статьи
  Статьи :: Статьи в журнале Русский Дом
  
  Урок Калки
08.05.2013


31 мая 1223 года произошла битка на реке Калка, предопределившая многое в русской истории.

Державная идея России – не плод воображения и не гениальная догадка мыслителей. Эта идея выстрадана в русской истории, не раз подтверждавшей, что разрозненность для русского народа – подобна смерти, а за единство можно пожертвовать всем. Единство русского народа – гарантия его свободы и по сей день. Пока нет этого единства, пока каждый смотрит вкривь и вкось, уклоняясь от исторического опыта России, мы будем в зависимости от инородных сил и изменников, ставящих свои эгоистические интересы выше национальных.


Причина усобиц на Руси в XII-XIII веках – отсутствие идеи единодержавия. 12 сыновей Владимира Святословича, сплоившего русские княжества и умершего в 1015 году, устроили такую резню, в которой уцелели лишь Ярослав и Мстислав Тмутараканский. Единодержавие восстановилось через братскую кровь. После смерти Ярослава Русь вновь была поделена – между пятью его сыновьями. По лествичному праву они перемещались «от стола к столу» в соответствии со старшинством. Отпавшая, было, еще во времена Ярослава Полоцкая Русь, вновь присоединяется в результате курьеза: воинственный Всеслав Полоцкий захватывает Новгород, а затем попадает в плен к Ярославичам, но становится князем Киевским в результате мятежа. Последовавшие усобицы были прекращены лишь утверждением раздела: на съезде князей в Любече в 1097 году восторжествовал принцип «каждый держит отчину свою». Успокоение на Руси было обеспечено только авторитетом Владимира Мономаха, а потом его сына Мстислава. Но затем попытка Ярополка передать княжение в Киеве сыну Мстислава, а не его братьям, вызвало всеобщую междоусобицу. Русь распалась на 13 земель с разными принципами правления, 8 из них управлялись по собственному лествичному праву в рамках только своей земли. Киев же из консолидирующего центра Руси стал центром раздора – за общерусский стол велась постоянная борьба. В 1169 году коалиция 11 князей во главе с Андреем Боголюбким взяла город штурмом и разграбила, в 1203 году общерусская столица еще раз была разграблена смолянами, а в 1212 город был взят коалицией Мономаховичей. Политический центр Руси фактически был утрачен, статус «старействующего» города стал условным.


В 1222 году Русь столкнулась с неведомой силой, подступившей к ней вплотную. Спаянное железной дисциплиной и огромным военным опытом монгольское войско под руководством талантливых полководцев Джэбэ и Субэдэя объявилось в половецких степях. Половецкие ханы обратились за помощью к русским князьям, которые встретили извести о вторжении высокомерно: они были уверены в своих силах, поскольку совокупно обладали кратно большим войском и немалым опытом войн – прежде всего междоусобных. Мстислав Киевский объявил: «Не махать татарской сабле по эту сторону Яика и Понтийского моря и реки Дуная». Великокняжеский совет в Киеве решился оказать помощь половцам не только из братских чувств (половцы к тому времени не тревожили Русь почти четыре десятка лет), сколько из опасения, что они перейдут на сторону монгольского войска. Именно поэтому решено было встретить врага на половецкой земле – подальше от Руси. Из дружин удельных князей Русь собрала огромное войско.


Надменность, воспитанная в междоусобицах, побудила князей не только не отреагировать на предложение монгол о мире, но и убить их послов. Верить монгольским послам не было причин: монголы уже были в союзе с половцами против аланов, а после разгрома аланов напали на своих союзников. Но убивать послов – это было актом крайней самонадеянности. Монголы справедливо напомнили: «Над всеми нами Бог». И, действительно, Бог оказался на их стороне, преподав Руси страшный урок.


Монголы не были непобедимы. Объединенное русское войско легко расправлялась с их передовыми отрядами – и близ острова Хортица, и у Калки – в первый день столкновения. Эти малые победы окончательно смутили ум русских князей – им уже грезилась легкая победа и мысленно они уже делили славу.


