистских организаций». Вопреки фактам Суходольский утверждал, что, 20 апреля «традиционно используется неофашистами для организации провокаций». Эта ложь произносилась с одной целью – дискредитировать народный протест в отношении власти, не способной справиться с кризисными явлениями. Именно поэтому Суходольский представил свой прогноз: произойдет «рост экстремистских угроз в целом». Это связано с «протестными настроениями из-за последствий мирового финансового кризиса». Оказывается, это не власть показывает отсутствие продуктивных решений и полное пренебрежение национальными интересами, а «лидеры радикальных структур продолжают нагнетать обстановку, стремятся выступить координаторами массовых мероприятий под лозунгами защиты прав трудящихся, рассматривая их как площадку для выражения своих политических взглядов". 


Конечно же, в нашей стране день рождения Гитлера снова отметили только руководители МВД и  либеральные СМИ. Никаких «экстремистских» проявлений в этот день в стране не наблюдалось. Даже при горячем желании милицейского начальства найти таковые.


Превращение всей нашей жизни в процесс купли-продажи дошло до крайних форм цинизм. В марте 2010 Российское авторское общество (РАО) предъявило претензии организаторам концерта хора ветеранов в Самаре. Ветеранам предложено платить за право петь военные песни. Потому что теперь, как выяснилось, за публичное исполнение авторских произведений положен денежный взнос, даже если концерт бесплатный. Концертная программка с репертуаром, неизменным в течение 65 лет, стала материалом в деле, заведенном самозваным авторским обществом.


Президентом Авторского Совета РАО является композитор Андрей Яковлевич Эшпай. Председателем Совета директоров РАО - Сергей Федотов Сергеевич.


Русская общественность уже многие годы требует от властей переименования станции метров «Войковская». В названии станции коммунистический режим увековечил память одного из организаторов зверского убийства царя Николая II и его семьи. Символичность этого сатанинского акта продолжает действовать в современных условиях. Это демонстрируется готовностью московских властей к другим переименованиям (например, станции метро «Измайловский парк» в «Партизанскую»), но только не к переименованию «Войковской». В декабре 2010 года московские власти вновь отклонили требования общественности, посчитав их необоснованными. Ответственный секретарь комиссии по переименованию территориальных единиц Москвы Наталья Кельцева считает, что для этого нет оснований в действующем законодательстве: «Переименование района, улицы, станции метро возможно только в трех случаях: возвращение названия, имеющего особую культурную ценность, устранение дублирования и изменение статуса территориальной единицы. Ни под один из пунктов переименование Войковского района, одноименной улицы и станции метро не подходит». Тем самым, трактовки законодательства становятся оправданием аморализма.


Русофобы активно вмешиваются в трактовки исторических событий и стремятся замолчать факты самой агрессивной русофобии, переходящей к массовым убийствам.


2010 год отмечен скандалом, который был разрешен в соответствии с требованиями русофоба Нурди Нухажиева, уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике. Им были предъявлены претензии к многотомному изданию Большая российская энциклопедия. Он потребовал от главы Совфеда РФ Сергея Миронова, спикера Госдумы РФ Бориса Грызлова, генпрокурора РФ Юрия Чайки и от высших чиновников привлечь к ответственности главного редактора издания.


По мнению Нухажиева, в статье о Чеченской республике, содержащейся в БРЭ, преднамеренно собран весь набор негативных стереотипов о чеченцах, когда-либо появившихся в печати, начиная со времен царской колонизации.


Суд признал статью в издании экстремистской и «оскорбляющей целую нацию». В результате процесса Заводским районным судом Грозного вынесено решение, признать публикацию экстремистской и конфисковать 58-й том Большой российской энциклопедии. Суд объявил статью в БСР «экстремистской, клеветнической и направленной на разжигание межнациональной розни».


Заключение по статье составили пять «ученых» из Чечни. На суде также были озвучены заключения Института востоковедения РАН, Института культурологии, Института этнографии и антропологии РАН. Эксперты институтов этнографии и антропологии, а также института востоковедения РАН, выполнили политический заказ и выдали заключение угодное чеченской стороне. В заключении института этнографии и антропологии говорится, что «представленная на исследование статья направлена на возбуждение ненависти и вражды к чеченцам и к чеченскому народу и унижение их человеческого достоинства по признакам национальности, происхождения и религии». Ученые института востоковедения РАН сделали вывод, что «упомянутая статья содержит не только многочисленные фактические неточности и искажения, но и намеренную фальсификацию, местами провокационную, истории одного из российских народов», а также «ряд откровенных измышлений и надуманных фактов, не известных исторической науке» и заключили, что автор статьи «очень далек и от темы, которую он пытался раскрыть, и от исторической науки».


Вопреки здравому смыслу, на территории Чеченской Республики, фактически оккупированной бандформированиями, принимаются решения, обязательные для всей страны. Вопреки исторической правде, чеченский народ получает «индульгенцию» от суда, которые ни в коей мере не обладает необходимыми историческими знаниями, а в сложившихся условиях принципиально не станет учитывать их, даже если бы кто-то представил таковые.


