статьи
  Статьи :: Русофобия
  
  Репрессоры в лицах
27.08.2015


Организованная преступная группа в масштабах госслужбы На митинге против политрепрессий 24 августа 2015 я хотел выступить, обозначив лиц, напрямую причастных к таким репрессиям. Но, поскольку этого сделать не удалось, выполняю свои обязательства в письменном виде.


Передовым отрядом олигархии в борьбе с русским народом является, бесспорно, ЦПЭ – Центр противодействия экстремизму. Здесь множество «героев», которые отличаются не только особой подлостью, но и тупостью. Мне доводилось читать их «экспертизы». Это бред сивой кобылы. А заправляет всем этим хозяйством генерал-полицай Тимир Валиулин, которые входит в татарскую группировку в МВД, и неслучайно был награжден медалью «В память 1000-летия Казани», хотя всю жизнь проработал «в ментуре» Подмосковья и Москвы. Среди других участников этой группировки мне известны два полковника, которые возглавляли в 2012 году полицейские пресс-службы Москвы и Подмосковья. И были уличены нами в распространении заведомо ложной информации по поводу задержаний соратников партии «Великая Россия» в Сергиевом Посаде и в Москве. Напомню, что МВД у нас в ельцинские времена возглавлял убийца генерал Ерин, а в путинские – тупой генерал Нургалиев. Оба – татары. Мы видим тенденцию: милиция-полиция в РФ намеренно заражена этнической клановостью. Валиулин же был поставлен главой ЦПЭ в сентябре 2012 года. И отметился, как я полагаю, организацией репрессий на РМ-2012. Именно тогда были незаконно и с применением силы задержаны 23 соратника и сторонника партии «Великая Россия», включая руководство партии. А также составлены фальшивые протоколы, в которых не было ни одной достоверной детали, и даже подписи были подделаны. Предполагаю, что без Валиулина дело не обошлось.


Все это безобразие покрывает министр внутренних дел Владимир Колокольцев, у которого на коррупции попадаются целые управления центрального аппарат (причем, занятые именно борьбой с коррупцией), целые региональные управления (Ростов на Дону), а генералы то и дело пускают пулю себе в лоб. Колокольцев демонстративно объявлял, что наведет правопорядок среди иммигрантов, когда разразился бунт в Бирюлево, но не сделал ровным счетом ничего. Точнее, сделал все наоборот – усилил политические репрессии против русских активистов. Зато всюду действуют специально заточенные против уличных мероприятий структуры. В Москве это 2-й оперативный полк полиции (2 ОПП), где выезд «на акции» всегда сопровождает пара-тройка отморозков, готовых вслепую подписать любой протокол. Наверняка подобный же порядок есть и в других регионах.


Отдельно от МВД работают теперь следственные органы – прежние прокуроры, теперь получившие статус следователей. Покрывает массовое беззаконие здесь выдвиженец Путина Александр Бастрыкин. Здесь беззаконие поставлено на поток, но проявляется оно только к конкретных делах – в деятельности самых отпетых негодяев, которых Бастрыкин подбирает по своему усмотрению. Несомненно, обстановка беззакония насаждается лично Бастрыкиным и его ближайшим окружением.

Мы найдем множество подлецов в погонах юстиции, творящих беспредел. Но среди них теперь явно выделяется следователь СУ ЦАО Москвы Наталья Талаева. Мне довелось увидеть ее «продукцию» на процессе против Георгия Боровикова и его друзей. Бред Талаевой был злобный и бездоказательный, но суд все это признал за истину и осудил группу молодых ребят на длительные сроки. Я выступал как свидетель защиты, и мне довелось выразить в своих ответах всю глубину презрения к этой подлой системе. А недавно Талаева обеспечила арест Юрия Мухина и двух его соратников по ИГПР «ЗОВ» - организации, входящей в состав Русского Национального Фронта. Русофобке Талаевой было поручено пресечь деятельность тех, кто стремился обеспечить свои конституционные права на референдум и принять на таком референдуме закон об ответственности власти перед народом.

Что творится в ФСБ под управлением Александра Бортникова, мы толком не знаем, потому что эта структура закрыта вообще от всего – даже от самой себя. Но мы можем с полной уверенностью сказать, что интеллектуальная немощь там поселилась всерьез. Мне довелось читать бредни «экспертов ФСБ». Это лепет младенцев, которые с трудом подбирают слова и не владеют элементарной логикой. Впрочем, отказ от элементарной логики теперь – это профессиональное качество любого работника правоохранительной системы. Ибо без этого они вообще не смогут применять нормы закона, которые остаются для них непонятыми. Как и задачи собственных служб, утративших всякий смысл и переродившихся в зверинцы, где разводят самые уродливые болезни духа и рассудка.