Действительно, численность монгольского войска оценивалась никак не более 20 тыс. человек, а численность русского по самым скромным оценкам – не менее 30 тыс., не считая войска половцев. Татищев назвал и вовсе фантастическую цифру: 103 тыс. человек в русском войске и 50 тыс. половецких всадников.


История военного искусства знает, что основные потери армии древности несли, когда утрачивали единство строя. Это прослеживается в любой битве, которая заканчивалась катастрофой одной из сторон. В битве при Калке русское войско единого строя и единого руководства даже не пыталось создать. Каждый из князей вел свои полки отдельно. Возможно, даже в расчете, что другие князья потерпят поражение, а победа достанется тому, кто правильно рассчитает именно свой маневр. Дружина Даниила Романовича Галицкого вышла вперед, рассчитывая справиться с монголами своими силами, дружина Мстислава Мстиславича Удалого сдвинулась вправо, предоставляя другим принять удар монгольского войска, Мстислав Святославич Черниговский посчитал важным контролировать переправу, а Мстислав Романович Старый (Киевский) и вовсе утвердился за переправой за частоколом – вероятно, рассчитывая уже после того, как обе стороны изнемогут в битве, решить все дело в свою пользу.


Ход битвы нам известен довольно смутно и противоречиво, но ужасное поражение Руси бесспорно. Причинами разгрома было как военное искусство монголов, организовавших ложное отступление, чем был нарушен строй бросившейся вперед дружины Даниила Романовича, так и нестойкость половцев хана Котяна, обратившихся в бегство и смешавших черниговские полки. Страшной резне способствовало и предательство своих: первые воины, при бегстве севшие в ладьи, оттолкнули другие ладьи от берега, опасаясь погони. В результате на берегу монголы изрубили русских дружинников, не имевших пути к отступлению и возможности выстроить боевой порядок.


По сути дела, русское войско, решившее перейти Калку, так и не успело построиться. Если Мстислав Удалой, разбив у переправы отряд монгол, рассудил остановиться, то половцы и дружина Даниила Романовича устремились в погоню без всякого порядка. Столь же стремительное бегство не позволило создать строй для отражения атаки ни Мстиславу Удалому, ни еще находившемуся на переправе Мстиславу Святославичу.


Предательство решило судьбу и предусмотрительного киевского князя, который успешно оборонял свой частокол, не заботясь судьбой остального войска. После трех дней безуспешного штурма монголы послали на переговоры атамана бродников Плоскыню. По летописи предатель «целовал крест честной Мстиславу и обоим кньязьям, что их не убьют, но отпустят за выкуп, и сбрехал окаянный: передав их, связав, татарам; а город взяли и людей посекли и тут костьми пали; а князей они задавили, положив под доски, а сами сверху сели обедать, и так жизнь их окончилась».


Предположительно, уговор содержал уловку: мол, не прольется ни одной капли княжьей крови. Монголы, мстя за смерть своих послов, жестоко расправились с русскими князьями, бескровно умертвив их. Позорная казнь была также и злой расплатой с князьями, не оказавшими своим поддержки в битве и пытавшимся договориться о свободном отходе своей дружины как не участвовавшей в битве.


Печальна была участь других князей.


Мстислав Чениговский погиб в битве вместе со своим 12-летним сыном Василием.


Даниил Галицкий был ранен в грудь и едва спасся бегством. Впоследствии сыграл значительную роль в возвышении Галицко-Волынской Руси, участвуя в продолжающихся междоусобицах; дипломатическими мерами предотвратив вторжения татаро-монгол с востока и военными мерами отразив вторжения поляков и венгров с Запада. Для привлечения союзников в противостоянии с Ордой принял от папы римского титул короля.


