статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Пролог национальной катастрофы
29.03.2000


Беспрецедентные возможности, предоставленные журналистам в освещении катастрофы подлодки “Курск” сделали эту катастрофу общенациональной трагедией.

Пролог национальной катастрофы



Беспрецедентные возможности, предоставленные журналистам в освещении катастрофы подлодки “Курск” сделали эту катастрофу общенациональной трагедией. Точно выбранные инструменты воздействия на общественное сознание дискредитировали президента, армию, государственный аппарат. Мы увидели, насколько недееспособны президентские PR-службы, насколько мало в госаппарате действительно надежных кадров, чтобы действительно обеспечить оборонную и информационную безопасность страны. России и престижу Президента нанесен колоссальный ущерб, результаты которого стократно увеличены деятельностью целого ряда СМИ. Тон репортажам задавал телеканал НТВ, заставивший подконтрольные государству каналы действовать в рамках своей информационной политики. Характерно, что наиболее подробную и свежую информацию пресс-служба ГШ ВМФ давала не правительственному телеканалу (его корреспондент хоть и был всегда рядом со спасателями, но постоянно демонстрировал свою низкую информированность), а НТВ.


Организаторами антигосударственной кампании использован не только позор флота, разоренного реформаторами и не способного, как оказалось, к самостоятельной спасательной операции, но и все сказанные в сердцах слова родственников моряков, погребенных под стометровой толщей вод Баренцева моря. В дело пошли и досужие суждения обывателей, требующих дальнейшего разоружения, несмотря на уроки Чечни и Югославии. Снова преисполнились достоинства давно опорочившие себя политики, бросающие обвинения власти, вынужденной разбираться с катастрофическими последствиями деятельности этих политиков. Появились и щедрые благотворители, сколотившие себе состояния на бедствии страны, следствием которого стала немощь нашего флота.


Еще совсем недавно информационный рынок совершенно не был готов к публикации взвешенных и аргументированных критических материалов о действиях Путина. Владельцы СМИ предпочитали либо видеть в Путине продолжателя дела Ельцина и не менять привычную риторику, либо обходить острые углы – тоже фактически сохраняя табу на обсуждение состояния власти, оставленной нынешнему президенту в условиях предельной деградации. Катастрофа “Курска” меняет ситуацию, но меняет ее самым неудачным для Кремля образом – вместо последовательного разбора промахов Путина и его окружения (а при внимательном отношении к действиям Кремля можно расценить последние полгода как беспрерывные поражения команды Путина), начинается обвал критики. Две недели Путина просто стирают в порошок, развенчивая сложившийся было образ решительного борца за наведение порядка в стране и лично мужественного и честного человека.


Заметим, что в комментариях событий, которыми были заполнены страницы и эфир средств информации, практически никто не взялся защищать Путина. Он снова вынужден самостоятельно оправдываться перед народом за свое пребывание в Сочи в самые драматические моменты борьбы за спасение экипажа “Курска”. Причем на этот раз Путин не мог сделать вид, что “это не царское дело” – как в период общего наступления Генпрокуратуры и налоговой полиции на олигархов и ответного всплеска журналистской активности. Путин не смог быть убедительным, не нашел нужных слов и нужной интонации (в его голосе привычными стали металлические нотки и неестественный акцент в каждой фразе, рвущий речь не отдельные предложения-лозунги). За него нужные слова говорили министр обороны маршал Сергеев, спикер Совета Федерации Строев, губернатор Руцкой и другие.


Вспомним, как последний советский премьер Н.Рыжков, показавшийся в эпицентре событий после Спитакского землетрясения и искренне сопереживавший трагедии, до конца жизни обеспечил себе репутацию порядочного человека. Путин, огражденный от действительности льстецами и пройдохами ельцинского призыва, не смог почувствовать настроения в обществе, не смог по-человечески отозваться на трагедию в Баренцевом море.


Для аналитиков такой оборот дела не может представляться неожиданным. В течение летних месяцев Путин явно определился со своей тактикой – имитация наступления сразу на нескольких фронтах без какого-либо развития наметившегося было успеха. Это правило касалось и выполнения роли Верховного главнокомандующего, военного вождя нации. Важнейшие знаковые события были просто упущены Путиным. Среди них – явно провокационный арест полковника Буданова, сломавшего шею чеченской снайперше (боевого офицера, который для этого и был направлен в Чечню, посадили к уголовникам, да еще опозорили ложными обвинениями в изнасиловании “беззащитной девушки”); история с захватом военными четырех электро-подстанций ввиду попытки отключить питание ракетной дивизии стратегического назначения (комдив, вместо благодарности от Верховного главнокомандующего, получает “по шапке”); унизительное отчитывание министра обороны и министра внутренних дел в присутствии Ахмада Кадырова, подчеркивающего свою этническую обособленность неснимаемой папахой.


