статьи
  Статьи :: Статьи в журнал Российская Федерация Сегодня
  
  Русская идея и политический консерватизм
28.03.1998


Крах социализма и либерализма в России дает консерваторам шанс занять достойное место в политической системе страны.

РУССКАЯ ИДЕЯ


И ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНСЕРВАТИЗМ



КРИЗИС ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ


Россия живет в эпосу распада философских и политических парадигм. Исчез почти бесследно марксизм, сгнил на корню, не успев принять зрелые формы, либерализм, замешкался в осознании своего наследия русский духовный национализм. Что уж говорить о более экстравагантных концепциях...


Научная традиция обществознания сегодня либо утрачена, либо еще не освоена. Зато быстро вошли во вкус разного рода чиновники, плодящие псевдонаучные диссертации на самые разнообразные темы, примеряющие на себя академические знания.


Любимым делом как для имитирующих научный поиск чиновников, так и для быстро сменивших ориентиры обществоведов стали разговоры о национальной безопасности и роли нравственности в государственной политики. Чаще всего эти разговоры лишены аналитического подхода и сводятся либо к перечислению фактов, подтверждающих плачевное состояние России, либо к заунывным подделкам под религиозную проповедь. В любом случае здесь наличествует страх самоопределиться в мировоззренческой позиции, желание стать над схваткой и судить тех, кто уже самоопределился. Может быть именно поэтому российские политические партии настолько слабы по части теоретической проработки программных документов, столь неинтересны в своих государственных проектах?


А ведь потребность в хорошей теории (которая, как известно, есть самая практичная вещь) налицо. Ведь страна, действительно, находится на грани полного краха, на грани конца своей истории! Неужели отечественная научная мысль не в состоянии выработать стратегии преодоления кризиса, неужели теоретики и идеологи будут стараться отделаться в своих умопостроениях общими местами и частностями?


В сложившейся ситуации дискурс вокруг Русской Идеи, то есть - вокруг вопроса об основах бытия русской нации, является темой более чем актуальной, а с некоторых пор - особенно популярной. Но беда-то в том, что уровень сложившегося дискурса не соответствует задаче, которая стоит перед российской наукой, перед интеллектуальной средой в целом! Отсюда и упреки со стороны тех, кто хочет видеть Россию сильной державой, способной защищать своих граждан от экономической интервеции, преступности и прочих невзгод.



 


РУССКАЯ ИДЕЯ


Для того, чтобы всерьез вести разговор о Русской Идее, надо с определенностью сказать, что здесь не должно быть места досужим рассуждениям профанов, предпочитающих черпать суждения из газет.


Чтобы обеспечить уровень дискурса, достойный проблемы, нужно признать, что Русская Идея это:


- русская философия, восстанавливающая свои позиции после длительного перерыва;


- концепция русской истории, призванная переосмыслить путь России и увидеть ее будущее, как прозревалось оно в адекватных своему времени сочинениях Карамзина и Ключевского;


- русская геополитика и геоэкономика, оценивающие и утверждающие место России в мире и способ существования ее в собственном территориальном пространстве;


- русская политология, решающая проблемы выделения национальной элиты и определения путей прихода ее к власти.


Русское консервативное мировоззрение, имеющее основания в каждом из выделенных направлений исследования, фундаментальные труды в прошлом и интересные современные разработки (см. сборники “Неизбежность Империи” и “Русский строй”), может вполне обоснованно претендовать на то, чтобы быть стать ядром российского государственности мировоззрения, инструментом современного прочтения Русской Идеи.


Чтобы понять, что есть сегодня русский консерватизм, необходимо хотя бы конспективно перечислить ряд оснований, на которые опирается русский политический консерватизм.


Прежде всего, русский консерватизм русоцентричен, он чает сохранения и умножения русского культурного наследства, составляющего основу бытия всех народов, проживающих на территории России. Вместе с тем, он уважителен и дружелюбен ко всем народам, отвечающим русским той же уважительностью и дружелюбием. Русский консерватор не скрывается за бесцветным словом “россиянин”, не стесняется сказать: “Я русский.”


Для русского консерватизма Россия и Российская Федерация - не одно и то же. Для него Россия заканчивается тем, где заканчивается чувство Родины, распространенное в народе и среди его лучших представителей в интеллектуальных слоях. Это территория, на которой когда-либо наличествовал суверенитет русского государства и выросло хотя бы одно поколение русских людей.


Русский консерватизм легко преодолевает проблему выбора между Востоком и Западом, не мучаясь болезнями новоявленных евразийцев и славянофилов. Мы и Восток, мы и Запад, мы и Европа. По выражению одного из русских мыслителей, все человечество Россия вмещает в себя в качестве народности. Между тем, России глубоко чужда англо-американская цивилизация. Россия сама - государство-цивилизация, тесно связанная с Европой всеми аспектами своей истории. Быть может только Россия и способна обеспечить реванш Европы, теряющей собственный облик под натиском американизма.


