статьи
  Статьи :: Русофобия
  
  Направлено в прокуратуру
24.03.2015


Спецчиновники поставлены на свои посты с целью систематичного нарушения законов В соответствии с законом "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" 12 марта 2015 года в префектуру Центрального административного округа мною, а также Николаем Владимировичем Тишиным, Сергеем Михайловичем Смирновым и Валерием Петровичем Ларионовым были поданы уведомления о проведении публичных мероприятий 15 марта 2015 года – четырех массовых пикетов, которые должны были пройти в разное время в разных местах центра столицы, будучи при этом объединенными общим замыслом, отраженным в текстах уведомлений. Заявителями пикетов были попарно: Н.В. Тишин и я, С.М.Смирнов и В.П.Ларионов. Тексты уведомлений были идентичными, исключая фамилии заявителей, место и время проведения пикета.
11 марта 2015 года нами были получены отказы в согласовании трех пикетов, которые все были подписаны заместителем префекта ЦАО К.В.Воронцовым. Во всех трех случаях мотивировка отказа отсутствовала. Указание на нарушение нами законодательства со ссылкой на п. 6 ст. 2 закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" полностью безосновательно, поскольку в данном законе в уведомлении не требуется указания пикетируемого объекта при подаче заявки. Граждане вольны проводить пикеты всюду, где сочтут возможным, и где это не запрещено законом. Иное толкование пункта указанного закона является прямы нарушением конституционных норм. Между тем, г-н Воронцов определил, что отсутствие указания в заявке пикетируемого объекта исключает само возможность проведения пикета. Данную аргументацию невозможно оценить иначе, как циничное пренебрежение нормой закона, поскольку в п.3 ст. 7 закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" указан исчерпывающий перечень сведений, которые указываются в уведомлении о проведении массового мероприятия.
Применив несостоятельную аргументацию отказа в согласовании пикетов, г-н Воронцов грубо нарушил п. 3 ст. 12 закона о "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", согласно которому орган исполнительной власти (в данном случае префектура) вправе отказать в проведении публичного мероприятия «только в случаях, если уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с настоящим Федеральным законом не вправе быть организатором публичного мероприятия, либо если в уведомлении в качестве места проведения публичного мероприятия указано место, в котором в соответствии с настоящим Федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации проведение публичного мероприятия запрещается». Ни одна из указанных в законе причин в ответах г-на Воронцова не упомянута. Зато в нарушение закона выдумана другая причина.
Весьма симптоматично рассмотрение г-ном Воронцовым четвертого уведомления, которое было согласовано, но без консультаций с заявителями было изменено время и место проведения пикета. Причем, место проведения пикета, согласованное Воронцовым по данному уведомлению, совпало с местом, которое по другому уведомлению (полностью аналогичному по тексту) не было согласовано. А именно: по одному из уведомлений нам отказано в согласовании пикета на площади у станции метро «1905 года» (по причине, что отсутствует объект пикетирования), а в данном случае нам было отказано провести пикет на площади у станции метро «Новокузнецкая», но при этом предложено проводить пикет у станции метро «1905 года» - там, где этот объект вдруг чудесным образом обнаружился. Данное обстоятельство прямо указывает на отсутствие у г-на Воронцова каких бы то ни было оснований для отказа в согласовании наших мероприятий.
Кроме того, Воронцовым выдвинуты ничем не обоснованные дополнительные условия проведения пикета – «без установки конструкций, палаток, столов и других атрибутов». Неконкретность этих условий создала нервозную обстановку среди участников мероприятия. В особенности при попытке понять, что такое «другие атрибуты», под которыми можно было подразумевать все, что угодно. Отсутствие аргументации и конкретики при выдвижении не предусмотренных законом условий свидетельствует о прямом замысле г-на Воронцова воспрепятствовать безопасному и законному проведению гражданами массового мероприятия.
В данном случае, как и в других, префектура обязана была при наличии обстоятельств, препятствующих проведению публичного мероприятия, совместно с заявителями рассмотреть вопрос об изменении места, времени и других условий его проведения – см. п. 2 ст. 12 закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях". Данная статья закона не выполнена в отношении всех четырех уведомлений, что с очевидностью нарушило права граждан – как заявителей мероприятий, в согласовании которых было отказано, так и потенциальных участников этих мероприятий.
Также в связи с указанными обстоятельствами и на основе ст. 149 УК РФ прошу возбудить уголовное дело по факту воспрепятствования осуществлению права граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования, которое закреплено в ст. 31 Конституции РФ. Налицо субъект преступления – должностное лицо, отказавшее мне, другим указанным выше заявителям и приглашенным к участию в публичных мероприятиях гражданам в осуществлении своих конституционных прав. Налицо объект преступления – способ осуществления деяния, выраженный в отказе префектуры исполнить свои обязанности.


  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100