Следующей инстанцией, направленной на подавление Русского движения, является прокуратура. Юрий Чайка, бессменный Генпрокурор в течение многих лет, мне хорошо известен как отъявленный русофоб. Но русским активистам приходится сталкиваться больше с прокурорским произволом регионального уровня. Многие уже позабыли прокурора Олега Дупака, который специально был поставлен на пост главы прокуратуры Карелии, чтобы устроить в республике настоящий террор против русских. Все это после Кондопоги. Дупак преследовал не чеченских этнобандитов, устроивших там резню, а русских, посмевших защищать свои жизни и достоинство. Потом Дупак был переведен в Астраханскую область, а в этом году напомнил о себе, застрелившись в своей квартире. Поначалу это событие было оценено как самоубийство, потом дело решили замять и объявили, что Дупак неосторожно обращался с оружием. Причем, в присутствии жены и детей.


Другой известный мне прокурор регионального уровня – Михаил Савчин. Он три года верно служил ручным песиком Рамзана Кадырова в Чечне. За заслуги перед убийцей и бандитом получил золотую бляху с брильянтами - медаль им. Ахмата Кадырова. И отбыл руководить прокуратурой Красноярского края. Там он успешно уничтожил все русские организации. А лично мне от него пришел подарок – инсценировка изъятия в Норильске моей книги, составление заявления в суд (подписал лично Савчин) и принятие решения суда (без надлежащих процедур) о внесении книги в реестр экстремистских материалов. Причиной этой постановки являлись строки в книге о том, что Чечню бомбили недостаточно интенсивно. Савчин просто получил задание от своих чеченских друзей.

Наблюдая прокуроров в судах, я могу сказать, что этих людей готовят не к защите закона и не к тому, чтобы устанавливать истину. Это игроки. Они играют с целью выигрыша – лишь бы «победить» в суде. И судьи им подыгрывают. На пару эти люди ломают жизни людей, фальсифицируя судебный процесс и объявляя истиной самую наглую ложь.

Теперь, о судьях. По моему опыту, честный судей не бывает. Вообще. Причем, независимо от дел, которые они ведут. Они всегда на стороне лжи. Исключений я не знаю. Хамство бывает не всегда, а ложь – всегда.


Судья Михаил Казаков впервые повстречался мне на процессе, где партия «Великая Россия» пыталась оспорить отказ в регистрации. Было это в 2007 году. Казаков был вежлив и удовлетворял все ходатайства по приобщению документов к делу. Все документы Росрегистрацией были фальсифицированы. Все без исключения. И мы показали это, демонстрируя каждый документ в отдельности, а также итоговый отказ, который был подписан задним числом. Судья все это выслушал. И принял решение против нас. За это он был повышен в должности и обнаружился уже в Мосгорсуде, где специализировался именно на политических делах. На судейском месте в Мосгорсуде я увидел его на процессе по запрету ДПНИ. Затем он приложил руку к запрету АВН. В этом году судья Казаков отметился запретом Народного ополчения им. Минина и Пожарского, которое объявил террористической организацией. При отсутствии каких бы то ни было терактов и признаков подготовки к ним. Таким образом, мы имеем патентованного врага русского народа, которого режим назначил судьей для организации политических репрессий.


Еще одно «юное дарованье» - судья Наталья Коробченко. Будучи мировым судьей в 2012 году, именно она фальсифицирована судебные дела по 23 задержаниям на РМ. И на «черное» сказала «белое». В суде были представлены неопровержимые доказательства того, что полицейские протоколы фальсифицированы, а написавшие их полицаи подмахнули уже готовые документы, распечатанные заранее. Или, точнее, за них поставили закорючки неизвестно кто. Коробченко полностью проигнорировала противоречия в этих протоколах, где все не соответствовало действительности – место, время, суть событий. Часть постановлений по «дело 23-х» вынес также мировой судья Семен Ломазов. За проделанную грязную работу Коробченко была повышена до федерального судьи, и ей предоставили возможность далее стряпать ложь в политических делах. Она тут же прославилась в деле Навального, где в приговоре обнаружилось дословное цитирование обвинительного заключения с 80% заимствований. Нет сомнений, что это подлое существо пойдет дальше, дальше, дальше. Если ее не остановит тюрьма.