Русский смысл истории в русском консерватизме видится как вечный поиск Истины - духовной и социальной. От этого в истории России периоды величия и расцвета перемежаются периодами упадка, видимого распада. Русский консерватизм не отвергает ни один из периодов истории, понимая его значение. Россия выносит на себе груз вечных вопросов, позволяя другим, более прагматичным странам, учиться на своем опыте.


Русский консерватизм не совпадает с той формой традиционализма, которая призывает в настоящее Россию, “которую мы потеряли”. Он ищет путей для России, которые привели бы ее в то положение, в котором она оказалась бы, если бы утрата традиции, состоявшаяся вместе с большевистской революцией, была бы преодолена. Прошлое дает нам не формулы, а иносказательные намеки, в которых мы должны разливать вечные смыслы. Живем же мы не по “законам истории”, которым человек не в состоянии противостоять, а по воле Божьей, которая воздает человекам должное за их действия или бездействия. История не происходит, а свершается.


Русский консерватизм в политике реализуется не в борьбе за власть, а в борьбе за власть лучших. Консерватору нет необходимости видеть во власти непременно себя. Консерватор всегда уступает дорогу профессионалу более высокой пробы, снимает шляпу перед талантом.



 


КОНСЕРВАТИЗМ В ФИЛОСОФИИ


Политический консерватизм принципиально отличен от социализма и либерализма в ряде вопросов философского порядка.


Концепция человека. Консерваторы исповедуют принцип аристократизма. Они не ставят абстрактного человека в центр мироздания, подобно либералам, понимая греховную природу человека. Они не ратуют за социальную защищенность для всех без различия, подобно социалистам, продолжающим бороться за удовлетворение “все более растущих потребностей человека”. Консерватор ищет в человеке личность, способную к волевым усилиям, к деятельности. Именно для этой личности и ищется баланс свободы в меру ответственности, а не абстрактные “права человека” и не всеобщая “социальная защищенность”. Консерватор ценит социум выше отдельной личности, но элитный слой - выше социума. Социум должен быть ограничен в своих возможностях диктовать условия существования его лучшим представителям, отдельная персона должна быть ограничена в своеволии. Запреты ограничивают не свободу творчества, а своевольное самодурство, извращения, дегустацию “запретных плодов”.


Концепция нации. Консерватор говорит: многонационального народа быть не может, нация состоит из народов. Русская нация состоит из великороссов, малороссов и белорусов. Граждане России - это русская нация и дружественные ей коренные народы страны. В то же время население - еще не народ. Народом можно считать ту часть населения, которая владеет наследием предков, незримо присутствующих среди нас. Нация - семья народов, соединенная идеей будущего, пониманием своей миссии.


Концепция государства. Консерваторы говорят: нация выше государства, но именно государство создает нацию, является формой ее существования. Именно поэтому консерваторы не приемлют и антигосударственный подход - мол, никаких правовых традиций в советский период не сохранилось, а значит - надо одобрить любые действия простив СССР. Консерваторы понимают, что большевизму не удалось убить Россию и различают где была борьба с коммунизмом, а где - борьба с Россией.


Государство, с точки зрения консерваторов, должно сочетать в себе черты империи (внутренний геополитический мир, обеспеченный ведущей нацией при поддержке дружественных коренных этносов), национального государства (протекция ведущей культуре) и аристократического государства (организация власти не путем выборов, а перебором лучших из лучших на основе разветвленной системы цензов). Право понимается русскими консерваторами как правда, правовая традиция а не как формальная юстиция, процедура.


Концепция национальной демократии. Консерваторы знают о глубокой традиции демократии в России, знают национальный формы русской демократии и видят ее неоспоримые преимущества перед либеральной демократией и демократией “развитого социализма”. Демократия - это не расширения всякого рода свобод, а выстраивание демоса, отделенного от охлоса, воспитание аристократии, освобожденной от диктата олигархии и того же охлоса, это правовой порядок, обеспечивающий конкурентоспособность страны на мировой арене - прежде всего в организации промышленного производства и науки.



КОНСЕРВАТИЗМ В ПОЛИТИКЕ


Консервативные течения, присутствующие в современном мире, предлагают нам два вполне понятным и реализуемых на практике тезиса:


- право гражданина на оружие самообороны


- ограничение права на аборты.


Известно, что в России сегодня преступник всегда отлично вооружен, а добропорядочный гражданин в лучшем случае сможет держать за шкафом двустволку. Это положение противоречит русской национальной традиции и должно быть, с точки зрения консерватора, преодолено. Уж по крайне мере, личное оружие в ближайшее время должно быть возвращено кадровому составу российских вооруженных сил.


