статьи
  Статьи :: Русская нация и национальная демократия
  
  Выбор стратегии: диктатура либеральная или национальная?
16.03.2011


Многим все еще кажется, что у России есть выбор между диктатурой и демократией. На самом деле выбор происходит между либеральной и национальной диктатурой.

Борис Виноградов, Андрей Савельев


 


Россия вошла в зону самых высоких, смертельных рисков. Не определим стратегию развития – конец нам, нашему народу и нашей истории. Оставим либеральной бюрократии право определять стратегию – пойдем ко дну ускоренными темпами.


Большинство народа уже точно знает, чего оно не хочет. Того, что мы можем лицезреть каждый день, мы уже не хотим. Что же взамен? Нам предлагаются различные рецепты. А с ними и образ будущего. Из правящих кругов до нас доносят проекты: вступить в НАТО, в ВТО, вывозить на обучение за рубеж будущих чиновников по десятку тысяч в год, отменить стипендии студентам, увеличить рабочую неделю, повысить пенсионный возраст. Коммерциализация образования, науки и здравоохранения в стадии завершения. Стратегические предприятия планируют продать с молотка. Легальных русских общественных организаций общероссийского значения больше нет. В обществе уже почти полностью разрушены семейные ценности и нравственные стандарты поведения полов. Целенаправленные удары наносятся по русской семье, скоро доживем и до официальных однополых браков. О наказании педофилов общество уже криком кричит, но воз и ныне там. Вместо обеспечения и защиты наших прав государство отнесено к сфере услуг, госслужба – к роду бизнеса. Скоро будет введена тотальная слежка за всеми – универсальная электронная карта. Произойдет передача полномочий органов власти наднациональным коммерческим структурам, которые будут оказывать платные услуги в электронной форме.


Фактически завершается второй этап проведенного начале 90-х передела собственности в пользу олигархии. Он связан с легализацией капиталов, «отмытых» властью в 2000-х. Для этого наняли отставных питерских чекистов, которые объявили, что «пересмотра итогов приватизации не будет», и встали на страже сложившейся системы, находясь в доле с олигархами. Вместе они продолжают подбирать остатки национального достояния – стратегические предприятия, коммерциализированные медицину и образование, ЖКХ, государственное имущество, государственный бюджет. Все это обещают раздать через «модернизацию», условием которой уже объявлена возможность введения либеральной диктатуры. Действительно, без диктатуры им уже трудно фальсифицировать выборы и народное волеизъявление, отнимать у народа больше, чем отнимают сейчас.


В русском обществе накопилось сильное раздражение пустыми обещаниями и бесчувственно-циничными поступками чиновников. Ожидание краха стало всеобщим. Чтобы исключить такой сценарий развития событий, олигархии именно сейчас нужна либеральная диктатура, с последующим внешним контролем над страной. Цель либеральной диктатуры - деморализации общества, а в перспективе - разложение духовно-нравственной основы русского мировоззрения. Русский не захочет стать бессловесным рабом, поэтому его надо заставить покориться под громкие крики о демократии и либеральных ценностях, защите прав и свобод граждан. Поэтому либеральные СМИ уже вбивают в сознание населения такое понимание самобытности России, которое позволяло бы представить механизм уничтожения народа в образе сильной власти, о которой этот народ мечтал. Или, напротив, в условиях политических репрессий и почти ордынской кабалы, изматывающей страну, объявляют призыв к еще большей «демократии»: «голосуй или проиграешь, свобода лучше несвободы!»


Многословный очерк будущего от лица группы экспертов, близких к президенту, дан в 2010 году докладе ИНСОР. В нем нет ничего нового: желаемое будущее России описывается в нем как настоящее Запада (таким, каким его видят на рекламных проспектах), и эта установка у либералов неизменна - с момента их объявления в российской политике. Призыв стать такими, как европейские страны, - это фантазии на тему материального благополучия при «самобытной» полицейщине. Поэтому с давних пор либералы от олигархии мечтают, чтобы появился «наш Пиночет». И тогда расправа над всеми, кто имеет иную точку зрения на будущее страны, прекратит все сомнения. Мечта о тоталитарном счастье будет воплощена в жизнь на новой – «демократической» – основе. Судя по демографическим и социальным успехам, в этом будущем место найдется далеко не всем. Скорее всего – ничтожному меньшинству. И не в России, хотя и за ее счет.


