статьи
  Статьи :: Переосмысление истории
  
  Покорение Казани: Россия на царском пути
16.10.2012


5 октября 1552 года – 460 лет назад русско-татарскими войсками Ивана Грозного штурмом была взята Казань, захваченная мятежниками из протурецкой «партии». Руси открылись пути имперского строительства и освоения огромных пространств Евразии.

Внедрение исторических мифов в головы людей никогда не обходится без последствий для их собственной жизни, даже когда она отделена от искажённых исторических событий веками. Неаккуратные писания Н. М. Карамзина о правлении Ивана Грозного привели к весьма печальным результатам, которые отразились в изобразительном искусстве (Репин «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», Васнецов «Иван Грозный»), киноискусстве (от Эйзенштейна до Лунгина) и даже в антропологии (реконструкция М. М. Герасимова). Представление о том, что Грозный — жестокий тиран с внешностью злобного старца, сохраняется в обыденном сознании вне всякой связи с исторической достоверностью. То же можно сказать и о «покорении Казани».


Превратные представления об этом событии уже привели к диким выдумкам, которые взяли на вооружение сепаратисты и русофобы, отмечающие ежегодно придуманную для себя «трагедию» и восстающие против «русского присутствия» на казанских землях.


Надо с определённостью сказать, что попытка усмотреть какое-либо родство казанских татар пятивековой давности с современными татарами — антиисторическая мистификация. Казанские татары времён Грозного были месивом племён — как автохтонных, так и пришлых; как оседлых, так и кочевых. «Татары» — это слово в русском языке охватывало многие племена, включая и жителей Кавказа, чья племенная неопределённость потом заставила большевиков придумывать им названия. Казанские, астраханские, сибирские, крымские татары давних времён — это обозначение целого ряда этногенетических котлов, в которых народы только проходили становление — в кровавых стычках между собой и в жестоких разбоях на прилегающих территориях. Казань вовсе не была мононациональным образованием. Это был конгломерат племён, которому далеко ещё было до образования народа и государства. Поволжские татары как народ сложились только под властью русского царя.


Казанское ханство к тому времени уже было зависимо от Москвы. Иван IV шёл на Казань не как узурпатор, а как мститель за попранные права законных правителей, лояльных Москве и слушавших русских воевод. Суверенность Казани — такая же выдумка, как и тождество современных татар с населением тогдашней Казани. Казанская власть тех времён — безпрерывные мятежи, убийства, междоусобицы, борьба протурецких и прорусских группировок. Главным промыслом тогдашней Казани была работорговля. Чем и объяснялись безпрерывные набеги на русские земли и ответные походы русских.


Решение Ивана IV о Казанском походе было предопределено продолжением политики его предшественников, стремившихся разбить образовавшийся на восточном направлении барьер, ограничивающий пространственный рост русского государства. Распавшаяся Золотая Орда была источником нестабильности, опасным соседом. Подчинив Казань и Астрахань, царь Иван совершил крупнейший геополитический прорыв, плодами которого мы пользуемся до сих пор. Ресурсы Сибири и Дальнего Востока открылись для освоения русскими, с XIX века они стали фактором русского великодержавия, а теперь поддерживают износившийся и разодранный воровством государственный организм. Возможно, нам хватит этих ресурсов, чтобы пережить нестабильность, собраться с силами и возродить Россию.


Воевал Казань не злобный старец, как некоторым могло показаться, а юный царь — первый помазанник на Руси, осознавший её связь с миром горним, с миссией хранения христианской веры — наследия Рима Первого и Византии. Коронование как царя произошло в 1547 году, когда Ивану IV было всего шестнадцать лет (в том же году был предпринят поход воевод царя на Казань, оказавшийся безуспешным). И этим актом Русь приняла имперское наследие полутора тысячелетий, став древнейшим «проектом» государственности и вместилищем огромного культурного потенциала, оказавшегося ненужным Европе после разорения Константинополя крестоносцами уже 1204 году. В 1453 году турки захватили уже полуразрушенный и обезлюдевший город.


Решение возглавить поход на Казань царь принял в июле 1549 года. По возрасту он — почти ребёнок, по духу и рассудительности — государственный муж, предопределивший этим своим решением будущее не только России, но и мира.