Это были судьи Замоскворецкого суда, в котором во второй инстанции мы пытались оспорить решения Коробченко. И встретили там фантастически наглых и циничных судей. Можно сказать, мы просканировали весь Замоскворецкий суд, поскольку наших дел там было рассмотрено много. Не будем приводить их фамилии. Главное – запомнить, что все судьи этого суда, включая председателя, однозначно ангажированы русофобским режимом.

Еще одна категория репрессивной машины – так называемые эксперты, которые по «делам об экстремизме» пишут отчаянную ахинею. Но для судей все это – единственно истинное обоснование их обвинительных постановлений.

Одно из гнезд русофобского бреда, который выдается за экспертизу, это ГБУ Московский исследовательский центр. Этот самый МИЦ регулярно поставляет фальшивки в суды, и мне уже не раз приходилось их изучать. Совершенно невежественные лингвисты и психологи, которые не освоили даже собственную профессию, лезут в этнологию, антропологию, социологию, политологию и право. Они судят о том, что такое нация, национальность, этнос. И несут такую околесицу, что хочется взяться за розги. Причина столь упорной глупости – безнаказанность. А еще – указание начальства. Главой экспертного управления МИЦ является некто Николай Скоропадский – человек, не оставивший никаких следов от своей прежней жизни.


Его прямыми начальниками являются глава Департамента региональной безопасности правительства Москвы Алексей Майоров и его зам Василий Олейник. Последний прославил себя подписями на бесчисленных отказах в проведении публичных мероприятий, который почему-то по большей части доставались патриотам, а либералам выносились очень дозировано и нечасто. Оба чиновника никакого отношения к Москве, к деятельности общественных организаций не имеют. Это, как я понимаю, выкормыши КГБ/ФСБ – структуры изменнической и русофобской с момента своего основания. Явный признак принадлежности к спецслужбам – почти полное
отсутствие биографических данных.

Подложными экспертизами по политическим делам занимаются не только в специально созданных для этого структурах. Услужить начальству бывают готовы и люди, которые по своим ученым званиям могли бы обладать высокой квалификацией. Но, как обычно, невежество соседствует с безответственностью. Экспертная халтура, ломающая жизни людей, исходит и из уважаемых образовательных учреждений. Мне довелось давать отзывы на халтуру доктора политических наук Дмитрия Балуева, чему-то обучающего студентов в Нижегородском университете. Этот человек написал полторы странички чумной ахинеи, которую выдал за экспертизу, чтобы закрыть целую организацию – ИГПР «ЗОВ». Партнером негодяя стала следователь Талаева. Мнение начальства также ценят в Московской юридической академии, где на мое мнение специалиста откликнулись сразу пятеро лиц с дипломами марксистско-ленинских философов, которые за два десятилетия прикрылись докторскими диссертациями. Эта шайка-лейка в угоду начальству «опровергла» мое исследование, однозначно показавшее, что чиновников нельзя считать социально группой. Чтобы репрессивный закон действовал в отношении любого критика власти (пресловутая 282), наняты вот эти «ученые», намолотившие восемь страниц отчаянной чепухи, с первых же строк опровергнув свои же собственные выводы. Но следователю интересны не обоснования, а только эти самые выводы. Что марксисты написали сущий бред, следователя не волнует. Зовут следователя Наталья Талаева, перед которой продажная профессура пала ниц, попутно растоптав не только свое профессиональное достоинство, но и нравственные запреты.

Даже мой скромный опыт свидетельствует, что правоохранительная система сплелась с преступными элементами, захватившими власть в нашей стране. Вся система от полиции до судов пронизана мафиозными отношениями, а приказы в эту сеть поступают извне – от поставленных «на политику» негодяев из спецслужб, которые теперь становятся крупными собственниками и государственными чиновниками, не заслужив ничем ни материального благополучия, ни почета, ни высоких должностей.

Ну и завершает картину – всякого рода «правозащитная» и журналюжная сволочь, пишущая доносы и имитирующая общественную поддержку русофобии в разного рода общественных советах при всех госструктурах. Большая часть этой сволочи перекочевала из дискредитированных «комитетов» и «фондов» в Общественные палаты разного уровня. Но это уже другая история, и в лицах ее когда-нибудь придется представить.


  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100