статьи
  Статьи :: Необъективная история современной России
  
  Десять кремлевских провалов
04.04.2002


Тупик, в который попала Россия вопреки надежам на возрождение после ельцинского разгрома и предательства, оказался до боли знакомым  

Десять кремлевских провалов


Тупик, в который попала Россия вопреки надежам на возрождение после ельцинского разгрома и предательства, оказался до боли знакомым – все, как и в ельцинские времена, напоминает об угнетении любого здравого начинания и о поддержке всего самого подлого. Власть будто специально стремится доказать, что ее интересы никак невозможно совместить с интересами народа. Вот и лживые победные реляции с высоких трибун, разносящиеся по стране в условиях народного бедствия, тоже знакомы.


Экономический провал.

Объявление о том, то экономика “четвертый год растет”, лукаво и бесстыдно. Разве у нас есть подъем производства? Или разве от этого “подъема” мы почувствовали, что стали лучше жить? Есть удачная нефтяная конъюнктура, поставляющая в руки правительству по несколько случайных миллиардов долларов в год. Но и эта удача не впрок. Нет ни зарубежных инвестиций, ни заметных результатов повышения деловой активности отечественного капитала. Да и какая может быть вообще экономическая политика, если из страны ежегодно вывозится несколько десятков миллиардов долларов – все, что мы успели заработать или распродать по дешевке? А приоритетом правительства являются не российские интересы, а интересы западных кредиторов ельцинского режима? При таком подходе может осуществляться только политика разрушения основ нашего экономического существования.

Демографическая катастрофа.

Два года назад власть впервые признала вымирание нации. Признав, создала в Министерстве труда специальную комиссию, которая целый год убила на констатацию давно известных фактов. Никаких реальных шагов по предотвращению катастрофы не делалось и пока не планируется. Падение рождаемости в Администрации президента намерены компенсировать экспортом иностранной рабочей силы. Причем озабоченность проявляется только по части легальности миграции. Это значит, что осталось принять несколько законов, чтобы Сибирь и Дальний Восток были заселены миллионами натурализованных китайцев. К потере 10 миллионов русских в прошлые десять лет прибавится еще столько же в ближайшие 15 лет. К концу века русских вообще невозможно будет различить под толстым слоем иных национальностей, нахлынувших в Россию. Новые поколения будут толь же нежизнеспособны, как и нынешние, которые плодят 70% больных новорожденных, а из школы выпускают уже почти 100% патологически больных молодых людей. Вместо реальной борьбы с болезнями нынешнее руководство страны намерено вести только мониторинг катастрофы – проводить всеобщую детскую диспансеризацию.

Капитуляция перед бюрократией.

Все те резкости, которые были высказаны президентом в послании Федеральному Собранию 2001 года по отношению к распоясавшемуся чиновничеству, вылились лишь в косметические меры по облегчению регистрации предприятий. Ожидаемой кадровой революции не состоялось. Президент предпочитает сетовать на кадровый голод и ничего не делать, чтобы этот голод утолить – расставить на ведущие посты в правительстве и собственной администрации профессионалов, верных России и не связанных с преступлениями ельцинского режима. Не проводится и сокращение чиновничьего аппарата, перекрывшего по своей численности на душу населения даже невиданные рекорды советского периода.

Капитуляция перед Америкой.

Наши власти решили в очередной раз поверить в благие намерения США и превратили Россию в позорного сателлита мирового диктатора. Никакой пользы России это принести не может. Потому что одна из главных задач этого диктатора – уничтожение России. Уступив Америке сердце Евразии, Россия фактически согласилась и с уступкой своих стратегических позиций, с распадом системы коллективной безопасности, отказалась от воссоединения своих исконных земель. Покрикивая на Тбилиси и не делая ничего против режима Шеварднадзе, уже полностью развалившего грузинское государство, Россия допускает американское вмешательство в грузино-абхазский конфликт и размещение в Закавказье американских военных баз. Впереди – реализация планов постепенного отторжения от России Калининградской области и введение военных контингентов НАТО в Прибалтику, отрыв Белоруссии от России и создание на Украине антирусского нацистского режима под протекторатом США. Налицо тотальный внешнеполитический провал власти и упоение ласковым тоном западных политиков, души не чающих в “друге Володе”, от которого ждут такой же политики, какой ранее добились от “друга Михаила” и “друга Бориса”.

Разрушение нации.

Отчет о достигнутом высоком уровне общенационального согласия опирается лишь на цифры доверия Президенту России, которые в действительности отражают только надежды – все более призрачные и несбыточные. В реальности мы видим последовательный курс, дозволяющий внутри страны разгул русофобии (СМИ в сравнении с ельцинскими нисколько не изменились) и отсекающий русское зарубежье от России. Провал Конгресса российских соотечественников теперь может рассматриваться исключительно как запланированный итог, предусмотренный в высоких кабинетах. Логичным было продавливание в парламенте закона о гражданстве, который вообще не предусматривает упоминания о соотечественниках. Из той же оперы – ускоренная выдача новых паспортов, лишающая народы России какой-либо “национальной принадлежности”. Вместо национального единства мы видим новую версию мифа о “русском фашизме”. Теперь инициатором кампании против т.н. “скинхедов” стал общероссийский телеканал ОРТ. Убийство русского считается теперь просто преступлением, убийство представителя любого другого племени – еще и разжиганием межнациональной розни.

Разрушение государства.