Поход оказался неудачным. Мягкая зима обернулась распутицей и дождями. Оголодавшие и измученные слякотью войска не смогли взять Казань штурмом и вынуждены были отступиться. В августе 1552 года очередной поход готовился более основательно, удар должен был быть нанесён наверняка. Была собрана огромная по тем временам армия — 150 тыс. воинов, которую снабдили аркебузами и тяжёлыми орудиями. В поход на этот раз отправились летом.


Одним из организаторов будущей победы был воевода Иван Михайлович Воротынский — выдающийся полководец, организатор и участник походов на Казань, а в дальнейшем — победных походов против Крымского ханства. Его Большой полк был главной ударной силой при штурме Казани. Воротынский также является составителем первого Устава о станичной и сторожевой службе, основателем крепости Воронеж. За свои подвиги воевода был удостоен изображения на памятнике «Тысячелетие России», открытом в Новгороде Великом в 1862 году.


В русском войске присутствовал со своими многочисленными полками законный казанский царь Шах-Али, правивший с 1519-го по 1521 г. в согласии с Русью и свергнутый своим братом Сагин-Гиреем, а потом находившийся на русской военной и государственной службе. Шах-Али — выдающаяся личность, сыгравшая решающую роль в присоединении Казанского царства к Московской Руси. Именно ему царь поручил строительство крепости Свияжск, которое продемонстрировало мощь русского государства и его решимость прочно утвердиться в Поволжье. Следствием возведения крепости стали переход в русское подданство горных черемисов и готовность казанцев принять московского ставленника своим правителем. В августе 1550 г.


Шах-Али был посажен на казанский престол и освободил до 60 тысяч пленных русских. Дальнейшее его укрепление у власти было прервано неслыханным зверством, которое осудил даже не очень щепетильный Иван Грозный. Шах-Али пригласил на пир предполагаемых заговорщиков из местной знати и там всех их лишил жизни (около 70 человек). Впоследствии Шах-Али командовал русскими армиями в войнах с Ливонией и Польшей, его вотчиной оставалось Касимовское царство.



В январе 1552 г. в Москву явилось посольство с челобитьем убрать Шаха-Али и назначить наместником в Казань одного из русских бояр. Только историческая случайность и протурецкая «партия» помешали решить вопрос безкровно. В марте 1552 года в Казани был совершён переворот. Поводом для него послужило призвание русского наместника. Сторонники протурецкой «партии» в день приезда наместника распространили слух о том, что русские намерены устроить резню. Перед русским отрядом ворота были закрыты, переговоры ни к чему не привели. Переворот возглавил князь Чапкун Отучев, переметнувшийся на сторону мятежников. В Казани были перебиты русские стрельцы и другие служилые люди — около 180 человек, имущество русских воевод разграблено. На престол был приглашён астраханский царевич Ядыгар-Мухаммед, внук сарайского хана Сеид-Ахмеда и сын астраханского хана Касима, убитого при набеге на Астрахань черкесов в 1532 г. (Царевич прожил в России 8 лет и даже участвовал в русском походе против Казани в 1550 году, но в том же году оставил русскую службу и уехал в Ногайское княжество.) Мятежники тут же перешли в наступление, прервав продовольственное снабжение Свияжска. Сопровождавшие грузы казачьи отряды уничтожались, пленных доставляли в Казань и казнили.


Основу войска Ивана Грозного составляли, конечно же, русские полки (около 50 тыс.), но по численности их превосходили татарские — татары касимовские (Шах-Али) — 30 тыс., татары астраханские — более 20 тыс., татары московские, нижегородские и казанские — 10 тыс. В войске были представлены также чуваши, мордва, черемисы и вотяки (мари и удмурты) и др. Присутствию в войске Ивана Грозного астраханских татар он был обязан кабардинской (черкесской) династии. Кроме того, в ходе осады к царскому войску присоединился большой отряд донских казаков под руководством атамана Сусара Фёдорова.Такой состав войска был обеспечен мудрой политикой русского царя, воздержавшегося от карательных мер против участников антимосковских мятежей.