Гуру либерчванства, черты которого присутствуют и в установках «партии власти», не скрывают, что либералам не нужны Россия как суверенное государство и «архаичный» русский народ с собственным историческим опытом и своей уникальной культурой. Нужен механизм воспроизводства не нации, а олигархии. Все, что этому мешает, планируется к уничтожению. Для этого хотят соблазнить граждан посулами быстрой либеральной модернизации, которую оградят от критики полицейскими мерами. Соблазнить нищего грошиком – дело нехитрое. И это ключевой момент, которым либералы в своих обещаниях пытаются привлечь симпатии граждан на выборах и при любых презентациях своих решений, которые давно уже принимаются без учета мнения народа и социальных последствий. Но при этом предусмотрены «персональные коммунизмы» для удовлетворения любых потребностей узкой группы лиц.


ИНСОР пообещал реиндустриализацию, фактически повторив то, что звучит в выступлениях патриотической оппозиции уже много лет. Отличие только в том, что либералы полагают, что все произойдет само собой: стоит только государству отойти в сторону. Мол, промышленность сама обустроится и ликвидирует структурные дисбалансы. (На самом деле, по этому замыслу в сторону должны отойти все, кроме избранных, которые и приберут к рукам все, что еще плохо лежит.) Патриоты говорят совсем иное: реиндустриализация возможна только в условиях мобилизационной стратегии, которая реализуется лишь в том случае, если либералы отдохнут от государственных обязанностей (а некоторые из них - в местах лишения свободы). На смену им должны прийти национал-государственники, которые не бросят производство на произвол стихии «рынка», не отдадут его в руки перекупщиков, а организуют научно-технический и промышленный прорыв.


Догоняющие модернизации и инновации правительственные либералы как-то пытаются организовать, хотя пока больше на словах, чем на деле. Скорее это лишь предлог для бюджетных трат и особых правовых режимов в пользу олигархии. Почему они предлагают «раскрепостить рынок»? Потому что в прошлом веке мировая олигархия получила все, что могла от результатов научно-технического прогресса. Сегодня для организации следующего стратегического рывка нужны крупные вложения, которые не желает делать отечественные нувориши. Пока не особенно рвутся в Россию и иноземные «инвесторы». В итоге на «раскрепощенном» российском рынке будут доминировать те, кто монополизирует все, приносящее быстрый доход от инноваций и сырья, окончательно умертвив стратегически конкурентоспособные отечественные научные разработки, требующие больших затрат на их внедрение. Потому что интересы правящей российской олигархии уже ничем не отличаются от интересов глобальной олигархии, которая не связывает себя с людьми, а лишь нанимает нужных «для демоса» политиков, различая только зоны влияния. Местная олигархия пытается сохранить бюрократический механизм как одно из конкурентных преимуществ на данной территории, где она распоряжается, прежде всего, природными богатствами.


Либералы-глобалисты ведут к тому, чтобы Россия перестала быть конкурентом – как политическим, так и экономическим, и теряла суверенитет, все больше подчиняя себя мировому правительству в строгом соответствии с троцкистско-глобалистскими иллюзиями. Потому что в глобальном мире конкурируют корпорации, а не государства. Государство – разве что один из видов бизнеса, который некоторые сырьевые и силовые «ретрограды» пока подмяли под себя. Пока государство находится в собственности либерал-бюрократов, наследовавших механизмы властвования от коммунистической номенклатуры. Вот и пытаются «прогрессивные либеральные силы» выбить у «ретроградов» рычаги управления, прикрываясь правильными словами о свободе предпринимательства, которой они в мыслях не допускают. Их реальное целеполагание - стереть границы и обеспечить себе повышение прибыли в игре на мировых рынках, не отягощенных национальными интересами. Здесь расходятся интересы глобальной и локальной олигархии. Это и означает обострение борьбы за центры принятия решений на национальном уровне. В частности – борьбы за пост президента РФ, который должен получить (и в значительной степени уже имеет) полномочия диктатора. Либеральная диктатура будет служить либо исключительно мировой олигархии, либо местной бюрократии. Договориться между собой они уже не могут. Растущие аппетиты говорят об этом. Не случайно восстановление ценовой конъюнктуры на энергоносители не привело к восстановлению бюджетных пропорций. Экономить должна страна, государство, а прибыли олигархии не могут быть затронуты, сколь бы они ни возрастали. Если страна удержалась на пониженной пайке, установленной в 2008-2009, то повышать ее никто не собирается.