Русофоб Нухаджиев заявил: «Вновь из запасников вытаскиваются на свет старые, избитые мифы и басни о «разбойничьих набегах на своих соседей», «массовом предательстве и сотрудничестве с немцами», «геноциде русскоязычного населения», «генетической предрасположенности к насилию» чеченцев». Тем самым с использованием суда пытаются замолчать известный факт - геноцид русских в Чечне 90-х годах.


Главный редактор Большой энциклопедии Сергей Кондратов посчитал скандал, связанный с этой книгой, политической провокацией, и заявил, что опубликованная в энциклопедии статья основывается на данных авторитетных источников и не содержит искажений исторических фактов и эмоциональных оценок. На вопрос, заданный в эфире «Эхо Москвы» - почему никто из авторов энциклопедии не приехал на суд в Грозный, Сергей Кондратов заявил, что в их редакции самоубийц нет.


Наблюдатели заметили, что в таком случае экстремистом должен быть признан также Владимир Путин, который в 2002 году, будучи  Президентом РФ, заявил: «Россия как бы смирилась с тем позором, который она переживала последние три года. А Россия переживала годы позора, потому что она, во-первых, бросила там своих людей на произвол судьбы. А, по сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал». Президент тогда сообщил также, что по разным оценкам, в результате этнических чисток в Чечне погибло до 30 тыс. человек, «а возможно, и больше».


Одной из форм фальсификации реальности, которая носит откровенно политический характер, стало в 2010 году проведение переписи населения, не имевшей никаких иных целей, кроме доказательство того, что Россия перестала быть страной русских. «Денационализация» проводилась путем подмены национального самоопределения. Перепись-2010 допускала, что на вопрос о национальной принадлежности граждан мог дать такие варианты ответов: «житель Вселенной», «человек Земли», «гражданин мира», «интернационалист» или «космополит» и даже «без национальности». Подобного рода абсурдные «национальности», присутствующие рядом с понятием «русский», оскорбляют чувства граждан и являются аморальными.


В списке возможных национальностей обозначено около 1800, хотя в реальности в России имеется не более 120 национальностей (исключая те, которые были буквально выдуманы и внедрены в статистику русофобами).  Помимо указанных «национальностей» правящий режим предложил русским отказаться от своих родовых корней, записавшись как «иностранец», «каменщик», «кацап», «крестьянин» «затундренный», «ленский старожил», «нацмен», «полукровка», «помесь», «советский», «фараон», «халдей», «хохол», «эллин».


Правящая группировка доказывает, что ее целью является размывание понятия национальности, подмена национальности квазинациональными определениями, создание квазинациональностей. Все это носит программный характер и подтверждается официальны характером переписи. Результаты переписи, проведенной чиновниками без какого-либо контроля со стороны общественных организаций, превращаются в фактор политики и выявляют аморальное и предельно деструктивное стремление режима доказать, что в России русских менее 50%. Если же Россия будет объявлена страной не русских людей, а разнообразного квазинационального сброда, она перестанет быть Родиной уже для всех народов и окончательно превратится в зону свободной игры аморальных «общечеловеков».


В значительной мере решение этой задачи поддержано бессовестным и противозаконным решением Конституционного Суда РФ под руководством В.Зорькина.


В мае 2010 Конституционный суд признал не противоречащим Основному закону  страны отсутствие в паспорте графы «национальность». Как отмечается в решении суда, юридически национальность не влияет на возможность получения человеком российского гражданства. Между тем ущемление права гражданина указывать свою национальную принадлежность декларировано нормой Конституции, имеющей прямое действие.  Трактовка Конституции данным решением является алогичным, а по содержанию абсурдным и русофобским. Русским людям прямо запрещено указывать свою национальную принадлежность в паспорте только на том основании, что это «не влияет на получение гражданства». В действительности, норма Конституции отражает право гражданина декларировать свою родовую и культурную принадлежность и никакого отношения к гражданству или общезначимым для граждан правам не имеет.


Русское общество отвергает гомосексуализм как неприемлемый образ жизни и требует изгнания этого явления из нашей страны. Иной позиции придерживаются власти, допускающие наполнение СМИ элементами гомосексуализма, внедряющему этот грех в наши жизнь как норму.


К сожалению, неоднозначно выглядит и позиция иерархов Русской Православной Церкви Московского Патриархата. При общем неприятии православных людей и священства гомосексуализма как греха, Патриарх Кирилл заявил, что человек с гомосексуальными наклонностями не должен наказываться, поэтому РПЦ всегда выступала против любых репрессий и дискриминации людей иной сексуальной ориентации. Для него «гомосексуализм является грехом, как и потеря нравственной ориентации личности». Тем самым, потеря образа человеческого и потеря нравственной ориентации, которая может быть не столь существенной, поставлены Патриархом на одну доску. Тезис о допустимости гомосексуализма была выражена Патриархом на встрече с генсеком Совета Европы в декабре 2009 года: «Мы принимаем любой выбор человека, в том числе в сфере сексуальной ориентации. Это личное дело человека. Но признание этого факта ни в коем случае не меняет нашей позиции в отношении к самому явлению».