Попытка создать в Росси единое правовое поле, поначалу казавшаяся успешной, полностью провалилась. Сегодня с той же легкостью в мыслях региональные парламенты штампуют законы, противоречащие Конституции, с той же наглостью правит своими уделами этнономенклатура наших “внутренних республик”, с той же интенсивностью расцветает коррупция и организованная преступность. Генеральная прокуратура не собирается всерьез брать в оборот олигархические группировки, осуществившие беззаконный захват ведущих отраслей российской экономики. Как и в ельцинские времена всюду раздавлено местное самоуправление граждан, третируемых погрязшей в пороках бюрократией.

Разрушение армии.

Подъем духа в вооруженных силах, связанный с разгромом чеченских банд сошел на нет. Правительство вернулось к практике “миротворчества” образца 1996 года. Продолжилась “реформа” армии, связанная в основном с ликвидацией частей и подразделений. Планы ликвидации лучших образцов ракетной техники (шахтных баллистических ракет) и наиболее дееспособных сил (ВДВ) продолжают действовать. Перевооружение армии новейшими образцами оружия отнесено в отдаленное будущее.

Свобода сквернословию.

Власть не просто разрешает разрушать национальное самосознание распоясавшейся либеральной журналистике. Власть рассматривает эту свободу надругательства над русскими как свою стратегическую линию. Антигосударственный пафос государственных телеканалов федерального значения порой оказывается даже более насыщенным, чем у частных каналов, контролируемых олигархами. По-прежнему в России нет ни одной общедоступной русской газеты, а единственная русская телепередача “Русский дом” забивается на региональном уровне отвратительными поделками провинциальных растлителей умов и душ наших граждан. Между тем, при попустительстве государства в России самыми современными методами ведется разрушение традиционной морали.

Равноприближенность олигархов.

Власть отстранилась от ельцинской олигархической группировки и создала свою, предпочитая не афишировать соответствующих порочащих связей. Более того, образовался куда более тесный, чем в ельцинские времена, союз олигархи и бюрократии, который направлен на подавление (экономическое и политическое) не только малоимущих слоев населения, но также и среднего класса и малого и среднего бизнеса. Узкой группе населения (в которой доля непропорционально мала) позволено рассматривать Россию как свою колонию.

Партия тунеядцев.

Взамен ельцинской многопартийности постельцинская бюрократия изобрела для себя новую “партию власти”, которая вовсе не стремится предложить России выход из тупика, а просто служит механизмом оболванивания граждан и распределения парламентских должностей в узком слое бездельников и лжецов. Образование в 1999 году “Единства” из совершенно случайных людей, теперь выглядит совершенно неслучайно. И полная бездеятельность этой “партии” (в сочетании с услужливой готовностью голосовать по указке Кремля) также теперь может рассматриваться как запланированная. Новая “Единая Россия” продолжает эту тунеядскую линию придворных холопов.


Сегодня со стороны Кремля нет ни здравой оценки тяжести ситуации, в которой оказалась наша страна, ни шагов, имеющих действительно стратегическое значение. Именно поэтому верные действия сильно запаздывают, становятся непродуктивными и снова требуют пересмотра, ввиду совершенных по ходу дела ошибок. Так, одна “налоговая революция” следует за другой, а на деле происходит развал и дестабилизация экономической системы. В политике одна инициатива сменяет другую без всякой “обратной связи”, без оценки ситуации, без внятного прогноза на будущее.


На странной (и по жанру, и по содержанию) встрече президента с учеными разных отраслей знания, прозвучала декларация о намерениях власти, мол, никаких прорывов у нас не будет, а будет систематичная работа по многим направлениям. В переводе с осторожного и невнятного чиновничьего языка это означает, что русский народ будет умирать в тяжелых муках. В реанимирующих процедурах ему отказано.


Вместо “десяти сталинских ударов”, вместо решительного разрыва с проклятьем ельцинизма мы вынуждены терпеть беспрерывную “терапию”, когда ни житья не дают, ни помереть спокойно. “Десять путинских провалов” - это все, что мы получили за наши надежды последних лет. И власть, похоже, из кожи лезет вон, чтобы эти надежду развеялись и на их место пришла ненависть – такая же, какую испытывало большинство граждан России к ельцинизму.


“У нас кругом Чечня”, - сказал как-то Путин. Потом суета международных встреч приучила его к другой оценке ситуации. Путин заговорил о невиданном уровне общественного согласия, о незыблемости общечеловеческих ценностей и либеральных реформ экономики. В общем, начал повторять то же, что говорил Ельцин. И только когда либеральные экономисты принесли президенту краткосрочный план с темпами роста экономики в 2-3% в год (меньше, чем в среднем в мире), Путин потребовал других планов – более амбициозных. И тогда премьер объявил о необходимости прорыва в экономике, позабыв прежнюю установку президента на отрицание каких-либо прорывов.


Путин конечно же понимает, что с нынешним положением в экономике выиграть очередные президентские выборы ему будет непросто. С чем идти к избирателям? С программой Грефа, которая предполагает, что мы догоним очень скромную по доходам граждан Португалию только через полвека? Нет, такая перспектива президента не устраивает. А какая устраивает? Пока, как видно, Путин для себя этот вопрос еще не решил. И вряд ли у него созреет какое-либо решение, пока он остается в плену либеральных догм и ельцинского политического наследия.



А.Н.Савельев



  Комментарии читателей



Домойinfo@savelev.ruНаверхО проекте









©2006 Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов разрешено со ссылкой на сайт.
Русины Молдавии Клачков Журнал Журнал Rambler's Top100 Rambler's Top100