Даже продовольствие по пути следования армии у чувашей, марийцев, татар покупалось, а не отбиралось. Милость к бывшим мятежникам позволила Ивану Грозному знать состояние дел в Казани и организацию обороны. В частности, он на подходе к городу уже знал о крупной засадной группировке во главе с князем Япанчой, скрытой в лесу вблизи Казани, — около 25 тыс. воинов. Было организовано притворное отступление русских, которые выманили войско Япанчи на открытое пространство, а там в дело вступили засадные полки воеводы Александра Горбатого, которые окружили и полностью уничтожили эту часть казанского войска. Было окружено и взято укрепление в Арском лесу, и Казань лишилась внешней поддержки.


Казанское войско (включая отряд на Арском лесу) более чем наполовину состояло из казанских татар — 30—35 тыс. Существенную его часть составляли астраханские татары — 10 тыс., а также русские наёмники — 10 — 15 тыс. Незначительную часть войска составляли ногайские и крымские татары. Малочисленность этого войска в сравнении с русским показывает, что мобилизация против Москвы не удалась: более чем полумиллионное население Казанского ханства было лояльно русскому царю. И лишь «люди поля» (левобережные жители) готовы были продолжать войну. Вхождение подавляющего большинства татар и других племён Казанского ханства в Московскую Русь было добровольным.


Казань по тем временам была мощно укреплена — перед многобашенной деревянной стеной был вырыт ров глубиной 15 метров. Внутри стены была построена дубовая крепость. Заболоченные речки препятствовали штурмующим: открытой для штурма была только восточная стена — со стороны Арского поля. Существенно осложнила осаду непогода: бури и ливни утопили суда с припасами для русских войск.


К концу августа Казань была окружена, началось изготовление штурмовых сооружений: передвижных башен, укреплений против вылазок казанцев. За 10 дней подготовительные работы были окончены, начался обстрел крепости стенобитными пушками и мортирами. С 15-метровой передвижной башни обстреливали город «аки с небес».


Взятие Казани стало одним из грандиозных событий того времени. Многодневная осада города, безпрерывные схватки вне его стен слились в одно большое сражение. С помощью минных подкопов осаждавшие взорвали источник питьевой воды, и город стал изнемогать от жажды и болезней от воды из вырытых наспех колодцев. Перед решительным штурмом казанцам был предъявлен ультиматум, который был отклонен. 14 октября через минные подкопы были организованы взрывы, которые пробили две огромные дыры в казанских стенах. При примерно трёхкратном численном превосходстве штурмующих бой шёл с переменным успехом. В какой-то момент казанцы во главе с имамом Кул-Шарифом начали оттеснять русских, и Иван Грозный ввёл в сражение резерв — половину своего царского полка численностью 10 тыс. Попытка прорыва остатков казанского войска из уже захваченного города была также пресечена. Последний казанский хан Ядыгар-Мухаммед был пленён. Подчинённые ему племена тут же направили царю Ивану Васильевичу послов и признали его власть над собой. Наследие Чингизидов было приобщено к византийскому наследию.


Дело государственного строительства, которому с юных лет начал служить Иван IV, он полагал богоугодным, чем и продолжал величественную историю, заложенную Римом Первым и Римом Вторым. Штурм Казани был не просто военной операцией. Он был актом единения во Христе. Перед штурмом русские воины исповедались и причастились, царь накануне штурма долго беседовал со своим духовником. Во время штурма безпрерывно шёл молебен. После взятия Казани был заложен собор Покрова Пресвятой Богородицы на месте деревянной церкви Св. Троицы у Спасских ворот Московского Кремля.


Взятие Казани разорвало цепь вражды, которой была охвачена Русь. Тем самым ей был открыть путь к имперскому строительству — к самой выдающейся роли в мировой истории. Иван Ильин писал в связи с этим: «В глубоком материке, в суровом климате, задержанная игом, отдалённая от Запада, осаждённая со всех сторон — шведами, ливонцами, литвой, поляками, венграми, турками, татарами крымскими, сарайскими (Золотая Орда) и казанскими — Россия веками задыхалась в борьбе за национальную свободу и за веру и боролась за свои реки и за свободные моря. В этом и состоял её так называемый "империализм", о котором любят болтать её явные и тайные враги».



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100