Фактически речь идет о том, что любая из форм либеральной диктатуры – это расизм. То есть, вытравливание антропологического типа, который способен к государственному строительству и упрямо не желает быть рабом. В России геноцид обращен, прежде всего (но не только), на русское большинство. Он уже происходит, но обещает приобрести тоталитарные формы – ради реализации любимых идей либералов.


Либеральный футуризм – это обман, это картинки для наивных. Потому что либералы никогда не знали, что из их благоглупостей может получиться, и даже не предполагали отвечать за свои слова. Мы знаем, что их реальные намерения - прямая дорога в ад. Все, что они публично заявляли в программах, концепциях и планах разного рода – совершенно недееспособно, нереализуемо. Любая попытка проследить путь от нынешней ситуации к фантазиям ИНСОР, повторившим застарелые либеральные штампы, изобличает этих экспертов в непрофессионализме или во лжи. Скажем, концепция «2020», на которую потратили немало сил и средств, оказалась пустышкой – она не учла «мелочи» - смены эпохи, которая внятно обозначилась кризисом 2008 года. И этот кризис никуда не ушел. Просто мы привыкли к «затянутым поясам». Точно так же и все прочие государственные Концепции, которые почему-то не обсуждаются публично и, не попадая в руки специалистов, остаются бумаготворчеством. Или попыткой скрыть за лозунгами иной процесс – дальнейшего сползания к либеральному тоталитаризму. Если представить, что одна из форм либерализма (транснационального или бюрократического) победит, сломав хребет народу, можно предугадать, что будет в России в ближайшие 10 лет, и сколько времени нашему государству останется на доживание. Меньше, чем сейчас запланировано времени на «доживание» пенсионеров!


Посмотрим на политическую линию. Успех либералов будет означать подавление национально-освободительного, антибюрократического, антикоррупционного движения. Можно сказать, что в значительной мере эта задача решена: русские организации разгромлены, уголовное преследование русских общественных активистов носит массовый характер. Логичное развитие либеральных устремлений уже довело нас к доминированию в парламенте нужной им одно-двухпартийности: парламент контролируется «единороссами», сами они – правительством, правительство - олигархами. При необходимости обеспечена поддержка «справедливых соколов». Никем не избираемое правительство придумывает законы, которые обращаются к выгоде ассоциированных с ним экономических структур. Система управления окостенела: чиновник не делает ничего без указания вышестоящего чиновника. На этом государственная политика заканчивается, наступает «суверенная демократия». Подобная «вертикаль» власти уже сложилась и демонстрирует чудовищную неэффективность. Чего, собственно, и добивались либералы.


Полностью прояснилась модель, заложенная в решениях «партии власти»: бюрократия держит в узде рабов, рабы работают на олигархию. Сегодня бюрократия имеет значительную долю в доходах олигархии. Если победят глобалисты, чиновники станут лишь классом надсмотрщиков – без прежней доли в прибылях. Если бюрократия одержит верх, то олигархия будет корпоративной структурой, которая входит на мировые рынки, используя государственные статусы, а в ответ будет получать различные ограничительные и защитные меры от конкурентов.


Что произойдет в экономике в условиях неизменности курса страны? При разрушенных почти до основания научных и инженерных школах и крайнем упадке образования, либералы не подумают вкладываться в то и другое: что умирает, то должно умереть. Это значит, что экономика будет все больше переходить в подчиненное положение у иностранного капитала, а российская рабочая сила будет «африканизироваться» - нам уже предложены только отверточные производства. И здесь мы будем терпеть поражение от более непритягательных и терпеливых китайцев и жителей Юго-Восточной Азии. Фактически все, зачем нужны будут русские работники – это обслуживание добычи, частичной переработки и транспортировки природных ископаемых. Природную ренту поделят либо мировые олигархи, либо местные – в зависимости от того, кто из них возьмет верх. Нам, русским людям все равно: так и так – конец.


