статьи
  Статьи :: Русская нация и национальная демократия
  
  Русская расправа
11.07.2013


Либо мы – нация, либо мы – ритуальные жертвы русофобского режима

 


События в Пугачеве называют «Пугачевским бунтом», вспоминая известные исторические события – масштабный мятеж сброда под руководством Емельяна Пугачева против русской государственности. Именно так – как бунт – воспринимают власть и журналисты проявление русской солидарности в городе Пугачеве, где чеченский юнец убил молодого русского парня, изрезав его медицинским скальпелем. Это уже правило: альянс чиновников, полицейских, журналистов возникает именно тогда, когда в русских просыпается гражданская ответственность. И на головы тех, кто пытается организовать граждан, обрушиваются репрессии.


Мы прошли длинный путь от Кондопоги до Удомли и Пугачева. И все эти годы по стране одна картина: чиновники выступают на стороне этнобандитов. Даже если конкретный убийца, в конце концов, получает приговор суда (а этот приговор всегда удивительно мягок), основная реакция власти направлена против русских. Даже когда очередной возбужденный чиновник начинает говорить какие-то резкие слова в адрес убийцы, он непременно напомнит о том, что «не надо возбуждать». И предложит вместо мер против этнобандитов очередную бессмысленную акцию за счет русского большинства – что-то вроде электронных паспортов. Когда убивают русских, власть наотрез отказывается признавать этническую подоплеку, когда русские убивают нерусских, такая подоплека обнаруживается всегда. И это общее место русофобской пропаганды, которую ведут все крупнейшие СМИ – все без исключения находящиеся под контролем как минимум нерусских по менталитету людей или же отъявленными русофобами.


В Пугачеве протест поначалу выглядел достаточно вяло. Толпа в несколько сот человек скандировала: «Выселение, выселение…», имея в виду, что жить рядом с этническими группировками, терроризирующими горожан, уже невозможно. Но кому они это кричали? Главе города, которого они не выбирали? То есть, совершенно постороннему человеку, отстаивающему интересы кого угодно, но только не граждан? Но потом протест не «сдулся», как во многих других местах, а продолжился. Несмотря на «проверку на экстремизм», начались перекрытия дорог, и сходы не прекратились, несмотря на работу репрессивной машины. Именно поэтому в Пугачев помчались начальники все больших рангов, а глава местной полиции лишен своего поста. Пугачев показал: если люди перестают боятся, то начинают бояться их. И даже «гордые джигиты» предпочитают уехать в свои аулы.


Печальной была бы картина, если бы граждане повесили на одной березе и этого зверька, который зарезал русского парня, и мэра города, и шефа полиции. Печальной, но справедливой. И даже в чем-то оптимистичной. Потому что в другой раз чиновники задумались бы, как им себя вести в подобной ситуации. А граждане знали бы, что сила на их стороне. Пока в отношении власти все ограничилось гуманным выливанием на голову мэра стаканом воды. Что тоже было справедливо: этот жалкий человек ничего иного не мог придумать, как кричать в толпу: «Минуточку, минуточку!» Водные процедуры вообще лишили его дара речи. Хотя и не сняли с него прямой вины за разгул этнобандитизма там, где он мог и должен был стоять на стороне граждан, а не этнических кланов и подлого сословия чиновников.


С нами случилась трагедия: целиком и полностью завершен процесс антиэлитного отбора во власть. Кадровый состав власти таков: мы видим либо торжествующего хама, как в Удомле, где мэр объявил гражданам: «Через три минуты вы должны разойтись. Время пошло», либо совершенно не способного говорить с гражданами постороннего с его криками: «Минуточку, минуточку!» Разумеется, такая власть – то подлая, то слабая - может быть только на одной стороне с бандитами. Проснувшееся гражданское самосознание просто вышвырнет весь этот кадровый мусор на помойку. Где, собственно, ему и место. Но мусор в заброшенном хозяйстве размещается на самых неподобающих местах. В России он заполнил все этажи власти до самого верха. Именно поэтому русскому большинству просто нечем дышать.