В данном случае очевидна принципиально разная позиция русского большинства и церковной бюрократии, где грех гомосексуализма считается частным делом.


Внедрение гомосексуализма как допустимой нормы поведения в обществе проводится через судебную систему. В октябре 2010 Петроградский райсуд Петербурга признал незаконным запрет гей-пикета. Суд обязал администрацию Петроградского района выделить секс-меньшинствам место и определить время для проведения гей-пикета. «Это потрясающе! В России есть независимые суды», - заявила ЛГБТ-активистка Мария Ефременкова.


Неудивительно, что порнографический потоп спонсируется в России высшей судебной властью. Если в июле 2009 года Пресненский районный суд Москвы вынес решение о запрете трансляции на телеканале ТНТ шоу «Дом-2» с 4:00 мск до 23:00 мск., то в 2010 году Верховный Суд России отменил это решение. Стремление телеканала ТНТ продолжить порнографическую передачу было удовлетворено.


Продолжается дискредитация и осквернение символов русской государственности. Их позволительно вышучивать в массовых мероприятиях и агитационных материалах к ним.


В норму жизни в России пытаются превратить и сквернословие, вольготно обосновавшееся в либеральных СМИ.


В Екатеринбурге суд своим решением приравнял матерные слова к междометиям, и нашел допустимым употреблять их в общественных местах. Суд постановил, что «нецензурные оскорбления являются всего лишь междометиями в современном русском языке» и потому употребляющий их не совершает правонарушения.


Судебный прецедент находится в соответствии с постепенным поворотом в Росохранкультуре, давшей разрешение на вывоз во Францию четырех работ скандалиста Авдея Тер-Оганьяна. Человеку, намеренно нарушающего моральные нормы, дана возможность представлять Россию на выставке «Контрапункт: современное русское искусство» в Лувре. Ранее эти работы выпускать не хотели из-за их экстремистского содержания. Тер-Оганьян, по мнению специалистов, создает свои похабные произведения на основе плагиата, использования матерной лексики и кощунстве. По работам похабника посетители Лувра будут судить о России, рассматривая «полотна» с надругательствами над христианскими символами и выписанные маслом матерные слова.


Согласно опросу ВЦИОМ, 61% россиян используют ненормативную лексику в своей повседневной жизни. Но лишь 11% опрошенных не видят в использовании нецензурной брани ничего зазорного. 61% считают, что нужно бороться за чистоту русского языка всеми доступными средствами. Это означает, что даже основательно подорванные моральные устои общества находятся в очевидном противоречии с нормами, которые приняты в «бомонде» и все больше проникают в СМИ.


Главным источником аморализма остаются всероссийские СМИ, находящиеся сегодня во всех политических вопросах под контролем «партии власти». Во всех вопросах, которые не касаются интересов «партии власти», руководителям СМИ разрешено пропагандировать любые формы аморализма, нравственной деградации и разврата.  Властью уже многие годы игнорируются требования ввести на телевидении общественные советы и нравственную цензуру. Будучи сами развращены и бесстыдны, представители власти не желают ставить под контроль общества те средства распространения информации, которые формируют самосознание народа, а точнее, уничтожают его.


 


 


Заключение


 


2010 год характеризуется нарастанием негативных тенденций в положении русского народа, но в то же время – и прояснением для большинства русских причин постигших их бедствий. Власть, в прежние годы занятая поиском оправданий своей неспособности управлять страной, в начале 2010 года определилась, что оправдаться перед народом она сможет отчетами о выявлении и разгроме «нацистского подполья».


В течение года, используя широко развернувшуюся практику произвольных экспертиз («экспертная русофобия»), власть провела широкомасштабные репрессивные действия против русских публицистов, изданий, а также общественных активистов. Разгром институтов русского общества и фальсификация политической системы привели к разгулу коррупции и деградации всех государственных институтов (прежде всего, правоохранительных), а также к расползанию этнобандитизма с Северного Кавказа по всей стране.


Ответом русского народа на многолетнюю русофобия российской власти, а также на ее последствия (произвол милиции, этнобандитизм, цинизм олигархии и др.) стало выступление молодежи на Манежной площади в декабре 2010 года. Это выступление, получившее всенародную поддержку и выразившее вполне созревшее неприятие политического режима со стороны подавляющего большинства граждан, предопределяет последующие процессы, которые разрешат возникшее противостояние: либо Россия будет уничтожена бессовестной олигархией и обезумевшей бюрократией, либо русский народ вернет себе власть в России.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100