В области народонаселения развитие либеральных программ однозначно обещает заселение Центральной России, Сибири и Дальнего Востока пришлыми народами. Либералам все равно, какими народами править, лишь бы были покорны их идеологии и экономической модели. Русские – самые неудобные, самые неприспособленные к рабству. Поэтому они должны сойти в небытие. Или деградировать. И то, и другое либералы в нашей стране обеспечивают уже в течение 20 лет. И результат достигнут: в армии уже некому служить (численность армии в ближайшее время сравняется с численностью 18-летних), на производствах некому работать, некому осваивать незаселенные территории, и даже в вузах некому учиться (резко упало число абитуриентов). Социальные программы будут сожраны олигархией и неэффективным управлением. Люди старшего возраста погрузятся в нищету, молодежи место будет только в криминальных бандах, полицейских силах или на панели. Рабочие места во всех сферах займут миллионы гастарбайтеров, для которых будут подготовлены специальные программы, повышающие их шансы вытеснять нелояльное и неспокойное коренное население из всех секторов рынка труда. Большинство учебных заведений закроется как «нерентабельные». Подготовка специалистов будет перенесена за рубеж, откуда прибудут кадры оккупационного режима. О суверенитете, гражданских правах и национальных интересах можно будет забыть.


При продолжении созданных либералами тенденций можно ожидать рассыпания Российской Федерации на этнические анклавы и мощнейшие взрывы межэтнической вражды, в которой правящая «вертикаль» будет всегда и всюду против русских. С остальными будут договариваться, русских – подавлять. И это значит, что не избежать тоталитарного криминально-полицейского режима.


Мировая олигархия в ближайшие годы будет решать вопрос о контроле над ключевыми точками на территории России, обеспечивающими бесперебойный доступ к ее недрам. Вся остальная территория страны будет все больше и больше охватываться криминальными и этно-криминальными войнами. В третьем десятилетии текущего века на обезлюженных территориях будут создаваться анклавы микро-государств. Единого государства, единого народа больше не будет, и восстанавливать единство будет некому. Крупные культурные центры будут разграблены, национальное достояние вывезено из страны и распродано.


Это пока еще лишь возможная картина. Но тайному замыслу о порабощении России не суждено состояться: либерально-олигархический этап в жизни страны завершен. В стране уже выросли молодые люди, не оболваненные пепси-колой, сникерсами, пивом и прочими «либеральными достижениями». Исповедуя здоровый образ жизни и девиз «вместе за одно», они презирают рассуждения об «успешности», атрибутами которой объявлен пропахший нафталином принцип «каждый за себя», но с «инновациями» - английским языком, чтобы быть гражданином мира, айфоном для бессодержательной болтовни на тему денег и секса, и карьерой – службой у олигархии против народа. Дети и внуки униженного народа отторгают большинство завоеваний «поколения пепси». Их много, они – сила, за ними – правда. Осталось все это организовать и осмыслить план действий, дать уже состоявшимся предпочтениям интеллектуальное оформление.


Мы убеждены, что либерально-глобалистский и либерально-бюрократический сценарии не состоятся. Потому что а) власть и элита окончательно потеряли авторитет в обществе, и фактически оказалась в полной изоляции в собственной стране; б) народ уже осознал полную чуждость ему действующего политического класса, олигархии и тоталитарной бюрократии, их опасность для нации и государства; в) интеллект нации сгущается в контрэлиту, которая имеет свои собственные представления о развитии страны - прямо противоположные тому, что планируют либералы. Наконец, сработает национальный инстинкт самосохранения, объединяющий нас всех в трудную минуту.


Многим все еще кажется, что у России есть выбор между диктатурой и демократией. На самом деле выбор происходит между либеральной и национальной диктатурой. Первая будет носить тоталитарный характер, поскольку не даст никаких результатов и потребует все более жестокого подавления ее противников. Вторая будет иметь шанс на успех, поскольку проведет чистку госаппарата, запустит эффективные механизмы развития, будет опираться на народные инициативы и народное представительство. Итогом либеральной диктатуры будет крах страны, итогом национальной диктатуры - возвращение суверенитета и установление национальной демократии.


Нельзя допускать случайного развития событий, из-за этого может погибнуть Россия. В случае бездумного продолжения олигархического курса в России могут стихийно наступить «египетские дни и ночи». Тем более что подходящая площадь в Москве есть. Нет, не Манежная. На Манежной нет Лобного места.


О сущности и мерах национальной диктатуры мы поговорим в последующих публикациях.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100