Восстановление духа нации может и должно идти через воспитание в подрастающем поколении рыцарского духа, военно-спортивной тренированности и любви к собственной армии. Речь идет и о готовности к войне, и о том, что нация держится на настоящих мужчинах.


Известно, что демографический потенциал России подорван и требует чрезвычайных мер как против бездетности, так и против дебилизации. Первое требует возвращения налога на бездетность, установление государственного содержания третьего ребенка в семье, второе - борьбы с генетическими болезнями и родовыми травмами вплоть до стерилизации тех, кто может произвести на свет недееспособное потомство.


Мировой опыт консервативной мысли должен вынудить нас востребовать комплекс идей немецких консерваторов периода Веймарской республики. Метафора Веймарской России, действительно обоснованна. Только, в отличие от господина Янова, упорствующего в обличении своей бывшей Родины, мы должны знать, что в Германии только идеи “консервативной революции” противостояли как приходу к власти Гитлера, так и местным большевикам. Востребовать интеллектуальный пласт “консервативной революции” - задача предельно актуальная и одновременно сложная, поскольку авторы этого направления в России практически не переведены. А ведь если говорить о восстановлении русской традиции, требуется настоящий прорыв, который должен произойти первоначально в мировоззрении, потом - в экономике и политике. Отсюда и внешне противоречивое сочетание революции и консерватизма. Революция - метод, консерватизм - смысловое наполнение. Именно консервативная революция не даст совершиться “бессмысленному и беспощадному” бунту и не позволит российской номенклатуре сгноить страну, лишая ее какой-либо перспективы.


Очевидно, речь не идет о том, чтобы снова брать Зимний или Белый дом. В современном мире победы достигаются, прежде всего, в информационной войне, в войне мировоззрений. Лишенная какой-либо мировоззренческой опоры, Россия проиграет всему остальному миру. Россия, восстановившая свой идейный потенциал, займет в нем достойное место.


Практические вопросы госстроительства ставят перед консерваторами следующие задачи:


Конфессиональная определенность. Обеспечение решающих преимуществ традиционным конфессиям (православие, ислам, буддизм) перед любыми другими религиозными течениями, православное воцерковление политиков.


Изменение конституционного строя:


- ликвидация национально-территориального деления, унификация прав регионов в сочетании с их экономической самодостаточностью (все парламентские и дипломатические изыски должны быть отнесены на счет региона; если регион сидит на дотациях Центра, он не может быть субъектом политики), восстановление единого правового поля и единого товарного рынка на всей территории страны (принцип: одна страна - один президент, один парламент, одно правительство);


- установление права экономически достаточных регионов учредить иную форму организации центральной властям (отсюда сокращение власти президента, увеличение роли парламента и Совета Федерации),


- курс на воссоединение с Украиной и Белоруссией (о чем должна быть внесена запись в Конституцию), предельно жесткие отношения с Казахстаном с требованием автономии для северных областей (проблема Северного Казахстана также должна найти свое отражение в Конституции).


Пересмотр избирательной системы. Должно быть обеспечено участие соотечественников во всякого рода голосованиях, введено обязательно финансовое равенство кандидатов на выборные посты и единая цензовая система. Голосовать и определять политику государства должны те, кто имеет семью и детей, дееспособный возраст (20-60 лет), не склонен часто менять место жительства (ценз оседлости), является военнообязанным, имеет чистую биографию, с точки зрения уголовного кодекса.


Экономическая реформа. Необходимо прекратить распухание сектора финансовых агрегатов в ущерб производству, прекратить строительство государственной финансовой “пирамиды”. Если производство не растет, чиновники должны лишаться своих кресел. Госрегулирование экономики означает госгарантии добропорядочности деятельности любого экономического субъекта, быструю и эффективную процедуру наказания прохвостов, обеспечение эффективной конкуренции производителей вместо свободной, ничем не ограниченной конкуренции жуликов.



Главные проблемы становления консерватизма, как влиятельного политического течения связаны тем, что до сих пор отсутствует развитая интеллектуальная среда, которая могла бы устойчиво воспроизводить представителей этого направления. Нет серьезных консервативных изданий, нет крупных институтов, руководимых консерваторами.


Вторая причина слабости русского консерватизма - отсутствие у финансово и административно могущественных слоев понимания собственных стратегических интересов, несформированность стратегических элит.


Наконец, третья причина - превращение малообразованного, закостеневшего в своем невежестве государственного чиновничества одновременно в заказчика и исполнителя тупикового политического курса. Именно поэтому консервативные идеи не находят отклика в госаппарате, который предпочитает строить стратегию России, исходя из привычных клише, почерпнутых из советского прошлого и позаимствованных у самых недалеких представителей либеральной мысли.


Вместе с тем, очевидный крах социализма и либерализма в России дает консерваторам шанс занять достойное место в политической системе страны.


РФ-сегодня, 1998



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100