Такие проколы грозили Путину остаться по отношению к армии тем, чем был Ельцин – совершенно чужим человеком. События вокруг гибели “Курска” стали очередной вехой на этом пути.


Складывание характера поведения Путина в сфере обороны и безопасности довершается его маловразумительной миротворческой позицией после взрыва на Пушкинской площади в Москве. Здесь, как и позднее в ситуации с подлодкой “Комсомолец”, тема материальной компенсации оскорбительным образом стала чуть ли не основной. Личная нравственная оценка ситуации в условиях кризиса почему-то ушла на второй план. Вместо эмоционального “мочить в сортире” мы слышим теперь от верховной власти общие разглагольствования, лишающие власть возникшей было симпатии большинства населения.


Нынешняя обстановка в стране позволяет прогнозировать быстрое падение популярности Путина (как было с Горбачевым после Чернобыля), оживления оппозиции во всех частях политического спектра и дружной борьбы этой оппозиции с “антинародным режимом”. Быть может это заставит Президента приступить, наконец, к преодолению кадрового кризиса в системе власти, решительным шагам против коррупции (вместо имитационных), к решительному размежеванию с эпохой Ельцина и ее “героями”. Но стратегическая инициатива уже потеряна, эмоциональная связь с народом утрачена, и это серьезным образом усложняет работу Президента и правительства. Мы вплотную подошли к национальной катастрофе, грозящей разорвать страну в клочки по тому же сценарию, которым был уничтожен Советский Союз.


К сожалению, Путин до сих пор возлагал надежды на эволюционный путь трансформации системы власти и ее идеологических установок. Между тем, логика событий требует проведения масштабных реформ буквально в полгода - быстрые репрессивные меры против разложившейся бюрократии, организованной преступности и антигосударственных элементов в политической системе, экономике и журналистике. Пока шанс на успех у Кремля еще есть, но дельнейшее промедление подтвердит нарастающую уверенность тайных и явных врагов России, что Путин – это не надолго, Путин – это всего на четыре года, которые надо просто переждать, нанося точные удары по и без того шатающейся власти. По сложившейся практике, достаточно целить в Президента, чтобы все время попадать по России.


Президент обязан немедленно ответить на извечные русские вопросы “кто виноват?” и “что делать?”. Не только в ситуации с “Курском”.


Кто виноват в разорении страны? Общество уже давно ответило на этот вопрос и надеялось, что Президент будет действовать в соответствии со сложившимся пониманием. Именно этим объяснялось немногословие Путина. После катастрофы “Курска” положение изменилось. С обществом придется объясняться – ясно излагать стратегию, доказывать ее состоятельность и постоянно предпринимать шаги по ее реализации.


Если необходимость объясниться с обществом будет проигнорирована, если шанс на стремительные реформы Путиным будет упущен, то ему останется только запереться на какой-нибудь правительственной даче, превратиться в подобие “позднего Ельцина” и месяцами напролет “работать с документами”. А тем временем Россию, как ставшую беспомощной подводную лодку, будут добивать своими торпедными атаками умелые организаторы информационных кампаний.


РФ-сегодня, №17, 2000



  Комментарии читателей
05.09.2006 10:38:17
Ленинградец

Автор безусловно патриот..Но у наших патриотов не всегда реальный взгляд на проблемы страны, что мешает действительным мероприятиям по возрождению России! Кпримеру такой пассаж:..."Путин, огражденный от действительности льстецами и пройдохами ельцинского призыва, не смог почувствовать настроения в обществе, не смог по-человечески" ...
Вы что, путина к какой-то другой категории относите?
Андрей Савельев:

Уважаемый Ленинградец! Вы находитесь в архиве публикаций, а не на новостной ленте. Посмотрите на дату публикации - 2000 год. Путин еще только пришел править. У него и сегодня рейтинг поднебесный. Посмотрите также на место публикации - парламентский журнал "РФ-сегодня". Там, разумеется, указанную Вами фразу выбросили.

Замечу, что тогда мало кому было ясно, что из Путина выйдет. В свое время я даже проанализировал свое отношение к Путину, собрав выдержки из публикаций (см.). Иллюзий не было.



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100