Мстислав Удалой, дед Александра Невского, разбитый на Калке, прожил после этого недолго. Воевал против Даниила Галицкого в союзе с половецким ханом Котяном и Владимиром Рюриковичем Киевским, потом передал Галицкие земли своему зятю – венгерскому королевичу.


Хан Котян воевал после Калки против Даниила Романовича в составе коалиции, потом с Даниилом против венгров, а после поражения от Батыя бежал к тем же венграм, приняв подданство венгерского короля, а с ним – христианство.


Домой вернулась лишь десятая часть русских дружинников, из 18 князей, участвовавших в битве, – лишь половина.


Ну а монголы, исчерпав наступательный порыв, отказались идти на Киев и повернули на Волгу, где были наголову разбиты волжскими булгарами. Тем самым был на долгие годы отложен поход татаро-монгол на Русь.


Положение Руси под угрозой нашествия напоминает более древнюю историю. В русских городах мы видим борьбу «партий», между княжествами – жестокие войны. При этом Русь едина в вере, говорит на одном языке, живет по единым обычаям и в единой культуре. Точно то же мы видим в Древней Греции накануне греко-персидских войн: жестокая борьба за лидерство в полисах, войны полисов меж собой при культурном единства, непреложно признанном во всей Элладе. Также греки убили персидских послов, как русские убили послов монгольских. Нарушение неприкосновенности послов – неписанного правила, знакомого всем культурным народам - в обоих случаях привело к жестокостям и непримиримости нашествий. Русь поплатилась в дальнейшем многими сожженными городами, Эллада – полным сожжением Афин – своего главного культурного центра.


Повторяя древнюю историю, Русь пыталась сплотиться перед внешней угрозой –  как и греки, которые намеревались организовать общий отпор нашествию  персов. На этом аналогия заканчивается. На Калке произошла трагедия – полный разгром русского войска. А древним Грекам, несмотря на массовую измену многих городов-государств, удалось разбить персов у Платей.


Греки, одержав победу над персами, вновь вернулись к междоусобной войне, которая велась до полного исчерпания сил, в результате чего на короткое время гегемоном в Элладе стала Македония, а ее владычество сменилось римским. Славная победа обернулась бесконечной братоубийственной распрей, чередой измен, ожесточением – и утратой независимости. Не объединившись, греки утратили свою государственность. Иначе дело пошло на Руси: урок Калки продолжился жесточайшим нашествием, подчинившим Русь Орде. Пусть «иго» не было тем, чем потом стало в идеологизированных сочинениях историков, но оно несомненно было – Русь оставалась раздробленной и зависимой, до тех пор, пока идея единодержавия не воплотилась в царстве, которой сломило и полностью поглотило Орду.


Урок Калки усваивался долго, но все же был, в конце концов, усвоен. И его хватило на несколько столетий. В чем же был этот урок? Прежде всего, в том, что общность веры, культуры, языка, исторической памяти должна находиться на первом месте в мировоззрении правителей, государственных людей, простого народа. Местный патриотизм, приверженность «полисной» традиции могут быть только вторичными, допустимыми в рамках неоспоримой ценности русского единства. И уж последним по значению для судеб государства является вопрос о первенстве той или иной «партии», добивающейся власти в отдельной земле (княжестве, регионе).


Все это означает необходимость избавления от любого федерализма, от любой «партийности» в государственных делах. Главы земель не могут быть самодеятельными правителями, а их население не может по своей воле решать, кто будет ими править и каковы будут отношения со столицей. Главы «полисов» не могут приобретать власть в результате борьбы «партий». Вся система власти должна быть пронизана принципом единодержавия, подкрепленным «снизу» волей народа – его представительными соборами (советами земель) и высшей учредительной властью Земского Собора, составленного из «разумных от народа», в согласии с которыми должен действовать правитель Руси.


Битва на Калке – один из впечатляющих исторических примеров, который стоит помнить. В нем не только указание на азбучные истины военного искусства, но и напоминание о том, как должно строиться государство, каковы в нем должны быть отношения между людьми, отвечающими за судьбу Отечества.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100