Мало того, антинациональная власть, заключив гласные и негласные союзы с меньшинствами, фактически позволила этим меньшинствам рассматривать русских как жертвенных животных. Причем, жертвами этнобандитов как правило становятся молодые русские ребята, убийства которых составляют теперь постоянный информационный фон. Убить русского теперь – это дело чести для кавказского юнца. И не удивительно, что кавказская молодежь воспитывается именно так. Ведь Кремль собственными руками создал в Чечне санаторий-инкубатор для бандитов и поставил убийцу во главе, снабдив его без счета деньгами из бюджета страны. Здесь молодежь воспитывается в ненависти к русскому народу, а Россия рассматривается как объект для криминальной экспансии. Из Чечни этнобандитизм распространяется по всей стране. И он же становится средством завоевания экономических высот: убийства и клановый сговор – вот главные конкурентные преимущества кавказского «предпринимательства». Мы все становимся заложниками кремлевской политики, полностью слившейся с криминалом. От преступной власти кругами расходится мерзость, поражающая умы, прежде всего, национальных меньшинств, нерусской молодежи. Убийства русских молодых людей – просто часть запланированного сценария, который представляет собой разграбление России на фоне геноцида русского народа. Геноцид в различных формах принес русскому народу демографические потери в 21-22 млн. человек. Чтобы русские не подняли головы и согласились с ролью рабов у олигархии, эскадроны смерти должны регулярно находить свои жертвы. И они их находят: ритуальной жертвой стал полковник Буданов и другие русские офицеры, ритуальной жертвой теперь становятся русские молодые люди.


Рамзан Кадыров бахвалялся, что убил первого русского в 16 лет. По рекомендации его отца Ахмата Кадырова каждый чеченец должен убить как можно больше русских. И эти люди были не осуждены властью, а прославлены и даже героизированы. Именем Кадырова-старшего названа улица в Москве, а Кадыров-младший объявлен героем России. Если подобное происходит со злейшими врагами русского народа, то что мы можем сказать о действующей власти? Только то, что она также – злейший враг русских. И это, действительно, так. Любая жизненная ситуация в котором гражданин сталкивается с чиновником, означает для гражданина встречу со своим врагом. Чего бы эта ситуация ни касалась: обычной справки или судебного разбирательства, беседы с полицейским или разрешения на какую-либо предпринимательскую инициативу. Во всех подобных случаях меньшинства получают преимущество, русские – дискриминацию.


Дело дошло до того, что даже депутаты местного уровня – все как один становятся для граждан чужаками. Они все рекрутируются из «партии власти», все делают карьеру. Ни в Удомле, ни в Пугачеве мы не заметили народных представителей, которые были бы вместе с народом. Таким образом, они никого не представляют и являются самозванцами – точно так же, как и любые мэры, главы регионов, высшие руководители государства. Мы живем под пятой самозванцев, которые превратили меньшинства в свою криминальную гвардию. Русские могут в такой системе быть только рабами, баранами, которых будут резать кавказские джигиты, над которыми будут глумиться безродные чиновники всех мастей.


Что в этой ситуации делать русским людям? Начать ответно резать чеченцев и прочих кавказцев? Это уже было. Целая эпоха, в течение которой СМИ чуть ли ни каждый день рассказывали про «страшных скинхедов» и даже о русском экстремистском подполье, минула. Все, кто готов был рискнуть своей жизнью и ответить этнобандитом подобным либо убиты (зачастую полицией), либо посажены за колючую проволоку на долгие году или на пожизненные сроки. Конечно, линчевание одновременно зверьков-убийц, мэров и шефов полиции – один из путей, которого чают очень многие. И это было бы справедливым возмездием, имеющим множество исторических аналогов. Скорее всего, так и произойдет: истребление враждебной русским власти будет зверским, и ответ на все несправедливости и подлости многих десятилетий состоится на очень коротком отрезке времени. Но все же нам надо до этого момента успеть сделать все, чтобы русские не начали вновь убивать русских – в бессудных расправах будет столь же мало справедливости, как и в современных судах.


Наша расправа должна быть организованной, четко ограниченной рамками закона и ориентированной на достоверно установленных врагов русского народе. Все они должны сегодня быть на учете. Все, кто действует против интересов русского народа, кто направляет репрессии против самоорганизующегося русского общества, кто самозвано занимает должности в судах, прокуратуре, органах государственного и местного управления. Весь этот слой практически поголовно заражен вирусом русофобии. Но при этом одни злобны и инициативны, а другие просто втянуты в преступную деятельность. Все они – преступники, но в разной мере. Поэтому воздаяние для них должно быть различное.


Русским надо оборотиться, прежде всего, на себя. На то, что в русской среде принято поедом есть своих и служить чуждым интересам. Русские русских убивают, грабят, сажают за решетку. Русские на русских клевещут, доносят. Русские русских беспрерывно оскорбляют. Русские пренебрегают знанием русской истории, русской литературы и даже русским языком. Наша ближайшая задача – отделиться от той части народа, которая поддалась растлевающему воздействию чужой власти. Мы должны выделиться, образовать русскую нацию как сообщество избранных – знающих о себе гораздо больше других, а потому и любящих все русское. И только так – в процессе консолидации русских в нацию – мы сможем осуществить справедливую русскую расправу над всеми нашими врагами, настоящую русскую национальную революцию.



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100